СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ

«Судный день: на закате надежды» - Vincent Keller

ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ
«Опасные развлечения» - Ray Campbell
«Берегись автомобиля!» - Eve Barton
«Правда редко бывает чистой и никогда не бывает простой» - Valerie Knapp
«Пир во время чумы» - Adele Rivers
«Подари мне надежду» - Vincent Keller
«Однажды в Париже...» - Kyle Porter
«Запланированное и незапланированное знакомство» - Floyd Rowe
«Witness for the Execution» - Randy Blake
«Девочки, хватит ссориться! Потом потаскаете друг друга за волосы» - Alessa Lindberg
«Оригинал и подделка: найди 5 отличий» - Liam Palmer
«Memento Mori» - Eleanor Terner

ФЛЭШБЭКИ
«Посвящение. Первая кровь» - Ray Campbell
«Двадцать лет спустя...» - Adele Rivers
«Wishful Thinking» - Jani Klifer
«Привет с того света» - Adele Rivers
«Reference point» - Eve Barton
«Первый день твоей настоящей жизни» - Valerie Knapp
«It's a Wonderful Job» - Kyle Porter
«В чем сила, брат?» - Oliver Tucker
«Our Town» - Liam Palmer
«School Wars» - Lisa Marshall
«Сообразим на троих?» - Kyle Porter
«A Bird in the Hand…?» - James Harrell

АЛЬТЕРНАТИВА

«Halloween 2016» - Adele Rivers
«Make America Great Again» - Jason Underwood
Заветное колечко уже давно покоилось в бархатной коробочке, но ещё ни разу не ощущало на себе тепло женской руки. Сегодня это случиться, и если Лоис опять вздумает сказать ему "нет", то он, пожалуй, утопиться прямо в ванной.
День Рождения



У тебя уникальные способности. Вопрос в том, сможешь ли ты подчинить их, или они подчинят тебя. Всю твою жизнь мир пытался приручить тебя. Пришло время стать свободным...
Когда-нибудь ты узнаешь, на что способен.

THE NEW PEOPLE: EVOLUTION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Флешбэки » Двадцать лет спустя...


Двадцать лет спустя...

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Дата: 14 мая 2016 года.
Место: Манхэттен, кафе, улицы города
Участники: Adele Rivers & Nicole S. Miles.

Две дальние родственницы не виделись с детсва. Так уж случилось, что последней встречей Адель Риверз и Николь Майлс стало семейное мероприятие 20 лет назад. Но время неумолимо бежит вперёд. Девушки, проживающие ранее на противоположных концах света, теперь оказались ближе друг к другу. Социальные сети же позволяют найти кого угодно и где угодно. Узнав, что двоюродная сестра перебралась в Нью-Йорк, Риверз предлагает ей встретиться в небольшом кафе, а потом прогуляться по городу. За столько лет они стали практически чужими людьми. Но Адель не могла упустить возможность вновь наладить общение с последней живой родственницей по материнской линии. Николь же пока только осваивается в Большом Яблоке, а адаптация всегда проходит легче, когда рядом кто-то родной, пусть и хорошо забытый.

0

2

+

Внешний вид
С собой сумка с документами, мобильник, кредитки и 3000$ наличными.
Место действия суши-ресторан "Masa" Адрес: 220 E 65th St., New York, Manhattan

Facebook, Twitter, Instagram - человечеством придумана куча способов сплочения социума. В ХХI веке практически любой человек оставляет свой след в мировой сети, и никуда от этого всепоглощающего расы и народы явления не деться. Интернет стал частью нашей жизни, а для кого-то вообще единственным способом существования. Это не хорошо и не плохо, это прогресс. Отрицать полезные качества - бесполезно, пугать всевидящим оком "большого брата", которое гипотетически следит за каждым из нас - зря. Кому-то это разовьёт паранойю, а другому будет наплевать. Однако есть те, кто действительно способен откопать любую информацию на нужного им человека, те, кто умеет заметать собственные следы пребывания в этом цифровом мире, те, кто реально способен обратить все преимущества глобальной паутины себе на пользу, а другим во вред. Адель обучали этому умению. Её наставники в секторе информирования без устали вдалбливали в белокурую головку все риски, связанные с наличием обычной странички в соц.сети. И нельзя сказать, что Риверз плохо слушала или чего-то не понимала. Нет, она очень хорошо усвоила эту науку и многому нашла достойное применение в своей работе, однако юный возраст всё-таки брал своё. Шпионка утешала себя тем, что заведённая когда-то давно, казалось в прошлой жизни, страничка не обернётся ничем серьёзным. Так оно и было до сих пор. В конце концов, она реальный человек, чья биография не началась со вступления в ряды Альянса, и очень хотелось думать, что там она и не закончиться, во всяком случае, не в ближайшие годы.
Адель не была ярым сетевым обитателем. Её фото на аватаре не менялось уже много лет, страница не пополнялась новыми записями, но она периодически следила за жизнью старых знакомых. Просматривала уведомления, улыбалась, вспоминая общее прошлое, была незримым наблюдателем за чужими судьбами. Она давно перестала отвечать на запросы или стандартные фразы, брошенные вскользь, что бы обновить диалог. Но когда всплыло уведомление об изменении статуса некой Николь Майлс, блондинка не выдержала. Очень долго этот контакт напоминал ей о счастливом, безоблачном детстве. Как таковое общение через соц.сеть не велось никогда, однако Риверз нет-нет да заглядывала к ней и радовалась, видя, что последняя живая душа с материнской линии ведёт обычную человеческую жизнь. Впрочем, за последний год Николь редко бывала онлайн. Теперь же на её страничке появилась новая запись о смене места жительства. Майлс перебралась в Нью-Йорк! Шпионка сама не заметила, как отправила ей скромное "Привет". Девушка не считала себя одинокой и уже давно привыкла к тому, что для семьи она отрезанный ломоть, но зов родной крови вдруг оказался непреодолим.
К её безумной радости, Николь вспомнила дальнюю родственницу, откликнулась на сообщение и согласилась на встречу. Дождаться следующих выходных оказалось очень сложно. Риверз себе места не находила. Она давно забыла этот трепет и не понимала, почему так предательски бьётся сердце. Две кузины договорились встретиться в каком-нибудь кафе и созвониться накануне, для согласования последних деталей. Адель лучше знала город, поэтому на ней лежала ответственность при выборе места. И, чёрт возьми, она перерыла все знакомые заведения! Везде находила какие-то недостатки, а у владельцев кофеен и ресторанов складывалось чувство, будто требовательная блондинка решила купить их бизнес, от того-то и придирается, сбивая цену. Просто Риверз паниковала. Это было абсолютно необъяснимо и нетипично для той, кто собственноручно отправил добрый десяток (а то и больше!) людей на тот свет и несколько раз чуть ли не навестил пенаты ада самостоятельно. Но факт оставался фактом - Адель боялась. Как и было уговорено, блондинка набрала номер своей двоюродной сестры накануне вечером и назвала адрес, рассчитывая, что не прогадала с выбором.
На следующий день шпионка даже не смогла сесть за руль - руки не слушались и дрожали. В кафе её отвёз личный водитель. Риверз заняла лучший столик и щедро заплатила персоналу за самое радушное обслуживание. Она явилась раньше Николь почти на час. Крамольная мысль выпить чего-нибудь крепкого для поддержания нервной системы была отвергнута. Перегар - не самое лучшее начало беседы. Блондинка ограничилась стаканом воды, в который вцепилась, как в спасательный круг. Стрелки часов, казалось, стоят на месте. Время замерло, а сердце в бешеном ритме стремилось вырваться из грудной клетки. Адель смотрела на воду в хрустальном бокале и вспоминала своё прошлое. Ах, если бы эта почти незнакомая девушка оказалась похожа на её мать! Кто бы знал, как Риверз скучала по ней. До этого момента не подозревала даже сама она. Это было глупо, но наши беспочвенные надежды никогда не отличались особым умом и логикой. Замечтавшись, блондинка не заметила ту, кого так отчаянно боялась и желала увидеть. Только чувство чужого взгляда на себе заставило её встрепенуться. Адель быстро подняла голову и тут же заметила Николь. Не узнать девушку было невозможно. Красивая стройная шатенка с миндалевидными бархатными глазами и приятной улыбкой - она мало походила на почившую давным-давно Кейт Риверз, однако блондинку словно окатило тёплой волной. Было ли это чувство навеяно воспоминаниями или чем-то другим, Адель не знала. Только личное общение могло помочь ей, наконец, определиться.
- Николь, - девушка чуть привстала, робко улыбнулась и взмахнула рукой, обращая внимание кузины на себя, - прошу, присаживайся.
Наверное, сейчас Риверз была совершенной противоположностью пышущей здоровьем двоюродной сестры. От природы светлая кожа, казалась болезненно бледной, а практически бессонная ночь красоты не прибавила, наградив девушку кругами под глазами. Она, конечно же, попыталась скрыть любые признаки волнение косметикой, но глаза могли выдать её с головой. В них отражался целый шквал в миг нахлынувших эмоций. И радость от долгожданной встречи, и безотчётный страх, интерес и надежду. В душе шпионки смешалось многое. "Хоть бы она не поняла. Пожалуйста..." Адель так не хотелось ударить в грязь лицом перед родственницей, она так ждала этой встречи, ей был просто жизненно необходим кто-то родной, кто любил бы её беззаветно и искренне просто за то, что она есть на этом свете, так, как когда-то любила мама...

+1

3

+

Внешний вид
С собой сумка, в которой помимо обычного женского барахла имеется сотовый телефон, газовый баллончик, кошелек с картами и 50$ наличными.

Николь уже давно смирилась и привыкла к статусу сироты. Всех своих ближайших родственников она пережила и даже не думала, что у нее еще кто-то остался. У бабушки Агнесс был брат, но с их семьей Майлсы никогда не общались и причин этому телепат не знала. Наверное, произошел какой-то большой скандал и разорвал крепкие родственные узы. Да и сомневалась девушка, что кто-то по отцовской линии вообще знает о ее существовании и горит большим желанием познакомиться с бедной сироткой. По материнской ветке тоже было глухо. Своих бабушку и дедушку Николь никогда не знала, они умерли еще задолго до ее рождения, а с теткой – единственной родной сестрой матери - виделась последний раз около двадцати лет назад и уже не помнила ее лица. Именно поэтому шатенка сильно удивилась, когда не так давно на фейсбуке ей написала сообщение двоюродная сестра - дочь той самой тетки.
Телепат не старалась отыскать оставшихся родственников. Первое время, когда она оказалась совершенно одна в этом огромном мире, ей было тяжело, но она верила, что со всем справится и была слишком горда, чтобы у кого-то, кто не хотел ее знать, просить помощи. Тогда-то и объявился неизвестный ей доселе дальний родственник по линии отца. Двоюродный брат Юджина откуда-то узнал, что практически вся семья Майлс вымерла, и предложил помощь. Почему дядя Чарльз решил приютить единственную оставшуюся в живых Николь и устроить ее в жизни, девушка не знала, но не стала отказываться от подвернувшегося шанса. В конце концов, дядя сам ее нашел и настойчиво предлагал помощь. Может, это было раскаянье, а может совесть перед умершими родственниками, как бы там ни было, а Майлс охотно покинула родной город и перебралась в Нью-Йорк, где теперь постепенно осваивалась. Она не собиралась долго сидеть на шее у дяди Чарльза и хваталась за любую возможную работу. Сначала была официанткой в кафе, потом продавцом в магазине, а затем оператором call-центра в службе поддержки. Работа в среде обслуживания клиентов ей не нравилась, но Николь не жаловалась, и все заработанные деньги отдавала семье, которая ее приютила. Не так давно дядя Чарльз, словно видя страдания юной родственницы, предложил девушке поменять работу и отправил к своему другу, который после службы в полиции занялся частным сыском. Участвовать и помогать в расследованиях Николь понравилось сразу же, и она осталась помощницей детектива. Ее умение читать мысли клиентов и подозреваемых, убедили мистера Стаффорда, что у девушки отменная интуиция, которая способна ему пригодиться. Помимо этого австралийка стала давать уроки иностранных языков школьникам и студентам, а так же подрабатывала переводчиком для туристов, приезжающих в Нью-Йорк, но не знающих языка. Николь стала неплохо зарабатывать. По ее меркам. Большую часть денег она по-прежнему отдавала семье Кросс, ведь они ее кормили, одевали и предоставляли жилье, а оставшиеся средства откладывала на квартиру, которую в ближайшее время собиралась снять. Телепат не хотела смущать ни дядю, ни его жену, а поэтому мечтала поскорее стать самостоятельной и ни от кого не зависеть.
В связи с резкими переменами в жизни, Николь перестала появляться в соц. сетях. У нее просто не было на это времени, но работа помощником частного детектива была напрямую связана с компьютером и Интернетом, и поэтому Майлс стала периодически появляться на фейсбуке. Так сказать, заглядывать на пять минуточек, и смотреть одним глазком. Раньше она была постоянной жительницей этого ресурса, а потом ее жизнь круто поменялась. Теперь же все снова возвращалось на круги свои. Переписки с друзьями из Сиднея возобновились и превратились в постоянные. Девушка очень скучала по своим друзьям. Она пока не успела завести себе приятелей в Нью-Йорке, а посему активно поддерживала связь с теми, кто еще помнил ее на другом континенте. И вот буквально на этой недели ей внезапно пришло сообщение от некой Адель Риверз. Этот контакт давно покрылся пылью в ленте друзей и многочисленных знакомых, и Николь уже сама забыла, кто эта девушка и когда добавилась. Однако в процессе переписки телепат вспомнила, что это ее двоюродная сестра! Последний раз они виделись больше двадцати лет назад, когда еще были детьми. Тогда маленькая Никки и малышка Ада были неразлучны и дружны, но их семьи жили на разных континентах и редко встречались, а посему общение, в конце концов, свелось на абсолютное «нет». Майлс не знала о трагедии, что произошла в семье Риверз, а та в свое время не была в курсе о еще большем горе, случившимся у ее дальней родни. Вот так они и жили, неосведомленные, пока Николь не поменяла место жительства в графе фейсбука на Нью-Йорк. Оказалось, что Адель тоже живет на Манхэттене, и у нее есть большое желание встретиться. Телепат не стала отказывать. Она пока не представляла, о чем будет говорить с человеком, которого совершенно не помнила, но определенно точно знала, что пора налаживать связи и заводить друзей в новом городе. Девушки договорились встретиться на выходных. Ближе к субботе Адель позвонила и сообщила адрес кафе, в котором будет ждать объявившуюся сестру. Еще плохо ориентируясь в городе, Николь немного опоздала, запутавшись в ветках и пересадках метро, а потому приехала к суши-бару на пятнадцать минут позже назначенного времени. Яркая вывеска "Masa" ей ровным счетом ничего не сказала. Телепат поспешила зайти внутрь, и тут же была обескуражена богатым интерьером заведения. Приглушенный свет, обстановка в японском стиле, тихая музыка и вежливый приветливый персонал. Николь стало не комфортно. Пробежавшись взглядом по немногочисленным посетителям суши-бара, она поняла, что здесь в основном обедают сливки общества, а она таковой не являлась и явно сильно выделялась из привычного контингента. Тем не менее, девушку не выгнали, а даже охотно проводили в один из залов и указали на стол, за которым сидела миниатюрная блондинка. Адель выглядела старше своего фото на фейсбуке, но все же какие-то общие черты угадывались. Майлс нервно улыбнулась, чувствуя, как ее охватывает паника. Это было странно, ведь всю дорогу сюда она не переживала, а тут вдруг начала трястись от волнения. Кузина заметила свою родственницу и, поднявшись с диванчика, помахала ей рукой:
- Николь, - позвала она, - прошу, присаживайся.
Возникло острое желание развернуться и сбежать, но шатенка переборола себя. Она бодро зашагала к столику, не забывая дружелюбно улыбаться.
- Привет! – поздоровалась Майлс, присаживаясь напротив Адель. Теперь можно было более внимательно рассмотреть кузину. От маленькой Ады практически ничего не осталось. Та баловница выросла, превратившись в красивую молодую женщину. Белые блестящие локоны, яркие голубые глаза, стройная миниатюрная фигура. Одевалась Адель в знаменитые дизайнерские марки, пахло от нее дорогими духами и косметика на лице была явно не из дешевых, не говоря уже о сверкающих золотых и платиновых украшениях. В своей кожанке и потертых джинсах Николь ощутила себя не к месту. Они с Адель давно стали чужими, а теперь стало понятно, что они еще и из разных социальных слоев. Был ли смысл в попытке возобновить общение, если они такие разные? Что у них может быть общего?  Впрочем, телепата всегда выручала ее способность. Читая мысли собеседника, она могла подобрать ключик к любому сердцу и найти общие темы для разговора. Рассматривая эту совершенно ей незнакомую девушку из глубокого детства, Майлс решила прибегнуть к своей силе. "Хоть бы она не поняла. Пожалуйста..."– Первая же промелькнувшая мысль в голове Адель поставила Николь в тупик и заставила непонимающе нахмуриться. Что бы это могло значить? Телепат сама не заметила, как начала анализировать кузину, желая раскрыть ее тайну. Болезненная бледность лица и темные круги под глазами могли быть свидетельством усталости или бессонной ночи, наманикюренные руки едва заметно дрожат, как при волнении или похмелье, однако запаха перегара Николь не ощущала. Так же она заметила, что перед Адель стоит стакан с минеральной водой, а не коктейль или другой алкогольный напиток. Первое, что пришло в голову подмастерье детектива это беременность. Возможно, ее двоюродная сестра находится в интересном положение и не желает, чтобы об этом узнали раньше времени. Однако обручального кольца на безымянном пальце у нее нет, а значит, скорее всего, она не замужем. Впрочем, в современное время часто встречаются замужние дамы или женатые мужчины, которые не носят супружеского украшения по многим причинам, например для того, чтобы обзавестись любовниками. Так что кольцо не показатель. К тому же Адель могла забеременеть случайно и в ближайшее время намечалась свадьба. Понять поправилась ли кузина, Николь не могла потому, что не знала, как обычно выглядит Риверз, а определить намечающийся животик теперь было сложно, так как телепат на данный момент видела лишь верхнюю часть тела собеседницы. Остальное скрывал стол. В итоге Майлс сделала два предположения – либо ее родственница алкоголичка, что маловероятно при таком дорогом внешнем виде, либо она беременна.
- Что будете заказывать? – Вежливо поинтересовался японец с легким акцентом. Николь слишком увлеклась, сканируя Адель, отчего резко встрепенулась при голосе официанта. Она извиняющее улыбнулась и тут же взяла в руки меню со стола. Открыв первую страницу, девушка едва не охнула от заоблачных цен. Похоже, она сильно ошибалась, считая, что начала неплохо зарабатывать. Раньше, когда родители еще были живы, она вполне могла себе позволить рестораны с подобными ценами, но когда их не стало, им с бабушкой пришлось начать экономить. Николь быстро привыкла к тому, что денег никогда не хватает, а Нью-Йорк каждый день удивлял ее невероятно высокими ценами. Но таких она еще не видела… Ничего не заказать было бы невежливо, да и стыдно признаваться, что девушка не может себе позволить обед в таком заведении. Закусив нижнюю губу, она вдруг поняла, что не очень любит японскую кухню. Это была ложь.
- Зеленый чай, пожалуйста, - скромно обратилась шатенка к официанту, - я недавно плотно поела, поэтому не голодна. - Посмотрев на Адель, объяснилась Николь. Ей вдруг стало жутко неприятно, что она мало того, что врет, так еще и оправдывается перед едва знакомой родственницей. – Ну, рассказывай! – Воодушевленно сказала австралийка, когда официант, приняв заказ, отошел от столика. – Как живешь, чем занимаешься? Ты замужем? Дети есть? – Начала она забрасывать вопросами Адель. – Как мистер и миссис Риверз поживают? Я не видела их, наверное, лет двадцать! Тетя Кейт знает, что я в Нью-Йорке? Мне бы хотелось с ней увидеться.

Отредактировано Nicole S. Miles (2016-11-29 17:19:50)

+1

4

Наши иллюзии это самое хрупкое, что есть в этом мире, но мы с упорством собираем осколки несбывшихся желаний, совершенно не замечая, что в итоге получаем абсолютно другое. Невозможно придать чему-то разрушенному ту же форму, если часть осколков стёрто в порошок. Как бы не старалась Риверз, ей никогда не удастся окружить себя людьми, которые остались в прошлом. И она это прекрасно знала, но отчего не попробовать найти им хотя бы частичную замену? Почему не рискнуть? Адель ступила на эту скользкую дорожку, с одной стороны которой поджидало разочарование, а с другой добрый друг, вновь обретённый спустя много лет. Шпионка с затаённой надеждой в глазах смотрела, как приближается к столику её кузина. Из воспоминаний вдруг всплыл образ смешливой девчонки с двумя задорными хвостиками, которая бежала к ей на встречу, что бы срочно поделиться важной новостью о сущей ерунде. Улыбка присутствовала и теперь, но скорее всего, была данью вежливости. Той девочки больше не существовало, но блондинка очень хотела познакомиться ближе с тем, что из неё получилось. Очень часто внешний вид бывает обманчив. Не стоит делать серьёзные выводы, опираясь исключительно на это. Именно поэтому Адель лишь скользнула взглядом по кожанке и джинсам своей кузины, совсем не акцентируя внимание на её образе. Гораздо сильнее её волновала внутренняя составляющая, а любому из присутствующих, кто хоть попробует бросить косой взгляд в сторону Никки, она собственноручно заткнёт рот. Обычно Риверз могла с первого взора дать человеку оценочную характеристику, и редко, когда оказывалась совсем уж не правой, но сегодня это её умение как будто уснуло, потому что в голове творилась абсолютная каша. Девушка просто смотрела на свою кузину и улыбалась. Должно быть, видок у неё был глупый. Только подошедший официант заставил Адель прийти в себя. Меню этого ресторана шпионка хорошо знала, так что даже не притронулась к нему, предоставляя возможность Николь первой ознакомиться с богатым ассортиментом и сделать заказ. Отдавая дань вежливости, Риверз хотела попросить тоже блюдо, что и кузина, но та её несколько удивила.
- Зеленый чай, пожалуйста, - официант предупредительно склонил голову и обернулся к блондинке, ожидая её заказа. А шпионка мысленно ойкнула, внезапно осознав, что готова проглотить слона. Только теперь Риверз вспомнила, что ничего не ела со вчерашнего утра, просто кусок в горло не лез от волнения. - Я недавно плотно поела, поэтому не голодна.
Адель мягко улыбнулась словам кузины. Наверное, следовало и ей поступить так же, а не нестись сломя голову через весь город, что бы изводить себя надуманными страхами битый час. Однако время вспять не воротишь, придётся как-то выкручиваться. «А может получиться?» Шпионка мысленно зажмурилась, как будто готовила очередную шалость, безобидную, но всё же.
- Будьте добры, ваш фирменный сет, - девушка опёрлась локтями на столик и опустила подбородок на переплетённые пальчики, а затем с улыбкой добавила, - и чай с женьшенем.
Официант быстро удалился, вновь оставляя девушек наедине. Риверз не знала, как подступиться к двоюродной сестре и с чего начать разговор. Банальные вопросы о том, как прошёл день, сегодня явно будут не к месту. Почему-то вспомнились девчачьи дневники и смешные анкеты, которые они заполняли друг другу. Тогда всё было гораздо проще. Впрочем, и теперь Николь смогла то, что не удавалось Адель.
– Ну, рассказывай! – блондинка удивлённо приподняла брови и набрала в лёгкие воздуха, соображая с чего же ей начать, но и тут Николь пришла ей на помощь, закидывая вопросами, от которых блондинка мелодично рассмеялась. С Майлс было легко и просто, это подкупало.
- Нет, я не замужем, - Риверз с улыбкой покачала головой, - и детьми обзаводиться не планирую. – Шпионка сложила пальцы «замочком» и быстро облизала губы. Ей повезло, что Майлс не стала вдаваться в подробности и интересоваться, почему её кузина не планирует такое важное действо, как продолжение своего рода. Обычно все родственнички только и занимаются, что теребят молодое поколение на предмет рождения живых игрушек. Сидящая напротив девушка всё больше и больше нравилась блондинке. – Я больше четырёх лет живу в Нью-Йорке, есть своё небольшое дело, которое приносит стабильный доход. В общем, на жизнь не жалуюсь.
Риверз редко задавалась вопросом, какой размер выручки приносит её клуб. Она частенько ленилась копаться в бухгалтерии, доверяя это дело обученным людям. Всё, что знала хозяйка заведения – она выходит в плюс. Клуб был скорее домом и её хобби, чем реальным бизнесом. Львиную долю её доходов составляло финансирование от Чёрного альянса. Адель порой сама не знала, какими денежными средствами может оперировать, так как кредитки ещё ни разу не оказывались пустыми.
– Как мистер и миссис Риверз поживают? Я не видела их, наверное, лет двадцать! Тетя Кейт знает, что я в Нью-Йорке? Мне бы хотелось с ней увидеться. – Темноволосая девушка говорила быстро, и её любопытство было вполне оправданно. Но едва Адель услышала о своей матери, как всё веселье сползло с лица. Блондинка глубоко вздохнула и чуть опустила голову, глядя на свои руки. Конечно же, Николь ничего не знала. Шпионка не любила сообщать плохие новости, но тут уж никуда не деться.
- Да, примерно столько мы и не встречались, - Адель грустно улыбнулась и взглянула на свою кузину. – Отец всё так же живёт в Вашингтоне, только сменил сферу деятельности. Теперь заседает в конгрессе, нижняя палата, если я ничего не путаю. А мамы не стало почти восемь лет назад, - девушка вновь опустила глаза и пожала плечиками, - рак мозга, врачи оказались бессильны… - «… а кто-то просто не захотел помочь!» - злобно закончила у себя в голове блондинка. – Давай не будем о грустном? Лучше расскажи, что тебя сподвигло переехать в Нью-Йорк? Как ты тут устроилась, всё нравиться? Может быть, нужна какая-то помощь или… - Риверз смущённо улыбнулась. Ей не хотелось показаться назойливой или бестактной, но очень хотелось поучаствовать в жизни кузины, тем более что связи и возможности позволяли. - Как тебя вообще отпустили так далеко родители? Насколько я помню, они в тебе души не чаяли!
Пока девушки вели беседу, предаваясь далёким воспоминаниям, к ним подоспел официант с подносом. Вначале на столике появилось два аккуратных японских чайничка и пиалы, а затем, в самый центр было водружено огромное блюдо, затейливо оформленное и украшенное разнообразными травами и цветами. Адель знала, что заказывает. Это было ассорти из морепродуктов на любой вкус, дополненное ролами всех расцветок. С подобным угощением справиться в одиночку точно не было возможности, поэтому официант, даже не уточняя у посетительниц, разложил перед девушками два набора столовых приборов, после разлил ароматный чай по пиалам и удалился.
- Надеюсь, ты не против разделить со мной всё это? Я угощаю, – Риверз с невинным видом указала на блюдо и ангельски улыбнулась. – Очень люблю некоторые ингредиенты, которые входят только в этот набор, но одной мне всё точно не осилить. Пожалуйста, не отказывайся! – Блондинка мысленно махнула рукой на все приличия, и добавила заговорщицким шёпотом, сохраняя на губах хитрую улыбку. – Мне будет не удобно есть в одиночку, а аппетит приходит во время еды, к тому же тут сказочно готовят.

+1

5

Николь заново знакомилась с Адель. Разумом она понимала, что это ее двоюродная сестра, ее родная кровь, и смутно, но все же помнила, как они плели друг другу косички и играли вместе в куклы. Однако сердце отказывалось принимать человека, с которым ее разделяли двадцать лет жизни, океан и полное молчание на протяжении всего этого времени. Адель давно стала чужой. Майлс начала свое знакомство с сестрой с изучения ее внешности, делая предположения по одежде, косметике, прическе и украшениям, каким характером могла обладать ее кузина, в какое сфере деятельности работает и что вообще из себя представляет. Затем телепат подслушала ее мысли, которые, впрочем, больше путали и сбивали, чем просвещали. И, наконец, попытка завязать беседу, озвучивая уместные вопросы с вежливой и радостной улыбкой. Первое впечатление об Адель было больше завистливым, чем отрицательным. Идеальная укладка, аккуратный макияж, свежий маникюр, брендовая одежда и дорогие ювелирные изделия говорили о том, что кузина много времени и денег тратит на свою внешность, а так же о том, что либо она хорошо зарабатывает, либо ее кто-то спонсирует. Второе было более вероятно, ведь в современном мире это встречается сплошь и рядом. Красивые девушки тратят деньги родителей или обзаводятся обеспеченными «папиками», хотя бывают и редкие исключения, когда женщины кровью и потом строят отличную карьеру и зарабатывать неплохие финансы самостоятельно. С внешними данными Адель, та могла использовать первые два варианта. Про ее ум шатенка пока ничего не знала. Если бы родители Николь были живы, она, возможно, могла бы себе позволить такую же роскошь, как сестра, но на данный момент, успев познать бедность и все ее тяготы, она понимала, что обычно такие люди, как ее кузина, с возрастом становятся только эгоистичнее, избалованнее и пафоснее, а Майлс таких не любила. Подтверждением тому стало отношение Адель к детям. Она была не замужем, что было уже странно (с ее-то внешностью!), и не планировала детей, что явно говорило о том, что она их не хочет. Но почему? Дети – это ведь прекрасно, это цветы жизни и каждая женщина мечтает познать радость материнства. Конечно, кроме тех, кто боится потерять свою фигуру, красоту, мужское внимание и не хотят тратить время на кого-либо, кроме самих себя. Быть хорошей матерью это большой труд, это значит ставить чьи-то интересы и потребности превыше своих. Сама же Николь пока не думала о детях, но в глубине души не была против парочки сорванцов. Всё-таки красота не вечна, а дети будут с тобой до конца, и будет кому стакан воды подать в старости.
Далее Адель рассказала, что владеет небольшим бизнесом, который приносит ей достаточный доход, чтобы не жаловаться на жизнь и многое себе позволять. «Значит, все-таки карьеристка» - хмыкнув, подумала телепат и даже обрадовалась, что ее сестра не пустышка с красивым личиком. Всё-таки, чтобы удерживать бизнес наплаву, необходим ум. Теперь все складывалось. Деньги и нежелание иметь детей были обычным следствием деловых леди мегаполиса. Однако, по мнению шатенки, все это походило больше на хвастовство перед объявившей родственницей. И как только кузина заговорила о своем отце, Майлс в этом убедилась. Дочка богатого конгрессмена, владелица своего бизнеса с кучей свободного времени и деньгами, которые куры не клюют. С такой девицей у австралийки мало, что найдется общего. Однако завершающая фраза Адель заставила девушку забыть об анализе сестры и сделанных выводах. Ее родная тетушка умерла! Это стало настоящим шоком для Николь. Ей казалось, что она уже научилась равнодушно воспринимать плохие новости и хладнокровно принимать тот факт, что ее родственники мрут, как мухи. К тому же телепат искренне надеялась, что в Нью-Йорке сможет начать новую жизнь без страшных потерь, но оказалось, что и тут жуткое проклятие преследует ее.
- Мне так жаль, Ада, - искренне сочувствуя, произнесла Майлс, протягивая руку через стол и накрывая своей ладонью кисть сестры. Пролетевшую в голове кузины мысль, Никки не восприняла всерьез, посчитав ее злобным обвинением в адрес врачей, что не смогли спасти несчастную миссис Риверз.
– Давай не будем о грустном? – Попросила Адель, а телепат понимающе кивнула. Всё-таки что-то общее у них было – они обе потеряли самых дорогих и родных им людей, и знали, что такое настоящая утрата. Николь понимала, что чувствует ее сестра, она ведь тоже лишилась матери в юном возрасте, и знала, что говорить об этом неприятно, поэтому с легкостью согласилась сменить тему. Теперь пришла ее очередь отвечать на вопросы кузины. Не обошлось без упоминания о родителях и Майлс, поджав губы, опустила взгляд, чувствуя себя неловко. Болезненные и неприятные воспоминания всплыли в памяти, как поднявшийся со дна труп утопленника, заставляя сделать тяжелый и глубокий вздох. Очень кстати объявился официант, давая время австралийке справиться с нахлынувшими эмоциями и найтись с ответом. Пока он расставлял тарелки с подноса на стол, шатенка смогла успеть взять себя в руки и прогнать непрошеные слезы. При посторонних ей не очень хотелось рассказывать о своей семейной трагедии, поэтому Николь молча ждала, когда официант удалиться. Под его умелой рукой стол быстро превратился в настоящее произведение искусства и пир на целую роту. Главным украшением являлось огромное блюдо, занимавшее большую часть стола и декорированное травами и редкими цветами, хотя и сами ролы пестрили всеми цветами радуги. Японских рулетиков было так много на тарелке, что Майлс ужаснулась и была, мягко говоря, шокирована масштабами голода своей сестры. Если та не беременна, то непременно должна знать тайный секрет сохранения идеальный фигуры при поглощении такого огромного количества пищи. Впрочем, паразитов тоже никто не отменял. Заметив, что кузина отдала предпочтение чаю, а не алкоголю, Никки всё же было приятнее склоняться к интересному положению Адель. Официант разложил перед обеими девушками японские приборы, мокрые полотенца, соусники и тарелку для роллов, после чего пожелал приятного аппетита и удалился. Австралийка рассматривала убранство стола ошалевшими глазами.
- Ого! – Не сдержалась и протянула она. – Ну и аппетит у тебя.
- Надеюсь, ты не против разделить со мной всё это? – С невинным видом спросила Адель.
- Я же сказала, я не голодна, - покачала головой телепат и взяла в руки теплую пиалу с чаем.
- Я угощаю. – Продолжала настаивать двоюродная сестра, видимо поняв, по какой причине ее родственница наотрез отказывается принимать участие в трапезе. Николь стало стыдно, и она слегка покраснела. Признаваться в своем скромном финансовом положении было неловко, но чего скрывать, подобный сет она точно была не в состоянии оплатить. Пожалуй, даже его половину. Кузина нараспев расхваливала роллы и просила помочь ей одолеть это блюдо. - Пожалуйста, не отказывайся!
- Адель, я правда не голодна, - уже с настойчивым нажимом ответила Майлс.
– Мне будет не удобно есть в одиночку, - призналась двоюродная сестра, отчего австралийка в удивлении приподняла брови. «А о чем же ты думала, заказывая этот тазик?» - мысленно спросила Никки, слушая светловолосую родственницу, - а аппетит приходит во время еды, к тому же тут сказочно готовят. – Всё настаивала и настаивала она.
- Ладно, уговорила, - музыкально рассмеялась телепат, однако к роллам притрагиваться не спешила. Она подула на чай в пиалке и сделала осторожный глоток. Травный напиток оказался слишком горячим, отчего девушка обожгла язык. Ей пришлось поставить чашу обратно на стол, чтобы чай немного остыл, а пока было время ответить на вопросы кузины. Майлс сделала глубокий вдох. – Мы с тобой не хотели говорить о грустном, но видимо без этого не обойтись. – Девушка выдавила из себя извиняющуюся улыбку. – Мама и папа погибли в авиакатастрофе десять лет назад, еще шестью годами ранее умер мой младший брат. Он попал под машину, но ты, наверное, и не знала о его существовании. Ему было всего четыре года. А два года назад умерла моя бабушка и я осталась совершенно одна. – Поджав губы, Никки опустила взгляд, скрывая выступившие слезы. Ей всегда было тяжело говорить о своей семье. – Я больше не хотела оставаться в Сиднее, но не знала, куда ехать. Тогда-то и объявился брат моего отца, он предложил помощь и пожить какое-то время у него и я согласилась. Так я попала в Нью-Йорк. - Сдержанно улыбнулась Майлс, наконец, поднимая взгляд на сестру. В глазах Адель была видна жалость, которую телепат ненавидела, и сочувствие. – Но теперь уже все хорошо. Моя жизнь налаживается. Недавно я стала счастливой обладательницей грин карты и подумываю об американском гражданстве, но мне кажется это будет чем-то вроде предательства своей родины, поэтому только обдумываю столь серьезное решение. – Николь ловко сменила тему разговора, уходя от неприятных воспоминаний. Она взяла в руки палочки и начала перебирать их пальцами. – Дядя Чарльз и его семья очень добры ко мне и в Нью-Йорке мне нравится. В ближайшее время планирую встать на ноги, снять квартиру и зажить свободно. Сейчас работаю помощником частного детектива, это, кстати, очень увлекательно, и еще подрабатываю по мелочи. По специальности я лингвист – переводчик, это позволяет мне давать частные уроки школьникам и студентам, а так же сопровождать иностранных граждан. Так что вот так! – Шатенка лучезарно улыбнулась и скромно пожала плечами. – Ну а ты? Почему решила переехать в Нью-Йорк? – Никки взяла палочками один ролл из огромного блюда и макнула его в соевый соус. - Что за бизнес и как ты с ним справляешься? – Отправив рулетик в рот, девушка какое-то время потратила на его пережевывание, а потом снова начала заваливать сестру вопросами: - Прости за нескромный вопрос, но почему ты не планируешь детей? Неужели возле тебя нет того мужчины, с которым бы хотелось создать семью? Или ты принципиально против детей?

Отредактировано Nicole S. Miles (2016-12-01 14:56:57)

+1

6

По своему складу характера Адель не являлась чувствительной особой. Когда сталкиваешься с жестокостью этого мира почти каждый день, сложно оставаться внутри белой и пушистой, способной остро ощущать на себе горести другого человека. Да что уж там говорить, Риверз изначально были присущи эгоизм и избалованность, что делало девушку не восприимчивой к бедам окружающих. Но всё-таки, нет-нет, да проявлялись в ней положительные качества. Ей точно так же, как и всем другим людям, приходилось сопереживать, волноваться за близких, испытывать жалость. Редко это происходило, редко. Но было. И благодаря таким душевным проявлениям, Адель периодически вспоминала, что является живым человеком, а не машиной, исправно выполняющей свой долг. Впрочем, жалость к себе она не любила. Во всяком случае, не прикрытую. Если человек говорит ей вслух, как ему жаль её, девушка скорее воспримет это в штыки. Ну, ещё бы! Она молода, хороша собой, у неё есть всё и даже чуточку больше – к чему жалеть? Она справиться с мелкой неурядицей и продолжит жить дальше. А вот крепкие объятия, возможность просто положить голову на чужое плечо и помолчать, или лёгкое касание руки – это ободряет ничуть не меньше слов, зато приносит дополнительную волну теплоты и участия. Такое Риверз ценила гораздо выше. Сложно отказаться себе в маленькой радости побыть беззащитной и хрупкой девушкой, за которую всё решит умный, сильный и взрослый человек. Однако сегодня блондинка была тронута сочувствием своей двоюродной сестры. Что-то в голосе Николь говорило о том, что эта девушка действительно переживает утрату Адель вместе с ней, пусть не в той же мере, но равнодушной не осталась. Касание её руки оказалось таким тёплым и родным, что девушка слегка вздрогнула, толи от неожиданности, толи из-за приятных воспоминаний. Она совсем забыла, каково это, иметь рядом человека, способного, а главное, желающего ободрить и утешить. На душе потеплело, а по всему телу пробежали мурашки от прикосновения кузины. Риверз знала, что оставить совсем уж без ответа прозвучавшие вопросы не получиться, но заострять внимание и мусолить не очень приятные подробности не хотела, поэтому постаралась перевести разговор в другое русло. Майлз ответить не успела из-за официанта, но шпионка заметила, что её кузина так же погрустнела. Должно быть, не рада, что зацепила болезненную тему. Когда же их заказ разместили на столике, пришло время уговоров. Признаться, Адель не рассчитывала встретить такой отпор от двоюродной сестры. Видимо та действительно плотно позавтракала. Но настойчивость блондинки победила, от чего Риверз расплылась в довольной улыбке. Ей было приятно самой делать такие незначительные жесты внимания, как неожиданные сюрпризы или, вот как сейчас, угощать чем-то знакомых и друзей. Наверное, это заложила мать в далёком детстве. Кейт Риверз всегда отличалась радушием и желанием поделиться всем, что у неё есть с остальным миром, сделать его капельку лучше и добрее. Нет, дочь явно пошла не в неё, а в отца, однако кое-что впитать успела. Адель грела пальцы о пиалу с чаем и, не скрываясь, разглядывала свою кузину. Подвижная мимика лица, приятный смех, простота в общении и искренние эмоции, которые периодически проскальзывали во взгляде и жестах, всё это являлось положительными качествами в понимании блондинки. Она всё больше убеждалась, что не зря решила возобновить знакомство. Нервная дрожь постепенно проходила. Девушка наконец-то почувствовала себя спокойно и уверено, можно было просто наслаждаться разговором и приятной компанией. Кто знает, как будет проходить их общение дальше, однако пока Риверз не видела причин, по которым их пути должны были вновь разойтись. Кроме одной. Впрочем, подумать о ней Адель не успела, так как кузина продолжила разговор.
– Мы с тобой не хотели говорить о грустном, но видимо без этого не обойтись. – Улыбка Никки не сулила ничего хорошего. Обычно за этим следует какое-нибудь признание, после которого обычный чай не спасёт. Блондинка слегка наклонила голову в бок, посмотрела на темноволосую девушку более пристально. – Мама и папа погибли в авиакатастрофе десять лет назад, еще шестью годами ранее умер мой младший брат. Он попал под машину, но ты, наверное, и не знала о его существовании. Ему было всего четыре года. А два года назад умерла моя бабушка, и я осталась совершенно одна.«Ох, ты ж, чёрт…» Майлз выпалила всё на одном дыхании и опустила голову, а шпионка так и застыла, ошарашено глядя на сестру. «Если так плохо было мне, то как ты всё ещё способна улыбаться?» В отличие от Риверз, её кузина лишилась всей семьи. Даже тех, кого Адель не знала. У блондинки были очень странные чувства. Она почти не помнила своих дядю и тётю, двоюродную бабушку, а о кузене даже не знала. И вот так враз понять, что их не стало… Нет, шпионка не была потрясена этим фактом до глубины души, и резкой сердечной боли она так же не испытывала из-за их безвременной кончины. Однако Никки ей было жаль. Дурацкий стол между ними бесил. Хотелось срочно обнять кузину и заверить, что дальше жизнь наладиться, что самое страшное она уже пережила. Тем более что это была правда. Риверз при всём желании не смогла бы заменить девушке погибших родственников, но может быть получится хоть как-то компенсировать потерю своим вниманием?
- Никки, это ужасно, - Адель прикусила нижнюю губу, стараясь подобрать верные слова, - ты такая молодец, что продолжаешь жить дальше. Пережить подобное… Я даже не могу представить, каково это. - Сама Риверз долго отходила, после потери матери. Наверное, впервые в жизни она обрадовалась, что у неё нет большой семьи. Остался только отец, а теперь нашлась кузина. Майлз продолжила свой рассказ, а когда подняла от стола взгляд, сердце Адель всё-таки болезненно сжалось. Не должны такие умницы и красавицы, как её двоюродная сестра, страдать, но даже теперь, спустя столько времени, воспоминания вызывали у Николь слёзы. Однако, по всей видимости, падать духом было не в её правилах. Темноволосая девушка начала более бодро рассказывать о своём переезде и планах на будущее. А уж уйма работы, за которую она хваталась, не оставляло времени для грустных мыслей.
- Как у тебя времени только на всё хватает? «Сильная» - с каким-то самодовольством за родную кровь подумала блондинка. Адель улыбнулась в ответ кузине и так же взялась за палочки. – Рада, что тебе нравиться в Нью-Йорке. Наверное, это эгоистично с моей стороны, но я, правда, счастлива с тобой увидеться.
– Ну а ты? Почему решила переехать в Нью-Йорк? Что за бизнес и как ты с ним справляешься? – Риверз с довольным видом наблюдала, как кузина принялась за еду.
- Отец часто ездил в Нью-Йорк по делам и брал нас с мамой за компанию, я привыкла к городу, - девушка слегка пожала плечиками, - он стал почти как вторая малая родина. Впоследствии я была здесь проездом, лет в восемнадцать, и… ты знаешь… - она на секунду задумалась, что бы вернее выразить свои ощущения, но так и не нашлась со словами, - мне здесь комфортно. Есть свои положительные воспоминания, но они не давят. Ты, наверное, меня понимаешь… - Адель бросила мимолётный взгляд на кузину и неуверенно улыбнулась. – Работа же… у меня свой ночной клуб. Вопроса, чем заниматься, не стояло. Единственное, что я успела хорошо изучить, это сферу развлечений и досуга, - Риверз усмехнулась и подпёрла голову кулачком, - финансовые вопросы, счета, поставки – с этим проблем нет, я папина дочка в этом плане. К тому же у меня хороший штат помощников. Так что, мои двери всегда для тебя открыты. Ты обязательно должна ко мне прийти ко мне в гости, отказ не принимается!
Адель лучезарно улыбнулась, мысленно уже планируя весёленький вечер в компании своей кузины. Она взяла палочками ролл и, макнув его в соус, положила в рот. Вкус был выше всех похвал, а если добавить зверский аппетит блондинки, то получиться пища богов.
- Прости за нескромный вопрос, но почему ты не планируешь детей? Неужели возле тебя нет того мужчины, с которым бы хотелось создать семью? Или ты принципиально против детей? – Николь продолжила свои расспросы, но едва их услышав, Риверз чуть не поперхнулась. Она медленно прожевала еду и срочно принялась запивать её чаем, не обращая внимания на то, что напиток обжигал. В голове, против её воли, начали всплывать обрывки воспоминаний. Простые картины, но для неё они означали многое. Перед мысленным взором возник Ник Хантер с жестоким взглядом и пистолетом, направленным ей точно в грудь. Он выстрелил, но картинка тотчас сменилась. Теперь он сидел у неё дома, пил виски и чему-то смеялся, а после притянул её за руку, устраивая на своих коленях… Девушка мотнула головой, прогоняя воспоминания и тут же несмело улыбнулась, взглянув на Майлз.
- Я… ты знаешь, не всё так просто, - Адель дёрнула бровями и усмехнулась. Ей совсем не хотелось врать Николь, но правда была гораздо хуже лжи. И вновь Хантер встал перед глазами, точнее, тот зверь, в которого он превратился, пытая шпионку альянса. Она помнила, как он кричал, допытываясь признаний, его лицо, шеренгу вооружённых охотников у него за плечами. Блондинка вымученно улыбнулась, отводя взгляд. «Пожалуй, легче говорить об умерших родственниках…» - В наше неспокойное время заводить детей как-то даже страшно, ты не находишь? – Девушка хотела отшутиться и просто съехать с темы, но затем взяла себя в руки, приняв непростое решение. Если она хочет положительного отношения к себе, взаимность жизненно необходима. Голубые глаза шпионки вновь обратились к кузине. – Я никогда не задумывалась о семье и детях, - честно призналась Риверз, - есть человек, с которым я бы хотела быть рядом, но… я не уверена, что из этого выйдет что-то хорошее. – Девушка открыто улыбнулась и сделала глоток чая. «Дети, которые играют с гранатами… забавно… Интересно, Ник оторвёт голову мне или им?»
- Ну а ты? Уже успела себе кого-нибудь найти? И даже не вздумай лукавить, – блондинка, смеясь, отставила от себя пиалу. Она решила бить той же картой, но вдруг осознала, что никогда и ни с кем не вела таких обычных для девушек разговоров. Не перемывала косточки бывшим, не делилась опасениями, не советовалась и не обсуждала проблемы личной жизни. Это внезапное откровение её шокировало. Адель почувствовала себя неуютно, она испугалась, что за какой-то неполный час успела расслабиться и наговорить лишнего, чего ранее себе не позволяла. Впрочем, отступать Риверз не планировала. К своему удивлению, ей это понравилось. – Николь, спасибо, что согласилась встретиться. Я уже давно вот так запросто ни с кем не болтала. Расскажи мне ещё о себе, - девушка хитро улыбнулась, - есть у тебя какие-то увлечения? Как ты проводишь выходные? Может быть, выберемся куда-нибудь на уик-энд? - Пережив череду вопросов, Адель вновь набросилась на еду, не переставая внимательно слушать свою кузину.

+1

7

- Никки, это ужасно, ты такая молодец, что продолжаешь жить дальше. Пережить подобное…
Николь вздохнула и выдавила из себя улыбку. Она уже сбилась со счета, сколько раз ей приходилось слышать эту или подобную ей фразу. Поначалу сострадание было приятным, потом стало ясно, что никто ей не сопереживает, а все это просто пустые слова, коими люди пытаются прикрыться, не зная как вести себя с человеком, который потерял всех близких и родных. Затем псевдо жалость начала раздражать. Не было ни дня, чтобы Никки забывала, как похоронила всю свою семью и всех кто ее когда-либо любил. Она могла бы опустить руки и жить со статусом бедной несчастной сиротки, наслаждаясь приторной жалостью окружающих, но вместо этого решила начать жизнь с чистого листа. Уехала в Нью-Йорк, нашла новую работу, и все вроде бы стало налаживаться, ведь в огромном мегаполисе мало кто знал ее печальную историю. Однако даже тут, на другом конце мира, нашлись те, кто продолжает ее жалеть и сочувствовать. Видимо от этого уже никуда не деться. И все же Майлс ощущала искренность в словах Адель. Она не была эмпатом и не могла чувствовать эмоции других, но могла слышать мысли и порой они не менее ярко передавали душевное состояние окружающих. От услышанной новости мысли кузины смешались и перепутались. Сначала это был глубокий шок, что подтверждала застывшая поза и округлившиеся глаза, затем попытка сравнить с собой, ведь Ада пережила похожее горе, только в меньшей степени, а потом проснулось желание утешить. Телепат была благодарна сестре за сочувствие, однако и дальше развивать эту тему не хотела. Наверняка Адель была такого же мнения. Никто не хочет грустить на радостной встрече воссоединения родственников, и никто не хочет снова переживать самые страшные моменты из своей жизни. И поэтому Николь взахлеб начала рассказывать о том, как устроилась в Нью-Йорке, чем занимается и как прекрасно ладит с семьей двоюродного дяди. Услышав свои слова со стороны, она даже усмехнулась. Какая, оказывается, насыщенная у меня жизнь!
- Как у тебя времени только на всё хватает? – с улыбкой подхватила Адель, а в мыслях назвала сестру сильной, отчего та смущенно опустила глаза и тоже заулыбалась.
- Приходится крутиться. – Пожала плечами Майлс, перебирая пальцами деревянные палочки. – Деньги, которые родители оставили, довольно быстро кончились. Мне надо было учиться, а потом бабушка заболела, и многое уходило на ее лекарства. В общем, пришлось начать вертеться, да и я уже как-то привыкла к такому ритму жизни. – Никки улыбнулась. – Нью-Йорк дорогой город. Чтобы выжить тут, нужно иметь деньги. Однако еще Нью-Йорк город больших возможностей и тут можно заработать, если быть хватким.
Взяв палочками еще один ролл из большого блюда, Николь опустила его в пиалу с соевым соусом. Ей было интересно услышать историю Адель, ведь она тоже не была коренным ньюйоркцем и как-то устраивалась тут. Безусловно ей тоже было тяжело. Приправив рисовый рулетик васаби и имбирем, девушка отправила его в рот и, наслаждаясь вкусом японской кухни, слушала совершенно не плаксивую повесть сестры о том, как та устроилась в городе. «Большое яблоко» приняло ее как давнюю любимицу с распростертыми объятиями. Благодаря командировкам отца, Адель часто бывала здесь со своей семьей, а побывав в Нью-Йорке лет в 18ть, и вовсе решила тут обосноваться. Открыла ночной клуб и живет припеваючи, не зная ни горя, ни бед. «Хорошо устроилась» - прожевав очередной ролл, Николь вежливо улыбнулась.
- Так что, мои двери всегда для тебя открыты. – Начала приглашать кузина. - Ты обязательно должна ко мне прийти в гости, отказ не принимается!
- Судя по всему, ты их и так никогда не принимаешь, - усмехнулась телепат, посматривая на огромное блюдо с рулетиками, которые ее заставили есть. – Может быть, как-нибудь и зайду. – Кивнула она неуверенно.
– Спасибо за приглашение.
Николь не была большой любительницей ночных клубов. Было время, когда она буквально мечтала попасть в одно из таких заведений, но была слишком юна, в связи с чем родители запрещали ей посещать подобные места. Они считали клубы не достойными воспитания их дочери, хотя все ее подружки уже вовсю наслаждались прелестями ночной жизни. А потом родителей не стало, и телепат погрузилась в долгий траур. Ей было не до развлечений. Когда же ей все-таки удалось попасть в клуб, это было уже лет в двадцать, то она глубоко разочаровалась в этом месте. Громкая музыка, которая ей не понравилась и толпа пьяных или под кайфом молодых людей, что даже не танцевали, а дергались на танцполе. Нет, это было не для нее. Может, уже переросла, а может, это никогда не должно было ей понравиться. Николь любила развлекаться, но ночные клубы в эту категорию не входили. Да и как-то было неловко кутить со своей двоюродной сестрой. Они были почти ровесницами, но абсолютно разными, а еще телепата неустанно преследовало какое-то странное чувство, что Ада, как в детстве, может все разболтать родителям. Глупо, ведь они обе уже взрослые и сдавать больше некому, да и кузина уже вышла из возраста маленькой предательницы. И все равно, Николь не могла расслабиться на этой встрече. Ей казалось, что она проходит то ли какое-то собеседование, то ли какой-то кастинг.
Положив палочки на стол, шатенка подняла взгляд на сестру. Вопрос о детях явно вывел Адель из равновесия. Она поперхнулась роллом и теперь с жадностью глотала горячий чай из пиалы. «Хорошо хоть не из чайника» - девушка удивленно наблюдала за кузиной. Ее телепатия находилась во «включенном» состоянии, но когда перед глазами вдруг начали всплывать чужие воспоминания, телепат слегка изумилась. Ей было не понятно, почему первой ассоциацией у Адель с детьми стал высокий мужчина с внешностью уголовника. Да еще и пистолетом, направленным в грудь Риверз! Николь все видела глазами сестры, и поэтому когда раздался выстрел, испуганно вздрогнула, едва не закричав. Майлс прикрыла рот ладонью и затаила дыхание, благо кузина ничего не замечала, сама находясь во власти страшных воспоминаний. После выстрела мемуары памяти резко сменились, как кадр из другого фильма. Теперь тот же мужчина сидел в шикарно обставленной комнате, пил виски, что-то говорил и смеялся. Он взял за руку Николь, т.е. Адель (погружаясь в глубокие воспоминания, телепат иногда путалась) и притянул ее к себе. Прежде чем картинки перестали маячить перед глазами, Майлс остро ощутила не ненависть сестры к этому человеку, а симпатию. Моргнув глазами, шатенка снова очутилась в кафе. Она быстро опустила руку и глаза, выпрямилась в спине и постаралась придать себе непринужденной вид. «Что это было?» - тем не менее, проносилось у нее в голове. – «Адель - подружка ганстера? Боже, сестра, в какое д****о ты влезла?»
- Я… ты знаешь, не всё так просто, - неловко начала Риверз.
- Да я уж поняла, - Николь сама не заметила, как у нее вырвалась эта фраза. Она испуганно подняла глаза на кузину, но та вроде не заметила оплошности или же просто не подала вида. Майлс взяла в руки пиалку с подстывшим чаем и едва ее не выронила, когда перед глазами в очередной раз неожиданно стали проноситься воспоминания Адель. Теперь это было похоже то ли на пытки, то ли на садо-мазо развлечения. Мотнув головой, телепат «выключила» свою способность. Это было выше ее сил. Она только хотела найти ниточку для разговора и узнать кузину поближе, но определенно точно не настолько близко. Грязное белье Адель было слишком грязным. Николь поднесла пиалу к губам и сделала глоток чая.
- В наше неспокойное время заводить детей как-то даже страшно, ты не находишь? – В шутливой форме спросила Риверз, заставляя свою собеседницу слегка подавиться чаем.
- Да, пожалуй, - откашлявшись, сухо согласилась телепат.
– Я никогда не задумывалась о семье и детях, - продолжила Адель, а Майлс уже в десятый раз пожалела, что затронула эту тему, - есть человек, с которым я бы хотела быть рядом, - На этих словах телепат едва в голос не закричала: «Ты что мазохистка?» - но… я не уверена, что из этого выйдет что-то хорошее. – Николь ничего не ответила. Она предпочла молча хлебать чай и ждать, когда этот разговор закончится. Слишком много чужой и личной информации за один день. - Ну а ты? Уже успела себе кого-нибудь найти? – Привычно перевела стрелки Адель, а шатенка подняла на сестру удивленный взгляд и захлопала ресницами. - И даже не вздумай лукавить.
«Боюсь, моя личная жизнь покажется тебе скучной, сестренка» - усмехнулась про себя Николь, качнув головой. Кузина не была слишком откровенна в рассказах о своих отношениях, в отличие от ее мыслей, и австралийка решила ответить ей тем же.
- У меня нет на это времени, - слегка фальшиво рассмеялась она, хотя выглядела немного озабоченной, - я кручусь, как белка в колесе, чтобы заработать лишний доллар. Свидания для меня не позволительная роскошь. – Девушка улыбнулась и равнодушно пожала плечами. В общем-то, она ответила правду. Поклонники в Нью-Йорке у нее были, но не с кем серьезных отношений Майлс не заводила. Правда, не из-за нехватки времени, а потому что они чем-то ее не устраивали или быстро надоедали.
– Николь, спасибо, что согласилась встретиться. Я уже давно вот так запросто ни с кем не болтала. – Искренне поблагодарила Адель, а австралийка нервно улыбнулась. Да уж, неудивительно, с такой-то бурной личной жизнью. - Расскажи мне ещё о себе.
- Ох, - протянула Никки, поднимая взгляд к потолку и пытаясь вспомнить, что еще можно рассказать двоюродной сестре.
- Есть у тебя какие-то увлечения? – Тут же затараторила Адель. - Как ты проводишь выходные? Может быть, выберемся куда-нибудь на уик-энд?
Майлс не выдержала и мелодично рассмеялась, отпуская неприятные воспоминания из копилки Риверз.
- Мое единственное увлечение – это восьми или десятичасовой сон, и позволить это я могу себе только на выходные. – Ответила она сразу на два вопроса, хотя немного и слукавила. Хобби у нее, конечно, было, но по какой-то причине рассказывать сестре о том, что она пишет глупые детективные рассказы, как-то не хотелось. Это было слишком личное, да и кузина может поднять ее на смех. Девке 27 лет, а она возомнила себя писательницей. – Поэтому выбраться куда-то не против, но точно не раньше полудня. – Улыбнулась Николь и вдруг ужаснулась, что Адель может повести ее в закрытый клуб садистов и мазохистов с ведьмовскими орудиями пыток. «Бррр» - содрогнулась тут же она и сразу же предложила безопасный план: - С этой работой я еще не успела посмотреть все достопримечательности города. Может, ты мне их как раз покажешь в какой-нибудь уикенд?

Отредактировано Nicole S. Miles (2017-01-13 13:50:15)

+1

8

Адель росла единственным ребёнком в семье, окружённая со всех сторон любовью и заботой. Когда твой отец успешный бизнесмен, а мать домохозяйка, вполне естественно, что большую часть времени дочь проводила с матерью. Но это вовсе не означало, что Бен Риверз обделял свою кровиночку вниманием. Так уж получилось, что он был примерным семьянином, а высшим счастьем считал воскресную прогулку в парке с женой и ребёнком. При таком отношение было странно, что родители Адель не заводили больше детей. Может просто не получалось? Она не успела спросить об этом мать, так как та ушла из жизни слишком рано, а потом уже подобные вопросы её не волновали. И всё же, каково это иметь кровных братьев и сестёр? Жить с ними под одной крышей, каждый день с утра завтракать за одним столом, делить игрушки и тайны? Риверз не знала подобного чувства. Она не могла бы сказать, что жалеет об упущенных возможностях, но всё равно чего-то не хватало. И вот теперь спустя долгие годы у неё появилась возможность по чуть-чуть наверстать упущенное. Возможно, это был суррогат, и ей не удастся получить назад разрушенную семью, а если нет? Это было странно. Как будто пытаешься пришить плюшевому мишке оторванную лапку, да конечность-то не его... А может лучше оставить всяческие попытки к сближению? Они с Николь разные люди, чужие. Водитель Риверз знает о хозяйке больше, чем эта темноволосая девушка напротив! Что она может дать ей, что получить взамен? Но все сомнения как-то сами собой растворялись, стоило вспомнить, что это её родная кровь. Вступив в Чёрный альянс, шпионка стала лучше разбираться в генетике. В Никки текла часть её генов, от этого не отмахнуться и не забыть. Если серьёзно рассматривать гипотезу учёных фракции о наследовании генов мутации в одном роду, то Майлз могла так же оказаться сверхчеловеком. «Нет, это было бы слишком невероятное везение для нашей семьи» Кто-то утверждал, что эти самые гены могут спать всю жизнь, оставаясь пассивными, кто-то говорил, что их и вовсе нет у определённого индивидуума, но они могут всплыть через поколение. Суждения разнились, но оставалась вероятность. С зовом крови не поспоришь.
Блондинка мягко улыбнулась своим мыслям. Николь была ей дорога, как напоминание, как тоненькая ниточка, ведущая в счастливое и безмятежное прошлое. Обрывать её нельзя и точка. Риверз потихоньку пила чай из пиалы, слушая свою кузину. Оказывается, жизнь бывает другой, не такой, к чему привыкла Адель. Кто-то крутиться, как белка в колесе, зарабатывая на кусок хлеба интересным для себя занятием, кто-то, например, как она, медленно покачиваются на волнах достатка, не особенно заботясь о дне насущном. Блондинка не могла бы сказать, чья жизнь была проще и лучше, везде есть свои подводные камни, но что бы их прочувствовать, необходимо опуститься почти на дно. И всё же, как можно ограничивать себя в таком важном вопросе, как постройка отношений? Впрочем, что-то серьёзное не всегда и нужно. Адель сочла за лучшее не уточнять у двоюродной сестры на счёт лёгких интрижек. Вдруг той будет неудобно отвечать? Сама же заранее мысленно порадовалась за Николь, потому как оставаться в совершенном одиночестве и без внимания противоположного пола для такой красавицы просто недопустимо. Об увлечениях Риверз так же спросила неспроста. Как знать, а вдруг у них схожие вкусы хотя бы в этом вопросе? Было бы чудесно проводить друг с другом больше времени, при этом наслаждаясь любимым досугом. Однако ответ слегка разочаровал блондинку.
- Мое единственное увлечение – это восьми или десятичасовой сон, и позволить это я могу себе только на выходные. – Риверз сокрушённо вздохнула, но тут же встрепенулась и исправилась, одаривая Майлз понимающей улыбкой. – Поэтому выбраться куда-то не против, но точно не раньше полудня.
- Не переживай, сестрица, я не собираюсь выдёргивать тебя из постели раньше трёх-четырёх дня, сама ещё та соня, - девушка усмехнулась, а в голове пролетела триумфальная мысль: «Ну вот! Есть же сходства!»
- С этой работой я еще не успела посмотреть все достопримечательности города. Может, ты мне их как раз покажешь в какой-нибудь уикенд?
- Я буду очень рада провести экскурсию! – Риверз оживилась прямо на глазах. – Где бы ты хотела побывать? Остров Либерти, изучить Статую свободы? Метрополитен-музей? – Девушка быстро переплела пальчики, вспоминая другие интересные места в городе. – Как на счёт посещения квартала «Маленькая Италия»? Чайна-таун уже приобрёл мировую известность, но я тебя уверяю, итальянцы ничуть им не уступают. – Адель шаловливо улыбнулась и добавила. – А может, хочешь по старинке в Луна-парк? Помниться, тебе безумно нравились всякие аттракционы, собственно, как и мне, - девушка негромко рассмеялась, - в Нью-Йорке он один из лучших, да ещё и на океанском побережье, а вид… - она мечтательно прикрыла глаза, - просто сказочный. Если выбраться чуть дальше за границу города, то можно найти парочку ферм, почти на побережье, они разводят лошадей. Мы могли бы устроить небольшой пикник на пустынном пляже. Что думаешь? – Риверз вопросительно изогнула брови, а затем быстро добавила. – Можем взять кого-нибудь из твоих знакомых, большая компания – это так же отлично. Да к чему вообще, ждать уик-энда? Мы могли бы начать прямо сейчас!
Уловив некоторое сомнение Николь, блондинка сделала самое невинное личико, на которое была способна, а в глазах застыла вселенская грусть и немая мольба. А едва наметившаяся улыбка, как будто свидетельствовала об искренней надежде и застыла в ожидании чуда.

+1

9

Людям постоянно чего-то не хватает. Бедным - денег, богатым - искренней и чистой любви, женщины не перестают чахнуть без внимания, мужчины неустанно ищут разнообразия в постели. Человечество никогда не бывает довольно своим положением, ему всегда мало и, получив желаемое, они начинают хотеть еще, при этом запросы только возрастают. Бывают мечты большие, вроде хочу стать миллионером, а бывают маленькие и скромные – мне бы только прибавку к зарплате. Но разве хоть кто-то останавливается на этом? Или желает получить что-то одно? Нет, люди большие эгоисты. Они порой не осознают, что получив то, что так отчаянно желают, счастливее от этого не станут. С родственниками дела обстоят схоже. Тот, кто был единственным ребенком в семье, как правило, сожалеет, что у него нет братьев и сестер, наивно полагая, что нашел бы в их лице верного друга, соратника и крепкую поддержку – то, чего ему так не хватает среди множества знакомых. А вот тот, кто был не одинок, понимает, что не всегда большая семья – это так радужно, как кажется на первый взгляд. Этот человек отлично знает, что порой приходится бороться за родительское внимание, обижаться, когда сестре/брату купили конфету, а ему нет, или любят они их сильнее, чем тебя. Как ни крути, а в обоих случаях есть свои недостатки, вот только находясь на одной стороне, нам кажется, что на другой намного лучше. Как говориться: хорошо там, где нас нет. Николь являлась странным исключением из этого правила. Она смогла испытать на себе сразу оба приведенных примера. В детстве у нее был брат, и иногда она ревновала, считая, что потеряла любовь родителей, когда родился Питер, а ведь на самом-то деле это было не так. Просто она была взрослее и самостоятельнее, чем младенец, который еще ничего в этой жизни не умеет. То, что его не стало, целиком и полностью вина Николь, ведь это она не досмотрела за ним, не уделила ему должного внимания, не уяснила, что он еще не понимает, что выбегать на дорогу за мячом крайне опасно. Майлс не знала, какие бы у нее сложились отношения с Питером, если бы он до сих пор был бы жив. Дружили ли бы они или постоянно ругались? Стали бы друг другу поддержкой в момент потери родителей или начали бы яростно делить наследство? Теперь этого уже не выяснишь, но австралийке приятнее было думать, что если бы не тот злополучный день, рядом с ней был бы самый дорогой и близкий ей человек, который никогда не обидит грубым словом, не предаст, а всегда поддержит и будет рядом в трудный момент. Родных братьев и сестер у Николь уже никогда не будет, но она могла попробовать обрести лучшего друга в лице Адель. Все-таки среди всех других родственников, кузина была самой близкой по крови. Может, стоило дать ей шанс? Да, они обе совершенно разные, но ведь они родня и должны хотя бы попытаться, несмотря на то, что двоюродная сестра увлекается садо-мазохизмом и встречается с каким-то криминальным типом. Николь уже собиралась изменить свое решение, насчет совместного уикенда с Адель. Точнее, то самое решение, которое она приняла для себя, а оно было таковым - телепат просто хотела вежливо отмазаться от навязчивого предложения Риверз. Однако сестрица в очередной раз доказала, что отказов не принимает в принципе. Она тут же начала активно предлагать места, которые они могли посетить, перечисляя самые прекрасные достопримечательности Нью-Йорка. А в конце и вовсе вошла в кураж, предложив отправиться на экскурсию прямо сейчас! Николь немного шокировано смотрела на Адель. Такого напора она не ожидала и теперь была слегка смущена. В общем-то, если так подумать, Майлс минуту назад сама решила попробовать дать ей шанс и провести время на выходных вместе. К тому же, кузина всё так красиво описала, что австралийке тут же захотелось поскорее посетить все перечисленные места. Да и глазки строить она умела, правда, забывала, что напротив нее сидит не мужчина, а женщина, которая знает все эти уловки и сама пользуется ими в жизни.
- Ладно-ладно, - рассмеялась Николь, поднимая вверх руки так, словно сдается перед дулом пистолета.
– Уговорила, поедем сейчас. – Девушка намеренно пропустила мимо ушей фразу про большую компанию. Друзьями в Нью-Йорке она еще не обзавелась, а говорить об этом Адель было как-то стыдно, да и сестра порой так увлекалась, что забывала о возможных конфузах в процессе разговора. – Сегодня выбираю статую Свободы. Видела ее всегда издалека, а мне бы хотелось рассмотреть ее не только вблизи, но и изнутри. Оттуда, наверное, открывается потрясающий вид. – Мечтательно проговорила Майлс. – Ты давай доедай. Чем быстрее съешь, тем быстрее мы отправимся. – Заметив, что Адель не собирается опустошать огромное блюдо, а вместо этого потянулась за кошельком, австралийка недобро прищурилась. – Ты собираешься оставить все это здесь? – Спросила она. В общем-то, это было не удивительно. Кузина явно была богата и могла швыряться деньгами направо и налево. Николь не было жаль ее денег, было жаль саму еду. Кто-то старался, готовил, а она съела пару штук, а остальное можно выкинуть. В мире столько людей голодает, да даже в Нью-Йорке невероятно много бездомных, которые мечтают о куске хлеба, а такие как ее сестра просто выкидывают еду, которая могла бы накормить ни одного человека. – Я так понимаю, с благотворительностью ты не знакома. – С укором заметила Майлс, складывая руки на груди. – Чем же ты увлекаешься, сестренка? Какие у тебя хобби?«Кроме средневековых пыток и романов с уголовниками?» - в мыслях добавила она. - Вы не могли бы все это, - девушка указала на остатки роллов в огромном блюде официанту, который подошел, чтобы предъявить счет, - упаковать нам с собой? Спасибо! - Улыбнулась она молодому человеку. - Ты будешь показывать мне город, а я познакомлю тебя с благотворительностью. - Объявила Николь сестре, как только официант отошел от их столика. - Ты знаешь, сколько людей можно накормить этим?

Отредактировано Nicole S. Miles (2017-02-01 14:52:32)

+1

10

Нет чувства более сладкого и дурманящего, чем надежда. Оно лишает человека возможности мыслить здраво, при этом одолевая его сознание иллюзорными вымыслами. А вдруг это случиться? Ведь может же быть всё так, как мы запланировали? Почему счастливый финал обязателен только в сказках? Чем дальше человека уводят его мечтания, тем сильнее надежда. А возрастая, она почему-то даёт нам уверенность. Когда же воздушные замки рушатся, их обломки могут похоронить несчастного в самом прямом смысле. Не все способны пережить крушение надежд и выстоять перед ударом судьбы. Казалось, Адель напрочь забыла об этом. Она чувствовала надежду в своём сердце и скорее бы согласилась отрезать себе руку, чем лишиться её. Кузина же держалась более сдержано, но это и понятно. Пережив столько потерь, человек закаляется, становиться сильнее, но покрывается бронёй, пробиться через которую бывает сложно, пусть даже бьётся о преграду тот, кто желает добра с самыми чистыми намерениями. Риверз не винила сестру. Ей бы следовало наоборот, поучиться у Николь подобному, ведь тот образ жизни, который вела шпионка Альянса, никак не подразумевал открытость. И всё же… всё же, ей удалось чуток приоткрыть дверцу в сердце Майлз. Во всяком случае, искренний смех был интерпретирован блондинкой именно так.
- Ладно-ладно, уговорила, поедем сейчас.
- Ура! – Адель победоносно улыбнулась и, допив остатки чая, отставила пиалу от себя.
- Сегодня выбираю статую Свободы. Видела ее всегда издалека, а мне бы хотелось рассмотреть ее не только вблизи, но и изнутри. Оттуда, наверное, открывается потрясающий вид. – Мечтательные интонации в её голосе отозвались приятной тёплой волной в сердце Риверз. Нет, не права она была, посчитав, что Николь на неё совсем не похожа. А как же это стремление к прекрасному?
- Отличный выбор, мисс, - Адель с наигранно важным видом кивнула в ответ, - уверяю, вы не пожалеете.
Оставалось придумать самую малость, как провести кузину внутрь Статуи Свободы. В связи с террористической угрозой, остров Либерти несколько раз закрывался для посещений, затем вновь открывался, и так по кругу. То же самое относилось и к самой Статуе. Вначале экскурсии проводились исключительно до пьедестала, через чей стеклянный потолок можно было различить внутренние конструкции. Но разве это сравнимо с полным осмотром достопримечательности? Затем доступ был открыт вплоть до короны, венчающей голову Статуи, однако подобные экскурсии проводились крайне редко и для ограниченного количества человек, что создавало громадные очереди желающих. Риверз была уверена, что сможет обеспечить свободный доступ. С её-то даром они пойдут в любое закрытое место. Однако в белокурой головке зрело более глобальное желание. Ей уже не терпелось порадовать Майлз новыми впечатлениями, поэтому недоумённо взглянула на сестру, едва та заговорила.
– Ты давай доедай. Чем быстрее съешь, тем быстрее мы отправимся. – Риверз пожала плечиками и легко махнула рукой, подзывая официанта. Разыгравшийся аппетит блондинки был успешно усмирён, так что она не видела надобности объедаться дальше. Сейчас расплатиться по счёту и можно выдвигаться.
- Ты собираешься оставить все это здесь? – Какая-то тень неудовольствия просквозила в голосе Никки, от чего блондинка слегка прищурилась.
- Ну, да. Я уже наелась, так что если ты так же не голодна, мы можем собираться, - Адель искренне не понимала, в чём, собственно, дело.
– Я так понимаю, с благотворительностью ты не знакома. – Риверз недоверчиво смотрела на сестру, всё больше и больше запутываясь. Конечно же, она знала, что такое благотворительность. Состоятельные меценаты собираются на званые ужины, где приобретают какую-нибудь безделицу за непомерные деньги, которые затем пускают на благие дела, вроде пожертвований сиротским приютам. Сама она подобными вещами не занималась, но в какой-то мере поддерживала это веяние. Ведь люди сами вольны распоряжаться своим достатком, а так ещё и помогут кому-то. – Чем же ты увлекаешься, сестренка? Какие у тебя хобби?
- Я… - Риверз нахмурилась, раздумывая, что можно записать в свои увлечения. – Мне нравиться проводить время на природе. – Сказала и сама себе не поверила. Нет, ей действительно нравилось выбираться куда-то из вечной суеты мегаполиса, и даже не обязательно далеко. Но она уже забыла, когда выгадывала минутку для подобного времени наедине с собой. Адель сокрушённо рассмеялась и, опустив голову, покачала ей. Попалась на собственном же вопросе. – На самом деле, у меня редко бывают свободные дни, и их я стараюсь поводить горизонтально, желательно поперёк кровати. Есть ещё одно хобби. Я подрабатываю на одну организацию, ищу различные сведения, роюсь в сети, знакомлюсь с нужными людьми и продвигаю политику нашей компании в массы. – Риверз невинно улыбнулась, впрочем, это вышло не слишком убедительно. Хобби ценою в жизнь – вот что означала её работа на Чёрный альянс, но не рассказывать же об этом Николь. Даже отец Адель не был в курсе её дел. Меньше знают, крепче спят, и дольше живут. Подошедший официант спас её из опасного положения. Молодой человек наклонился к Майлз, держа руки позади спины, что бы выслушать очередное пожелание гостий.
- Вы не могли бы все это, упаковать нам с собой? Спасибо!
Брови Адель удивлённо изогнулись. В общем-то, официант так же был слегка ошарашен просьбой Никки. В заведениях подобного уровня всё несъеденной за столом плавно перекочёвывало в мусорный бак. Постоянные посетители, наверное, так же как Риверз, и не задумывались над такими жизненными вопросами, как отдать свой несъеденный ужин кому-то ещё или забрать с собой на дорожку. Однако желание посетителя – закон, поэтому официант медленно кивнул, забрал широкое блюдо со стола и важной походкой направился в сторону кухни.
- Ты будешь показывать мне город, а я познакомлю тебя с благотворительностью. Ты знаешь, сколько людей можно накормить этим? – Это было что-то новенькое. Риверз на пару секунд зависла, действительно стараясь подсчитать, но потом сообразила, что вопрос был скорее риторический и относился к её внутренним качествам, а не к количеству человек.
- Даже не представляю, - блондинка обречённо усмехнулась, не в силах противиться добрым побуждениям своей кузины, - но как ты собираешься всё это провернуть? Мы что, будем ходить по улицам и раздавать еду прохожим?
Представив подобную картину, Адель почти рассмеялась. Да на них же посмотрят как на дур непроходимых. Николь не переставала удивлять её. Неужели она каждый воскресный день ходит по приютам и раздаёт еду, или просто раз в месяц жертвует энную сумму денег на благотворительность? Похвально, тут спору нет, но… Себя на её месте Адель не представляла. Получиться интереснейший опыт! Официант скоро вернулся с объёмным пакетом, который и поставил на стол перед посетительницами.
- Будьте добры, рассчитайте нас, - Адель заранее достала из сумочки одну из своих кредиток и, не задумываясь о сумме в чеке, вручила её молодому человеку. Когда он вновь отбыл к платёжному терминалу, девушка слегка смущённо произнесла. – Николь, а как часто ты проводишь такие благотворительные акции? В смысле… я хочу сказать… Накормить бездомных не сложно, но ведь эти люди могут оказаться неблагодарными или озлобленными. Мне страшно представить, что будет, если на тебя нападёт стая таких личностей. – Её прервал вновь появившийся официант, который вручил Риверз карту и предоставил чек, где она и поставила свою подпись. Блондинка поднялась из-за стола и накинула свой плащ. – Ну, что? Идём творить добро и попутно развлекаться?

+1

11

Наверное, Николь озвучила свою просьбу слишком громко, раз услышали ее не только официант и кузина, но и несколько гостей ресторана, что сидели неподалеку от их столика. Заведение было элитным и посетители здесь в основном были из одного высшего класса с Адель, соответственно и реакция у них всех была весьма схожей на просьбу той, что не принадлежала к их кругу, а забрела случайно и самостоятельно даже чай оплатить не могла. Это видели все, но молчали, уповая на свое светское воспитание. Даже официант, что, по сути, является обслуживающим персоналом, искренне удивился просьбе Майлс. Остальные же смотрели с непониманием, осуждением и некой брезгливостью. Однако, если час назад, заходя в этот ресторан, Николь еще чувствовала смущение и свою неуместность в данном месте, то теперь она осмелела. Ей уже не было стыдно, что она не такая, как они. Пускай, у нее нет тысячи долларов в кошельке, и в любой другой день ее бы даже не пустили в этот ресторан, зато у Майлс было доброе сердце, а оно, на ее взгляд, было ценнее банковских купюр. В современном мире многое можно купить, но не самое дорогое. Например, нельзя купить молодость, дружбу, счастье или любовь. Можно делать бесконечное число пластических операций, но время все равно загонит тебя в гроб и смерти будет безразлично, как давно ты делала подтяжку или липосакцию. Можно приобрести пентхаус, яхту и машину, но радость от этих покупок будет мимолетной и через пару дней пройдет. Можно на ночь купить особу легкого поведения, но ее отношение будет не любовью, а только актерской игрой. При деньгах можно отыскать и влюбить в себя любого, но, увы, любить этот человек будет финансы, а не вас. Как только кредитка опустеет, станет ясно, кто настоящий друг, а кто всего лишь фальшь. Жаль, что богачи понимают это только, когда сами становятся банкротами и спускаются с небес на землю. Только тогда они начинают ценить то, что действительно важно, а до этого же момента морщат нос при виде таких как Николь. Если Адель была одной из этих людей, то Майлс хотела как можно скорее раскрыть ей глаза и остановить ее деградацию. Никогда не поздно измениться. Оставаться хорошим человеком можно и при деньгах, тем более что сестра была не так безнадежна. Она же не брезговала общением со своей родственницей, что была далека до финансового благополучия, и не чувствовала смущения, находясь с той в дорогом ресторане, а значит, еще не все потеряно.
Пока официант снимал деньги с карты и исполнял необычную просьбу, кузина рассказала телепату, что ей нравится проводить время на природе. Это было необычное заявление. Майлс не смогла скрыть своего удивления и скептицизма. Она еще слишком плохо знала свою сестру, но первое впечатление подсказывало, что наврядли Адель с ее идеальным маникюром и прической вытерпит хотя бы одну ночь в лесу. Скорее, в походе она станет первой, кто начнет жаловаться на комаров, дрянную еду, отсутствие сан. узла и мягкой перины. Всё-таки Риверз лучше смотрелась бы на лежаке огромной белой яхты или на берегу дорогого морского курорта. Вот там ей место! Может именно такой отдых на природе она имела ввиду? Словно прочитав мысли Николь, Адель рассмеялась и покачала головой, признавая свою оплошность.
– На самом деле, у меня редко бывают свободные дни, и их я стараюсь поводить горизонтально, желательно поперёк кровати. – Призналась она. Как ни странно, но у двух совершенно разных сестер с каждой минутой общения находилось все больше и больше общего. Так, например, выяснилось, что они обе в свои выходные дни предпочитают отдыхать пассивно, а не активно.
- Ты же вроде не вагоны разгружаешь, отчего такая усталость? – Перебила Николь кузину и та пояснила, что помимо клуба, она еще подрабатывает в какой-то организации сбором данных и выполнением мелких поручений. Телепат непонимающе нахмурилась. Насколько она могла судить, Адель в деньгах не нуждалась, это у Майлс каждый доллар на счету и понятно, почему она хватается за любую возможность заработать. Но к чему это Риверз? – Зачем тебе вторая работа? – Не удержавшись, спросила шатенка, глядя на собеседницу. – Прибыли от клуба не хватает на удовлетворение всех твоих запросов?
В этот момент к столику подошел официант. Он отдал Николь пакет с ролами, а Адель предоставил чек, на которой той предстояло расписаться.
- Даже не представляю, но как ты собираешься всё это провернуть? - Сетовала кузина, изящно расписываясь на бумаге. - Мы что, будем ходить по улицам и раздавать еду прохожим?
- Не прохожим, а нуждающимся. – Уточнила Майлс, поднимаясь со своего места. – Ты что никогда не видела бездомных? Впрочем, я не удивлена. Их ведь нет в верхнем Ист-Сайде. – Девушка пожала одним плечиком и улыбнулась официанту. – Большое спасибо, все было очень вкусно.
– Николь, а как часто ты проводишь такие благотворительные акции? - Надевая плащ, поинтересовалась Риверз. - В смысле… я хочу сказать… Накормить бездомных не сложно, но ведь эти люди могут оказаться неблагодарными или озлобленными. Мне страшно представить, что будет, если на тебя нападёт стая таких личностей.
- А почему они должны нападать на меня? – Удивилась телепат. – Я же не отбираю у них последнее и не пытаюсь убить, наоборот, даю им то, что могу, и в чем они нуждаются. Им не зачем проявлять в мою сторону агрессию. – Снова пожала плечами девушка.
– Ну, что? Идём творить добро и попутно развлекаться? - Навеселе спросила Адель, когда в ресторане со всем было покончено и можно было выдвигаться в путь.
- Пошли! – Улыбнулась ей в ответ Николь и сестры вышли из заведения. На улице стояла прекрасная погода. Солнце освещало улицы Манхэттена, в огороженных клумбам уже цвели деревья и зеленела трава. Вернувшихся с юга птицы пытались перепеть шум мегаполиса. Люди сменили зимнюю одежду на весеннюю и привычно спешили каждый по своим делам. Оказавшись на улице, Майлс полной грудью вдохнула свежий воздух и улыбнулась. – Ты на машине? – Услышав отрицательный ответ, она продолжила: - Нет, не нужно никого вызывать. Поедем своим ходом. У нас же экскурсия, верно? Значит, и вести мы себя будем как настоящие туристки. Так, - протянула шатенка, раздумывая, как им добраться, и оглянулась по сторонам, - сначала нам нужно отыскать метро и доехать до станции South Ferry. Где здесь подземка? – Посмотрев на сестру, спросила Николь, так как плохо ориентировалась в этом районе. Однако, судя по озадаченному виду, кузина вообще никогда не спускалась в метро. «Действительно, нашла у кого спрашивать» - усмехнулась Майлс. – Понятно, надо спросить у прохожих. Дерзай.

Отредактировано Nicole S. Miles (2017-02-23 22:03:26)

+1

12

Первое знакомство навсегда оставляет неизгладимое впечатление. Поверхностное мнение, порой оказывается ошибочным, но встречают-то всё-таки по одёжке. Впоследствии, могут быть разные повороты. Иногда люди, смеясь, вспоминают возникшие недоразумения, а могут печально качать головой, жалея о том, насколько были слепы. Сегодня Адель хотела произвести хорошее впечатление на свою кузину, но не потому, что желала обмануть, просто старалась не показывать свои дурные стороны, чтобы не спугнуть. У каждого есть свои недостатки, но если положительные качества перевешивают, человек считается хорошим. Риверз не стала бы давать самой себе оценок, но всё-таки склонялась к тому, что она не чудовище. А вот что бы и другие люди разглядели в ней то же самое, нужно стараться. Что ж, девушка была упорной. А когда упрямство подкреплено личным интересом, можно свернуть любые горы. Ей действительно хотелось удивить свою кузину, более того, Ада вдруг поняла, что не прочь поработать сестрой милосердия и накормить страждущих. Может, ей самой понравиться, чем чёрт не шутит? В голове всё ещё продолжались крутиться мысли об абсурдности сего мероприятия, но решимость возрастала с каждым мигом. Это было похоже на давно забытые воспоминания, которые похоронены под слоем сиюминутных дел. Николь заблуждалась на её счёт, полагая, что сестра никогда не контактировала с бездомными, нищими и другими маргинальными личностями. В нелёгкий период после смерти матери, куда только не забрасывала её судьба и слепое желание забыться. Дешёвые мотели шли в одном перечне с шикарными номерами люкс, грязные забегаловки чередовались с ресторанами премиум класса, а рассвет она могла встретить как в компании известных музыкантов, так и на пустынной набережной, где её соседями являлись бомжи, что греются возле едкого дыма из мусорного бака. Раньше ей нравилось разнообразие этой жизни. Адель с лёгкостью познавала все стороны человеческого общества, не деля по категориям. Но потом это прошло. Перебесилась. Устала бежать от той жизни, к которой с детства была приучена, потому что воспоминания перестали доставлять душевные страдания. Она вновь вернулась в свою среду – комфортную, изобильную, полную достатка и власти. Здесь было её место, глупо отказываться от того, что имеешь. Впрочем, Риверз успела за эти несколько лет понять простую истину – человек делает себя сам. Любой бомж способен искупаться в Гудзоне, постричься и устроиться дворником, не великое дело, но начало к нормальной жизни будет положено. Любой бизнесмен может допустить ошибку, прогореть и скатиться под бок к тому пресловутому бомжу. Иногда человек не может выкарабкаться из самых низов, ему мешает что-то внутри него, апатия или слабая воля, обречённость или банальная лень. В некоторых случаях ему можно помочь, подтолкнуть и заставить действовать. Вот это благой поступок, который гарантировано принесёт плоды. А еда… Риверз относилась к такой благотворительности скептически. Может быть, съев кусок хлеба, несчастный не умрёт сегодня, но отдаст богу душу на следующий день. А может, он поверит в человеческую доброту и начнёт действовать, меняя свою жизнь к лучшему. Тут же не угадаешь. Но в любом случае, ничего дурного из-за кормёжки бомжей не выйдет. Адель не просто так интересовалась у Майлз на счёт её безопасности. Нередко рядом с лицами без определённого места жительства ошивались беглые преступники или другие криминальные личности, они-то и могли напасть. По молодости Риверз об этом не думала, слепо доверяя своим сверхсилам, которые нередко давали сбой, но теперь смотрела на свои идиотские поступки трезво, без примеси затянувшегося максимализма и глупой бесшабашности, которая проявлялась под действием горя. В любом случае, пока Адель находиться рядом с кузиной, ничего дурного не произойдёт, так что возмущаться и остерегать Никки не имело смысла.
Когда они вышли на улицу, блондинка довольно зажмурилась, будто кошка, что греется на солнышке. Им определённо везло с погодой. Приподнятое настроение буквально толкало совершать героические поступки во славу благодетели. И зачем над Нью-Йорком периодически появляются тучи?
– Ты на машине? – Риверз обернулась к своей не менее довольной кузине. Транспорт никогда не был проблемой, наверное, и теперь Джей успеет подобрать их в ближайшее время, не успеют дойти до конца квартала.
- Нет, я отпустила водителя, - она принялась копаться в своей сумочке, стараясь нащупать мобильник в этой чёрной дыре, - сейчас всё устроим, вызвать не проблема.
- Нет, не нужно никого вызывать. Поедем своим ходом. У нас же экскурсия, верно? Значит, и вести мы себя будем как настоящие туристки. – Адель прекратила свои попытки изловить телефон и вопросительно уставилась на свою спутницу. «Туристки, значит… Ну, посмотрим» Она уже давно чувствовала себя в Большом яблоке, как дома. Однако теперь оглядела улицу так, как будто была здесь впервые. Что может быть незнакомого и удивительного на обычной мостовой рядом с шоссе и торговыми центрами? - Так, сначала нам нужно отыскать метро и доехать до станции South Ferry. Где здесь подземка?
Риверз облизнула губы и улыбнулась, насмешливо глядя на свою кузину. Впрочем, веселье в её глазах относилось в большей мере к собственной не профпригодности в таких житейских вопросах, как метрополитен. Нет, что-то она, конечно, знала, и смогла бы доехать в любую точку города, уж не маленький ребёнок, в конце-то концов. Однако это заняло бы не в пример больше времени, чем ожидание машины.
- Понятно, надо спросить у прохожих. Дерзай. – Кажется, эта девушка умела читать мысли. Ну, либо на лице Адель была написана вся палитра чувств, которая отражала ход её размышлений.
- Кто? – Девушка удивлённо подняла брови, как будто резко разучилась общаться с людьми. – Я? – Её миниатюрный пальчик ткнулся себе в грудь. Но после осознания всей комичности данной ситуации, Адель беззаботно рассмеялась. Небось, видок она имела тот ещё. – Легко! – Лицо блондинки приобрело самый сосредоточенный вид, но в глазах застыло ребячье озорство. Девушка быстро оглядела толпу прохожих. Их уже начали обходить, недобро косясь на копуш. Мимо как раз проходила какая-то пожилая леди постпенсионного возраста, двигалась она настолько медленно, что внезапное торможение почти не повлияло на конечное время в пути. – Простите, - Риверз перегородила бабуле дорогу и лучезарно улыбнулась, - вы не подскажете, в какой стороне ближайшая станция метро? Мы с сестрой, - мимолётный взгляд и улыбка в сторону Никки, - немного потерялись в этой суматохе.
Бабулька что-то пробурчала себе под нос на счёт несносной молодёжи и устало махнула рукой вперёд себя. Видимо, где-то там была подземка. Такой ответ вполне удовлетворил Риверз. Она взяла кузину под руку и направилась по заданному маршруту, стараясь ловко лавировать в толпе прохожих.
- Ну, как я справилась? – Девушка шла, слегка посмеиваясь. Через каких-то 500 метро на горизонте замаячила заветная табличка. Адель, не сбавляя скорости, спустилась по ступенькам в холл метрополитена и озадаченно взглянула на турникеты. Слегка покрутив головой, она обнаружила в соседнем углу кассу, куда и направилась бодрым шагом, предварительно обронив почти на ходу:
- Я мигом, - на покупку билетов действительно не потребовалось много времени, посреди рабочего дня очередей не наблюдалось. Риверз взяла сразу несколько поездок и, предварительно пропустив Николь, последовала за ней. Воздух подземки казался совершенно другим, каким-то таинственным, особым, больше нигде его не встретишь, но безошибочно определишь. Риверз это нравилось. Своя атмосфера, своя инфраструктура, целый мир, если уж так разобраться.
- А теперь в какую сторону? – Уже стоя на перроне, Ада вопросительно взглянула на Майлз, после чего углубилась в изучение узлов переплетения линий и станций. – Если я правильно поняла, то нам на запад. Пошли сюда, - она потянула кузину за собой. Стоило им забежать в вагон. Риверз прислонилась к противоположной входу двери, оглядывая редких пассажиров. Вполне обыденная картина. Бомжей среди них не наблюдалось. – И кого тут кормить? – Девушка с интересом и лёгкой иронией обратилась к двоюродной сестре, стараясь перекричать грохот поезда. – Теперь твой черёд проявлять инициативу.

+1

13

С первого же взгляда на двух сестер становится ясно, что они представительницы разных слоев населения и вращаются в совершенно не похожих кругах, несмотря на то, что являются достаточно близкими родственниками. Что для одной считается зоной комфорта, то для другой - настоящей комнатой ужасов. Однако иногда полезно вылезти из «панциря», выйти за пределы привычного образа жизни и окунуться в совершенно не типичную для тебя сферу. Это тяжело морально, но, как ни крути, благотворно влияет на развитие, показывая все аспекты жизни. Это касалось, как Адель, так и Николь. Обеим будет не только полезно, но и интересно пару часов пожить жизнью другой. Это, несомненно, должно было их сблизиться и наладить взаимопонимание, которое пока было слегка натянутым между ними. Именно поэтому телепат сама для себя решила, что если кузина с достоинством пройдет все испытания сегодняшнего дня, который негласно вдруг стал посвящен Майлс, то она, так и быть, согласится прийти к сестре в клуб и повеселиться так, как привыкла Адель. А пока же Риверз храбро примеряла на себя роль обычного среднестатистического жителя Нью-Йорка, неизбалованного большими деньгами. Как ни странно, она довольно быстро смогла обрести комфорт в дискомфорте. Искренне удивившись поначалу, блондинка шустро принялась оправдывать возложенные на нее надежды. Поймала какую-то старушку на тротуаре и, перегородив той путь, выпытала у нее, где находиться ближайшая станция метро, а затем взяла под локоток наблюдавшую за всей этой картиной Николь и повела в подземку.
- Ну, как я справилась? – Спросила Адель с глазами наивного ребенка, который только что выполнил, как ему кажется, очень важное задание взрослого, которое на самом деле было пустяковым. Майлс легко рассмеялась на такую детскую реакцию, позволяя сестре себя вести по дороге.
- Как ни странно, пока ты справляешься, - с улыбкой ответила австралийка, поощряя Риверз, - хотя, если признаться честно, не думала, что ты сможешь. – Тут же сказала правду Николь, надеясь, что кузина не обидится на нее за излишнюю откровенность. В конце концов, им нечего друг от друга скрывать, они же родственницы, которые только-только снова обрели друг друга. – Ты молодец.
Вскоре девушки дошли до заветного входа в метро. Они спустились вниз по лестнице, прошлись по просторному переходу и вышли к турникетам. Майлс продолжала внимательно наблюдать за Адель, ведь та выглядела забавно, почти как доисторическая первооткрывательница, полная энтузиазма, решительности и легкой растерянности. Немногочисленные люди, что входили и выходили из метро, настороженно косились в сторону ухоженной блондинки в дорогой одежде и на высоких каблуках. Таких цац тут редко можно встретить, ведь те обычно пользуются личным транспортом, а не общественным, а посему являлись настоящими диковинками в подобных местах. Это как встретить слона в лифте офисного здания прямо в центре Манхэттена. Но и Адель было чему удивляться. Она смотрела на турникеты, как баран на новые ворота и как будто не понимала, что они тут делают и почему не пропускают ее высокопоставленную персону. Впрочем, смятение быстро прошло. Стоило только заметить кассы с билетами, как кузина сообразила, что ей надо делать. «Даже не думала, что будет так забавно» - подумала про себя Николь, провожая сестру взглядом, и не переставая улыбаться. – «Она как с луны свалилась» Вскоре билеты были куплены и девушки без проблем прошли турникеты. Они спустились еще ниже под землю, пока не оказались на широком перроне, с обеих сторон которого проходили железные пути. На платформе было жарко и душно, температура в метро всегда была градусов на 10 выше, чем на улице. Помимо Николь и Адель на станции было еще несколько человек. Катастрофически мало по сравнению с час пиком.
- А теперь в какую сторону? – растерянно спросила Риверз. Майлс только пожала плечами, вытащила из сумки какую-то бумажку, сложенную в несколько раз и протянула ее сестре.
- Это карта метрополитена. Изучай, - хитро улыбнулась она, но кузина и тут не испугалась трудностей, хотя в этой карте даже черт мог ногу сломить. Около минуты блондинка изучала линии и маршруты, а затем выдала свой вердикт:
– Если я правильно поняла, то нам на запад.
- Если? – Язвительно уточнила австралийка, утягиваемая сестрой в вагон подошедшего поезда. Николь успела бросить взгляд на цифровое табло, быстро определяя по расписанию, когда должен прийти их поезд. Риверз повезло, методом тыка она пока следовала по верному маршруту. – Не прислоняйся, - взяв за руку Адель, телепат заставила ее сменить положение и больше не подпирать двери. Те могли и на ходу открыться, не говоря уже о том, что выходы на следующей станции могли быть именно с этой стороны. Вагон тронулся и понесся на бешеной скорости по темным туннелям. Покачиваясь из стороны в сторону, Николь подошла к свободной скамье и опустилась на нее, приглашая жестом руки кузину сесть рядом.
– И кого тут кормить? – спросила сразу же та.
- Тут? – Удивленно переспросила Майлс. – Никого. В метро бездомных можно увидеть только зимой, но не летом. Для них тут слишком жарко. Хотя парочку можно встретить ночью и то в дождливый день. – Говорила она на ухо Адель, чтобы та могла лучше расслышать ее через громкий шум поезда. – Не все сразу. Будут тебе бездомные еще. Потерпи. – И она улыбнулась.
– Теперь твой черёд проявлять инициативу. – Внезапно заявила Риверз, отчего Николь слегка опешила.
- В смысле?
Ответить кузина не успела, так как на следующей остановке в вагон зашли другие пассажиры, а еще бродячие артисты. Оба темнокожих в реперской одежде. У одного был магнитофон, который он тут же включил и весь вагон наполнился музыкой хип-хопа, а второй начал танцевать, вытворяя потрясающие трюки из брейк-данса. Было интересно наблюдать за этими парнями. Под конец своего маленького представления, тот, что танцевал, снял бейсболку с головы и прошелся по вагону, собирая деньги за развлечение. Кто-то из пассажиров клал в кепку деньги, кто-то нет. Проходя мимо двух сестер, Николь отдала ребята 50 центов и посмотрела на Адель. Ей было интересно, как поступит кузина. Еще через остановку в вагон снова вошли, на этот раз это были песни под гитару. Через минут пятнадцать девушкам надо было сделать пересадку и они вышли из вагона, ловко маневрируя среди других людей. Так как бразды правления телепат отдала своей кузине, они пару раз заблудились в огромном метрополитене. Запутаться в бесконечных развязках было проще простого. Австралийка и сама первое время путалась, но сейчас уже освоилась и поэтому, сжалившись над Адель, она вывела их на нужную линию. Через полчаса сестры были на станции South Ferry, однако это было не окончание их пути. Еще предстояло взять билет на паром и на нем перечь залив, чтобы добраться до статуи Свободы. Девушки вышли из метро и вздохнули с облегчением. После духоты подземки свежий воздух казался особенно пьянящим. Николь и Адель пошли по тротуару вперед, в ту сторону, где ориентировочно должны были находиться кассы.
- А вот и бездомные, - шепнула телепат кузине, кивая прямо. Там вдоль стены в ровный ряд сидели попрошайки. Все они были одеты в пыльную, грязную и поношеную одежду, а если подойти ближе, то можно было ощутить терпкий запах давно немытых тел. У женщин лица были в каких-то разводах, у мужчин были щетины и бороды. Перед каждым стоял пластиковый стаканчик или головной убор, куда прохожие бросали деньги. А еще у некоторых бродяг были таблички из картона, на которых были написаны просьбы в помощи. Однако Николь знала, что не все они действительно нищие и бездомные. Некоторые таким образом обманывают добрых граждан и выпрашивают деньги, которые, по сути, у них есть. Найти настоящего человека без места жительства было легко. Тот, кто голоден - всегда возьмет еду и скажет спасибо, а тот, кто сыт, попросит денег вместо пищи. Майлс тихо рассказала об этом Адель. – Ничего не бойся, я рядом. – И она подтолкнула сестру вперед, заставляя выбрать того, кому она отдаст целый пакет роллов.

Отредактировано Nicole S. Miles (2017-03-13 13:40:06)

+1

14

Постепенно Адель вспоминала это чувство первооткрывателя. Будучи в Нью-Йорке в первый раз, она излазила этот город вдоль и поперёк, помнила многие неприметные тропки и знала, как попасть из какого-нибудь заброшенного парка на центральные авеню. Всё это дремало в её памяти, но никогда не покидало девушку. Просто с течением времени то, в чём нет ежедневной необходимости, отмирает само собой. Впрочем, пока Риверз не успела окончательно превратиться в одну из "светских львиц", которые с содроганием слушают о быстром перекусе хот-догом и участливо интересуются, во сколько обошёлся визит в ближайшую реанимацию. Наверное, именно поэтому Адель всегда с лёгкостью удавалось подстраиваться под любую ситуацию, за это же и ценило руководство. На светских раутах она могла поддержать беседу и быть своей рядом с селебрити, в дешёвых забегаловках она не видела ничего ужасного и казалась одной их тех, что работают ради куска хлеба. Прочувствовать ситуацию и вести себя так, как того от неё ожидают - это было одно из её умений. Но одно дело работа. Когда ты знаешь, что выполнив задание, вернёшься в привычную среду. Сегодня же Риверз хотела совершить обратное - сделать среду под себя, а значит, требовалось измениться не только внешне в манере общения, но и внутренне - впитать в себя многое из того, что ранее было не нужным. Однако подобная задача только на первый взгляд казалось чем-то сложным. Это уже было в ней, так что теперь просто требовалось выпустить наружу воспоминания. Вот только изменения занимают определённое время. Они уже происходили, но до финальной точки было, как до Статуи свободы, пешком и на карачках. Адель так давно не спускалась в метро, что забыла об элементарных правилась безопасности. Хорошо, что рядом была сестра. Майл вовремя оттащила её от двери, предложив более удобное, а главное безопасное, сидение. Риверз еле сдерживала смех. Да, невнимательная она, но с кем не бывает. Зато Никки может наглядно прочувствовать на себе, каково это нянчиться с малым ребёнком, а именно так себя блондинка и ощущала. И ей это нравилось! Дети смотрят на этот мир по-другому, им всё интересно, они жаждут небывалых свершений и захватывающих приключений, которые могут накопать даже в самой банальной затее. А чем кормёжка бомжей отличается от героического подвига? Правильно, только деталями. В остальном же присутствует и самоотверженность героев, и добрый умысел, спасение невинных от голодной смерти и почётное звание избавителей. Не каждый день Риверз доводилось делать что-то подобное, а лучше сказать - не каждый год. Она по-прежнему считала эту затею чем-то несуразным, но любопытство уже давно одержало верх, так что шпионка была готова следовать за Майлз по пятам хоть на край света в поисках голодных и обездоленных. К сожалению, в вагоне метро таковых не оказалось. Чуть склонившись к кузине, Николь объясняла ей прописные истины, от чего у Риверз сложилось стойкое ощущение, что она могла бы запросто написать диссертацию на тему "Самобытность и выживание бомжей в условиях крупного мегаполиса". Адель скептически хмыкнула, не желая представлять, откуда Никки так много известно, а что бы угомонить своё разыгравшееся воображение, блондинка включила логику и сделала вывод, что кузина просто часто ездит в метро и обладает хорошей наблюдательностью.
Когда поезд начал затормаживать, Риверз прислушалась к голосу из динамика. Нет, их станция была впереди. Какое-то смутное воспоминание подсказывало девушке, что поезда останавливаются не на всех станциях метрополитена, а значит, был риск проскочить нужную. Или это специальные составы, помеченные каким-то определённым образом? Память всё-таки подводила, зато удача всё ещё была с ней. Сели же они в нужный поезд. В распахнутые двери вагона хлынули пассажиры. Здесь их было гораздо больше, а ко всему прочему добавились какие-то непонятные личности, которые давали представление прямо в вагоне. Адель заинтересованно глядела разыгравшееся на шоу, неосознанно придвигаясь ближе. Вот это ей уже нравилось! Ребята не побирались, сидя на ступеньках, они зарабатывали, как умели. И пусть огромный доход им не светил, зато они делали то, к чему лежит душа. Им действительно нравилось выступать перед небольшой аудиторией, они реально ловили кайф от того, чем занимаются. С лица блондинки не сходила довольная улыбка, а когда выступление подошло к концу, она не задумываясь ни секунды полезла в свою сумочку. На этот раз девушка возилась меньше, она вытащила первую попавшуюся купюру и сунула в кепку пареньку. По его округлившимся глазам Адель поняла, что сделала что-то не так, но что именно, так и не смогла сообразить. "Сто долларов мало? Ну, ладно, есть ещё..." Риверз поспешно опять сунула руку в сумочку, но не успела добавить наличных, так как парень со своим другом пулей вылетели из вагона. Недоумённо пожав плечиками, Адель хотела поинтересоваться у своей кузины, в чём, собственно, дело, однако её внимание переключилось на следующих гостей такого музыкального вагона. Гитаристы успели исполнить пару композиций, пройтись вдоль пассажирских рядов, собирая заслуженные деньги и выйти на следующей станции. Адель нравилась авантюра, в которую она нечаянно угодила, всё больше и больше. Настроение из хорошего плавно превращалось в отличное. Когда же Николь потянула её на выход, блондинка послушно последовала за ней, предвкушая очередные развлечения. Впрочем, на этот раз их ожидали не музыкальные представления, а самые что ни на есть головоломки. Успев поплутать в переходах, им наконец-то удалось достичь конечной точки маршрута. Поднявшись на поверхность, Адель огляделась и, признав местность, удовлетворённо кивнула головой. Дальнейшую дорогу она хорошо помнила, так как бывала здесь несколько раз. Идя вдоль пристани к кассам, девушки наслаждались ясным и таким по-летнему тёплым майским днём, когда Никки остановила её и указала в сторону группы людей прямо по курсу. Или лучше сказать тех, кто когда-то были людьми?
- А вот и бездомные, - Адель тяжело вздохнула, скептически поглядывая на кузину. Она уже почти рассчитывала, так никого и не встретить, но от судьбы, как говориться, не уйдёшь. Получив последние напутствия от Николь, Риверз взяла пакет с едой из её рук и двинулась дальше в одиночестве. Чем ближе она подходила к этим людям, тем сильнее в ней закипало возмущение. У них же у всех есть родственники, ну, или почти у всех! Как они могли допустить подобное? Как сами эти несчастные могли скатиться на самое дно и ничего не предпринимать, что бы выбраться из этой социальной ямы? Не считать же попрошайничество действенным способом! Жалость и омерзение боролись в Риверз почти на равных, но в итоге победила смелость. Она не думала, что от этого поступка хоть чья-нибудь жизнь кардинально измениться, однако перебороть в себе брезгливость - это ещё один шанс доказать самой себе, на что она способна. С её родом деятельности, такое точно не будет лишним, ведь никогда не знаешь, какое задание будет следующим.
- Добрый день, - блондинка остановилась напротив самого ближайшего бомжа, с профессиональным интересом разглядывая его внешность. Мужчина лет сорока, хотя теперь ему меньше пятидесяти никто бы и не дал. Перегар чувствовался даже на расстояние, годами не стираная одежда потеряла вообще все намёки на изначальный цвет, а в глазах этого человека, обращённых в сторону незнакомки, читался шок. Скорее всего, с ним никто не заговаривал первым уже много-много лет. - Вы хотите есть?
Риверз присела рядом с ним на корточки, вопросительно прищурившись, и подняла вверх пакет с едой. Казалось, этот мужчина окончательно разучился говорить, потому что только мычал в ответ.
- А может, вам нужны деньги? - Адель подкупающе улыбнулась и сделала жест рукой, как будто хотела залезть в сумочку. Она как раз висела на левом плече, почти касаясь асфальта и в свободном доступе. Бомж, к которому обращалась блондинка, сначала закивал головой, потом замотал, а следом вообще затряс руками. Риверз была сбита с толку, не понимая, на что тот согласен, а может, и нет, или вообще её прогоняет. Впрочем, выяснить это на месте ей не удалось. Краем глаза девушка наблюдала за остальной группой лиц без определённого места жительства. Все они так же были заинтересованы странным участием, которое проявляла на вид обеспеченная гостья, но одного, самого молодого хоть и изрядно побитого человека, больше привлекало её имущество, чем сама блондинка. Он резко подорвался с насиженного места и ринулся к Адель, моментально срывая женскую сумочку с плеча. Чего-то подобного Риверз и ожидала, поэтому в тот же миг активировала свой дар. Она резко встала на ноги и обернулась к грабителю.
- Стоять! - Холодный металл в её голосе был способен затормозить локомотив. Этот человек успел сделать ещё несколько шагов, после чего обернулся и застыл, глядя на Адель влюблёнными глазами. "Какой кошмар..." Риверз вымученно улыбнулась этому типу. Таких поклонников у неё ещё не было. К счастью, к большому, самому огромному счастью! - Верни мне сумку и проваливай на все четыре стороны, - Риверз говорила уже спокойнее, но добиться от себя нужного тембра голоса, который бы заигрывал или давал надежду одурманенному феромонами человеку, так и не смогла. Бомж всё с тем же обожанием в глазах вернулся к ней и передал украденную вещь, только уходить от объекта своих чувств не спешил. Адель вовремя додумалась снять своё воздействие, после чего с грозным видом двинулась к нему. Дальнейшее оказалось предсказуемо - этот человек дал дёру. Собственно, на этом эксперимент можно было считать завершённым, разве что...
- У вас очень бледный вид, - блондинка вновь присела перед мужчиной, который не мог связать и пары слов, только уже не спрашивая, разложила перед ним на пакете часть принесённой еды, вручив остальное другим бомжам. - Это съедобно, честное слово, - мимолётная улыбка, в которой прослеживалась мягкость и сострадание, сменилась деловым выражением лица. Девушка подошла к своей кузине. - Такая благотворительность засчитывается? - Хитрый взгляд на сестру, а после Риверз усмехнулась и качнула головой. - Идём, иначе пропустим наш паром. Насколько я помню, он отправляется через десять минут.

+1

15

Николь внимательно следила за Адель. Во-первых, ей было любопытно, как будут развиваться события дальше. Кузина родилась и выросла в благополучной семье, и наврядли когда-нибудь ее высокопоставленная персона снисходила до таких вещей, как кормежки бездомных. Предугадать действия сестры было практически не реально, потому-то и было интересно, как Риверз поведет себя в нетипичной для нее ситуации. Если судить по приключениям в метро, зрелище обещает быть очень увлекательным. А во-вторых, Майлс держалась рядом, чтобы в случае чего оперативно прийти на помощь и защитить кузину. Еще неизвестно, как отреагируют бездомные на еду из рук такой цацы, как Адель. Ведь такие как она не обращают внимания на бомжей, они обычно просто проходят мимо, еще и пнуть могут, если те мешаются под ногами. Но жители улиц тоже гордые и не дадут себя в обиду. Мало ли, что у них перемкнет в голове, когда Риверз приблизится. Лучше быть рядом и начеку.
Кузина неохотно приближалась к шеренге бродяг. Неосознанно она морщила свой маленький носик, выдавая тем самым свое отвращение и нежелание участвовать в авантюре Николь, впрочем сердце оказалось не таким уж черствым и приподнятые брови показывали, что Адель жаль этих несчастных. И все же она, во что бы то ни стало, вознамерилась исполнить задуманное. Раз пообещала, значит надо исполнить. Девушка выбрала из толпы бомжа, который наверное показался ей самым приличным, и подошла к нему. Представители двух разных социальных классов встретились взглядами и каждый из них отнесся с настороженностью к другому. Бродяга и вовсе, кажется, испытал глубокий шок. Адель поздоровалась и, присев на корточки, предложила ему еду. Мужчина в серой одежде смотрел на нее, как на выжившую из ума чокнутую. Даже слова вымолвить не мог. Николь же прятала улыбку и рвущийся наружу смех в ладонь. Остальные бездомные так же заинтересованно наблюдали за любопытнейшей картиной, когда вдруг один из них неожиданно подбежал к блондинке, сорвал сумку и бросился прочь. Майлс ахнула, моментально растерявшись. Если бы она не «усыпила» телепатию, этой ситуации не произошло бы. Она бы прочла мысли грабителя заранее и помешала бы ему, но чтобы не узнавать о сестре пикантных подробностей, австралийка «выключила» способность.
В Нью-Йорке грабежи были обычным делом, мелкая преступность процветала, и бороться с ней  было тяжело. Украденные сумочки, если и возвращались, то только добрыми самаритянами и без ценных вещей. Догнать этого воришку казалось невозможным, и мысленно Николь уже попрощалась с сумочкой Адель. Даже приготовилась извиняться, так как это произошло отчасти по ее вине. Однако двоюродная сестра повела себя совершенно не типично. Телепат думала, что она испугается, начнет кричать, размахивая руками, но она, казалось, была морально готова к такой ситуации. Резко встав, блондинка приказным тоном повелела грабителю остановиться и, о чудо, тот послушался ее! Глаза бродяги горели каким-то непонятным обожанием и похотью. Наблюдая за тем, как паренек подходит и возвращает сумку Адель, Николь просто не могла поверить своим глазам. Воришка исполнял каждое ее требование! Это было невероятно! Грозно взглянув на грабителя, Риверз его испугала, и он убежал, а все бомжи тротуара перевели ошарашенные взгляды на странную блондинку. А Адель, ни на кого не обращая внимания, отдала часть роллов сначала тому, кого выбрала среди толпы, а потом и всем остальным. Закончив, она с довольным видом вернулась к все еще удивленной и растерянной сестре.
- Такая благотворительность засчитывается? – Самодовольно спросила кузина, подхватывая Николь под локоть. - Идём, иначе пропустим наш паром. Насколько я помню, он отправляется через десять минут.
- Как ты это сделала? – Шокировано спросила Майлс, когда девушки зашагали по тротуару в направлении билетных касс. – Ты что дудочник-крысолов? Ох, черт, - тут же выругалась она, как только увидела огромную очередь к кассам. – Похоже, мы не успеем купить билеты на этот паром. – Со вздохом расстроенно произнесла австралийка, вставая в конец вереницы. Обернувшись, она заметила не менее длинную череду людей на водный транспорт. – Мы простоим тут не меньше часа.

Отредактировано Nicole S. Miles (2017-04-06 14:40:07)

+1

16

Скрывать свой дар, применяя его, когда заблагорассудиться - это талант. Обычно Риверз спасало одно – людской скепсис по отношению к чему-то сверхъестественному. Многие люди верят в призраков и НЛО, но представить, что рядом с ними день за днём живут носители экстраординарных способностей - нет, на такое ни один человек в здравом разуме не подпишется. Естественно, пока наглядно не убедиться, и желательно, несколько раз подряд. Её феромоны невозможно рассмотреть невооружённым взглядом, её воздействие было сравнимо с ювелирной работой, навеянное извне физическое притяжение никак не вычислить, потому что не к уродине какой-нибудь тянет, а резкая симпатия объяснялась феноменом любви с первого взгляда. Риверз обычно не требовалось давать пояснений, человеческий мозг сам отыскивал то, во что ему легче поверить, а затем старался быстрее забыть, как странный сон. Однако наблюдатели со стороны путали все карты. Внимательный человек способен распознать резкую смену поведения и странную тягу, которой не было секунду назад. Впрочем, и здесь непосвящённому нечего ей предъявить. Именно поэтому Адель не особенно размышляла, стоит ли применять феромоны при кузине.
- Как ты это сделала? - Блондинка удивлённо взглянула на Майлз, а заметив круглые глаза, несколько напряглась.
- Что именно? Если ты сейчас начнёшь говорить, что я как-то неправильно кормила бомжей, то я потребую от тебя мастер-класс, учти, - девушка старалась перевести всё в шутку, но кузина не сдавалась.
– Ты что дудочник-крысолов? - "Какая наблюдательная... Но с крысами я не работаю, животные не мой профиль" Адель мелодично рассмеялась, оглядываясь по сторонам. На пристани было полно народу, однако никто не обращал на них внимания. С сестрой же проблем возникнуть не должно. Да и что она может предъявить по факту?
- А разве тот мужик - ребёнок? Никки, это просто сила внушения, - Риверз быстро улыбнулась, сворачивая к кассам, - главное, дать понять, кто тут главный. Проблемы ни к чему даже тем, кому терять уже нечего.
Так себе объяснение, но доля истины в нём присутствовала. От дальнейших расспросов шпионку спасла длиннющая очередь, которая начиналась в трёх шагах от них, а заканчивалась где-то там, за горизонтом. Риверз мысленно содрогнулась. Она и подумать не могла, что будет столько желающих посетить остров Либерти. Наверное, подобное нашествие было связано с открытием туристического сезона.
– Похоже, мы не успеем купить билеты на этот паром. - Адель нахмурилась. Они так здорово проводили время вместе, а заминка могла поубавить пыл Николь. – Мы простоим тут не меньше часа.
- Нет уж, - девушка отпустила руку кузины и перекинула сумочку через другое плечо, проверяя надёжность ремешка. Одной попытки кражи в день с неё было вполне довольно. - Мы успеем на паром, у нас есть ещё целых семь минут. Постой здесь, что бы я тебя не потеряла в этой толкучке. Я мигом.
Адель улыбнулась своей сестре и быстро подмигнула, после чего заспешила к кассам. Под настороженные взгляды всей толпы блондинка подошла к молодому человеку, который стоял вторым в очереди.
- Простите, - она легонько дотронулась до его плеча. За те доли секунды, пока парень оборачивался в её сторону, поток феромонов успел завладеть его разумом, напрочь вытесняя желание поскорее купить билеты, страшный солнцепёк, на котором он жарился последние сорок минут и девушку, что хмурой тенью держала его под руку. - Я вернулась как раз вовремя. - Её ослепительная улыбка понравилась всем, кроме его раздражённой пассии.
- Без сомнения! - Парень, казалось, уже не замечал, что пришёл сюда не один. Он выпустил руку своей избранницы, а затем вообще повернулся к ней спиной, пожирая глазами Риверз. - Я всегда хотел познакомиться с вами. Алан.
- Очень приятно, Алан, - блондинка насмешливо взирала на протянутую ей руку, - но вообще-то я имела в виду свою очередь. Вы же занимали за мной, верно? - Откуда-то со стороны послышался недовольный ропот, но парнишка кивал с такой уверенностью, что высказывать Риверз никто ничего не рискнул. Она ещё раз одарила его улыбкой, на этот раз победоносной, и обернулась к кассе, где как раз освободилось одно из окошек. Быстро расплатившись за билеты, Адель поспешила к сестре.
- Скорее, три минуты, - шпионка потянула её в сторону парома, периодически оглядываясь с невинным, но чрезвычайно довольным выражением лица. - Я же говорила, что мы успеем!
Трап уже собирались убирать, когда они на полном ходу пробежали по деревянным ступеням. Контроль не занял много времени. Вскоре битком набитый паром, постепенно набирая скорость, отчалил от пристани.
- Ты же не боишься высоты? - Адель хитро прищурилась, взирая на кузину. Рассказывать о запланированной экскурсии на самый верх Статуи Свободы, она не стала, желая сделать Майлз сюрприз. Внезапно блондинка тяжело выдохнула и грустно улыбнулась. Она опёрлась руками на перила и повернулась в пол оборота к сестре. - Ты знаешь, а я ведь уже не помню, чего ты боялась в детстве. Какие страхи теперь, не знаю и подавно. Страхи, желания, стремления, - девушка махнула рукой куда-то вдаль, задумчиво гладя на волны, - всё это мне о тебе неизвестно, но я хотела бы устранить белые пятна. Что скажешь? Поработаем в этом направлении? - Адель внимательно смотрела на Николь. Лёгкая улыбка так и не ушла с лица, но теперь голос был вполне серьёзным. Ей было важно знать, что думает Майлз о её желании сблизиться, ведь невозможно получить от человека душевное тепло, если взаимная отдача ему не нужна.

+1

17

Если человеку постоянно говорить, что он свинья, то со временем тот, скорее всего, захрюкает. Внушение – великая сила. Вбить что-то в чужую голову не сложно, однако на все нужно время и терпение. Сказанное раз – забудется быстро, а вот если постоянно капать на мозги одним и тем же, то это не только запомниться, но и, хочешь - не хочешь, в это начнешь верить. Ни один сектант за пять минут не убедит ярого скептика, что прыжок с крыши это не самоубийство, а долгожданная встреча с всевышним. Однако в сектах не было бы столько людей, если бы сила убеждения не работала исправно. Ни один человек не поведется на уговоры консультанта взять ежеминутно кредит, так как потенциальному клиенту необходимо время для принятия столь серьезного решения и все же многие берут на себя подобные долговые обязательства. Пожалуй, только фокусник, превращающий платки в цветы и достающий из-за уха монетку, способен сразу же убедить в существования волшебства, и то исключительно детей. Взрослые не так наивны, они знают, что это всего лишь ловкость рук и почти никакого мошенничества. Двоюродная сестра Николь не была похожа на чародейку и мастера иллюзий, однако каким-то образом она смогла остановить грабителя одним лишь словом и заставить его вернуть украденную у нее сумку. И как бы Адель не хлопала невинно глазками, лучезарно не улыбалась и не убеждала кузину, что это была всего лишь сила внушения, произошедшее не давало телепату покоя. Ведь воры так себя не ведут! Кричи – не кричи, а если уж своровал что-то, то сразу бежать, так как за содеянное обязательно ждет наказание. Если не по закону, то по самосуду. Почему же этот парень остановился и вернул украденное, зная, что его могут сдать полиции? Красота? Да, мужчины испокон веков совершали глупости из-за женской красоты и Риверз, бесспорно, была хороша лицом и телом, но не настолько, чтобы одним взглядом сводить мужчин с ума, причем буквально! Майлс все еще пыталась найти логическое объяснение увиденному, пока ее сестра шустро отправилась к кассам попытать удачу. Николь уже не рассчитывала сесть на ближайший паром и увидеть статую Свободы вблизи. Из-за длинной очереди, что протянулась на несколько сотен метров, Адель вскоре стало не видно, а ее кузина подошла к перилам набережной и с тоской посмотрела на колоссальную скульптуру, кажущуюся с такого расстояния игрушечной. Ветер гудзонского пролива игрался и развивал русые волосы задумчивой девушки. По правую руку от нее стоял старенький паром. Он был уже под завязку заполнен людьми, но желающие посетить статую свободы продолжали заходить на борт по трапу. Только Николь подумала о том, что можно было бы воспользоваться частными яхтами и катерами, пускай выйдет дороже, зато без тесноты, как вдруг появилась сияющая Адель с двумя билетами.
- Скорее, три минуты, - воскликнула она, утягивая австралийку в сторону старенького парома.
- Ты достала билеты? – Не веря своим глазам, спросила Майлс, бросая мимолетный взгляд на длинную очередь, которая кажется, ни на сантиметр не сократилась.
- Я же говорила, что мы успеем! – С довольным выражением лица заявила кузина, когда девушки начали заходить на борт. Трап уже убирали, однако ослепительная улыбка Адель заставила мужчин пропустить двух опоздавших. И снова таланты сестры поразили Николь. Проблем с билетами не возникло, что нельзя было сказать о свободных местах. На пароме некуда было даже яблоку упасть, однако Майлс не расстроилась. Главное, что через полчаса они будут на остове Либерти и смогут вблизи увидеть легендарную статую Свободы. Девушки устроились возле перил, наслаждаясь силой ветра и видом на водную стихию.
- Ты же не боишься высоты? – Вдруг спросила Адель и хитро улыбнулась.
- Да вроде нет, - пожала плечами австралийка, убирая прядь волос за ухо, - но твой вопрос меня пугает. – Рассмеялась она, поглядывая на сестру. Кузина вдруг резко погрустнела и, облокотившись на перила, тяжело вздохнула. Николь встревожилась неожиданной перемене настроения. – Все в порядке?
- Ты знаешь, а я ведь уже не помню, чего ты боялась в детстве. – Печально глядя на воду, начала Риверз. - Какие страхи теперь, не знаю и подавно. – Телепату стало не по себе от такого признания.
- Зачем тебе знать, чего я боюсь? – Насторожено поинтересовалась она.
- Страхи, желания, стремления, - широкий взмах руки должен был убедить, что двоюродная сестра просто хочет знать не только фобии своей родственницы, но и тайные мечты, планы на будущее. Это уже не так настораживало. Похоже, у Адель были явные проблемы с выражением своих мыслей, потому что сначала она ни на шутку напугала Николь, а та всего лишь хотела узнать ее поближе. Майлс  расслабилась и с улыбкой слушала кузину, - всё это мне о тебе неизвестно, но я хотела бы устранить белые пятна. Что скажешь? Поработаем в этом направлении?
- Мне льстит твое желание узнать меня поближе, но прошло больше двадцати лет… - Настала очередь шатенки печально вздохнуть. - Нам нужно время. Не торопи события, Ада. Мы нашли друг друга, а это самое главное. Теперь только в наших силах возродить былую сестринскую дружбу или остаться в холодных родственных отношениях. Как бы там ни было, а я рада, что мы встретились. У нас все еще впереди. – Телепат приобняла Риверз за плечи и мягко улыбнулась, после чего отстранилась и приняла похожую позу, облокотившись на перила. – И все-таки, что это было? – Спросила Николь, хитро взглянув на Адель, словно видела ее насквозь. – Как тебе удалось достать билеты, не вызвав злость толпы? Снова твоя тайная сила убеждения? – Слегка рассмеялась телепат.
Оставшийся путь девушки провели в увлеченном разговоре, из-за чего полчаса пролетели незаметно. Вскоре паром причалил к острову и пассажиры стали высаживаться на берег. Две сестры плелись в хвосте, им обеим не хотелось толкаться в неудержимом и неуправляемом потоке людей. Телепата удивило, как одна из девушек, что была в сопровождении симпатичного парня, проходя, намерено толкнула плечом Адель и едва не испепелила гневным взглядом, после чего взяла своего молодого человека за руку и сошла на берег. «Хм» - нахмурилась Николь, что стала невольной свидетельницей этой неприятной сцены. – «Интересно, что это было?»
Все подозрения и неприятные мысли испарились, стоило только сестрам сойти с парома. Остров Либерти был невелик, но в это время года зелен и прекрасен. Скульптура казалась огромной, а ведь они даже не подошли к ней вплотную.
- Вау! – Восхитилась Николь, горящими глазами глядя на великое наследие ЮНЕСКО. – Потрясающе! Возьмем экскурсовода или экскурсию устроишь мне ты? – С радостной улыбкой спросила телепат, переводя взгляд на Адель.

Отредактировано Nicole S. Miles (2017-05-02 20:37:27)

+1

18

Не было у неё времени. Вечно его не хватало в самые ответственные минуты. Сколько Адель себя помнила, столько она и спешила. Опаздывала в школу, на приёмы к врачам и свидания с парнями, проспать работу или просто забыть о совещании было в порядке вещей, и уже никого не удивляло. Многие люди говорят, что при рождении творец наделяет каждого человека особыми качествами. Кто-то умён, но несчастен в личной жизни, другой красив, но совершенно глуп, третий может купаться в деньгах, но не уметь чувствовать и сопереживать. Всем даётся всё заранее, судьбой ли, родителями, или кем-то свыше. Риверз серьёзно обошли временем. Порой ей казалось, что она родилась с запозданием, и даже когда была грудным младенцем, постоянно отставала от общего ритма человеческого мира. А как ещё объяснить этот парадокс? Шпионка постоянно куда-то торопилась, она спешила жить, ежесекундно чувствуя, что не успеет. Найдя сестру, она поняла, что опоздала на двадцать лет! Как вам такая задержка? А ещё Адель с грустью осознавала, что в этот раз ей не удастся наверстать упущенное, потому что время не замедлить и не остановить. В любой момент она может исчезнуть из города, даже попрощаться не выйдет. Девушке было горько осознавать, что кузина окажется разочарованной, но уж лучше так, чем…
Риверз мотнула головой, позволяя светлым кудрям свободнее развиваться ну ветру. Пусть он вытеснит все мысли, пусть очистит разум и уберёт нежданную грусть. Она не сможет полностью узнать свою двоюродную сестру, и с этим ничего не поделать, так что лучше просто наслаждаться отведённым им временем, а не подгонять его.
- Нам нужно время. Не торопи события, Ада. Мы нашли друг друга, а это самое главное. – Риверз согласно кивнула и опустила взгляд. Никки не должна ни о чём знать, пусть ей будет легко и приятно с ней общаться, пока это возможно, а дальше… Как знать, земля круглая, когда-нибудь, через много-много лет, они возможно повстречаются вновь. - Как бы там ни было, а я рада, что мы встретились. У нас все еще впереди.
- Ты права, - блондинка постаралась улыбнуться жизнерадостно, - впереди вся жизнь.
Она обернулась лицом к водной глади, блики от которой солнечными зайчиками плясали на её веках, заставляя прикрывать глаза. Тёплые сестринские объятия заставили замереть в немом изумлении, на губах проступила счастливая улыбка, а в душе образовалась настоящая благодать. Всё-таки хорошо, что она нашла её. Ну, и что, что совсем ненадолго? Терять даже эти краткие миги единения не хотелось.
– И все-таки, что это было? – Адель смущённо усмехнулась, думая явно не о своих выходках с феромонами. - Как тебе удалось достать билеты, не вызвав злость толпы? Снова твоя тайная сила убеждения? - Приятный смех кузины заставил и её улыбнуться шире.
- Снова она, - Риверз хитро прищурилась и коварно облизнула губки. – Но кто сказал, что я её не вызвала? Мне помог один парень, другие пылали праведным гневом, - девушка рассмеялась, отчётливо представляя все эпитеты, которым мысленно её осыпали туристы. Ну, и что? «Они всего лишь люди» Девушка легкомысленно пожала плечиками, но вскоре её посетило внезапное озарение. «Такие же, как Никки. Хм, она ведь тоже простой человек… Но у неё в родственницах есть представитель высшей ступени эволюции, а значит, Майлз заслуживает того, что бы получать от этой жизни всё и даже чуточку больше!» Адель очень быстро нашла в себе доводы для того, что бы причислить Николь к высшей касте. Пусть она не обладает сверхсилой, но эта девушка и без неё ходячее цветущее счастье, во всяком случае, для самой шпионки. Риверз не желала признаваться себе в том, что любой человек, да даже бомж, может значить для кого-то столь же много. Не хотела она изменять идеологии Альянса, и без того уже дел наворотила, так что в её голове Никки быстро встала рядом с ней в незримой цепочке эволюции, на этом и кончились её умозаключения. Зато продолжилась простая женская беседа. Ни о чём, и обо всём на свете.
Когда паром причалил к острову, у самого трапа началась настоящая толчея, так что двоюродные сёстры не спешили лезть напролом. Сегодняшний день принадлежал им двоим, сегодня можно не спешить. Но даже на этом солнечном отрезке жизни не обошлось без грозовой тучи, нависшей над головой светловолосой девушки. Адель ощутила сильный толчок в плечо и негромко ахнула, а когда её недоумевающий от подобной наглости взгляд встретился с глазами напротив, поняла причину такого неуважительного отношения. Это оказалась та девица, чей спутник нечаянно влюбился в Риверз. «Вот дура! Сама не знает на кого лезет» С этой выскочкой Адель разобралась бы без поддержки феромонов. Вряд ли нахалку тренировали лучшие бойцы страны, демонстрируя самые действенные, но подчас не гуманные способы расправы над противником. Шпионка недобро прищурилась, но присутствие Майлз связывало ей руки. Мотнув головой, девушка абстрагировалась от собственного раздражения, предпочитая не портить настроение себе и Никки.
Остров Либерти нельзя было назвать огромным или хотя бы большим. Ровные газоны покрывали практически всю его обозримую часть, имелось два причала и, конечно же, то, зачем сюда спешили все туристы из многих стран. Статуя Свободы возвышалась массивным колосом, отбрасывая далеко идущую тень.
- Вау! – Где-то рядом раздался восхищённый голосок кузины, заставив Адель расплыться в улыбке. - Потрясающе! Возьмем экскурсовода или экскурсию устроишь мне ты?
- Я лучше экскурсовода, - блондинка хитро улыбнулась и сложила руки на груди, окидывая монумент задумчивым взглядом, - давай же познакомимся ближе с тайнами этой малышки.
Риверз взяла кузину под руку и бодро зашагала по направлению к Статуе свободы. На подходе к постаменту им вновь пришлось смешаться с толпой, но девушки терпеливо дождались своей очереди, и после тщательного досмотра, попали внутрь. Здесь было прохладно, многолюдно и, без спору, интересно, но Адель потянула сестру к лестнице, не давая возможности рассмотреть все экспонаты музея.
- Вернёмся сюда на обратном пути, всё равно сейчас не протолкнёшься.
Долгий подъём, за который блондинка успела несколько раз проклясть строителей этого монумента, завершился в подножии Статуи. Дальше было проще, дальше был лифт. Однако в него ещё требовалось попасть.
- Ты смотри, не одни мы такие умные, - Адель усмехнулась, быстро пересчитывая количество человек, выходило не так уж много – семь штук, - повезло, больше десяти за раз не пускают.
Через пару минут и ещё одну проверку они оказались в лифе, который вознёс их к самой короне. Вид отсюда открывался удивительный. Огромный мегаполис вдали, водные просторы, кажется, будто стоишь на вершине мира или паришь высоко в небесах.
- Но ты же не думаешь, что это наша конечная точка? – Адель с улыбкой наблюдала за реакцией кузины. Ей уже приходилось бывать здесь, лет 5 назад или около того. Но так же, как и сегодня, девушка не думала останавливаться на полпути. Она легонько тронула Майлз за плечо, обращая на себя её внимание, и поманила в угол. Здесь был проход к закрытой лестнице, что вела к самому высокому месту этого грандиозного сооружения. Перед девушками возникла пара охранников с совершенно естественным ответом.
- Проход закрыт, это не место для туристов, - один из них хотел связаться по рации с постом дежурного, но Риверз мягко остановила его, коснувшись запястья. Феромоны просочились к нему под кожу, завладевая разумом и чувствами. То же самое ожидало второго охранника, с той лишь разницей, что до него дошло всё медленней, так как прямого контакта не было. Адель быстро оглядела своих подконтрольных, удостоверяясь в наличии нездорового блеска в глазах, и довольно улыбнулась.
- Прошу вас, я хочу удивить мою сестру, - блондинка приоткрыла сумочку и извлекла оттуда ровную стопку стодолларовых купюр. На первый взгляд там было не меньше тысячи, но она не пересчитывала. – Мы не виделись очень давно, так что хотелось бы как-то по-особенному отметить наше воссоединение. – Риверз всунула в руку охранника деньги, но тот обратил на них не больше внимания, чем на осенний лист. – Поможете?
Совершенно обворожительная улыбка прочно поселилась на её губах, демонстрируя ряд белоснежных зубов. И они дрогнули, не могли люди противостоять её воздействию.
- Вы же не террористки? – Намеренно суровый голос никак не вязался с обожанием в глазах. Адель театрально схватилась за сердце, как будто ей нанесли страшный удар. – Ну, только быстро. И чтоб не слова!
Шпионка Альянса удовлетворённо кивнула и обернулась к Майлз, взглядом приглашая ту, следовать за ней. Железные петли негромко скрипнули, после чего стало видно ряд ступеней круто убегавших вверх. Этим охранникам ещё повезло. В свой первый визит Адель так не церемонилась и не была столь щедра.
- Никки, хочешь быть первопроходцем?

+1

19

Остров Либерти напоминал свежий оазис в гавани серого города. Ухоженные газоны с сочной зеленой травой, чистые дорожки, вымощенные тротуарной плиткой кирпичного цвета, одинокие лавочки, зовущие усталых туристов и пышные деревья, шелестящие листьями на ветру. Здесь даже воздух был как будто другой! Более насыщенный, не загазованный, влажный. И, конечно же, главным достояние острова, ради которого сюда съезжались толпы людей, была огромная статуя Свободы. Она действительно была потрясающей! Наверное, нет в мире человека, который не видел данный памятник на открытках, фотографиях или обложках журналов, но, оказывается, смотреть на всемирно известную символику Нью-Йорка в реальном времени и своими собственными глазами – это совершенно другое, ни с чем несравнимое ощущение. У Николь дыхание перехватывало от взгляда на великую работу Бартольди. Окаменелая женщина в римской ниспадающей тоге с факелом в протянутой к небу руке и с плитой в другой с датой дня независимости была похожа на языческую богиню, что возвышается на вершине каменного пьедестала, чье основание имеет форму неправильной одиннадцатиконечной звезды. Поистине захватывающее зрелище! Уроженка Австралии, а с некоторых пор жительница Нью-Йорка часто видела статую Свободы издалека, но даже не думала, какое волнительное впечатление она создает вблизи. Что Николь знала об этом памятнике? Да практически ничего, лишь всем известные факты. Скульптура появилась на свет в Париже и была подарена США в честь французско-американской дружбы, чтобы олицетворять свободу, независимость и широкие возможности страны. Торжественное открытие произошло в 1886 году. Сегодня же телепат была намерена познакомиться с демократическим памятником поближе.
Толпа туристов бурным потоком потекла к раскинувшейся на земле звезде, а Николь и Адель плелись в конце. В отличие от других они никуда не спешили и спокойно наслаждались не только спонтанной прогулкой, но и обществом друг друга. Сестры ведь так долго были разлучены и теперь просто не могли наговориться. Адель смело отказалась от экскурсовода, который многое мог поведать о статуе Свободы и ее истории, однако кузина обещала нечто более интересное. Николь спорить не стала, хотя с удовольствием бы послушала информацию из уст знающего человека.
- … В то время молодой и еще никому неизвестный скульптур Фредерик Бартольди, - проходя мимо небольшой кучки туристов до ушей Майлс долетел гнусавый и монотонный женский голос, а вскоре она увидела и самого экскурсовода. Это была высокая худощавая женщина со строгой высокой прической и большими очками в роговой оправе. Она была похожа на одну из тех учительниц, которых боятся дети, но, хоть рассказывала и без энтузиазма, туристы слушали ее с интересом. - … задумал постройку огромного маяка в виде женской фигуры с горящем факелом в руке, что должен был освещать путь морякам. – Николь тоже старалась ухватить обрывки важной информации, пока Адель настойчиво тащила ее к входу, взяв под локоток. Потолкавшись немного в очереди, а потом, вытерпев тщательный досмотр, девушки, наконец-то, зашли в сердце звезды. Майлс не ожидала увидеть там что-то интересное, но оказалось что внутри работал музей, посвящённый заселению Америки. Здесь была представлена вся история страны: от предков — индейцев, которые населяли неведомый тогда континент, вплоть до массового переселения в нынешнем столетии. В центре звезды и прямо под пьедесталом статуи стояла еще одна скульптура – огороженный факел. Его значение было не понятно Николь, однако добраться до информационной таблички и все разузнать было невозможно. Адель спешила к лестнице, обещая, что на обратном пути они все посмотрят. Майлс успела схватить буклет и, стараясь не отставать, принялась читать. Оказалось, что факел, который в наше время держит статуя Свободы, не является историческим факелом. Он был заменен во время реконструкции, а как раз-таки первоначальный теперь принадлежал музею и радовал туристов своей натуральной величиной. Едва не споткнувшись и не распластавшись на лестнице, Николь умерила свое любопытство и закрыла буклет, продолжив подъем уже не отвлекаясь. Винтовая лестница была слишком крутой и взлетать по ней было крайне тяжело. Адель, не переставая, жаловалось всю дорогу наверх, не добрым словом вспоминая строителей и вызывая веселье у сестры. Австралийка показалось, что она пробежала кросс, такой сильной была ее отдышка, когда они, наконец, оказались на площадке перед лифтом. К счастью, здесь практически не было туристов. Не все оказались так хитры и прозорливы, как белокурая кузина Майлс. Современный металлический лифт распахнул двери и принял в свое зеркальное нутро толпившихся на площадке туристов. Пока ехали на самый вверх, Николь снова погрузилось в чтение буклета.
- Ты знала, что Бартольди, скульптор статуи, делал ее с натурщицы? Некая красивая американка по имени Изабелла Бойер позировала ему. – С улыбкой и горящими глазами шатенка поделилась интересным фактом с сестрой. – А еще здесь написано, что изначально Статую называли: «Свобода, несущая свет миру» Как пафосно!
Остановившись, лифт выпустил туристов на круглую площадку. Она оказалась такой маленькой, что Николь сначала даже не поверила, что они в голове статуи. Однако здесь были закрытые окошки, подойдя к которым, телепат моментально забыла о простом и узком помещении, ведь глазам ее открылся просто потрясающий вид. Манхэттен казался игрушечным, люди в парке с такой высоты представлялись муравьишками, а грязные зеленые воды залива внушали благоговейный трепет.
- Невероятно… - Прошептала с восхищением австралийка. – Ты знала, что у короны семь зубцов, которые обозначают семь морей и континентов? Здорово, правда?
- Но ты же не думаешь, что это наша конечная точка? – Интриганка Адель хитро улыбнулась, заставляя Майлс отлипнуть от окна и посмотреть удивленно на сестру. Они поднялись на самый вверх статуи Свободы и смотрели с ее короны на захватывающий вид. Что еще может быть лучше? Риверз поманила рукой в какой-то темный уголок и Никки неуверенно последовала за ней. За резким поворотом нарисовалась дверь и два охранника. Мужчины в форме были удивлены приходу двух девушек и тут же заявили, что проход закрыт. Телепат пожала плечами.
- Ничего, - проговорила она Адель, - может, в другой раз повезет. Пойдем… – Однако Риверз так просто отступать была не намерена. Она смело сделала шаг к охранникам и коснулась одного из них рукой. Заворковав, блондинка принялась ненавязчиво, но кокетливо уговаривать мужчин пропустить двух туристок. Удивительно, но только что хмурые стражи порядка расплылись под тоном ее голоса, как первоклассники и смотрели с обожанием в глазах. Такая смена настроения незнакомых людей была не первой за сегодняшний день и каждый раз причиной была Адель. Николь внимательно наблюдала за происходящим и вдруг задалась вопросом, что если у ее сестры есть дар убеждения, точно так же как у Майлс умение читать чужие мысли? Телепат знала, что способности ей перешли по наследству от бабушки, но что если бабуля передала часть своих сил и второй внучке? Впрочем, шатенка начала сомневаться в своих догадках, как только увидела толстую пачку денег, что незаметно протянула Адель охранникам. До конца не ясно, что все-таки сработало – взятка или обаяние блондинки – но мужчины нехотя согласились пропустить девушек в неизвестность. Николь не понравилась такая расточительность кузины. На эти деньги они могли бы накормить целый квартал, не говоря уже о том, что за такую стопочку купюр их на вертолете бы привезли на статую свободу и высадили бы ей на голову.
- Если у тебя куры деньги не клюют, то давай я помогу тебе тратить их с пользой. – Игнорируя вопрос, шикнула австралийка, когда девушки начали подниматься по очередной винтовой лестнице, которая была еще уже, чем первая и едва ли не абсолютно вертикальной. Когда же долгий подъем был закончен, Адель толкнула единственную дверцу, впуская в тесное помещение сильный порыв ветра. Волосы Николь тут же начали жить своей жизнью, то взлетая вверх, то путаясь на лице. Вытащив из сумку резинку, телепат собрала непослушные локоны в высокий хвост и вышла следом за сестрой. Это было невероятно! Они оказались на самой высшей точке статуи Свободы – на ее факеле! Такое разве возможно? Майлс понятия не имела, что здесь есть площадка, напоминающая маленький круглый балкончик. Вид отсюда открывался еще лучше, чем с короны. Сильный ветер едва не сносил с ног, развивая одежду и волосы. Прическа Адель, над которой, наверное, ни один час трудился стилист, была безнадежна испорчена. Теперь на голове у блондинки было летающее и постоянно развивающееся птичье гнездо. Николь весело рассмеялась и, раскинув руки в стороны, закружилась, глядя в чистые небеса. Давненько она не была так счастлива! Кузина смогла совершить невероятное! Она провела их на факел статуи Свободы! Кому расскажи – не поверят. Мужчины ломают голову, где сделать эффектное предложение руки и сердца, а две сестрички спокойно пробрались чуть ли не на самую вершину мира, где так красиво. Вдоволь насмеявшись, девушки облокотились на железные перила и стали свысока смотреть на упавший под их ноги мир.
- Теперь я понимаю, как ты всего добилась в жизни. – С улыбкой пропела Николь и посмотрела на кузину, расположившуюся рядом. – У тебя дар. – Шепнула она интригующе, заметив смятение в глазах Адель. – Оказывается, у нас это семейное. – Телепат снова загадочно улыбнулась и стала смотреть вдаль, оставив сестру озадаченно гадать, что же она имела ввиду. И о чем же ты думаешь?

Отредактировано Nicole S. Miles (2017-06-05 10:48:31)

+1


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Флешбэки » Двадцать лет спустя...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC