Почему-то собственное прозвище, придуманное им самим довольно давно, казалось ему забавным, а он сам, представляясь Звездным Лордом чувствовал себя героем комиксов, сошедшего со страниц детских журналов.
День Рождения



У тебя уникальные способности. Вопрос в том, сможешь ли ты подчинить их, или они подчинят тебя. Всю твою жизнь мир пытался приручить тебя. Пришло время стать свободным...
Когда-нибудь ты узнаешь, на что способен.

THE NEW PEOPLE: EVOLUTION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Личные эпизоды » Опасные развлечения


Опасные развлечения

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Опасные развлечения
Дата: 25 мая 2016 года.
Место: Нью-Йорк, Центральный парк.
Участники:
Группа террористов (Ray Campbell), Eleanor Terner и Adele Rivers.

Май 2016 года принёс долгожданное тепло. Огромный мегаполис до конца очнулся от зимнего сна и забурлил с новой силой. Вместе с весенним солнцем в Центральный парк нагрянула странствующая цирковая группа. Веселье и смех, радостные лица и звонкие детские голоса – полная идиллия и безмятежность. Но ей было суждено прерваться жестоким образом, когда случился шокирующий инцидент – террористический акт. По стечениям обстоятельств в гуще событий оказались две представительницы лиги Равновесия, Эмили Вудс и Элеонор Тернер. Им суждено смотреть на гибель множества людей и бездействовать. Но смогут ли они удержаться? Впрочем, не только они оказались перед непростым выбором. Адель Риверз он так же предстоит. Правда решать ей придётся несколько иные задачи, в которые входит устранение противниц в образовавшейся сумятице.

0

2

одежда

Потертые джинсы, мешковатая кофта с длинным рукавом, черный плащ до колен, за спиной рюкзак со сменной формой на работу и белым халатом.
Сменная форма: черные штаны, белая блузка, лодочки без каблуков.
Помимо сменной формы в рюкзаке бумажник, мобильник, пачка жвачек, неполная пачка влажных салфеток и блокнот с ручкой.

Середина рабочей недели, а за окном прекрасная пора года. Весна. Время, когда хочется быть на улице больше, чем в душных помещениях. Когда воздух, а окном наполняется сладким ароматом цветов. Только Нью-Йорк как огромное яблоко, в котором заселились черви. Свежий воздух, наполненный цветочным запахом, может быть лишь в парках, а на центральных улицах лишь люди. Толпы людей и их разговоры, шум, запах духов, который смешивался в отвратительный запах.
Эмили как раз окончила  колледж, получила свою первую грамоту и даже устроилась на работу. Она училась на врача, но неужели новичку сразу станут доверять ответственную работу? Вот и ей этого не доверили. Её называли стажером, медсестрой, даже пытались ставить в регистратуру, но она же не этому училась. Мягкий и кроткий характер позволял остальным людям смотреть свысока на бывшую студентку. Эмили же не падала духом, она всегда получала от судьбы удары под ребра и каждый раз, переводя дыхание, поднималась с колен и улыбалась. Её нисколечко не беспокоило, что из-за мягкого характера её никогда не примут за доктора, настоящего доктора.
Вот и сейчас она сидела в кабинете Доктора Уильямса и заполняла бланки на процедуры отмечая и учась чему-то новому, как полагала она. Доктор же размерено болтал по телефону с женой и совсем не замечал Вудс. Да ему и не нужно было. Это он мог позволить себе опоздать на двадцать минут, забыть запереть дверь, не заполнить бумаги и винить Эмили. Сколько раз девушка стояла на ковре у Глав. Врача и выслушивала провинности, за которые была не в ответственности. В такие дни спасала штаб-квартира Лиги, где Эмили пряталась в укромном уголку лаборатории и зачитывалась очередной книжкой или на тренировочной площадке, где испытывала свою способность. Она была бы серой мышкой, если бы не ярко рыжие волосы, которые, как не старайся, все равно привлекут внимание. По стезе врачевания она пошла из чистых побуждений помочь людям. Её стремление можно было описать одним словом «бабушка», Эмили верила, что если бы врачи назначили правильное лечение, то бабушка жила бы еще долго и возможно даже увидела бы, как Эми оканчивает колледж, как становиться хорошим врачом.
Время близилось к пяти вечера, а значит - смена окончена. Девушка поправила папку на столе, привела свой рабочий стол в порядок и вышла из кабинета. Она вновь желала спрятаться в Лиге и молчать о этом де, как и о сотне других. На улице длинный плащ трепал легкий ветерок, Вудс даже расстегнула его, чтоб полностью впитать в себя радость лета. Перемещаясь сквозь огромную толпу прохожих, зевак, туристов, Эми проходила мимо парка, как дивные звуки привлекли девушку. Заняться все равно было нечем и она направилась на зов музыки. Хотелось бы заметить, что Эмили выглядит типичным подростком, хоть давно вышла из этого возраста, ей впору одевать строгие костюмы, либо деловую одежду, но она следовала своему стилю. Потертые джинсы, мешковатая кофта с длинным рукавом, черный плащ до колен, за спиной рюкзак со сменной формой на работу и белым халатом. Если бы никто достаточно внимательно не присматривался к лицу, то послал бы её домой делать уроки, а не шляться по паркам. Музыка завлекла девушку к шатру.
- Бродячий цирк? – невольно вырвалось у Эмили её удивление.
Такое действительно было редкостью, теперь понятно, почему к кассам так сложно пробиться, но пользуясь юркостью и мелочностью относительно роста, Эми приобрела билет (еще и студенческий) и с ликованием пошла сразу на выступление. Её место было в третьем ряду, где уже сидела влюбленная парочка. Лишь окинув их взглядом, Вудс представила себя на свидании с Джеймсом, и её лицо залилось краской. Она молча уселась рядом и принялась ожидать шоу.

Отредактировано Emily Woods (2016-12-03 01:21:09)

+2

3

тык

Одета: деловой костюм, колготки телесного цвета; верхняя одежда: демисезонное пальто персикового оттенка, на ногах высокие замшевые темно-синие сапоги. прическа, в ушах сережки, на шее серебряная подвеска, кольцо из белого нефрита на среднем пальце левой руки.
С собой: вместительная кожаная сумка шоколадного оттенка со всем необходимым

Рабочий день. Элеонор, ее начальница и несколько коллег мисс Тернер сидели в уютной, и довольно большой комнате для переговоров в головном офисе известной ювелирной фирмы «Свобода жизни». Напарница Эли,  Моника стояла перед экраном и лазерной указкой демонстрировала потенциальным заказчикам эскизы предполагаемых работ. Через пару минут коллега передала слово Рисовальщику. Темно-русая представительница прекрасного пола поднялась со своего места, подошла полотну, где демонстрировались заранее подготовленные слайды, и принялась отвечать на вопросы клиентов. В скором времени «Свобода жизни» должна была представить публике свою очередную коллекцию драгоценностей. Пиар-агенство «Рапсодия» было выбрано среди множества кандидатов помощником по проведению мероприятия-презентации. Одетая с иголочки, в деловой костюм нежно-голубого оттенка, молодая женщина старалась отвечать на вопросы заказчиков ровным, спокойным голосом, хотя сильно при этом, волновалась внутри. На ее плечах лежала огромная ответственность, как, впрочем, и на всех сотрудниках компании-пиарщика, присутствовавших на сегодняшней встрече. Закончив свою часть выступления, мадемуазель Тернер вернулась на свое кресло за переговорным столом. Спустя мгновение, дверь в комнату отворилась, и на небольшой тележке девушка-секретарь привезла для генерального директора Стивена Крауча, седовласого мужчины около пятидесяти лет, и его посетителей ароматный кофе с печеньем.
- Спасибо, - поблагодарила сотрудницу ювелирной фирмы Элеонор, после чего отпила приятный горячий напиток. Несмотря на то, что печенюжки на столе выглядели довольно аппетитно, шатенка была не в состоянии что-либо вкушать сейчас, слишком велико было напряжение. Лишь когда дело перешло к подписанию контракта, мисс Тернер смогла вздохнуть спокойно и отправить одну штучку хрустящей выпечки себе в рот. И вот, деловая встреча подошла к своему логическому завершению. Команда пиарщиков хорошо постаралась, впереди им предстояла кропотливая работа по контракту, подписанному на выгодных, для обеих сторон, условиях. Время шло к вечеру, потому руководитель «Рапсодии» отпустила своих сотрудников по домам. Машина мисс Тернер была на плановом ремонте, ее вызвался подвести Брайан О’Нилл, молодой коллега из отдела компьютерной информации. Темноволосая представительница женской части населения с радостью приняла это предложение, ибо общественный транспорт она недолюбливала. Но далеко нашим работникам уехать не довелось. Иномарка Брайана встала в пробку. Двигался автомобильный затор очень медленно. В итоге, решив не утруждать коллегу заботой по доставке ее милого тельца до дому, мисс Тернер распрощалась с коллегой и покинула салон авто неподалеку от Центрального парка. Погода на улице стояла отличная. После трескучих морозов, в Нью-Йорк пришло долгожданное тепло. Еще парочка недель, и можно будет окончательно забыть о верхней одежде, перелезть в легкие платьица и любимые босоножки. Расстегнув пальто, наслаждаясь весенним солнышком и легким, прохладным ветерком, представительница прекрасного пола неспешно прогуливалась по аллеям этого рукотворного сада. Молодой женщине предстояло пройти сквозь весь парк, чтобы добраться до автобусной остановки, где останавливался икарус, следовавший до ее дома. Спешить ей никуда не нужно было, Элеонор наслаждалась прогулкой. Тут раздались завлекающие посетителей парка звуки музыки. И тут мисс Тернер впереди увидела импровизированный шатер. Труппа артистов приглашала на свое представление всех желающих. Билеты в продаже еще имелись, и мисс Тернер решила, почему бы и нет? После трудного рабочего дня она заслужила пару часов отдыха и веселья.
Спустя некоторое время шатенка пробиралась на свое место. Оказавшись рядом со своим креслом, Рисовальщик заметила, что за нею сидит ее давняя знакомая, а заодно и коллега по Лиге Равновесия, Эмили Вудс.
- О, привет, - поздоровалась с обладательницей способности создавать защитные поля, Рисовальщик. До начала представления оставалось совсем немного времени.
- Пообщаемся потом, ладно? – подмигнула рыжеволосой девушке шатенка, после чего заняла свое место. Спустя пару минут началось цирковое шоу.

Отредактировано Eleanor Terner (2016-12-07 17:57:38)

+2

4

Выглядит

Внешний вид, но без собаки))
С собой мобильник, кошелёк с карточками и наличностью, водительское удостоверение на поддельное имя, а так же обычные женские безделушки вроде помады, пудры, солнцезащитных очков и т.д.

Какое это счастье, когда не надо никуда бежать спозаранку, не нужно стоять в вечных нью-йоркских пробках, можно не переживать на счёт не сданной вовремя отчётности или начальнике-звере, способном уволить за малейшее опоздание. Адель в который уже раз мечтательно прикрыла веки и сладко потянулась, приняв для себя судьбоносное решение поваляться в мягкой постельке ещё пол часика. Хотя почему только полчаса? Зачем ставить себе какие-то рамки, когда ты свободна, как ветер? Риверз с удовольствием зевнула и провалилась в дрёму. Стрелки часов уже давно проскочили полдень и устремились дальше в свой нескончаемый бег. Человеку дано многое, но вот такие житейские радости ценятся им недостаточно. Сегодня девушка решила воздать этим самым обычным делам должное и насладиться ими на несколько месяцев вперёд. Адель провалялась в кровати ещё добрых два часа, после чего сочла, что пора бы уж явить себя этому миру. Она, сонно жмурясь и потирая глаза, прошла в ванную комнату, где опять задержалась дольше обычного. Когда же дело дошло до гардероба, блондинка бросила заинтересованный взгляд в сторону окна, но он ей ничего не дал, так как плотные тёмный портьеры закрывали весь вид на улицу. Решив, что лучше изжариться, чем замёрзнуть, девушка оделась довольно легко, но не забыла накинуть сверху плащ без рукавов.
Первым пунктом в её совершенно беспорядочном расписании дня шёл завтрак. И неважно, что он должен был состояться несколько раньше, чем полноценный ужин у обычных людей. Завтрак и точка. Риверз не стала брать одну из своих машин в гараже. Прекрасная весенняя погода поселила в ней настойчивое желание прогуляться на своих двоих. На окраине Манхэттена располагалось множество закусочных. Адель забежала в ближайшую. Идти в центр в более респектабельные заведение было попросту лень, в конце концов, ничего страшного ни для фигуры, ни для желудка от единоразового приёма фастфуда точно не будет. К тому же это было вкусно! Гамбургер и картошка-фри могут с лёгкостью поспорить с какими-нибудь изысканными блюдами, и, чёрт возьми, в иной раз займут более высокую планку. Всё дело тут в личных предпочтениях и чувстве голода. Куда идти дальше, вопросов не возникало. Вперёд, туда за горизонт, а потом ещё рез, ловя эту незримую грань. Проще говоря, можно шататься по городу, не особо заботясь о чём-то, кроме своих желаний. Неспешно прогуливаясь, Адель подошла к Центральному парку и окунулась в его атмосферу облагороженной человеком природы. Девушка рассматривала встречающихся у неё на пути прохожих, глядела, как дети играют на лужайках, провожала взглядом удаляющиеся парочки, и несмело улыбалась. Она думала обо всём и ни о чём конкретно. Иногда полезно очистить свой разум, почувствовать именно себя, а не ту личность, маску которой надеваешь, выходя в люди. На работе мы одни, с друзьями и родственниками другие, но только одиночество способно показать, кем мы являемся на самом деле. От себя ведь не скрыться, как не старайся. И пусть где-то внутри нам незримо сопутствуют все наши обличья, на поверхности как будто появляется другой человек.
Риверз совсем не заметила, как подошла к пёстрому шатру гастролирующего цирка. Прямо рядом с ней включились динамики, и голос ведущего объявил начало представления. Вначале блондинка думала пойти дальше, но затем в ней проснулся интерес. Совсем недавно она знакомилась с личным делом нового сотрудника Альянса, эта женщина проработала большую часть жизни как раз в цирке, там было легче спрятать её мутацию. Возможно, некоторые сверхлюди думают так же, так почему бы не проверить? В любом случае, шпионка рискует получить только массу положительных эмоций и впечатлений. Киоск с билетами уже закрывался, но Адель всё-таки успела. Правда билетов в наличии не оказалось, но блондинка уболтала кассиршу. Она заплатила стандартную цену за билет и клятвенно пообещала стоять в верхнем ряду, чтобы не мешаться в проходе. Что ж, Риверз вполне устроили ступеньки лестницы, обзор на сцену оттуда был даже лучше. Зрители уже вовсю аплодировали и кричали «Браво» воздушным гимнастам, которые показывали чудеса акробатики под самым куполом цирка, лишь иногда зависая над самым полом в необычных позах после молниеносного пикирования с головокружительной высоты. Когда очередная гимнастка виртуозно приземлилась на ноги, Адель и сама присоединилась к бурному восхищению толпы. Однако очень скоро представление было нарушено самым страшным образом. Вначале никто не понял, что произошло, гам стоял приличный. Акробат как раз готовился поймать свою партнёршу, при этом раскачиваясь на качелях, но вдруг он схватился руками за грудь и рухнул вниз. Вокруг повисла тишина. Из-за кулис выбежало несколько служащих и склонились над телом гимнаста. Какая-то женщина недалеко от Риверз начала истошно верещать, от чего блондина болезненно поморщилась. Ей, безусловно, было жаль талантливого парня, но к чему надрывать слух всем остальным? А затем произошло уж совсем невероятное событие. От входа ко всем трибунам побежали люди в камуфляже и в непроницаемых масках. По всем законам жанра, они сжимали в руках автоматы. Из-за кулис на сцену повалил остальной обслуживающий персонал, подгоняемый такими же странными «гостями». Послышались звуки выстрелов, кое-где заплакали дети. Это стало спусковым механизмом. Толпа взволновалась и началась паника, люди вскакивали со своих мест и стремились покинуть шатёр. Адель рисковала быть затоптанной, но она проворно увернулась и прижалась чуть ли не к самой тряпичной стене. По мнению шпионки, ни у кого из них не было шанса, даже крысы с корабля бежали бы в более чётком порядке. Первые ряды бегущих были срезаны автоматной очередью, остальная толпа встала на месте, не решаясь пошевелиться. Стреляли не прицельно, не все были мертвы, но несколько вооружённых мужчин, решили облегчить им участь.
- Внимание, господа, внимание! – Один из них поднял руку с оружием и прошил воздух несколькими выстрелами вверх. – Рассядьтесь по своим местам и сохраняйте спокойствие. Никто не покинет это место без разрешения. Настоятельно не рекомендую предпринимать опрометчивые действия, отключите ваши мобильные телефоны, любой звук – стреляю, не глядя. – У этого человека был едва уловимый акцент, но Риверз никак не могла понять, какой именно. Девушка прищурилась, перебирая варианты и стараясь не особо высовываться, но осталась стоять. В конце концов, у неё места не было.

+2

5

Еще до начала представление рыжая Эми заметила свою знакомую по Лиге. Радость увидеть знакомое лицо всегда заставляла  Вудс широко улыбаться, как говорят от уха до уха.
- О, привет.
- О, Приветик. Ты такая нарядная.
Не оценить внешний вид согильдийки было крайне сложно. Она в корне отличалась от Эмилии. Еще бы. Элеонор была прирожденной женщиной, её одежда лишь подчеркивала это. Ни одной лишней вещи, ни одного лишнего украшения. Женщина хоть и была старше всего на три года, но в ней чувствовалась такая женская сила, до которой Эми еще далеко. По сути Вудс любила одеваться слегка по-пацански, предпочитая кеды лодочкам, а удобные джинсы – платьям. Этим она отличалась от большинства, хотя может это потому, что осталась без родителей раньше, чем мама успела объяснить все свей дочери.
- Пообщаемся потом, ладно?
- Хорошо! Приятного шоу! – Эми одарила Элеонор еще оной сияющей улыбкой и обратила все внимание на сцену.
Цирк нравился девушке, наверно это единственные светлые воспоминания о совместном провождении с родителями, которые не грызлись на людях, а возможно из-за самого представления, которое захватывало дух. Вудс боялась высоты, а тут под самым куполом бесстрашные акробаты вытворяли такое, что иногда кружилась голова. Шея немного затекла сидеть в неудобной позе и Эмили воровато огляделась, спустилась пятой точкой и засунула свой портфель под голову. Кайф. Как в кинотеатре или в планетариуме, в таком положении и после тяжелого дня клонило в сон, но Эми держалась до последнего. Выступление было отличным, но сон так неумолимо прекрасен… Девушка уже проваливалась в сладкие грезы, где беды давно отступили на задний план. Но полностью уснуть не представилось и шанса. Полная тишина никого не должна смущать, но Эми так привыкла засыпать под шум соседок в общежитии колледжа, под крики опекуна, под крики родителей, что обычная тишина вызывала панику. Даже в обычный день девушка засыпала под сериалы и фильмы. А сейчас.. Посреди выступления когда вокруг тебя сотни людей и гробовая тишина. Эми резко проснулась и с неким страхом оглянула помещение. Увидев одного из труппы на земле, она уже собиралась подбежать к нему. Она, черт возьми, доктор или ей просто так выдали диплом? Как всегда народ охватила легкая паника. Где то истошно завопила женщина. Эмили не нравилось, когда рядом с ней кричат не по делу. Поздно уже кричать, что сделает твой крик? Оглушит толпу ни в чем не виноватых людей? Ну, наверно так и есть, ведь пациент скорей мертв, чем жив. Вудс все равно хотела подойти к бедному мужчине, как новые обстоятельства решили за нее. Люди в камуфляжах и с оружием быстро «захватили» шатер. Девушку сковал ужас, она понимала, что если они пришли убить их, то Эми не имеет права спасти ни одного человека, который тут находится. Она медленно присела на свое кресло и стала ожидать дальнейших действий. За себя она не боялась. В любой момент она могла накинуть на себя и Элеонор щит, чтобы обезопасить… Но она не имела права такое применять к обычным людям. Судьба иногда такая сука.
Наступила паника, люди всегда паникуют, когда не знают как поступить в той или иной ситуации, а Вудс становилась все бледнее и бледнее борясь внутри сама с собой, отчего взгляд её зеленых глаз был прикован к одной точке перед собой. Она знала, чем закончиться паника, видела по телевизору в фильмах, новостях сериалах и когда раздались выстрелы, она лишь прикрыла глаза. По одной щеке медленно пробежала слеза. Она могла защитить каждого из них, но спорить с судьбой не имела права. Когда стрельба закончилась Вудс открыла глаза, чтобы хотя бы помолиться за павших. Трупов было много, но большинство остались живы. Девушка надеялась, что их отпустят и больше не будет жертв, но это было лишь во власти камуфляжников.
- Внимание, господа, внимание! Рассядьтесь по своим местам и сохраняйте спокойствие. Никто не покинет это место без разрешения. Настоятельно не рекомендую предпринимать опрометчивые действия, отключите ваши мобильные телефоны, любой звук – стреляю, не глядя.
Телефон! Именно он мог спасти ситуацию. Звонок 911 и все спасены, хотя бы большинство, но почему эта мобильная коробка такая не предназначенная для вызова тех, кто спасет жизни. Девушка в кармане пальто нашла телефон, не вытаскивая и не глядя на экран, выключила звук. Она сомневалась, стоит ли вызывать полицию и просто молча смотрела на затылок Элеонор, будто надеясь, что именно она подскажет, как поступить.

Отредактировано Emily Woods (2016-12-08 22:57:59)

+2

6

Через мгновение громкая музыка возвестила о начале представления. Если честно, мадемуазель Тернер была равнодушна ко всем эти фанфарам, она пришла сюда просто развеяться после тяжелых переговоров по работе, мысленно повернуть трудовую исписанную страницу, чтобы остался свежий,  еще никем не тронутый лист. Настроение было хорошим. Также приятно было встретить здесь, в гостеприимном цирковом шатре, свою коллегу по Лиге Равновесия Эмили Вудс. Эта рыжеволосая девушка была приятной в общении особой со скрытой от посторонних глаз, особенной силой. Она обладала способностью создавать защитные поля, что не раз выручало не только ее саму, но и остальных агентов Лиги. В конце прошлого года обладательница волос цвета спелой моркови принимала участие в освобождении Рисовальщика из лап Фракции «Черный Альянс». Вместе с Лоис Ходжес Эми забрала Элеонор у врага. Плен оставил тяжелый след в душе темно-русой молодой женщины. Если честно, она не ожидала, что Лига вообще решится спасать ее после провала переговоров с Орденом Просвещенных. Но мисс Тернер не бросили гнить в лаборатории фракции, пришли на помощь. Именно благодаря Лиге Элеонор была сейчас жива и здорова. Она была в огромном долгу перед организацией сверхлюдей, некогда давшей ей, в некотором плане, уют и кров после гибели возлюбленного Рисовальщика, тогда, еще молодой студентки, Алана Силвестри. Элеонор была крепко связана с деятельностью Лиги до конца своей жизни. Она уже не представляла свою судьбу без этого сообщества обладателей сверхъестественных сил.
В начале, на арену выскочили разукрашенные клоуны. Они кривлялись, поливали друг друга из водяных пистолетов, делали кувырки. Зал сотрясался от хохота. Потом на всеобщее обозрение вышли гимнасты. Они вытворяли в воздухе, под куполом цирка, такое, что заставляло остолбенеть, затрястись от ужаса и, даже, ненадолго лишиться рассудка. Но не зря говорят, что это ремесло опасное, и нередко мастера акробатических номеров ходят по лезвию ножа. Во время очередного трюка, один из цирковых артистов по непонятной причине прекратил выступление и с большой высоты упал на покрытие арены. Элеонор вскрикнула, зажав рот рукой. Нет, вовсе не на трагедию надеялась молодая женщина, решив заглянуть сегодня на представление циркачей. Тем временем на арену выбежали несколько сотрудников цирка. Они склонились над своим покалечившимся товарищем. В помещении нарастал гул, зрители явно начинали нервничать. Где-то неподалеку раздались выкрики о том, чтобы организаторы немедленно вернули деньги за испорченное представление. Элеонор прикрыла глаза и покачала головой. Да, инцидент был неприятен, но, все же, артисты цирка не застрахованы от травм и прочих неприятностей. Даже самый, выверенный до секунды, номер-выступление, мог дать сбой в самый неожиданный момент. Большее значение имеет человеческий фактор. Наверняка для каждого циркача это огромный физический и моральный труд выходить вечером на арену перед горящими очами зрителей, и демонстрировать им свои умения.  Обычно несчастные случаи были сведены при представлениях в  шапито к минимуму. Но, то ли труппа была еще довольно молодая, то ли пострадавший акробат плохо себя чувствовал, факт оставался фактом: некогда, полный жизни молодой мужчина, на вид которому было не больше двадцати трех-четырех лет, теперь бездыханно лежал на полу арены. Элеонор собиралась уже, было, подняться на ноги, услышав оповещение по громкой связи о том, что представление отменяется по техническим причинам, но тут события начали принимать неожиданный оборот. Внезапно в помещение ворвались вооруженные до зубов люди в черном. Это еще кто? Началась паника. Раздались выстрели. Все, кто пытался проскочить мимо неизвестных, либо распрощались со своими жизнями, либо получили тяжелые увечья.
- Матерь божья! – прошептала шатенка, наблюдая за этим побоищем. Вокруг нее бесновались люди. Она сидела в середине, довольно высоко от арены, потому сбежать отсюда у нее не было не единого шанса. Боевики несколько раз пальнули в воздух, требуя, чтобы зрители вернулись обратно на свои места. Террористы? Выкрики этих типов сопровождались плачем и стонами уже успевших поплатиться за свою неосторожность посетителей шапито. Рисовальщик отвела взгляд от агрессоров и посмотрела наверх. И тут она заметила на противоположной стороне, примерно ряда на четыре выше нее, около одной из стен, знакомые светлые локоны и ауру, которую ей уже приходилось видеть неоднократно. Так вот, в чем дело. Элеонор нахмурилась. Воспользовавшись моментом, темно-русая представительница прекрасного пола откинулась спиной назад. Мисс Вудс была на месте, хотя сиденья рядом с нею опустели.
- Здесь Риверз, - быстро произнесла она своей товарке по Лиге Равновесия. В отличие от Лиги, фракционисты частенько привлекали к себе на работу простых людей. Выходит, эти боевики появились здесь неспроста, и это заранее запланированная акция?  Эли могла пока лишь только догадываться об этом.

+2

7

Паника или хотя бы испуг является естественным ответом на стрессовые ситуации. На месте Риверз любой нормальный человек, который дорожит своей жизнью, уже давно бы сидел с зашкаливающим давлением и хватался бы за сердце. Однако Адель не чувствовала подобного. Вся ситуация казалась ей несколько неправдоподобной, как будто дети, подражая взрослым, разыгрывали сцену из жизни, такую сложно воспринимать всерьёз. Она знала, что такое настоящий страх не понаслышке. Бояться можно врага, который обладает большими возможностями и несёт смертельную угрозу. Такими вполне могли выступать представители Равновесия или охотники. Но люди… Блондинка не сомневалась в том, что захват заложников осуществляли именно они. Лига не вредит простым смертным, Чёрный альянс не планировал никаких операций. А если это было и не так, и её по незнанию угораздило встретить своих же, то тем более переживать не стоило. Вместо страха девушка испытывала какое-то подобие интереса. Так научные сотрудники изучают подопытных крыс. Что может сотворить одна особь с другой, если первую откармливать, холить и спиливать ногти, а другую держать на голодном пайке и приучать к сырому мясу? Никакой пользы от подобного эксперимента не будет, но действие занимательное, тут спору нет.
Тем не менее, отработанные за годы рефлексы брали своё. Адель успела изучить строение шатра. Плотная материя, служившая цирку стенами, не была прибита к наспех возведённым зрительским трибунам. Сидения крепились прочно, однако дощатый пол под скамейками изобиловал просветами, через которые внимательный наблюдатель мог различить некоторые детали всей этой конструкции. Как говорилось ранее, шпионка сидела на самом верху ступеней, поэтому у неё был хороший шанс слегка отогнуть «стену» и спустится по строительным лесам, которые шли до самой земли, поддерживая места для зрителей. А дальше, как знать, открыта ли дорога, или шатёр взят в плотное кольцо таких же вооружённых людей. Рискнуть-то можно, но не лучше ли остаться и удовлетворить своё любопытство? Когда встречаешься с неприкрытой агрессией всегда интересно, чем она вызвана и что хотят получить взамен. «Выкуп или акт устрашения?» Девушка скрестила руки на груди, изучая вооружённых людей. В последнее время обстановка в человеческом мире накалялась не только из-за действий фракции. Терроризм шагал по планете, набирая в свои ряды верных последователей пророка Мухаммеда, и сея вокруг себя страх и ненависть. Лично Риверз не могла понять этой «святой» войны за религию. Какое кому дело, в чей ад попадут грешники? Но это были людские дрязги. Иногда ими можно было прикрыть собственное дельце, и террористические организации охотно брали на себя всю ответственность, создавая беспрецедентную шумиху, которая отвлекала всё внимание правительственных структур от того, кто действительно мутил воду. Это было удобно и выгодно, как Альянсу, так и тем, на кого перекладывались все последствия. Всё равно, что первых, что вторых не находили и не уничтожали. Шпионка где-то слышала, что фракция имеет выходы на всех глав банд-формирований Азии и ближнего Востока. Терроризм и бизнес слишком сильно переплелись в последнее время.
Её абстрактные размышления были прерваны наметившейся суматохой между вооружёнными людьми. По всей видимости, главарь, который совсем недавно обращался к заложникам, отдавал распоряжения своим людям. С такого расстояния Адель не могла слышать суть приказов, зато глаза её были на месте. Разбившись на три пары, люди в масках начали обходить ряды зрителей, начиная с самых нижних. Остальные рассредоточились по периметру.  Насколько поняла шпионка, они собирали сотовые телефоны. Что ж, логично. Верить на слово испуганным людям не стоило. Адель было бы интересно побеседовать с этим главарём с глазу на глаз, чисто из научных целей, но пока предстояло отделаться от его сподручных, которые медленно, но верно двигались в её направлении. Осматривая зрительский зал и гадая про себя, взбунтуется ли кто-то из заложников, девушка наткнулась глазами на знакомое лицо. Почти напротив неё, только ниже на пару рядов, сидела Элеонор Тернер, у которой как раз в это время изымали мобильник. Брови шпионки поползли вверх от такого сюрприза, а на губах появилась нехорошая улыбка. Слишком многим она была обязана этой темноволосой женщине. «Неужели настал день, что бы вернуть должок?» Голубые глаза шпионки загорелись в предвкушении, а затем она почувствовала себя любимицей фортуны. Прямо за Тернер сидела рыжеволосая девушка. Её Адель видела всего один раз, но знала по личному делу. Эмили Вудс была одной из тех, кто принял непосредственное участие в обмене пленными этой зимой. И пусть эта представительница Лиги лично ей ничего не сделала, но она оставалась таким же врагом, да ещё с неплохой способностью, которая в критические моменты могла бы стать неоценимым подспорьем в борьбе против Чёрного альянса. «Уничтожить!» - в голове, как наяву, прозвучал голос Фроумен. Шпионка нисколько не сомневалась, что её начальница вынесла бы именно такой вердикт. Вся сложившаяся ситуация буквально умоляла послушать внутренний голос. Ей самой даже руки марать не придётся. Люди, обычные люди, только более агрессивные, чем остальная серая масса этих новых «неандертальцев», сделают всё за неё. Следует только подтолкнуть их в нужном направлении.
- Телефон, живо! – Адель встрепенулась, отрывая свой взгляд от лиговцев. Она совсем не заметила, как настала её очередь сдавать мобильник. Блондинка неуверенно улыбнулась и изобразила на лице смятение.
- Но у меня его нет, - конечно, такой ответ был неприемлем для этих людей, поэтому шпионка поспешила дополнить его, воздействуя на мужчин своими феромонами, а затем добавила вслух. – Если вы не верите, то обыщите меня, - скромная улыбка постепенно трансформировалась в зазывающую, а хитрый прищур глаз выдавал якобы истинные желания уединиться, - это можно сделать где-нибудь в подсобных помещениях… - Риверз нравилось видеть действие своего дара. Из человеческих глаз уходило осознанное выражение, сменяясь жадным блеском, в котором, как в огненном горниле, плескалась похоть. Человеком управлять легко, стоит лишь пообещать желаемое. - Я с удовольствием покажу вам всё, что бы вы убедились.
- Вставай, и за нами, - больше уговаривать не пришлось. Как только они отвернулись, всё напускное волнение улетучилось, а во взгляде проскользнуло торжество. Но оставаться тет-а-тет с этими людьми не входило в её планы. Риверз желала получить себе компанию.
- Простите, - едва заметно, но так, что бы террористы её услышали, пискнула девушка, - я тут не одна, со мной подруги. – Один из мужчин обернулся к ней, окидывая оценивающим взглядом.
- Такие же симпатичные и без телефонов? – дуло автомата как-то само собой уставилось ей в грудь. На секунду Адель почувствовала себя не комфортно. Разумом она понимала, что эти люди находятся под её контролем, но инстинкты кричали совершенно обратное.
- Ещё лучше! – Блондинка осторожно двумя пальчиками сместила прицел автомата и обезоруживающе улыбнулась. – Да вы сами взгляните. Вон те, четыре ряда сверху, почти по центру, - она кивнула в сторону Тернер и Вудс, - рыженькая и прямо под ней темноволосая девушка в светлом костюме.
Мужчина пристально взглянул в ту сторону, куда указывала Риверз и, с усмешкой кивнул своему спутнику, после чего продолжил спускать вниз. Когда все трое оказались на круглой сцене, один из них подошёл к главарю и заговорил на незнакомом Адель языке, пытаясь что-то объяснить, и активно жестикулируя. Пока на неё не обращали внимания, шпионка осматривала зал уже с нового ракурса. Люди были напуганы, но не они волновали сейчас девушку. Добравшись глазами до Элеонор и Эмили, блондинка усмехнулась, после чего отвернулась, ожидая, что в итоге решит главарь. А он просто махнул рукой, развернулся и скрылся за кулисами, крикнув на том же непонятном диалекте короткую команду своей шайке. Один из обработанный ею мужчин схватил Риверз за локоть и, настойчиво подталкивая, повёл в том же направлении. Девушка бросила мимолётный взгляд на трибуны и, прежде чем скрыться за бархатным занавесом, различила, как второй человек подходит к представительницам лиги Равновесия.

+1

8

хы

И вот, после долгого простоя, мы двигаемся дальше… Продолжаем наш разговор, товарищи!

Крики, стоны, испуг. Кто бы мог подумать, что еще четверть часа назад здесь царили веселье, музыка и чудеса! Элеонор с ужасом взирала на хаос, царивший в помещении бродячего цирка. И, зачем она только потащилась на представление бродячей труппы? Пошла бы домой, и валялась бы сейчас в теплой постельке перед телевизором, смотря недавно купленный фильм на DVD, а, может, и повозилась бы с любимой вышивкой, до которой, из-за скопившихся на работе дел, уже почти две недели руки не доходили. Могла ли мадемуазель Тернер предположить, что конец сегодняшнего, проведенного в бесконечных трудах, дня, завершится подобным образом? И куда только смотрят власти? Как хранители правопорядка допустили, что столько головорезов собралось в одном месте, и теперь они угрожали всем, собравшимся в шапито людям немедленной расправой? Рисовальщик почувствовала, как руки сжимаются в кулаки. Видеть несправедливость по отношению к ни в чем не повинным согражданам, было для обладательницы темно-русых волос невыносимо. И она ничем не может им помочь. Если Эли попробует подняться со своего места, в нее тут же полетят пули. Хорошо хоть за ее спиной находилась мисс Вудс. Присутствие коллеги по Лиге с активной способностью давало надежду, что еще не все потеряно. Рисовальщик понимала, что использование сил на людях являлось табу для каждого сотрудника Равновесия, но если ситуация окажется совсем катастрофичной, то что тогда? Опустить руки и помирать? Уж что-что, а отправляться на тот свет в планы Элеонор совсем не входило. В шатре с каждой минутой среди зрителей нарастала паника. Бандиты принялись обходить ярусы с заблокированными там посетителями цирка. Под дулом пистолета, террористы изымали у пленников мобильные телефоны. Та же участь постигла и смартфон Рисовальщика. Чувство собственного сохранения превысило стремление защитить свою собственность. Каждый из этой криминальной группировки был простым человеком. Но, никто и не догадывался, что среди всего этого люда скрывались три мутанта: Эмили, Элеонор и Адель Риверз – две представительницы Лиги и одна хитрющая фракционистка. И если Тернер и Вудс стояли на стороне справедливости, то затаившаяся среди зрителей блондинка преследовала совсем иные цели. Эли знала эту светло-русую девицу уже довольно-таки продолжительное время. И если, в начале, Рисовальщику казалось, что Ада просто находилась на бесконечном перепутье, плохо осознавая, где можно творить добро, а где зло, то теперь, получше узнав ее, темноволосая представительница прекрасного пола поняла, что эта девчонка, внешне напоминавшая куклу Барби, была просто расчетливой, завистливой и безжалостной во всех отношениях, дикой змеей. Элеонор не желала Риверз смерти, она вообще ее никогда никому не желала. Однако молодая женщина чувствовала, что рано или поздно, судьба преподнесет неугомонной Адель такой жестокий урок, от которого фракционистка вряд ли оправится. И это будет возмездие, от которого блондинка так долго ловко уходила. Сегодня эта бунтарка была здесь, среди всего этого безумия. И, как показалось, мисс Тернер, террористы и не думали проявлять в отношении белокурой гостьи каких-либо агрессивных действий. Наоборот, шпионка Альянса, умудрилась где-то затеряться среди царившей в шапито массовой истерии. Неужели она сбежала? Или эта шальная девка заодно с этими бандитами? Вооруженные боевики продолжали удерживать заложников в помещении. Повсюду раздавались их гневные выкрики. Однако выдвигать какие-либо требования эти уголовники не спешили. Что же им всем тут нужно? Что они ждут? И тут Эли заметила, как в ее сторону направляется один из террористов. К нему присоединился еще один детина в маске. Направив на представительниц Лиги Равновесия оружие, бандиты велели им подняться и проследовать за ними.  Боевик схватил Элеонор за локоть и потащил куда-то в подсобку.
- Хей, нельзя ли полегче? Вы делаете мне больно! – оскорблено пропищала представительница женской части населения, не понимая, куда ее тащит этот насильник. Внешне молодая женщина ничем не отличалась от остальных гостей представления, и ей было совершенно непонятно, чем она могла привлечь внимание спрятавшего свое лицо под маской уголовника. Вдруг, впереди, за поворотом, Элеонор заметила мелькнувшую светловолосую голову. И ауру, исходившую от этих локонов, Рисовальщик тоже уловила. Риверз. Молодая женщина напряглась. С каждой минутой царившая вокруг обстановка Элеонор нравилась все меньше и меньше.

Отредактировано Eleanor Terner (2017-03-16 15:31:03)

+1

9

В детстве Адель не приходилось скучать, сидя дома. Её мать постоянно что-то придумывала и организовывала семейные походы то в кино, то на выставку. Именно там Кейт Риверз изучала нужды местного населения. Не обходилось и без цирка. В Вашингтоне несколько раз гастролировали прославленные труппы воздушных гимнастов, шоу фриков, клоуны и, конечно же, дрессировщики диких зверей. Последние очень нравились Адель. Она вечно просила родителей подойти ближе к клеткам, а то и, пользуясь положением отца, прошмыгнуть за кулисы. Естественно никто не слушал маленькую девочку, но любопытство со временем никуда не ушло. Наверное, так бывает у каждого взрослого человека. Когда он сталкивается с неосуществлённой мечтой детства - нет сил устоять. Риверз казалось, что она попала в какой-то другой мир. Идя по коридору за кулисами, блондинка совершенно забыла об окружающей действительности, полностью погрузившись в созерцание. Многочисленные старые афиши использовались здесь в качестве обоев, создавая цветастую пелену от которой разыгрывалось воображение. Несколько передвижных вешалок с яркими костюмами, маски, парики и накладные носы – сегодня всё было готово для того, что бы порадовать публику. Откуда-то со стороны доносился собачий лай и грозный рык. Сердце девушки учащённо забилось от предвкушения. Неужели в программе были тигры или львы? Она хотела свернуть в их сторону, но её бесцеремонно схватили за шиворот и подтолкнули дальше. Риверз еле сдержалась, чтобы не нахамить своему конвоиру, но вовремя вспомнила где, а главное с кем находиться. Как бы не были сильны её феромоны, но их воздействие идёт в одном русле. Вряд ли воспылавший страстью мужчина захочет делить её общество с тиграми. И если ещё представить, что парочку из них она бы смогла уболтать, то, что делать с остальными? К тому же сюда уже вели представительниц Лиги, а значит, хищные звери вновь останутся не у дел. Впрочем, в белокурой головке явственно встала картина, на которой тигров кормят свежим мясцом. Адель лишь мечтательно улыбнулась своим мыслям. Пожалуй, на такое кто-то вряд ли пойдёт, естественно, если их не подтолкнуть.
Коридор закончился довольно внезапно выходом на улицу. Здесь практически в идеальном прямоугольнике стояли несколько прицепов от фур и передвижные вагончики на колёсах, создавая надёжный тыл и зону личного пространства для артистов. К двери одного, по всей видимости, обжитого вагончика и направился террорист. Он повернул ручку и втолкнул девушку внутрь, захлопывая за собой дверь. Вагончик, в который её завели, раньше принадлежала какой-то гимнастке. В этой жилой гримёрке, помимо трюмо с большим зеркалом, уставленным разнообразной косметикой и краской для тела, был небольшой диван в самом дальнем углу, стол перед окном, которое выходило на противоположную от цирка сторону и закрывалось крупной решёткой, пара низеньких табуретов и навесные шкафы с неизвестным пока содержимым. Всё пространство пропиталось запахом духов и благовоний, играла тихая музыка, но откуда, понять не удавалось. Складывалось такое впечатление, что хозяйка вышла минуту назад и вот-вот должна была вернуться за сценическим костюмом, который висел на дверце шкафа – безупречно выглаженный и блиставший россыпью крупных бисерин. «Какой красивый!» Адель вновь забылась и, быстро приблизившись к шкафу, погладила рукой материю. От её движения ткань начала переливаться на свету, будто чешуя огромной рыбины.
- Сиди здесь, и чтобы не звуку. Рыпнешься куда, получишь пулю, - Риверз быстро обернулась к мужчине и слегка усилила своё воздействие на сознание террориста. Его голос показался ей, слишком грубым, а значит, первая порция оказалась мала и начала выветриваться. Он тут же поддался на её манипуляции и сделал два шага вперёд, но, как будто одумавшись, резко остановился, мотнул головой и, бросив жадный взгляд на её фигуру, вышел из вагончика, обронив на прощанье: - Я предупредил.
- Да кто ж уходит от таких гостеприимных хозяев? – Адель усмехнулась, рассматривая закрытую на задвижку дверь. Девушка не стремилась полностью завладеть его разумом, лишь распаляла желание, но не хотела тратить много сил для достижения полного контроля. Пока это было ни к чему, ведь она и правда не спешила покидать место разыгравшейся человеческой трагедии. Здесь её держало любопытство и личные счёты к Тернер. А ведь эту девушку до сих пор к ней не привели. Может, она просчиталась, и Элеонор так и осталась сидеть в зале? Было бы крайне обидно. Скорее всего, шпионка не решилась бы повторять свою просьбу или предпринимать какие-либо другие действия, что бы вытащить лиговцев поближе к себе. С некоторых пор Риверз стала более трезво оценивать собственные силы. И если парочкой мужиков можно вертеть, как вздумается, то десяток этих типов от неё и мокрого места не оставит. Впрочем, когда-нибудь и это станет ей по плечу, останавливаться в своём развитии Адель не собиралась. Пусть тренировки выматывали, как морально, так и физически, но они давали результат. Девушка ещё раз обвела внутреннюю обстановку взглядом и подошла к дивану. В фургончике царила полутьма, ещё более ощутимая в самом дальнем от окна и входа углу. Адель опустилась на кожаное сидение, мимолётом отмечая его довольно почтенный возраст – обивка была местами протёрта, кое-где видны непонятные порезы и дырки. Не богато живут странствующие циркачи, не богато. Девушка думала, чем себя развлечь в ожидании неизвестно чего, но в её голове не родилось ни одного мало-мальски интересного занятия. Прошли не более пяти минут, когда дверь в вагончик вновь распахнулась. В дверном проёме показалась женская фигурка, подсвеченная со спины яркими лучами майского солнца. Риверз немного привстала и подалась вперёд, стараясь поскорее разглядеть посетительницу, за которой дверь захлопнулась ничуть не тише, чем за ней самой несколько минут назад. Это была Тернер. Едва опознав представительницу Равновесия, Адель победоносно улыбнулась и откинулась обратно на спинку диванчика, приняв расслабленную позу и медленно поглаживая пальчиками один из его подлокотников.
- Эли, - она позвала темноволосую девушку мягким заигрывающим голосом, - что же ты встала на пороге, будто не родная. Проходи, располагайся, - Риверз смотрела на неё и улыбалась, мысленно представляя облизывающихся тигров.

0

10

Сердце стучало, как сумасшедшее. Мускулистый верзила буквально тащил на себе пытавшуюся оказать сопротивление мадемуазель Тернер. Темно-русая представительница прекрасного пола ничего не могла противопоставить этому зверю в черной маске. Ее жалобные стоны никак не трогали этого детину. Тем временем молодая женщина и ее конвоир оказались в подсобном помещении шапито. Возможно, раньше здесь было довольно-таки многолюдно, но теперь тут царила тишина. И еще стоял странный запах. Вероятно, где-то здесь держали хищных зверей, которые должны были принимать участие в сорванном цирковом представлении. Похоже, местный обслуживающий персонал не особенно утруждал себя уборкой. Под ногами порой попадалось черт знает, что. Элеонор едва не наступила в какую-то лужу. Остановившись, шатенка встретилась с бешеным взглядом террориста. Вероятно, боевик уже сто раз пожалел, что согласился отконвоировать эту нервную дамочку в неизвестное ей место, вместо того, чтобы заниматься куда более интересными для него делами в виде устрашения публики, пальбы из пистолета и еще одному ему, известными увеселениями. В итоге мужчина заставил свою пленницу идти перед ним, приставив дуло холодного оружия к ее спине. Мисс Тернер не оставалось ничего другого, как беспрекословно повиноваться. Они прошли через какой-то коридор, и вышли на улицу. Как же здесь было свежо по сравнению с душным подсобным помещением цирка! Эли так хотелось остановиться и вдохнуть воздух полной грудью! Но нет, нужно было идти дальше, навстречу неизвестности. Впереди показались вагончики, которые, очевидно использовались участниками странствующей группы. Конвоир велел Рисовальщику проследовать к одному из них. Он явно торопился поскорее избавиться от нее. Довольно-таки бесцеремонно террорист толкнул темно-русую представительницу женской части населения в спину, заставляя ее, тем самым идти быстрее. И вот, спустя мгновение, Элеонор оказалась около нужного фургончика. Дверь изнутри открылась, и навстречу ей вышел еще один боевик. Незнакомец обменялся со своим собратом парочкой коротких реплик на неизвестном Рисовальщику языке, после чего девушке велели проследовать внутрь. Проем в стене закрылся сразу же, как мисс Тернер оказалась в салоне вагончика. Внутри царил полумрак. Элеонор не понимала, зачем ее тут заперли. И была она здесь не одна. Напротив шатенки, вольготно устроившись на диване, восседала Адель Риверз. Блондинка смотрела на мисс Тернер с превосходством. Почему-то Рисовальщику казалось, что здесь, в полумраке, светловолосая фракционистка похожа на приготовившуюся к атаке кобру. Только подойди, ужалит сразу. Тем временем, Ада, словно заботливая хозяйка, подозвала к себе агента Лиги Равновесия. Вот только идти к ней Элеонор не собиралась. Будь бы ее воля, шатенка вообще поспешила бы покинуть это место. Разговоры для мисс Риверз были пустым звуком, если только они не несли выгоды для шпионки Альянса. Рисовальщик не доверяла Адель, и на это у нее были свои причины. В обществе этой буквально пропитанной ложью и злобой девчонки нельзя было расслабиться ни на минуту. Похоже, делать пакости остальным было смыслом ее жизни. Элеонор оглянулась по сторонам. Бежать из фургончика не представлялось возможным. Молодая женщина заметила придвинутый к небольшому столику стульчик. Рисовальщик взяла этот стул и устроилась на нем напротив сидевшей на диване блондинки. Темноволосая представительница прекрасного пола окинула свою оппонентку суровым взглядом. Если бы только была возможность притащить эту девицу в штаб Лиги, где ее уже давно так ждали то, тогда… Увы, это были лишь только мечты. Реальность была иной: агент Равновесия оказалась взаперти с этой, бракованной изнутри, куклой Барби, и как выпутаться из сей жуткой ситуации, Эли совершенно не представляла. Будь бы у нее мобильный телефон, можно было бы постараться позвать на помощь кого-нибудь из своих. Вот только любимый смартфон ныне пребывал в загребущих лапах преступников.
- Гляжу, ты хорошо тут устроилась. С комфортом, - приглушенно произнесла шатенка, не сводя пронзительного взгляда с белокурой фракционистки, - а там ни в чем не повинные люди мучаются. Совесть-то не мучает? Хотя, да, ха-ха, тебе же это слово неизвестно. Так что, пожалуй, не будем ходить далеко да около. Задам вопрос напрямую. Вся эта кутерьма, дело твоих рук, Ада? -  нахмурившись, поинтересовалась молодая женщина. Какую бы игру не задумала хитрюга Риверз, принимать в ней участие агент Лиги Равновесия не собиралась. Элеонор нужна была правда, и ничего кроме правды.

+1

11

Адель могла бы разглядеть гармонию даже в хаосе, тем более, если он устроен ею лично. Она всегда легко вписывалась в нестандартные ситуации, всё новое было ей интересно. Риверз, как малый ребёнок, до сих пор познавала жизнь во всех её проявлениях, будь то чем-то хорошим или плохим. Смутить или поставить в тупик такую натуру было тем сложнее, чем больше она жила на свете, потому что искать выходы становилось своего рода хобби. Правильно многие говорят про таких – ищут приключения на пятую точку. Проблема заключалась в том, что эти самые «приключения» частенько находили шпионку Альянса самостоятельно. Ну, а извлекать пользу – в этом умении Адель преуспела, как никто другой. Даже такой противный всему человечеству инцидент, как захват заложников, в число коих и входила блондинка, не казался ей трагедией, из которой нет спасения. Для неё есть, она улизнёт. Пока не понятно как, но девушка ни на миг не сомневалась в своей удаче. И не из таких передряг выкарабкивалась. Однако Риверз пока и не помышляла об избавлении. К чему оно, если вынужденный плен преподнёс нежданный сюрприз в виде Тернер. Элеонор же не была столь невозмутима, что приятно грело душу. Впрочем, беседа тет-а-тет всё-таки обещала состояться, так как деваться представительнице Равновесия было некуда. Эли взяла небольшой стул и устроилась на нём прямо напротив диванчика, где вольготно обосновалась блондинка.
- Гляжу, ты хорошо тут устроилась. С комфортом, - наверное, если бы Тернер могла убивать одним взглядом, Риверз успела бы отдать богу душу раза три, не меньше. Но вместо этого Адель только шире улыбнулась, слегка кивнув головой в знак согласия. - А там ни в чем не повинные люди мучаются.
Блондинка пренебрежительно закатила глаза и повела плечами, пытаясь избавиться от пружины, которая начинала впиваться в спину. Комфорт, надо сказать, был относительным, но уж всяко лучше, чем деревянные ступени лестницы и дула автоматов в руках конченных отморозков. Эли начала говорить что-то о совести, но время поправила сама себя. С этим проявлением внутреннего голоса, который талдычит о неверных действиях, Риверз старалась не вступать в диалоги. Без лишних слов Тернер перешла к тому, что волновало её больше всего.
- Задам вопрос напрямую. Вся эта кутерьма, дело твоих рук, Ада? – Вполне ожидаемый вопрос заставил шпионку злобно усмехнуться. С каким бы удовольствием она провернула подобное, но не с простыми жителями Нью-Йорка, а разослав приглашения всем членам лиги Равновесия… Ах, мечты, мечты… Пока же у неё в руках была одна Тернер.
- Вот эта? – Девушка барским жестом указала на небольшое помещение вагончика. – Да, моих. Могла бы, кстати, и поблагодарить за то, что вытащила твою задницу из того переполненного ада, который теперь твориться под куполом. По-моему, здесь гораздо комфортнее, ты не находишь? – Адель сверкнула насмешливым взглядом в сторону Тернер. Как бы она не относилась к этой женщине, но Эли не была ровней тем, кто остался рядом с террористами. Она была выше. Негоже сверхчеловеку гибнуть от руки обезумевших фанатиков. Впрочем, участь её не стала лучше, скорее напротив. Пуля – это слишком снисходительно для той, из-за кого Риверз просидела больше месяца в карцере. И для начала шпионка мысленно покушалась на длинный язычок Тернер. Блондинка резко встала с дивана, сокращая дистанцию между ней и собеседницей. Облокотившись одной рукой на стол, она наклонилась к Элеонор пристально глядя ей в глаза. – Неужели тебя волнует участь каждого человека? Это же невозможно, Тернер. А как же все табу, наложенные Равновесием? Не вмешиваться в ход человеческой истории, не помогать безнадёжно больным или обречённым, не использовать свои силы на людях? Как же всё то, что вы бережёте и защищаете? – Как же Риверз хотелось вцепиться ей в волосы и просто дать волю своему гневу и обиде, которые копились долгие годы, вначале на Лигу в целом, а теперь и на конкретного сверхчеловека. Но вместо этого блондинка с силой оттолкнулась от поверхности стола, полностью выпрямляясь, и едва не задевая навесной шкафчик над столом. Если бы не её дар, то возможно какая-нибудь шальная пуля уже продырявила грудь Эли. У неё не было активной способности, но и в обратном случае она бы даже защититься не смогла, потому что это против правил. И так Равновесие печётся о своих сотрудниках? – Нет, Эли. На этот раз мы стали свидетелями обычной человеческой жестокости. Альянс здесь ни при чём, а значит, и вмешиваться ты не имеешь права.
Блондинка закончила уже более спокойным тоном. Месть – это блюдо, которое подают холодным. К сожалению, Риверз так и не научилась готовить, а потому вечно забывалась даже в этом вопросе. Стараясь отвлечься, она открыла первый попавшийся шкафчик, где обнаружила початую бутылку какого-то вина и закрытую минералку. Взяв себе газировку, девушка поставила на стол вино, после чего вновь упала на диван.
- Выпей лучше. Нам предстоит долгий день. – Крышка бутылки поддалась с тихим шипением. Адель сделала несколько глотков, после чего закрутила крышку. – И как планируешь выбираться отсюда? Честное слово, мне было бы любопытно послушать твои варианты, учитывая, что на помощь Равновесия в этот раз надеется тебе не приходиться. Чёрт, да и новая подстава от тебя мне не грозит. Нет, определённо я почти готова расцеловать этих идиотов-террористов за подобное шоу! – Шпионка вновь лучезарно улыбалась и казалась самой довольной женщиной на планете Земля.

0

12

Они сидели друг напротив друга. Две, совершенно разные как внешне, так и внутренне, молодые женщины. Знали ли террористы, что закрывать этих двух девиц в одной комнате смерти подобно? Хорошо еще, что блондинка и шатенка не имели активной способности, а то бы такое началось…
Элеонор буквально пронзала вольготно расположившуюся на диване оппонентку пронзительным взглядом. Будь бы ее воля, и Адель Риверз навсегда бы исчезла с поверхности Земли, тем самым прекратив портить жизнь окружающим ее людям. Рисовальщик размышляла, как ей следует поступить со светло-русой фракционисткой. Полезть в драку, вцепиться ей в волосы, выдрать локоны с корнем? Ох, с каким бы наслаждением мадемуазель Тернер заставила бы Аду убрать с ее холеного личика это выражение превосходства и вседозволенности. И почему судьба столь часто сталкивает ее с этой белокурой дамочкой? Какую пакость ждать от хитрюги Риверз в этот раз? На реплику Рисовальщика относительно удобного расположения Ады в фургончике, пока остальные посетители цирка находились в менее комфортных условиях, та лишь лениво повела плечами и улыбнулась. Вот дьяволица-то, а! Темно-русая представительница прекрасного пола почувствовала, как в ней с каждой минутой начинает возрастать раздражение. Иметь свою выгоду на чужой беде, по мнению Элеонор, было самым подлым, что могло происходить в этом мире. На свой решительный, не терпящий отступлений вопрос, Рисовальщик услышала веселую усмешку. Похоже, слова агента Лиги лишь только забавляли шпионку Фракции, совершенно не настраивая блондинку на серьезный лад. Мисс Тернер невольно пожалела, что у нее нет с собою пистолета или, хотя бы, электрошокера. Тогда бы их дискуссия прошла бы совершенно по-иному. Стерва. Жестокая, безнравственная, сучка! Эли на мгновение отвела взгляд в сторону и прикусила нижнюю губу. Как же шатенке хотелось наброситься на эту девчонку с кулаками, заставить ее заплатить за каждую минуту боли, которую она причинила не только ей, но и остальным, ни в чем не повинным людям! Однако приходилось сидеть и терпеть. Молодая женщина понимала, что в такой и без того, напряженной ситуации, бешенство лишь только прибавит проблем. Нет, не здесь и не сейчас мадемуазель Тернер предстояло спросить с Адель компенсацию за все свои обиды.  Тем временем мисс Риверз в своей, скажем так, барской манере, попеняла темноволосой представительнице прекрасного пола, что та не поблагодарила блондинку за свое нынешнее пребывание в этом вагончике вместо шумного шапито и компании террористов.
- Да куда уж лучше, - огрызнулась на последнюю реплику светловолосой девицы агент Лиги Равновесия, - ты одна всех этих террористов вместе взятых стоишь!  Похоже, эта фраза не особо пришлась по вкусу Адель, а может, наоборот, фракционистка решила позлить свою оппонентку еще больше, чтобы посмотреть, что Элеонор в пылу гнева ей еще выдаст. Шпионка Альянса нависла над Рисовальщиком. От нее исходил сладкий, можно даже сказать, удушающий аромат, духов, которым, по мнению Элеонор, блондинка окатила себя с ног до головы. Шатенка медленно поднялась на ноги. Обе эти женщины принадлежали к высоким представительницам прекрасного пола, однако, все же, мисс Тернер была несколько выше своей оппонентки, да еще и на каблуках, потому сейчас немного превосходила по росту свою собеседницу.
- Надо же, как ты разборчива в правилах Равновесия, Адель, браво, - с иронией в голосе, произнесла Рисовальщик, - вот только на одних законах и запретах вся жизнь не строится. Есть еще и человеческие отношения, вне зависимости от того, имеешь ли ты силу, или нет. И самое простое сострадание к чужой беде еще никто не отменял, Ада, - приглушенно произнесла Элеонор, – да, мы стараемся не вмешиваться во многое, но и не кичимся, в отличие от вашей братии, своими способностями. Равновесие идет параллельно с остальным человечеством, и когда-нибудь, возможно, наши линии пересекутся, когда настанет время. Но не так, как это пытаетесь сделать вы! Мисс Тернер помнила все жуткие опыты фракционистов с простыми людьми. Альянс частенько буквально шел по чужим головам, совершенно не думая о последствиях своих действий для окружающего мира. По сути, именно из-за действий этого сообщества мутантов, однажды все обладатели сверхъестественной силы попали в поле зрения ФБР. Разговор двух сверхлюдей продолжался. Адель заявила своей оппонентке, что Альянс не имеет отношения к сегодняшнему появлению террористов и захвату заложников. Да, неужели? А по твоей хитрющей физиономии этого и не скажешь!
- Не тебе меня учить, что я могу делать, а что нет, понятно? – слегка дрогнувшим голосом произнесла шатенка в ответ на последнюю реплику своей светловолосой собеседницы. Уж лучше бы я была сейчас там, в шапито, а не в столь замкнутом пространстве с этой чертовкой! Словно не обращая внимания на раздражение Рисовальщика, фракционистка принялась шарить по шкафам. Спустя пару минут блондинка нашла в одном из ящиков бутыль с вином, и небольшую пластиковую бутылку с минералкой, поставила алкогольный напиток на стол, после чего вернулась на диван и принялась утолять свою жажду питьевой водичкой, судя по шипению, с наличием газа. Эли невольно поморщилась. Она отвернулась от блондинки и подошла к окну. Узнать бы только, что сейчас творится там, снаружи. И куда, только, эти бандиты увели Эмили? Жива ли она? Предложение шпионки Альянса утолить жажду, Элеонор проигнорировала. Любая вещь, до которой дотрагивалась Адель, по мнению Рисовальщика, тут же становилась ядовитой. И как только Риверз могла быть настолько расслабленной, когда вокруг царил подобный хаос?
- Иди-иди, поцелуй их всех. А можешь и не только это! У тебя легко получится! – обернувшись к фракционистке, заявила Рисовальщик. – А ты-то, сама, не думаешь о побеге? Или тебе нравится торчать здесь? И действовать мне на нервы?

+2

13

[NIC]Lunatic Fringe[/NIC]
[STA]Retaliation[/STA]
[AVA]http://s4.uploads.ru/SAIoF.gif[/AVA]

Как выглядит (одежда)

http://sf.uploads.ru/ab4XY.jpg

Терроризм в наши дни довольно актуальный рычаг запугивания людей и властей, с его помощью люди привыкли решать какие-то свои проблемы, преподносить дары Богу, как правило Аллаху, вот только конец всего шоу зачастую довольно печален.А что если предположить,что,так называемые террористы, просто горстка людей, которых сплотили жизненные обстоятельства? Они, как и все остальные жили, работали,растили детей,а потом внутренний стержень надломился. Не важно, что послужило тому виной - начальник козел или жена, изменяющая с разносчиком пиццы. У каждого есть своя точка кипения и тогда,гнев и разочарование жизнью выплескивается на других. Не зная, как именно действовать, повинуясь внутренним эмоциям, отчаяние толкает на страшные поступки. Ну, а что, если вдруг окажется,что в террористы пошел индивид, которому, по большому счету наплевать на все и вся? Он делает только то, что хочет, берет от жизни все, не заботясь о последствиях и лишить жизни неповинное существо, для него не проблема. Ведь такие тоже попадаются, причем намного чаще, чем кажется на первый взгляд. Только убивают иными способами, коих в век современных технологий, бесчисленное множество.
К чему гадать, когда можно все разобрать на конкретном примере. Город Нью-Йорк, огромный мегаполис, в нем кипит жизнь и днем и ночью, здесь найдется местечко любому, даже труппе бродячего цирка, развернувшей свой шатер в привлекательном месте. Шоу началось, публика ликует,малыши хлопают в ладоши от восторга и даже самые прожженные скептики округляют глаза, в попытке разгадать иллюзию фокусника. Все отлично, полная идиллия, но стоит чему-то пойти не так и под навесом шатра начинают бурлить настоящие, неподдельные страсти. Паника, вопли, слезы ручьем, еще недавний смех превращается в агонию. Людьми настолько просто повелевать, что порой только дурак этим не пользуется, а те, кто сейчас удерживал заложников, собирая телефоны, обыскивая на предмет колюще-режущих предметов,зажигалок и прочего, просто оказался чуточку умнее.
Не будем раскрывать карты раньше времени. Каждому участнику уготован отдельный номер с представлением.
Все заложники согнаны в стадо и удерживаются маленькими группами в разных частях шатра. Животные загнаны в клетки, для предотвращения неприятных инцидентов, не хотелось бы, чтобы тигр или другой когтистый зверь расцарапал кого-нибудь себе на обед, хотя постойте, да ведь это отличная мысль! Если требования группы не будут выполнены, то каждые пол часа один зверь может получать бесплатную когтедралку. Естественно у этой организованной группы был предводитель, а может и не один, об этом история тактично умалчивает. Причины, по которым все это случилось также никому не ясны, кроме самих террористов? Хорошо, пусть будут террористы,хотя лично они сами позиционируют себя несколько с другой стороны.
Итак, часть первая окончена, контроль над сопливым стадом людишек установлен, некоторые из них специально отобраны для второй части, но неизвестные не спешат, стараясь делать все максимально профессионально.

к подсобке, где были заперты две девицы, неспешно подошел человек и с интересом прислушался. Не особо горя желанием вникать в подробности,он провернул ключ в замочной на два оборота и потянул дверь на себя, заглядывая внутрь с, то ли ухмылкой,то ли оскалом. Лишь после этого он вошел. черная амуниция, пистолет в набедренной кобуре всегда под рукой. В глазах этого парня читалась усмешка и по всему виду он больше походил на увальня, чем на боевика. Шаркая, мужчина остановился у бутылки с вином, посматривая на девушек, после чего обхватил стеклянное горлышко пятерней, хорошенько взболтнул и приложил к губам, делая несколько больших глотков, словно бы дня два ничего не пил. После этого вытер тыльной стороной ладони влажные губы, не проронив ни слова. Ему они не требовались, по сути, Лунатик утолял собственное любопытство, чувствуя себя хозяином положения. Хотя...хозяином положения он был всегда, даже если люди вокруг считали иначе. Плевать. На все. В том числе и на  мнение окружающих о своей персоне. Он не был тем, кого в настоящее время называли мужчиной - существо не определенного пола, красящего губы блеском, выжигающего волосы до полного растворения пигмента, носящего во всех частях лица пирсинги и не делал из своего лица гладкую нежную попку младенца. Лунатик не носил джинс в облипку и подкатывал штанины чуть выше щиколотки, отдавая дань моде. Все это удел педиков на мопедике, поэтому зачастую, современные "леди", от которых несет табаком и алкоголем, называют его мужланом, неряхой, придурком, сумасшедшим. И как же они правы! Лунатик не открещивается от прозвищ, потому что где-то там, в глубине его светлых глаз сокрыта таки толика безбашенности. А как известно с шизиков и взятки гладки.
Террорист подошел к темноволосой девушке, стоявшей у окна, не сильно заботясь о ее выражении лица. Мужчина внимательно, не без иронии во взгляде, осмотрел ее с головы до ног и обратно, как-то странно улыбаясь, но по-прежнему сохраняя молчание просто провел пальцем в перчатке по предплечью девушки, медленно так.
Если сильно присмотреться, на нем не было балаклавы, он не боялся, что его черты лица могут запомнить. Дверь из кибитки этой была на распашку, но, даже если пленницам удастся выбраться из подсобки, хоть одной,члены группировки стоят через каждые десять метров и врятли пропустят мимо, но если очень захотелось приобрести новую дыру и совершенно бесплатно, то можно рискнуть.

Отредактировано Ray Campbell (2017-04-03 23:37:51)

+1

14

"Люди, люди, люди... Да в Африке каждый день дети с голоду мрут пачками. И что, теперь по каждому негритёнку лить слёзы?" Когда её убивали в третий, а может, в пятый раз, ни одна собака не заскулила во всём Нью-Йорке. Люди заслуживают того, что с ними происходит ежедневно. Это их выбор, их жизнь и убийцы из их рода. Так почему она должна заботиться и переживать по этому поводу? Риверз в пренебрежительной усмешке кривила губы. Элеонор казалась ей сейчас воплощением добродетели, пришедшей из тьмы столетий в наш грешный век. Плохо только то, что выжить в подобных условиях и с такими жизненными принципами не получиться, и самое большее, на что может рассчитывать представительница Лиги – это печальная участь непонятой и запылившейся святости. Адель всегда знала, что не бывает полностью идентичных людей. Но бывают ли на свете идеально зеркальные противоположности? Девушка внимательно следила за Тернер, отмечая каждый жест, каждый брошенный мимолётом взгляд. Лёгкая морщинка на лбу – признак сосредоточенности или раздражения? Скорее всего, и то и другое. Читать мимику её лица было просто, и одновременно с этим безумно трудно, потому что Риверз хотела не только идентифицировать чувства, которые теперь бурлили в этой женщине, она хотела понять их суть. Чем вызваны – не так уж сложно догадаться, гораздо интереснее копнуть чуть глубже и уяснить для себя, что стоит за этим. Элеонор была взволнована. Но как определить, был ли это исключительно страх за свою жизнь, а здесь он совершенно точно присутствовал, или она переживала за остальных посетителей цирка? По её словам выходило второе, но почему? Сострадание к чужой беде никто не отменял? Бред. От неискренних слов сочувствия ещё не один человек не вернулся с того света. А так же никто не помер без них. Сочувствовать и переживать можно только за тех, кого знаешь лично, а если кто-то абстрактный попал в беду, в душе ничего не ёкнет, какими бы пламенными не были заверения на сей счёт. Завтра все новости будут трубить об этом захвате заложников, а простые обыватели, поедая свой ланч, начнут качать головами и сетовать на полицию, что пропустила террористов у себя под носом, скажут, что правительство дало слишком маленькую компенсацию родственникам погибших, ведь их страдания неизмеримы. А затем пойдут на работу. К вечеру же и не вспомнят лиц, которые теперь будут лишь на фотографиях с траурной лентой. Люди лицемеры, но не стоит их упрекать в подобном. Это просто защитная реакция, в мире происходит достаточно страшных событий, что бы свести с ума любого от боли потерь, если он станет принимать всё близко к сердцу. «Интересный бы вышел эксперимент…» Адель, задумавшись об их различиях, склонила белокурую головку к плечу, глядя на Тернер почти с жалостью. Своей яростной отповедью Эли дала пищу для ума белокурой шпионке. Что бы получилось, если бы Риверз действительно принялась учить Элеонор жить? Или наоборот? Кто быстрее бы проникся идеалами другого? Ада усмехнулась, опуская взгляд и мысленно переводя возможность подобного эксперимента в статус "никогда", а Тернер закрепила это положение резкими словами.
- Иди-иди, поцелуй их всех. А можешь и не только это! У тебя легко получится! - "Меня сейчас обвиняют в разврате?" Адель плотно сжала губы, сдерживая смех. Впрочем, по одному её виду было понятно, какого мнения придерживается Риверз в отношении этих слов.
- Надо будет, поцелую. Захочу, и не только это, - блондинка, наконец-то, обуздала очередной приступ веселья и постаралась придать своему голосу серьёзный тон. - Кстати, если ты позволишь себе расслабиться, для тебя всё будет ничуть не сложнее, - девушка ехидно улыбнулась, - секс - такое дело...
На самом деле Адель не была до конца уверена в их нынешнем статусе, она просто подкалывала Тернер. Однако сам факт того, что их заперли в оборудованном вагончике, да и подтекст, который блондинка вкладывала в свои слова, когда говорила с террористами, всё-таки был именно этим - плата собственным телом. И ещё далеко не факт, что бартер состоится, и в конце их отпустят восвояси, а не пристрелят, предварительно натешившись. Впрочем, Адель и не собиралась доводить дело до подобного финала, во всяком случае, в отношении к себе лично.
– А ты-то, сама, не думаешь о побеге? Или тебе нравится торчать здесь? - Адель глубоко вздохнула и, поджав губы, кивнула, как будто соглашаясь с уместностью вопроса. Признаться, она настолько увлеклась этой неожиданной встречей с Тернер, что последние крохи чувства самосохранения оказались успешно потеряны. Адель было всё равно, что с ней сделают, она об этом даже не думала, лишь бы на голову Элеонор свалилось как можно больше неприятных сюрпризов, но последним, что эта темноволосая девица увидела бы перед смертью - это довольная улыбка самой шпионки.
- Всегда хотела пробраться за кулисы. Цирк мне нравиться, его теперешние хозяева - не очень, но это дело поправимое, - Риверз почти не стеснялась присутствия Эли, она говорила вслух то, что приходит на ум, как будто уже похоронила Тернер и теперь перед ней стоит её призрак, который никому и ничего не скажет. В общем и целом, Ада чувствовала себя более чем комфортно. Заперта? Ну и ладно, зато какая любопытная компания. Да и проблемы стоило решать по мере их поступления. - К сожалению, я не такой уж спец по Лиге и не могу знать, как они тебя вытащат отсюда, не нарушая собственных правил... Зато я смыслю кое-что в политике Альянса. - Блондинка широко улыбнулась, напрочь игнорируя недобрые взгляды в свою сторону, и достала из кармана мобильник. Что бы обойти все проверки при непосредственном разговоре, шпионка отправила зашифрованный запрос со своими координатами и степенью угрозы её персоне. В общем-то, больше и не требовалось. Фракция давно разработала список инструкций почти на любой случай. Её вытащат, где, когда и как - особой роли не играло, оставалось лишь потянуть время. - Не знаю, как ты, а я бежать не собираюсь. Подожду тут.
"А заодно понаблюдаю за твоей агонией" Адель с невозмутимым видом убрала телефон обратно в карман и принялась откручивать крышку бутылки. В вагончике становилось душно. На улице стояла жара, а кондиционера здесь не наблюдалось. Не успела Риверз сделать несколько глотков, как входная дверь распахнулась, и на пороге появилась какая-то внушительная фигура. Девушка прищурилась, что бы лучше видеть против солнечного света, но вскоре это уже было излишне. Здоровый мужик, который еле помещался в заставленном мебелью вагончике, приблизился к ним. Адель удивлённо разглядывала этого человека, пытаясь понять, что же она чувствует перед лицом определённой опасности, которой веяло от незнакомца на милю. Страха по-прежнему не было. Скорее, присутствовал интерес натуралиста. Ей ещё не доводилось участвовать в операциях, подобно этому захвату заложников, да ещё когда её проводят обычные люди. Было в этом человеке что-то знакомое. Не внешность, скорее, повадки. Хищник - пожалуй, это единственное слово лучше всего описывало возникшее у Риверз чувство. И эта близость гипнотизировала, заставляя пристальней наблюдать и помалкивать. Не только звери делятся на травоядных и тех, кто предпочитает вкусное мясцо. Личность человека многогранна, но, как правило, преобладает что-то одно. Взгляд голубых глаз скользнул по мощной фигуре, задерживаясь на поясе и бёдрах. "Как бы так его лишить части имущества?" Риверз позволила себе короткую усмешку, размышляя, как лучше завладеть пистолетом. На первый взгляд другого оружия у этого человека не было. Заметив определённый интерес к персоне Тернер, шпионка чуть отклонилась в сторону, что бы Эли могла видеть её лицо за широкими плечами незнакомца.
- Шикарный мужчина, соглашайся, - блондинка произнесла это почти одними губами, но настолько разборчиво, что Элеонор должна была её понять, а в завершении продемонстрировала ей большой палец в одобрительном жесте. Адель уже полулежала на диванчике, "наслаждаясь" его пружинами и предвкушая предстоящее ей эстетической представление. Однако здесь присутствовало не только желание понаблюдать за унижением Тернер. Риверз было важно знать, как среагирует этот мужик на агрессию, что бы прощупать почву для себя лично, а она обязательно должна была последовать. Иначе девушка испугалась бы, что место Эли занял её клон.

+1

15

Вся эта ситуация была похожа на происки каких-то темных сил. Сначала внезапная гибель одного из акробатов, потом захват шапито террористами, потом и вовсе запертое пространство а, также, соседство с фракционисткой Адель Риверз. Блондинка откровенно насмехалась над своей темноволосой оппоненткой. Наверное, будь бы ее воля, Ада совершила бы какую-нибудь очередную пакость, и потом всю неделю устраивала бы пьянку, вспоминая, как ловко она окунула в грязь мадемуазель Тернер. Элеонор и не ожидала ничего иного от вольготно развалившейся на диване белокурой девчонки. Шпионка Альянса утверждала, что именно она устроила приход Рисовальщика в этот вагончик, при этом отрицая причастность Фракции к сегодняшнему представлению, устроенному боевиками. Вот только шатенка ей не верила. Агент Лиги уже не первый месяц знала Адель, и понимала, что та, при случае, с удовольствием вынет очередной козырь из своего рукава. Да, непростая была для Рисовальщика ситуация. Риверз всем своим видом и словами давала Элеонор понять, что эта битва проиграна. Вот только мисс Тернер, несмотря на свой мягкий характер, все же не была невинной простушкой. И она не собиралась опускать руки еще на старте, как и быть неуклюжим клоуном, над которым сейчас, продолжала потешаться хитрая Ада. Темноволосая представительница прекрасного пола старалась сдерживаться, и не поддаваться бешенству, которое нарастало в ней с каждой минутой, пока она находилась в одном помещении с этой светловолосой куклой. Как же хотелось вцепиться Адель в волосы, устроить с блондинкой кошачий бой, заставить ее хоть на мгновение понять, что играть с Элеонор, как кошка с мышкой, себе же дороже. Но тогда бы точно преимущество было на стороне светло-русой фракционистки. А уступать ей сейчас было нельзя. Никак нельзя.  Рисовальщик понимала, что ее «добрая собеседница» тот еще субъект. Она не могла понять, что сейчас творится в голове у белокурой шпионки. Это насколько же надо быть без царя в голове, чтобы не осознавать всей серьезности ситуации, в которой они обе оказались? Или лишь только Элеонор была, по сути, в западне, а Ада выполняла свою, заранее оговоренную, роль? Рассуждения Риверз о пользе секса как-то совершенно не волновали агента Лиги Равновесия. Если шпионке Альянса хотелось пофилософствовать, это была ее личная проблема. Рисовальщика сейчас интересовало лишь одно: возможность спастись из этого продолжительного или не очень, заточения, а, также, вызвать помощь со стороны местных властей. На помощь Равновесия Элеонор не рассчитывала. Боевики изъяли телефон девушки, а без него связаться со штабом не представлялось никакой возможности. Да, и если бы сообщество сверхлюдей узнало бы как-то о «приключении» своего агента, девушку, быть, может, и вытащили бы отсюда, но остальных, ни в чем не повинных людей, ждала страшная участь. Такова политика Лиги, держаться подальше от остального человечества. Но Эли не могла пустить эту ситуацию на самотек. Все внутри у нее протестовало против трагедии, которая могла произойти в любой момент, пока она находилась здесь, в этом тихом вагончике. Волнение, подобно волнам цунами, бушевало у Элеонор в душе. А вот Адель на все было наплевать. По мнению Рисовальщика, белокурая фракционистка пребывала сейчас в каком-то своем, одной ей известном, уютном мире. Казалось, девица совсем не замечает мадемуазель Тернер, и беседует сама с собой. Вероятно, такова была ее защита от стресса. Хотя, кто его знает. Чужая душа, как говорится, потемки. Тем временем Риверз наконец-то соизволила обратить на Рисовальщика свое царское внимание. Заострив внимание Рисовальщика на том, что в отличие от Лиги, она хорошо разбирается в политике Альянса, Адель извлекла из своего кармана смартфон. Вот, значит как! Появление в руках у блондинки мобильного телефона стало неприятной неожиданностью для Элеонор. Однако это лишь только утвердило ее подозрения о том, что шпионка Фракции имеет во всей этой неприятной ситуации свою выгоду. Была ли она на самом деле связана с террористами и старалась сбить Рисовальщика с толку, было непонятно. Темно-русая представительница прекрасного пола понимала, что ее положение шатко. Ну, ладно, Адель Риверз. Мы еще покусаемся! Даже если ты и попадешь к своим, я при случае, постараюсь, чтобы целой ты в своей теплой постельке не оказалась. Загнанный в ловушку зверь опаснее свободного, ты еще это обязательно узнаешь! Присутствие Риверз в вагончике действовало Элеонор на нервы. Казалось, фракционистка отравляет все, что находится подле нее. В помещении было душно. И тут воздух ворвался в фургончик. Открылась входная дверь, и один из боевиков, рослый и одновременно, по мнению Элеонор, несколько неряшливый представитель сильного пола, вошел внутрь. Рисовальщик внимательно наблюдала за этим «гостем», стараясь не делать резких движений. Скорее всего, у посетителя было огнестрельное оружие, которое он мог применить по назначению в любой момент. А Эли хотела выйти отсюда живой. Тем временем боевик промочил горло стоявшим на столе вином, оглядел обеих пленниц, после чего направился в сторону мадемуазель Тернер. Женщина вся напряглась, однако не стала останавливать мужчину, когда он принялся гладить ее своей рукой по предплечью. Было видно, что этот тип заявился в вагончик не просто так. Адель, выглядывавшая из-за спины боевика, губами предлагала Рисовальщику согласиться на ласки террориста. Вольготно развалившись на диване, блондинка, похоже, надеялась на шикарное шоу. Оу, так ты любишь за чужими прелюбодеяниями наблюдать, девочка? Не выйдет, Ада.
- Долго же ты ходишь, - улыбнувшись этому, облаченному в черную амуницию, детине, ласково произнесла Элеонор, - мы уже заждались, - певуче произнесла шатенка, - однако, ты немного перепутал, друг мой. Не с той начал. Привилегированная особа здесь у нас она, и заказывала твой приход тоже она, - указала на расположившуюся на диване Риверз агент Лиги Равновесия, - девочка уже заждалась, приняла удобное положение, перышки причесала, селфи на мобильничек сделала, чтобы подружкам рассказать, какое удовольствие ей предстоит. Да-да, телефон твои друзья у нее не отобрали, ибо знают, что ей все можно. Вон он, у нее, в правом кармане лежит, приглядись получше. Так зачем же заставлять малышку ждать? Это не по-товарищески. А я подожду рядышком, могу, если хочешь, даже видео ваших игр заснять, если камерой обеспечишь. Братва оценит!

+1

16

[NIC]Lunatic Fringe[/NIC]
[STA]Retaliation[/STA]
[AVA]http://s4.uploads.ru/SAIoF.gif[/AVA]
Люди такие странные существа. Порой они творят великие дела под знаменами кровопролитий и расправ над собственным  же родом. Убей нескольких - назовут убийцей, убей тысячи и тебя нарекут завоевателем. Все это так странно и не логично, но так присуще людям. Наверняка о захвате заложников в бродячем цирке уже трубят по всем телеканалам, проводя специальные репортажи с места событий. Забавно. Журналисты, пожалуй самый эксклюзивный виток развития человечества, который в своей жестокости обходит даже мутантов из Черного альянса. Ответ на резонный вопрос: "Почему?", очень прост и банален. Стоит только вникнуть в ситуацию и правда станет ясна даже пятилетнему ребенку с синдромом умственной отсталости. Кто еще как не журналисты, может брать интервью у преступников, кто может стоять в непосредственной близости от места преступления и со спокойным лицом и равнодушной полуулыбкой, рассказывать зрителям об ужасах происходящего? Поэтому нет ничего удивительного в том, что их никто не любил. Однако Лунатику было ровным счетом наплевать на журналистов, на толпы перепуганных заложников и их семьи, его легкое безумство не скрыть даже за сдвинутыми нахмуренными бровями.
Девчонка у окна, что так отчаянно старалась не бояться, сейчас заметно напряглась, едва выдерживая близкое соседство с боевиком. Ее показное равнодушие и самоконтроль выдавал истинные ощущения и тут не нужно было обладать рентгеновским зрением Супермена, чтобы слышать как бьется ее сердце. Опасение, страх, это хорошо, хотя мужчина не ставил перед собой такой задачи, ровно как и совершать противоправные действия в отношении гражданки незнакомки. Однако слышать ее беглую речь веселило Лунатика. Нет, правда. Он не вдавался в подробности и тонкости всех подколок, направленных на блондинку напротив и врятли последует ее старательным  попыткам перенаправить внимание. Боевик знал чего хочет и что делает, даже если по его лицу и расслабленной позе этого не было видно. Мужчина просто так стоял напротив, всего в нескольких сантиметрах от девушки, с опущенной головой, упрямо пялясь на то самое место, где только что проводил рукой. Взгляд блуждал по одежде, спадая к самому полу вагончика, то поднимаясь, то вновь опускаясь. Затем мужчина медленно и молча, поднял взгляд на лицо шатенки с таким выражением лица, словно у не все дома. Нет, никаких рож не строил, просто все было настолько пофигистично, расслабленно, довольно, что никак не укладывалось в рамки происходящего снаружи. А если представить как Лунатик с таким лицом неспешно режет глотку от уха и до уха, то равнодушным уж остаться не получится никому.
Не знали пленницы и то, что действия боевика никто не контролирует, а значит и вступиться некому будет. Он не подвластен никому, даже своим коллегам по оружию и от того в разы опасен. Секунды медленно бежали, пока боевик смотрел в лицо прекрасной незнакомки, прежде чем неспешно поднести к лицу бутыль и приложиться к пойлу. Запах вина из бутылки наверняка был слышен девушке, так близко он стоял с ней рядом. Потом Лунатик обернулся на блондинку, немного заходя шатенке с боку и пальцем тыча на ее приятельницу. В глазах возник немой вопрос: "Она?", мужчина облокотился обо что пришлось, растягивая губы на подобие улыбки, опять таки безумной и на какой-то миг вот так стоял, не проронив ни слова. Всучив бутылку в руки и криво подмигнув ей, он пересек небольшой вагончик вплоть до дивана, ткнув пальцем прямо на карман, в котором мирно грел бедро своей хозяйки телефон. Ему даже не пришлось прибегать к каким-то особым мерам, чтобы отобрать устройство связи, просто взял и достал его, садясь с блондинкой рядом. Порывшись в телефоне, в записях, мужчина усмехнулся, придвигаясь ближе и руку отводя на всю длину, удерживая мобильный в пальцах. Состроив рожу и козу из пальцев, Лунатик кнопочку нажал, фиксируя захват камеры. Получилось сэлфи, ну так, на память, после чего изъятое устройство вернул владелице, небрежным броском. Эта девчонка отличалась от другой, вела себя раскованно и не боялась. "Бояться будешь ты", сказал один мудрец, что Йодой звался, вот только чего или кого, сейчас не так уж важно.
Мужчина просто так сидел, смотря поочередно на девушек, закинув ногу на ногу. Он не выдвигал требований, не оглашал целей, с которыми явился в вагончик и ничего не объяснял. Со стороны могло казаться, что парень просто отдыхает и развлекается как может, но тогда вставал резонный вопрос: "К чему все это?". Ну, очевидно цели были, естественно не ради праздного любопытства и уж тем более не ради сэлфи. Однако кто и когда из боевиков отчитывался перед пленниками? Правильно, таких прецедентов не было. В вагончике имелось небольшое окошко, с его помощью вылезти нельзя, но посмотреть на задний план вполне, где в данную минуту разворачивалось душераздирающее представление. Одного из заложников решили казнить, он плакал и молил о пощаде, его поставили на колени, но во взгляде было нечто иное, не страх и паника, истинная суть отражалась даже в уголках губ, а Лунатика все это даже забавляло. 
http://s7.uploads.ru/VwZDu.gif

+1

17

Поведение Тернер стало, пожалуй, большей неожиданностью, чем появление террористов в цирке в самом сердце Нью-Йорка. Риверз искренне рассчитывала на душещипательную картину с Эли в главной роли. Как было бы здорово наблюдать за её тщетными попытками сбросить мужскую руку со своего плеча, как увлекательно было бы слушать её вопли унижения! Но на нет и суда нет. Её разочарование лёгкой тенью проступило на лице. Впрочем, подвёл шпионку и сам террорист, или кто он там был? Разве ж так себя ведут отъявленные головорезы в обществе двух абсолютно беззащитных, но крайне симпатичных девушек? "Что такое "не везёт" и как с этим бороться..." Адель вздохнула, начиная вникать в приторные речи представительницы Лиги. А она уже вовсю ворковала с тем, кого по логике должна была сторониться, как огня. "Может, всё-таки мне подсунули клон Тернер? Или за полгода её успели в Лиге хорошенько натаскать?" Такого самообладания Риверз не ожидала. Да и на что Элеонор рассчитывала, понять было сложно. Тянет время? Но для чего? Ей же не выбраться из этого замшелого вагончика, предварительно не ублажив весь "стройотряд", который теперь дежурит на улице.
- Привилегированная особа здесь у нас она, и заказывала твой приход тоже она, - Ада с усмешкой склонила головку, даже не собираясь отрицать очевидное, всё равно террорист сейчас не сводил глаз с Тернер, а на неё не обращал внимания. Хоть рожи корчь, ей-богу. - Девочка уже заждалась, приняла удобное положение, перышки причесала, селфи на мобильничек сделала, чтобы подружкам рассказать, какое удовольствие ей предстоит.
Знала бы Тернер, как подружки из Чёрного альянса отреагируют на подобное селфи с краткой характеристикой всего, что предстоит Риверз... Оторванные части тела - это лёгкий вариант, которым удовольствовался бы тот, кто поднял на неё руку. Адель стоило огромного труда, чтобы не рассмеяться в голос от подобной наглости. Вот же зараза! Мало того, что навела поклёп, так ещё и сдала её с потрохами. Этого, конечно же, стоило ожидать, но какова наглость! Аж душа радуется. И если совсем недавно Риверз отбросила мысль поучить Элеонор своим жизненным принципам, так как все учения точно пошли бы псу под хвост, то теперь видела, что может повлиять на эту девушку. Авось и поднатаскает, задатки-то есть. Впрочем, это только в том случае, если Тернер выберется из этой передряги живой, а помогать ей в этом блондинка не собиралась.
- Так зачем же заставлять малышку ждать? - Эли разошлась не на шутку, чем могла бы запросто довести Риверз до истерики, но шпионка держалась, лишь хитрая улыбка и лёгкое покачивание ножкой могли выдать тот здоровый азарт, который теперь бурлил в крови. - Это не по-товарищески. А я подожду рядышком, могу, если хочешь, даже видео ваших игр заснять, если камерой обеспечишь. Братва оценит!
- Так, остановись, Тернер, - блондинка замахала на неё руками, искренне пытаясь сдерживать рвущийся наружу смех, - это уже переходит всякие границы. Я, конечно, не ханжа и против хоум-видео ничего не имею, но ты в качестве оператора... Чёрт, не думала, что доживу до подобного момента!
Адель прикрыла лицо ладонями, почти беззвучно заливаясь смехом, и откинулась на спинку дивана. Вся эта ситуация была настолько абсурдной, что не могла бы ей привидится ни в одном сне, даже если б она находилась под чем-то забористей алкоголя. И всё же кое-что из этого спектакля двух актёров, выбивалось из привычного сценария комедии, а именно наличие третьего действующего лица. Он был немым свидетелем их смешливых перепалок, он был зрителем, чьё внимание Эли упрямо хотела перевести на шпионку фракции, но он же был и тем, кто способен в одночасье изменить сюжет, переводя его в драму, а то и триллер. Не сказать, что Риверз была готова к активным действиям с его стороны. Она допустила оплошность, полностью расслабившись и чувствуя свою вседозволенность в окружении обычных людей, чьими мозгами и чувствами можно крутить, как вздумается. Впрочем, будет ли губительна такая безалаберность, никто пока сказать не мог. Адель же не видела прямой угрозы для себя, хотя и чувствовала затаённую опасность. Мужчина, всё так же молча, ткнул в неё пальцем, по всей видимости, указывая на мобильник, спрятанный в кармане, и улыбаясь чему-то известному лишь ему одному. "Какой позитивный террорист!" Адель ответила ему самой открытой и невинной из своих улыбочек. К несчастью, в её голове промелькнула сцена из лаборатории Альянса, где на цокольном этаже когда-то содержались подопытные. Тогда она шла мимо и заглянула в одну из палат. Там её встретили вот точно такой же вроде бы добродушной улыбкой, а через секунду бросились к ней, стараясь дотянуться до горла и придушить. Ох, и влетело же санитарам, которые забыли запереть после процедур эту дверь...
Окунувшись в свои воспоминания, Риверз застыла в одной позе, отрешённо глядя на действия мужчины. А он уже сидел рядом с ней и лазил пальцами в кармане её джинс. Хорошо, что доступ к данным Чёрного альянса был запаролен отдельно, а при первой же неверной попытке, шло автоматическое удаление всех программ. Но его они, казалось, и не интересовали. Вспышка камеры подарила Риверз фото этого террориста. На память, на долгую-долгую память... "Точно ненормальный какой-то!" Адель недоверчиво усмехнулась, а после того, как ей вернули мобильник, постаралась отсесть от него подальше, наконец-то ощутив хоть какое-то подобие липкого холодка, что очень часто предшествует страху. Наверное, так звери чуют приближение природных катаклизмов и начинают нервничать, а потом уже с паникой спасаются бегством. Бежать Адель пока не собиралась. Да и некуда было. За окном начали раздаваться крики и оживлённые мужские голоса. Девушка, поддавшись любопытству, встала и подошла к окну. Какого-то несчастного вывели в центр небольшого дворика и резко поставили на колени, приставив к затылку дуло автомата. В общем-то, всё понятно и без слов, разве что интересно, чем провинился именно он.
- Ну как, Тернер, - блондинка искоса взглянула на темноволосую девушку рядом и повертела перед ней мобильником, - будешь своих вызывать или сама спасать его полезешь? - Ещё раз усмехнувшись, Риверз убрала телефон обратно в карман. Она так и не поняла, о чём думает этот мужик на диване и почему не изъял средство связи, но тем было лучше. Она привыкла к своему телефону, да и селфи этого чудака может пригодиться. Прогонит его через правительственную базу данных, вычислит имя и род деятельности, а там вполне вероятно смогут привлечь для грязной работы на фракцию. Адель скрестила на груди руки и сделала шаг назад, таким образом, у неё был прекрасный обзор и на разворачивавшуюся за окном казнь, и на странного человека, который восседал теперь почти на её месте. - Если всё-таки тебя привлекает самодеятельность, то обещаю подержать нашего здоровяка, - девушка усмехнулась и подмигнула Элеонор, кивая в сторону диванчика, - так что думай, дорогуша, но думай быстрее...

+1

18

Адель в очередной раз принялась веселиться. Похоже, блондинка совсем была не в состоянии мыслить здраво. Рисовальщик сурово посмотрела на эту любительницу поразвлечься за чужой счет. Возможно, Риверз предвидела, что шатенка постарается перевести все стрелки на нее, и теперь получала от этого одно ей известное, извращенное удовольствие. Если бы у агента Лиги была возможность, она бы с удовольствием влепила бы шпионке Альянса по физиономии или окатила бы ту с ног до головы вином, которое сейчас было в руках у боевика. Но обстоятельства, увы, были не на стороне мадемуазель Тернер. Ничего другого, как глубоко вздохнуть, сейчас Рисовальщик сделать не могла. Раздражает, раздражает, ей богу, как же меня все это раздражает! Элеонор в начале этого дня и подумать не могла, что ей предстоит такая нервотрепка. Оказаться в одном помещении с Риверз было наивысшим злом. А потом еще и этот боевик «на огонек» зашел. Не везет, так не везет! Темно-русая представительница прекрасного пола старалась держаться, хотя получалось с трудом. От всей этой ситуации хотелось бухнуться на колени и зареветь в голос, как глупая истеричка, какая-то. Мисс Тернер так надеялась, что террорист тут же решит поучить хитрюгу Адель «хорошим манерам», однако тот начать развлекаться не спешил. Вместо этого мужчина продолжал насыщаться вином прямо из бутылки, бросая на Рисовальщика косые взгляды. Эти наглые глаза были ей неприятны. Элеонор не знала, что творится в голове у этого парня, однако, все же догадывалась, что в этом, воспаленном от алкоголя мозгу, ничего хорошего быть не может. Да уж, вот попала. Хуже не придумаешь. Тем временем террорист закончил насыщаться  вином и обратил, наконец, внимание на светловолосую шпионку Альянса. В глазах боевика был вопрос, он явно интересовался: о ней ли ему сейчас говорила Тернер. Темноволосая представительница прекрасного пола лучезарно улыбнулась и кивнула головой. Ну, давай же, иди, приступай. Отделай ее как следует. Ада это заслужила. А я в это время, возможно, постараюсь что-нибудь придумать! На лице террориста промелькнула улыбка. Не сказать, что приятная, но все же, лучше, чем ничего. Всучив Эли бутылку, бандит направился к дивану, где вольготно расположилась Риверз. Рисовальщик ожидала увидеть сцену, где террорист с побоями требует у несчастной Адель телефон, и даже, из-за всей этой нервотрепки невольно порадовалась бы этой животрепещущей сцене, но ничего не произошло. Представитель сильного пола просто, без какого-либо сопротивления, вытащил у блондинки из кармана телефон, немножко поигрался с ним, сфотографировал себя любимого, и вернул смартфон обратно Риверз. Вот черт, не вышло. Похоже, боевик был с тем еще приветом. Или, возможно, светло-русая фракционистка уже успела применить на «потенциальном ухажере» свои феромоны, тем самым вызвав его симпатию и избежав незавидной участи. И что теперь? Мне так и продолжать сидеть здесь и ничего не делать? Элеонор совершенно не представляла, как ей быть. Сбежать из фургончика не было никакой возможности: сидевший на диване, около блондинки, уголовник мог легко прикончить темноволосую пленницу. Она была в западне, из которой не было выхода. Молодая женщина понимала, что боевик заявился в вагончик не просто так. Очевидно, его приставили следить за блондинкой и шатенкой. Но только ли это? Может, у Риверз есть еще какой-то козырь в рукаве, связанный с этим типом? От этой хитрюги можно все, что угодно, ожидать. Тут на улице раздались крики. Кто-то умолял о помощи, говорил о своей невиновности. Темноволосая представительница женской части населения поставила бесполезную бутылку на стол, после чего выглянула в окно и увидела жуткую сцену: террористы решили избавиться от одного из заложников. Жуткая это была сцена, безжалостная. И она была не в силах помочь этому несчастному парнишке. Агент Лиги Равновесия  могла лишь беспомощно взирать на творившуюся на улице кровавую расправу. Адель приблизилась к Рисовальщику и, держа в руке свой драгоценный телефон, произнесла очередную ядовитую реплику. Похоже, издевки были готовы слетать с ее уст бесконечно.
- Тебе бы все только хиханьки да хаханьки, - с презрением в голосе откликнулась на ехидную реплику шпионки темно-русая молодая женщина. Она отошла в сторону, не в силах смотреть дальше на жуткую кончину ни в чем не повинного парня. Спустя мгновение грянул выстрел. Террористы сделали свое черное дело. Элеонор вздохнула и опустилась на корточки, обхватив себя руками. Это кошмар какой-то! Какой-то бесконечный кошмар!

Отредактировано Eleanor Terner (2017-04-28 14:30:29)

+1

19

[NIC]Lunatic Fringe[/NIC]
[STA]Retaliation[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/nU9IV.gif[/AVA]

Безумие не всегда плохо, гораздо хуже, когда ты опускаешь руки и ни к чему не хочешь стремиться. За этим забавно наблюдать со стороны, чем собственно и занимался Безумец. Уж как только его не заывали, кем только не считали, однако итог до боли прост - победу празднует тот, кто для этого врага зубами рвет. Задумывались ли эти две дамы, почему только их двоих поместили в отдельное помещение, почему их навещает один из тех, кто вообще стоит во главе этого удивительного мероприятия? Да, вы не ослышались, Лунатик далеко не  Ванька принеси сапог, а значит его рано вписывать в писки запасных игроков, слишком рано.
Мужчина сидел на диване развалившись, закинув ногу на ногу, с широкой улыбкой посматривая за реакцией девушек на казнь заложника. его улыбка с каждой секундой растягивалась все шире, Лунатик начинал беззвучно смеяться. Девушки были разные, кардинально противоположные по характеру и принадлежности к слоям социума и конечно же, можно было сказать, что они мутанты, но зачем. Гораздо интереснее смотреть на весь спектакль и мужчина сделал бы даже ставку на победные эмоции, но предпочел не вмешиваться в бушующую гамму эмоций. Не нужно даже обсуждать  обоюдную перепалку заложниц, важно то, с какими лицами они смотрели за убийством, которого не произошло. Ну да, да, выстрел грянул, но кто сказал, что от него кто-то умер?
Безумец подпер голову рукой, ероша и без того лохматые волосы. Особенно забавляла реакция шатенки, ее манера обхвата самой себя руками говорила о том, что девушке нужна поддержка, возможно объятия и слова утешения, но в этом можно ошибаться. В то время как блондинка даже не отвела глаз, а значит к смертям привычна. Интересно. Мужчина прищурился, после чего обернулся в сторону двери. Как раз вовремя, кто-то из группы, а именно так называли себя люди, захватившие бродячий цирк, привлек внимание Лунатика к себе. Мановением руки и мужчина нехотя поднимается, направляясь в сторону выхода. Только перед тем, как вовсе скрыться, он останавливается, оборачиваясь на заложниц, прикладывает указательный палец к губам, после чего уходит, так и не проронив ни слова за все время пребывания в вагончике, за все долбаные пятнадцать минут. Лишь дверь закрылась,раздался спокойный мужской голос принадлежавший к одному из зеленых новичков в команде.
- Вас просил разыскать Большой Пес, мы нашли его, - небольшая заминка и отчаянный шелест пакета,- это нашли у одного из его людей,- с улицы донесся звук падения чего-то металлического и удаляющиеся шаги. Координация действий всегда приносила пользу, но Лунатик терпеть не мог, когда какие-то сопляки не в силах рассказать всей ситуации, за что и получали по тыкве и довольно частенько.
Надо бы пояснить, что казнь, которую наблюдали заложницы, была, своего рода, представлением, чтобы гости не скучали и если бы шатенка оказалась более наблюдательнее, то с легкостью смогла бы рассмотреть на лице "заложника" приподнятые в улыбке уголки губ, но очевидно мозг девушки отказывался замечать правду, ему было удобнее представлять все в виде кровавого побоища, что же, иногда эта способность организма бывает полезной, потому что всего час спустя, на том же самом месте, не на коленях, но все же со связанными руками, стоял среднего роста мужчина. Короткая стрижка, деловой костюм, что может быть абсурднее мужика в черном смокинге в мае, да еще и в цирке? И не важно, наблюдали ли девушки из окна за процессом или уже вцепились друг другу в волосы, все казалось до боли знакомым.
Лунатик неспешно шел со стороны основного купола, прижимая сжатые руки в кулаки друг к другу. Даже слепой мог увидеть маленькие перемены в его стиле. Увы, это не относилось к смокингам, парфюму и адекватности, всего лишь эластичные ленты на запястьях и руках, как раз такие, какими фиксируют суставы профессиональные боксеры, прежде чем надеть перчатки. Он разминал плечи, слегка кривя губы, в лице и его выражении ничего не изменилось, ну, разве что улыбки больше не было, а в глазах теперь отражалась печаль или тоска по славным боевым денькам. Остановившись у мужчины в смокинге, Лунатик непроизвольно сделал бровки домиком, словно невинная овца, разводя руки в стороны и пожимая плечами.
- А чего ты хотел? Я не виноват, - снова пожимает плечами, нанося удар наотмашь стоявшему напротив человеку. Звук соприкосновения раскрытой ладони и человеческого тела, в частности шеи, был слышен и без особых усилий. Яркий шлепок, резко отвернувший голову незнакомца в сторону по пути удара. Извиняющееся выражение лица Безумца не шло ни в какое с его действиями. Захватив голову мужчины под руку и удерживая его ближайшую руку, боевик выбивает из-под ног землю, со всего размаха роняя мужчину на землю, впечатывая лицом в скудное подобие травы. Неподготовленному человеку словно подняться после такого приема самостоятельно, поэтому Лунатик насильно поднимает противника, хмыкнув разворачиваясь к нему спиной и уходя. Интересом тут не пахло с самого начала, но никто, даже собственные коллеги, наблюдавшие за потасовкой, а если правильнее будет сказать - избиением не ожидали увидеть его, вернувшегося буквально через пару минут, жующего сосиску в булке. Где он ее достал? Где он ее достал за две минуты в шатре, где на входе продают разве что колу и поп-корн? Однако за щекой Безумца торчал кусок, едва помещающийся в рот, а в специальном поясе, также взятом непонятно откуда, по паре разноцветных тюбиков. Красный и желтый так похожие на горчицу с кетчуп. Он приблизился к дезориентированному противнику, хватая за нижнюю челюсть и отводя вниз. Затолкав ему в рот остатки хот-дога, Лунатик выдавил  туда и оба тюбика, абсолютно не заботясь о том, что человек может захлебнуться. Похлопав по щекам, он отпускает несчастного, подарив на прощание мощный удар локтем в голову. Мистер смокинг рухнул, теряя сознание и активно пуская пузыри из кетчупа. Безумец пожимает плечами, словно сожалея:
- Ну извини, я понятия не имел, что ты просто нервный, - мотнув головой, Безумец удалился. Никакого убийства, никакой крови, по крайней мере видимой, а человек получил по первое число, причем совсем в нестандартной манере, где порой и не понять, шутит ли он или всерьез таким способом избивает.

+1

20

Когда жизнь, судьба, удача - в общем, та дама, которая отвечает за всё происходящее вокруг и ежедневно подкидывает новые вводные, вертится перед тобой, как юла, спасёт лишь чувство юмора. Если мироздание ведёт исключительно по белой полосе, без колдобин и преград - это скучно. Люди тупею, жиреют или сходят с ума, потому что только встряска способна пробудить жажду к жизни. Если чёрная полоса тянется много лет, человек постепенно отчаивается и впадает в уныние, а то и руки на себя накладывает. То же, знаете ли, не дело, ведь только проблеск чего-то хорошего, может напомнить, что в этом мире полно стоящих вещей. Жизнь Риверз слишком часто вставала с ног на голову. Ей ни раз приходилось падать с небес, даже не на землю, о нет, а прямиком в ад. А на следующий день она могла запросто получить самое лучшее доказательство, что ещё ничего не потеряно и впереди притаилось счастье. Ну-ка, встань со смертного одра и загляни в завтрашний день! И Адель послушно шла. И так по кругу. Можно было с ума сойти, но заскучать точно не выйдет. Однако её рассудок нравился шпионке, терять его не хотелось. Лучшей же защитой от этой напасти стал юмор. Насмешливо взирая на очередную палку, что застряла в твоём колесе, вытащить её будет проще и быстрее. Эта привычка настолько укоренилась, что порой доходила до абсурда. Взять хотя бы сегодняшнюю ситуацию с заложниками, где ей посчастливилось увидеть Тернер. Адель сама не понимала, отчего так веселиться, ведь по сути-то, это было страшно, опасно и неконтролируемо. Что мешает распахнуться двери, за которой будет стоять человек с автоматом? Что ему помешает выпустить очередь свинцовых ос? Риверз не успеет подчинить его своей воле, а если и не так, то бедолаге придётся горько рыдать над её трупом. Правда, не долго, минут 20 пока феромоны не выйдут из крови. И всё-таки блондинку забавляло всё происходящее. Она как натуралист изучала поведение окружающих в изначально нестандартной обстановке. Элеонор отказалась биться в истерике, террорист не прибегал к пыткам, а ей что делать? Смотреть и запоминать. Она и смотрела, на поляну за окном в том числе.
- Тебе бы все только хиханьки да хаханьки, - Адель безразлично пожала плечиками и отвернулась от Тернер. "А что плохого-то? Сделать всё равно ничего нельзя, особенно, если отворачиваться и складывать с себя ответственность" На миг Риверз стало интересно, а как бы она поступила на месте Элеонор, имея ее, вне всякого сомнения, сострадательное сердце и чистую душу. Пожалела бы беднягу? Скорее всего. Но и не двинулась бы с места, что бы уберечь его от расправы. То ли дело, если бы этот приговорённый был ей небезразличен. Адель уже выходила бы из вагончика под ручку с типом, что до сих пор восседал на старом диване и наблюдал за двумя девицами. А дальше... Дальше Риверз костьми бы легла, чтобы не допустить его гибели у себя на глазах. Пристрелили бы беднягу в любом случае, но вначале им пришлось бы повозиться с ней. Девушка тихонько барабанила ноготками по столу, как будто выбивала предсмертный марш для стоящего на коленях человека. Она не дёрнулась и даже не моргнула, когда прозвучал выстрел. Лишь пальчики застыли над поверхностью стола, не нарушая создавшуюся тишину. Адель медленно прикрыла глаза и так же не спеша разлепила ресницы. Не показалось. "Что здесь твориться?" Ей начало казаться, что все вокруг сговорились, что бы свести её с ума отчётливо прослеживающийся абсурдностью. Этот спектакль стал последней каплей. Риверз ощущала подступающий страх, потому что так не бывает. Так не должно быть! Отчего эти ублюдки действовали ей на нервы? Зачем это глупое представление?
Блондинка резко отвернулась от окна, нашла глазами Тернер, которая вся сжалась в комок и сидела практически на полу. Она не досмотрела шоу и не могла видеть, как недавний смертник счастливо похихикивает, удаляясь со своими дружками куда-то за границу видимости. Оповещать Элеонор о том, что казнь обернулась фарсом, шпионка не спешила. Вместо этого она теперь не сводила глаз с террориста, который так же мог оказаться не тем, кто представлялся ей изначально. Когда в проёме двери появился какой-то мужик и поманил его, Адель напряглась не на шутку. Девушка вжалась в стол, пока пропускала его к выходу. Его жест, повелевавший сохранять молчание, окончательно выбесил Риверз. Как только дверь за ним захлопнулась, она метнула в неё бутылку с минералкой.
- Да что б тебя! - Адель возмущённо топнула ножкой, как будто злилась из-за того, что её лишили такого долгожданного зрелища. - Психи отмороженные!
Шумно выдохнув, блондинка запустила пальчики в свои локоны и слегка их взъерошила, пытаясь взять себя в руки. Терпение никогда не являлось её сильной стороной. Однако сейчас требовалось именно это. Ждать и терпеть. Девушка принялась мерить шагами и без того небольшое свободное пространство. Чем себя занять в ожидании подмоги? Может на Тернер наступить? Тогда уж точно начнётся самое веселье... Адель с размаха упала на диван. Несчастный "старичок" скрипнул всеми своими пружинами и приготовился разваливаться прямо под ней, впрочем, так же быстро передумал и устоял. Время тянулось дооооолго...
Когда с улицы вновь послышались возбуждённые голоса, Риверз подскочила к окну, выискивая их основной источник. К её глубокому сожалению, не группа захвата штурмовала цирк. Ей предстояло лицезреть очередную показуху, но на этот раз девушка была готова. И опять она просчиталась. То, что видели её глаза, мозг отказывался воспринимать напрочь. Этими головорезами командовал кто-то, кто совершенно точно сбежал из дурдома, причём сегодня утром! Объяснить его действия по-другому, Адель не могла.
- Тернер, хватит сидеть на месте и распускать нюни! Соберись! - Шпионка практически кричала. Она выливала скопившееся негодование, которое усиливалось из-за несуразных действий окружающих, на представительницу Лиги, так как только в ней видела громоотвод собственным эмоциям. Блондинка вцепилась ладонями в стол позади себя и запрокинула голову к потолку. "Это безумие, здесь все какие-то ненормальные и меня хотят утянуть с собой. Да где же уже ребята из атаки!?" - Ты вообще не планируешь делать отсюда ноги? - Девушка вновь опустила взгляд на Элеонор, но говорила уже тише. Впрочем, её так и подмывало завопить во всю глотку, чисто из чувства протеста. Внезапно что-то неуловимо кольнуло сознание. Какая-то деталь, важная, но мимолётная. Адель вновь взглянула на потолок вагончика. Вот оно! Люк, ведущий на крышу. Это могло стать выходом. Вряд ли горе-террористы неусыпно следят за всем периметром. Может, дверь и охраняют, а на окнах решётки, но не за крышами же им следить!
Риверз, не теряя времени, залезла на стол, который вот-вот готов был под ней рухнуть. Как бы мало она не весила, а мысли о диете проскочили тот же час. Адель старалась распрямляться осторожно, распределяя свой вес равномерно и сохраняя баланс, чтобы не шлёпнуться. Когда же она смогла дотянуться до замка, то с прискорбием констатировала, что не может открыть задвижку. Ей не пользовались очень давно, металл успел местами заржаветь, но сдаваться просто так шпионка не собиралась.
- Эли, нож, - блондинка требовательно протянула руку в сторону Тернер. - Да не смотри ты на меня так! И не пытайся тыкать в меня острыми предметами, всё равно это тебе ничего не даст. Если ты не будешь слушаться по-хорошему, я знаю, как тебя убедить. И поверь, мне так будет даже проще.

+1

21

Это какой-то бред! Этого просто не может быть! Темно-русая представительница прекрасного пола сидела на полу, обхватив себя руками. В такую, воистину, гадкую ситуацию, ей еще не доводилось попадать. Было ли это испытание свыше или наоборот происки дьявола?  Ответа на этот вопрос у Элеонор не было. И почему именно она, а не кто-нибудь другой, оказалась здесь? Что Рисовальщик со своей неактивной способностью могла противопоставить Риверз и остальным бандитам? Мадемуазель Тернер понимала, что нельзя опускать руки, но никак не получалось придумать решение, позволявшее выпутаться из этой передряги. Блондинка, в отличие от шатенки, продолжала пребывать в приподнятом расположении духа. Эли так и не могла понять, находилась ли Адель в сговоре с террористами или просто настолько была уверена в своей неуязвимости перед окружающим миром, что вела себя раскованно и беззаботно, словно не попала в плен к опасным  боевикам, а заявилась на очередную тусовку в ночной клуб. Шатенка прикрыла глаза. Пусть делают что хотят, меня это не касается. Хотят миловаться, пусть милуются! Хотят всех перестрелять, пусть стреляют! Только Аду прибейте, пожалуйста, первой! Она явно об этом с детства мечтает! Тут послышался звук открывающейся двери. Элеонор открыла глаза и посмотрела на проем в стене. Один из террористов подозвал к себе надсмотрщика молодых мутантш. Охранявший девушек верзила, поднялся с дивана. Приложив палец к губам, представитель сильного пола направился в сторону выхода их вагончика.
- Да пошел ты, - одними губами произнесла недовольную реплику Элеонор вслед этому типу. Дверь за террористом закрылась. Тут, неожиданно, блондинка метнула в сторону закрытого выхода бутылку с минеральной водой.
- Что, миленький твой ушел? Какая неприятность! – не сдержавшись, произнесла шатенка. – Плохо же ты поработала! Такая реакция Адель была неожиданной и, одновременно, позабавила мисс Тернер. Похоже, до мисс Риверз, хоть и с большим опозданием, но наконец-то дошло, что не все в этой жизни должно идти непременно по ее сценарию. Элеонор медленно поднялась на ноги, положила руки на талию, потянулась. Носиться по, и без того, узкому помещению и верещать, как Адель, Элеонор не собиралась. Блондинка была настолько занята собой, что казалось, совсем не обращала внимания на то, что творится в вагончике. Светло-русая шпионка вновь подскочила к окну и принялась там что-то высматривать. Присоединяться к ней мадемуазель Тернер не собиралась, чувствуя, что ничего нового, помимо смерти и чужой боли, она через окошко не увидит. Отвлекшись от созерцания жестокой действительности, белокурая фракционистка чуть ли не в истерике принялась подстегивать агента Лиги Равновесия к активным действиям.
- Ой,  да угомонись ты! – лениво отозвалась на вопли мисс Риверз Эли. Почему-то, в отличие от своей оппонентки, Рисовальщик больше не чувствовала какой-либо тревоги, кроме абсолютного равнодушия. Казалось, эти двое поменялись местами: теперь паниковала Ада, а Элеонор спокойно, и даже отстраненно, взирала на ее метания. Будь бы мадемуазель Тернер той еще паршивкой, непременно  бы стала насмехаться над светловолосой фракционисткой, но не таким человеком была Рисовальщик. Пора было что-то решать. Дальше оставаться в этом фургончике было нельзя.  Рано или поздно террористы решат избавиться от своих заложниц с особыми способностями, и сия «благая» идея может прийти в их головы в любой момент.
- Разумеется, я планирую сбежать отсюда. Но, хочу сделать это осторожно, в отличие от некоторых, - с усмешкой в голосе произнесла Элеонор на очередную, произнесенную в состоянии паники, реплику белокурой девчонки. Она оглядывала вагончик в поисках выхода.  Дверь и окна в качестве спасения использовать не представлялось возможным. И тут молодая женщина заметила люк на потолке. Он был едва различим, просто полоска. Адель также заметила аварийный выход из фургончика. Риверз, влезла на хрупкий стол и попыталась открыть люк, но у нее ничего не вышло. Похоже, замок был ржавый. Надо чем-то подцепить. Словно прочитав ее мысли, Адель продемонстрировала свои манеры, принявшись требовать у шатенки нож.
- Я всегда подозревала о твоих тайных интимных мечтах относительно меня, - с усмешкой в голосе произнесла Элеонор в ответ на угрозы блондинки в случае неповиновения применить силу. – Слезай отсюда, сама управлюсь, как ни как я все же, тебя несколько повыше буду. Хочешь выбраться, стремись сотрудничать, а не руководить, Ада! Дождавшись, когда пространство около люка освободится, Рисовальщик отодвинула столик в сторону, подвинула стул, выглядевший куда более устойчивым в отличие от ранее стоявшего тут стола, забралась на него и. потянувшись, принялась ковырять задвижку.
- Следи за дверью и окном, - молвила она Адель. Пары минут хватило, чтобы с громким треском задвижка открылась. Женщина потянулась и осторожно открыла люк.
- Пора уходить,  - приглушенно произнесла агент Лиги Равновесия.

Отредактировано Eleanor Terner (2017-05-16 12:41:51)

+1

22

Эмоциональное состояние очень часто влияет на наши поступки, редко кому удаётся взять себя в руки полностью и абстрагироваться от душевных переживаний. Однако не всегда то, что мы показываем на людях, соответствует внутреннему фону. Порой человек пытается скрыть, что в душе бушует буря, а иногда стремиться нарочно выдать лёгкий бриз за ураган. Шпионка фракции привыкла оперировать как своими переживаниями, так и читать других. Однако не всегда ей удавалось совладать с собственными эмоциями. Не редко она могла позволить себе сорваться и закатить истерику на пустом месте, но это происходило по большей степени из-за взбалмошного характера и из-за очевидных мелочей. Когда же дело шло о чём-то серьёзном, откуда-то извне приходили сосредоточенность и разумное мышление. Адель до сих пор балансировала на грани. Ничего серьёзно омрачающего ей жизнь не стряслось, но накопилось множество мелочей, которые выводили её из себя. Непонимание же происходящего основательно подтачивало нервную систему. Впрочем, до паники было далеко, и в истерике биться она не спешила. Но и сидеть, сложа руки, сил больше не было. Хотелось действовать, хотелось узнать, что же здесь происходит, и какова реальная цель захвата заложников. На мгновение Риверз ощутила то самое чувство, что испокон веков толкает людей на великие свершения. Именно оно выгнало Колумба из дома и подарило всем первопроходцам новый континент, именно оно совершило несметное количество научных открытий и даже помогло людям понять, что земля круглая – любопытство. А ещё оно с успехом сгубило кошку, но об этом Адель предпочитала не задумываться. Ей вполне хватало тем для более насущных размышлений, и большую часть из них подкидывала Тернер. Так блондинка искренне пыталась понять, каким образом эта женщина хочет спастись, не прилагая к этому никаких усилий. Может, она думает, что чем тише будет сидеть где-нибудь в уголке, тем быстрее о ней забудут? Возможно. Хотя лично Риверз не стала бы ставить на подобный вариант. Террористы могли и запамятовать, но ведь есть она, которая способна всегда освежить им память, чисто из благих порывов…
- Я всегда подозревала о твоих тайных интимных мечтах относительно меня, - бровки Адель сами собой приподнялись в искреннем удивлении. Что ж это за намёки Тернер делает ей целый день. То хочет записаться в добровольные порно режиссёры и страстно ратует за бурную личную жизнь шпионки Альянса, то теперь вот обвиняет её чёрт знает в чём… А ведь у неё в запасе имелся почти весь спектр чувств, начиная от дружеской симпатии и заканчивая жаркой волной похоти, так почему же Элеонор упорно выбирала интим, а не дружбу? «Как будто мои гены со мной советовались, как лучше подчинять человеческое сознание! Но я не жалуюсь, о, нет…» Если бы у неё был дар обычного гипноза или же любое другое воздействие на сознание людей, результат был бы тем же. Манипуляция разумом – пожалуй, это одна из лучших сверхспособностей из арсенала сверхлюдей.
- Эли, ещё немного и я поддамся твоим уговорам, шалунья ты моя, - Риверз ослепительно улыбнулась, впиваясь в лицо шатенки хитрым взглядом, - если у тебя какие-то планы на мой счёт, то говори напрямую, а то боюсь разбить твоё сердечко, так как моё уже занято.
Блондинка еле сдержалась, чтобы не наговорить представительнице Лиги ещё кучу всего, подведя закономерный итог – её привлекал больше противоположный пол, а к женской красоте Адель была равнодушна.
– Слезай отсюда, сама управлюсь, как ни как я все же, тебя несколько повыше буду.
- Только без шуток, Эли, - секунду поразмыслив, произнесла девушка, - я предупредила.
Она строго взглянула на неё и легко спрыгнула на пол, замирая почти на носочках. Веры Тернер не было. Эта девица сдаст её с превеликим удовольствием любому боевику, маньяку или полиции нравов. Всё, что угодно, лишь бы избавиться от её присутствия. Но кто сказал, что подобные чувства не взаимны? Адель слишком хорошо помнила тот мимолётный укол ревности, который испытала на пустыре прошлой зимой. Страх за жизнь дорого ей человека, который опять же организовала Тернер, так и не был забыт, а хранился в закоулках памяти. Много, очень много всего у неё скопилось в адрес этой женщины, и если судьба подарит ей возможность избавить этот мир от Элеонор, она им воспользуется, не медля ни секунды. Наверное, только в этом их чувства и были взаимны. Хоть где-то в этом мире сохраняется завидное постоянство.
Адель уступила ей своё место, скрестила руки на груди и отошла в сторону. Она с лёгкой скукой наблюдала, как Тернер возиться с задвижкой. Поняв, что забыла покомандовать, шатенка дала очередное наставление. Ну, что ж, за окном и правда, стоило наблюдать. Но кто сказал, что Риверз предупредит, если увидит что-то? Впрочем, на удивление всё было спокойно, так что Элеонор ничем не рисковала. С довольно громким звуком задвижка всё-таки сдалась напору, люк был открыт.
- Пора уходить, - Адель медленно улыбнулась. Пора, так пора. Тернер, возможно, и сама того не ведая, становилась мишенью вместо шпионки. «Как удачно всё складывается, ещё немного и я сама полезу обнимать её, а если в ней сделают несколько лишних отверстий, ещё и поцелую».
- Твоя победа, тебе и примерять лавры первой, - Риверз учтиво склонила головку, как будто желая отдать должное её умелым рукам. – А я послежу за окошком, - девушка едва заметно усмехнулась, прикрывая рот рукой, - тебе помочь выбраться? Подсадить?

0

23

Свобода. Неужели она возможна? Элеонор даже и не верилось, что она может сбежать от этих проклятых бандитов. И пусть, рядом находилась неугомонная мадемуазель Риверз, готовая в любой момент подставить подножку. Игра, в данном случае, стоила свеч. Ни та, ни другая не хотели умирать здесь. И пусть впереди неизвестность, возможно, все же удастся выбраться и, даже, перехитрить того чудаковатого типа и его дружков, притаившихся неподалеку. Адель продолжала строить из себя хозяйку ситуации. Если некоторое время назад, белокурая шпионка Альянса была готова чуть ли не заверещать от паники, то теперь, в своей типичной, барской манере, продолжала огрызаться, как и прежде, будто и не тряслась за свою жизнь совсем. Мгновением ранее, светловолосая девчонка заявила Рисовальщику, чтобы та не имела туманных надежд на взаимность, со стороны фракционистки, мотивируя это тем, что ее нежное сердечко не свободно. И кто бы только мог, или вернее сказать, осмелился бы, влюбиться в эту гадюку? Наверное, только тот, кто совершенно не в ладах с собственной головой, – размышляла Элеонор, возясь с замком люка, - в любом случае, мне его жаль. Ничего, кроме страданий, эта связь не принесет. Риверз не способна кого-либо ценить, и уж тем более, жертвовать собой ради другого человека. Вместо сердца, у нее просто насос, для закачки крови. Наверное, поэтому ее так и ценят в Альянсе, и она везде готова сунуть свой длинный нос!  Они были с Адель слишком разные. Элеонор и не стремилась подружиться с этой девицей, но порой задавалась вопросом, как можно иметь главным смыслом жизни стремление нагадить в душу всем окружающим. Шатенка всегда старалась держаться на страже, рядом с этой светло-русой хитрюгой. По воле судьбы, или злого рока, Рисовальщику довелось пройти из-за этой девицы и огонь и воду. И все же,  что-то было в блондинке такое, раз Ник Хантер, всегда угрюмый и суровый истребитель сверхлюдей, отодвинув в сторону все свои предубеждения об обладателях сверхъестественной силы, сначала не дал Аде погибнуть в секретном бункере ФБР, а потом и вовсе загородил ее собой тем холодным, зимним вечером, приняв весь удар от взрыва на себя. Наверное, правду говорят, что любовь зла, полюбишь и козла…вернее козу. Но сейчас было не время и не место размышлять на подобные темы. Пора было убираться из этого гиблого места. Лично Элеонор не собиралась оставаться здесь ни минуты. Адель, похоже, тоже задерживаться в фургончике не хотела. Однако и идти вперед не стремилась. Мадемуазель Тернер понимала, что снаружи может ожидать засада. Но, тогда почему же бандиты уже сейчас  не ворвались внутрь фургончика чинить расправу над пленницами, люк же изрядно скрипел при открытии, наверняка должен был привлечь внимание находившихся снаружи боевиков! А были ли они там вообще?
- Благодарю, я как-нибудь сама, - откликнулась Рисовальщик на ехидный вопросик своей «сокамерницы». Шатенка подошла к брошенной около двери бутылке минералки, вот только ей она была нужна вовсе не для того, чтобы срочно утолить жажду. Темноволосая представительница прекрасного пола встала под люком, а потом швырнула в открытое отверстие бутылку. Она с грохотом опустилась на бетонный настил снаружи. При этом какая-либо реакция не последовала.
- Хм, - задумчиво произнесла Рисовальщик, - ну, я пошла. Темно-русая женщина встала на стул, вздохнула, поднялась на мыски, подтянулась на руках и, затратив некоторые усилия, выбралась наружи. Мадемуазель Тернер оглянулась по сторонам. На поляне, где стоял вагончик, не было ни одной живой души. Эли рассчитывала увидеть на дорожном покрытии кровавые пятна – доказательство недавней казни ни в чем не повинного человека, но тут их не было. Странно
- Вылезай, - посмотрела через люк на блондинку Элеонор, - здесь никого нет, - заявила она фракционистке. – поторопись, время дорого! Пришлось помочь ей. Потом ушло еще минут пять, чтобы спуститься с крыши фургончика не землю. Представительницы Лиги и Фракции быстрым шагом направились в сторону находившегося неподалеку помещения. Долго оставаться на улице было опасно.

+3

24

Свобода всегда была состоянием души. Некогда рабы в тяжёлых оковах гнули спины на плантациях белых господ, но чувствовали, что морской бриз зовёт их на водные просторы. Сбегали и становились пиратами, или  просто очередными грабителями на большой дороге. Кого-то ловили, но многие так и оставались свободными скитальцами и не променяли бы этот свежий сладкий дух ни на один дворец с золотыми решётками. Цепи и замки – это всё поверхностное, житейское. Если сердце жаждет испытать полёт фантазии и чувств, если его манят приключения и авантюры – тогда оно свободно, а остальное приложиться. Да и что может встать на пути? Головорезы с автоматами в руках, конечно, представляют угрозу и не малую, но если к горячему сердцу приложить хотя бы толику мозгов – не остановят. Впрочем, до предводителя восстаний древних эпох Риверз было, как пешком до Марса с зигзагом по кольцам Сатурна. Попытка в её случае означала бы именно пытку, другой вопрос, что Адель не боялась экспериментировать над своей жизнью. Когда человеку нечего терять, он свободен ничуть не меньше. Это вовсе не означало, что жизнь Адель была не дорога. Нет-нет, она была довольна своей долей и тем местом под солнце, что выпало при рождении, но риск… это сводило с ума и добавляло азарта в скучную действительность.
Впрочем, была в этом вагончике персона, которая повышала градус риска и увлечённости процессом одним присутствием. Тернер раздражала своим самодостаточным видом. До чего же манерная особа! С такой не посидишь душевненько с бутылкой рома, слушая шум прибоя, где-то на диком пляже за границей Нью-Йорка, и не соблазнишь её отправиться на поиски неприятностей, сколько бы они не ждали. Скука... Что уж говорить о том, что эта мадам, дай ей только время и возможность, пресечёт любые поползновения других оттянуться по полной. «Это навредит обычным людям!», «Нехорошо так поступать, вы нарушаете права граждан», «Аморальные убийцы!» - Адель, как наяву, слышала протестующие возгласы представительницы Лиги. А как же древний закон природы? Все свободны, дозволено всё, а если не нравиться – ты волен воспрепятствовать, не можешь, твои проблемы. Съешь или станешь ужином сам. Шпионка фракции явно не была самым опасным хищником в каменных джунглях Большого яблока, но ведь жива же до сих пор, а этого чего-то да стоит. Что-то подсказывало Риверз, что Элеонор думает про неё в том же самом ключе, разве что вектор совершенно противоположный. Ведь не даром же категорически отвергает помощь, не напрасно думая, что блондинка схитрит и обманет.
Услышав её ответ Адель с равнодушным видом подняла раскрытые ладони вверх. Не хочет, и не надо. Вперёд и с песней. Правда следующего шага она никак не могла ожидать, потому что ещё дружила с головой, а отличие от своей «сокамерницы». Тернер догадалась выкинуть пустую бутылку в открытый люк. Ну, с таким же успехом можно было пару раз заорать во всё горло, что пленницы собрались сейчас совершить побег. Шпионка еле сдержалась, чтобы не покрутить пальцем у виска. Если есть желание проверить, насколько хорошо следят за фургончиком и не последуют ли выстрелы, стоит им показаться на крыши, то можно было бы высунуть руку с той же кофтой. К чему столько шума?
- Хм, ну, я пошла. – Адель как-то совершенно случайно потеряла дар речи. То ли Тернер обзавелась неслыханной отвагой вперемешку с дуростью, то ли… Впрочем, второго не дано.
- Ага, - блондинка еле заметно кивнула, следя за её продвижением к свободе. Где шляются террористы во главе с тем отморозком, что посетил их совсем недавно, оставалось загадкой. А с другой стороны, не всё ли ей равно? К несчастью, в голову шпионки лезли резонные мысли, о том, что даже отморозки имеют мозги и могут банально не среагировать на бутылку, их же прищучат, как нефиг делать. И всё же Элеонор уже была на крыше, а реакции не последовало. «Странно, но определённо интересно» Девушка усмехнулась про себя и слегка качнула головой. Сначала побег, затем философия.
- Вылезай, здесь никого нет, поторопись, время дорого! – Сверху раздался женский голос, призывающий её действовать.
- Да иду я, иду, - Адель быстро влезла на стол, опасно балансируя на этой шаткой поверхности, подпрыгнула, уцепившись за край люка, и постаралась подтянуться, налегая грудью и помогая себе руками. – Тяни что ли, время-то дорого, - передразнив её интонацию, шпионка вскинула руку, за которую и ухватилась Элеонор, помогая ей вылезти.
Спуск вниз так же не занял много времени. Цирк, казалось, вымер. Стояла гробовая тишина, которая давила куда сильнее криков о помощи и общего гвалта. Однако выбраться из вагончика – это только полдела. Необходимо было покинуть прилегающую территорию, а для чего приходилось миновать несколько фургончиков, что служили жилищем сотрудникам цирка и несколько клеток с разнообразным зверьём. Адель не боялась повстречать солдат. Если их будет не много, то они лишь помогут. Однако уходить просто так девушка не желала. Есть у неё одно незаконченное дельце… Найти бы только исполнителей, организовать и насладиться зрелищем. Шпионка быстро продвигалась вперёд, стараясь ориентировать на звуки и запахи, а так же припоминая, какой дорогой её вели менее двух часов назад.
- Эли, а как ты относишься к кошкам? – На лице Риверз поступила самая хитроватая улыбка, да она и не таилась. Тернер бежать было некуда. В данный момент у них был хороший обзор на длинную вереницу фургончиков, но и двух девушек могли быстро заметить на пустом пространстве. Адель сбавила шаг, как только разглядела впереди мужскую фигуру. Она жестом указала сделать то же самое и представительнице Лиги, а затем прильнула к боковой стене вагончика, мимо которого они теперь двигались. Однако паниковать было рано, так как боевик не обращал на них никакого внимания, а в следующую секунду вообще сорвался с места в неизвестном направлении. «Неужели что-то намечается?» Риверз непонимающе прищурилась, зорко оглядывая местность. Им стоило скрыться, как можно раньше, но бежать в ту сторону, куда удалился террорист не самая лучшая затея. А если он вдруг вернётся?
- Предлагаю на время спрятаться, идём, - шпионка намеренно выбрала вагончик, который был следующим по счёту за тем, где нёс вахту часовой. Если им приспичит вылезти, он не будет стоять у них на пути. Девушка осторожно приоткрыла дверь. Внутри царил кромешный мрак, но даже без света легко угадывалось, что этот фургон был нежилой. Возможно, так даже лучше. В подсобках их не будут искать в первую очередь. Когда дверь за ними закрылась, тьма обступила со всех сторон.

+1

25

[NIC]The Shield[/NIC]
[STA]Retaliation[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/tH2jO.jpg[/AVA]

+

http://sh.uploads.ru/inK63.gif

Когда захватываешь общественное место всегда нужно быть готовым к тому, что не все пленники станут сидеть бедными овечками и жаться к таким же другим. В Японии есть такая пословица: "Если гвоздь вылез, то его обязательно забьют", это отлично вписывается в житейские человеческие рамки. И все же, большинство заложников предпочитали испуганно попискивать, нежели проявлять активную гражданскую позицию, за которую в лучшем случае можно получить прикладом между глаз. А если попадется преступник нервный? А если палец дернется? Ну и все, считай, что лишняя дыра тебе обеспечена. Причем даже взгляд в сторону агрессора может быть расценен как дерзость.
Основная масса людей была сбита в одну ревущую кучу, не доставляющую вооруженной группе никаких трудностей. Каждый террорист, а именно так охарактеризовали неизвестных абсолютно все, состоял на полном вооружении, в амуниции и балаклавах, не смотря на то, что температура в куполе держалась на уровне близкой к тропикам. Мерное хождение из угла в угол и общение посредством жестов и взглядом не давала и шанса хоть каким-либо образом запомнить их. Каждое движение обговорено, ничего лишнего. Главный купол соединялся с административными постройками отдельными рукавами и каждый контролировался как изнутри, так и снаружи. Занимать пустующие трейлеры не было смысла, поэтому после тщательной проверки они запирались, а возле входа оставался один боец. Таким образом под контролем группировки находилась вся территория бродячего цирка. Как и в любой организации у террористов также имелась своя градация и система должностей, каждый занимался своим делом и никто не задавал лишних вопросов.
Так как цирк брался под контроль в конце вечера, когда поток прохожих достигает максимального пика, было бы очень мудро - ожидать скорейший наплыв полицейских машин с сиренами, парочки агентов Федерального Бюро Расследований и группы захвата, но пока по периметру царила тишина. Речи о счастливой случайности и быть не может, когда готовишь подобную аферу, то просчитываешь малейшие нюансы, поэтому все сомневающиеся могли с полной уверенностью заявлять, про себя конечно, что в верхних слоях власти все схвачено. Каждый по-своему решал проблемы и у крупных шишек был свой размах. Из присутствующих тут заложников, мало кто знал, что под цирковым сводом проводились далеко не детские мероприятия. Подальше от людского взора, за масками клоунов и дрессировщиков проворачивались крупные махинации, осуществлялся передел власти в масштабах всего Нью-Йорка и если Черный Альянс, Лига Равновесия или Ордер Просвещенных считали, что весь сюжет и основная борьба закручена вокруг них, то они глубоко ошибались. Помимо этих организаций, в каждой стране мира, в каждом городе мира имелась своя криминальная сеть, иногда даже не всегда подпольная. И те, кто сейчас наперевес с оружием держал контроль в цирке, были лишь инструментом в руках кукловодов. Кукол дергают за нитки, на лице у них улыбки. И в процессе "представления", создается впечатление, что куклы пляшут сами по себе. И всегда, всегда приходит тот момент, когда марионетки уже не нужны, их попросту убирают, но уже другие, те, кто меньше знает. Группа террористов, захвативших бродячий цирк именовалась как "ЩИТ" и если кто-то считал, что их получится убрать также быстро, как и предыдущих, то разочарованию не будет предела. Однако не стоило переживать, из-за этого, парни знали свое дело и босс был доволен.
Настоящая цель "ЩИТа" в этот день была известна только нескольким людям, стоявшим во главе группировки. Их всего три человека, но взаимовыручка и крепкая дружба сделала их непробиваемыми. Пока все шло точно по графику и в соответствии с планом, все при деле. Координация и расстановка сил происходила плавно и не заметно, охрана возле фургонов менялась по часам.

Лунатика всегда было сложно удержать в узде, его бесконтрольное поведение вызывало панику и страх даже у рядовых членов группировки. Нередко иным прилетало за неосторожный взгляд или смешок в его сторону. Но как бы там ни было, на все его выходки группа закрывала глаза, а некоторым даже импонировало. Они видели в нем того себя, которого никогда не увидеть в реальной жизни. Мечтали, завидовали и даже ненавидели. Многие считали, что он выпендрежник, играет на публику и когда-нибудь поймает пулю лбом, а потом поди разберись чья она - своя или вражеская. Но как бы там ни было, всякий раз гибли именно все вокруг, а его смерть обходила стороной. Вот уж действительно счастливчик. Однако глупо предполагать, что мужчину можно сравнивать с душевнобольным, это прежде всего каралось и очень жестко. Просто образ жизни и нестандартное мышление позволяли ему быть собой без ущерба остальным. Ну почти.
Даже когда он захотел проведать двух пленниц ему никто не запретил. Когда оставил дверь вагончика открытым, тоже все сошло с рук и ведь пленницы даже не посмели сбежать, хотя на запуганных кроликов они не были похожи.  Дело вовсе не в везении, простое человеческое обаяние при минимуме слов. Хотя постойте, кажется он не произнес ни слова вообще, зато успел потрогать двух девушек, а с одной даже сфотографироваться, хотя по большей части на фотографии в ее смартфоне будет красоваться только его довольная рожа с безумным взглядом. Но вообще, Лунатик был добрым и мирным человеком, местами. И наверно у остальной группы была своя причина, чтобы доверять ему. И, может быть, некоторым следовало этого опасаться?
Безумец гулял от трейлера к трейлеру, заглядывая заинтересованно внутрь. Периодически примеряя очередной реквизит на себя, копаясь в чужих вещах, изображая аморальное поведение, хотя почему изображая... Бойцы у входов только улыбались, старательно пытаясь отвести взгляд в сторону, когда видели его в остроносых ботинках клоуна с красным накладным носом, в то время как макушку венчала маленькая корона феи с куском прозрачной материи, зацепившейся за зубец. И хот-дог с бутылкой виски уже не так бросались в глаза на общем фоне. В конечном итоге тернистая дорожка привела его аккурат к длинному прицепу фургона, где на синем фоне, в окружении языков пламени сидели тигры. Пробравшись внутрь Лунатик так порядочно задержался и, охранявший трейлер, террорист даже начал удивленно посматривать на дверь. Либо Лунатик там на пару с тиграми и прочим зверьем распивает виски и заедает хот-догом, либо им самим уже полакомились. Одно из двух, но выяснить это ему не дали, по рации мужчину вызвали в общий зал, где толпились заложники. Довольно вовремя, особенно для парочки беглянок, решивших обвести вокруг пальцев всех на свете.
Но так ли это было на самом деле? Может быть им просто позволили это сделать? Возможно эта мысль не приходила им в головы, облегчая положение и давая надежду на скорое освобождение, но реальность может оказаться совсем иной. Взять хотя бы помещение, где содержались заложницы. Если они не видели охрану у вагончика, то это не значило, что ее так нет вовсе. Тогда напрашивается резонный вопрос - а почему тогда их не схватили при попытке к бегству сразу, ведь на то, чтобы выбросить бутылку и вылезти из люка, нужно время, которого, по счастливой случайности у них оказался вагон. Слишком уж много совпадений.
Трейлер, куда забрались две беглянки действительно оказался не жилым. Он использовался для хранения различного реквизита эквилибристов, поэтому был заставлен всяким хламом, в котором обычный человек, не знакомый с цирковым бизнесом, не сразу разберется. Помещение изнутри оказалось намного просторнее, чем в остальных кибитках, реквизит аккуратно разложен по сундукам и ящикам. Пожалуй, забравшись сюда, девушкам несказанно повезло, ибо при случае можно было спрятаться в одном из них и переждать. Вот только удача - дама капризная, ей свойственна женская непостоянность. Едва глаза заложниц начинали привыкать к темноте, в трейлере зажегся свет, хотя никто из них ничего не трогал. Спустя минуту отворилась дверь, повторно ослепляя девушек ворвавшимся внутрь потоком солнечного света, но лишь для того, чтобы обе, практически одновременно расстались с сознанием, получив хлесткий удар по шее сзади ребром ладони.
Когда беглянки очнутся, то обнаружат себя связанными и закрытыми в пустых клетках для тигров. Примечательным был тот факт, что по бокам клеток беглянок находятся еще две, в которых бесновались голодные тигры. Закрытое помещение трейлера со зверьем, тусклый свет и два боевика, стоявших напротив. В одном из них можно было разглядеть Лунатика, в кожаной куртке, в то время как другой для девушек был абсолютно не знакомым. Высокий, крепкий мужчина. Темные длинные волосы распущены по плечам, одет точно также как и Лунатик, при полной амуниции. Боевики ждали, когда пленницы очнутся, прежде чем что-то с ними делать.

+2

26

Повсюду была тишина, словно они были не в цирке, а на кладбище. Элеонор периодически оглядывалась по сторонам, ожидая, что в любой момент на них могут наброситься выскочившие из-за угла террористы. Рисовальщик не понимала, что здесь происходит, и почему до сих пор за ними нет погони. Не похоже было, что атаковавшие шапито боевики были круглыми идиотами. Или побег двух обладательниц сверхъестественной силы был этими агрессорами ожидаем? Но тогда, что им нужно? Мадемуазель Тернер одолевали тревожные мысли. Темно-русая представительница прекрасного пола желала как можно быстрее убраться из этого места и добраться до штаба Лиги Равновесия, чтобы сообщить о случившемся. Где-то у террористов, в плену, находилась Эмили Вудс. Элеонор не была уверена, что сумеет вытащить ее из лап этих бандитов в одиночку. Здесь требовалась помощь высококвалифицированных специалистов. Вероятно, Ричард Грейсон и сотрудники его охранного агентства «Соколиный щит» могли помочь, но для начала нужно было как-то подать им весточку о себе.  Время шло. Рисовальщик и белокурая фракционистка проходили мимо каких-то вагончиков, использовавшихся, очевидно, сотрудниками цирка как жилье, или технические помещения. Откуда-то сбоку пошел характерный неприятный запах испражнений. Похоже, беглянки приближались к месту, где располагался зверинец.  Хм. И зачем нам туда? Почему-то у Элеонор возникло ощущение, что здесь с Риверз они оказались не случайно. Словно в подтверждение ее подозрениям, блондинка внезапно поинтересовалась, как агент Лиги относится к пушистым представителям фауны.
- К кошкам? – непонимающе уставилась на светло-русую девчонку Рисовальщик. – С чего это, вдруг, тебя это так интересует? Но дискуссии не суждено было начаться. Впереди показалась мужская фигура. Это был один из террористов. Попасться в лапы к этому типу совсем не хотелось, потому женщины спрятались за одним из фургончиков. Но долго ли так им удастся прятаться? Боевик может их обнаружить в любой момент. Неужели придется отступать? Но куда? Обратно к месту заточения? А если их там уже ждут? Внезапно, вооруженный до зубов мужчина куда-то стремительно направился. Что заставило его сменить место дислокации, было неизвестно. Уход боевика давал молодым женщинам время на передышку. Вот только, все равно, нельзя было расслабляться. От Адель поступило предложение затаиться и переждать, вероятно, пока боевики забудут о своих пленницах.
- Согласна. Идем, - отозвалась на реплику шпионки Фракции темно-русая представительница женской части населения. Они зашли в вагончик, который был следующим после того, который сторожил стремительно ушедший куда-то боевик. Внутри было темно, но выбираться не приходилось. Дверь за беглянками закрылась. Женщины оказались окружены темнотой со всех сторон. Да уж, хорошее место для укрытия.
- Ну, и что дальше? – сорвалась реплика с уст Рисовальщика. Но недолго ей пришлось ждать ответа. Внезапно дверь, ведущая в помещение, открылась, и в фургончик проник свет. От резкого контраста с тьмой пришлось прищуриться. Было ясно, их обнаружили. Но дать отпор Элеонор не успела. Все произошло слишком неожиданно. А потом ей кто-то нанес удар по голове, и шатенка потеряла сознание.
Мадемуазель Тернер казалось, что ее куда-то несут. И что ей почему-то очень холодно, и еще дико неудобно. Руки и ноги затекли. Хотелось переменить положение, но почему-то это сделать не получалось. И тут, как показалось молодой женщине, до ее ушей донесся звериный рык. Что? Элеонор открыла глаза. Она лежала на холодном полу, связанная по рукам и ногам. Рядом с ее клеткой, слева, находилась без сознания Адель. Как и Рисовальщика, все ее тело опутывали веревки, лишая возможности передвигаться. А с другой стороны, справа, в клетке бесновался дикий зверь. Тигр! Судя по всему, дикая тварь, была в бешенстве. Как я попала сюда? Тут плохо пахло, был приглушен свет. Ммм, как же все тело ноет! И тут представительница прекрасного пола заметила напротив ее клетки какого-то длинноволосого мужика. Рядом с клеткой, где находилась в заточении белокурая фракционистка маячил тот самый чудаковатый тип из вагончика, где их удерживали ранее.
- Эй! Что все это значит?! – обратилась к тюремщикам агент Лиги Равновесия. – Кто вы такие? Что вам нужно? Почему-то ей казалось, что эти боевики были, не так просты, как кажутся. Отсутствие крови от убийства одного из заложников, возможность побега без каких-либо препятствий, теперь вот это заточение рядом с тиграми.
- Вы что, играете с нами? – переводя взгляд с одного террориста на другого, поинтересовалась шатенка. – Какие цели вы преследуете?!

+1

27

Яркий свет, голос Тернер, а затем темнота. Вот никогда ей Элеонор не нравилась. Вечно после её появления или реплик начиналось такое, что хоть валерьянку с собой бидонами носи! Наверное, представительница Лиги не была виновата в злоключениях Риверз, но как не найти громоотвод? Списать на причуды судьбы можно, но это было не так интересно.
Адель лишь на долю мгновения смогла увидеть общую обстановку вагончика. Она оказалась права - это действительно был обычный склад вещей, без которого не обходиться ни один уважающий себя гастролирующий цирк. А затем всё её внимание переключилось на дверь, которую они за собой, кажется, прикрыли... В проёме виднелись мужские фигуры, но опознать хоть кого-то блондинка не успела. Шею сзади как будто что-то обожгло, и мир погас перед глазами.
Наверное, так даже было лучше. Девушка не испытывала разрозненных чувств, не было раздражения, не было желания выбраться и поквитаться, не стало и её самой. Только тёмная пустота и тишина, спокойствие и умиротворение. Впрочем, довольно скоро подобная идиллия оказалась нарушена. Чуткий слух начал улавливать какие-то голоса и посторонние шумы. Что они означали? Да кто же его знает, разбираться в этом не хотелось совершенно. Лучше ещё немного отдохнуть…  Правда очень скоро блондинка поняла, что её лишили даже такой малости. Тело оживало постепенно. Адель начала приходить в себя, но то, что она чувствовала, ей категорически не нравилось. В том месте, куда пришёлся удар, шея ужасно ныла. Риверз казалось, что она вспахала, по меньшей мере, гектар целины, таща хомут от плуга на своих плечах. В щёку что-то больно впилось, она попробовала приподняться на руках, что бы убрать это зудящее чувство, и не смогла. Несколько вялых попыток пошевелиться ни к чему не привели. Девушка была связана по рукам и ногам, так что теперь напоминала гусеницу. Видимо так же ей и предстояло передвигаться. Адель приоткрыла один глаз, стараясь понять в какую задницу её опять затащило. Тусклый свет, льющийся откуда-то из-под потолка, решётки и утробный рык где-то совсем рядом. Адель с трудом приняла сидячее положение и, перебирая ногами, отползла в дальний угол. Если уж её поймали, связали и не оставили никаких возможностей решить дело миром, значит, они сами запросили себе приговор. Былой налёт беспечности давно слетел. Теперь в глазах блондинки полыхало пламя и жажда расправы, всё равно над кем, лишь бы их участь оказалась как можно более ужасней. Риверз оглядывала с ног до головы две мужские фигуры, в одной из которых без труда узнала молчаливого визитёра в вагончик. «Всё-таки нашли, а что дальше делать, ещё не придумали?» Она смотрела на них прямо и с вызовом, совсем не обращая внимания на постороннюю обстановку. Однако когда шею обдало чьё-то горячее дыхание, девушка медленно повернула голову в ту сторону и замерла, словно её параличом разбило. Тигр! Здоровенный полосатый зверюга! Он, не мигая, смотрел на шпионку Альянса и разве что только не облизывался. Он не рычал и не скалился, только длинный хвост стегал по бокам. Было в этом звере что-то до ужаса завораживающее, прекрасное и опасное своей убийственной мощью. Тигр резко припал на одну лапу, а другую просунул сквозь решётку, стараясь дотянуться до неё. Бритвенно-острые когти прошили воздух в каких-то сантиметрах от лица Адель, от чего девушка громко взвизгнула и перекатилась по полу в сторону. Сцепленные за спиной руки мешали защититься, да они и не помогли бы, просто это была первейшая реакция напуганного существа. От такого соседства в груди сбилось дыхание. Риверз замерла в неудобной позе где-то посередине собственной клетки и с беспокойством осмотрела остальное пространство. Здесь имелось ещё две клетки, расположенные практически симметрично. А одной из них была Тернер, точно так же накрепко связанная, а чуть дальше стоял ещё один представитель кошачьих. «Я не это заказывала у мироздания!» На её личике отразилась вся гамма чувств обиженного ребёнка. Как будто маленькую девочку обещали покатать на пони, а вместо этого кинули под копыта диких мустангов. Элеонор была рядом и уже так же пришла в себя, засыпая их надзирателей вопросами, которые нет-нет да созревали в голове Риверз. Однако теперь её меньше всего заботило, кто, когда и зачем закинул их в клетки. Что будет дальше, так же не волновало блондинку. В сердце  поселился животный ужас перед хищником с янтарным блеском глаз. От его совершенного спокойствия и безучастного желания пообедать девушку буквально трясло. С людьми, с одарёнными, с боевиками-террористами, да хоть с самим Папой Римским она бы справилась. Но животные не подчиняли её феромонам. Их разум не одурачить, приказов они не послушаются и не купятся на милую мордашку, разве что с большим аппетитом обглодают её лицо. А даже если на секунду представить, что тигр её полюбит от чистого сердца и захочет тот час воспроизвести потомство - уж лучше стать обедом, чем… «Твою ж мать!» Это была не обычная задница, из которой она могла бы выползти, пусть и с небольшими потерями. Это уже было что-то уровнем повыше.
Впрочем, пока «киски» сидели в своих клетках и не могли добраться до двух кусков человеченки, так услужливо спелёнатыми боевиками. Зато в одном с ней помещении находились мужчины, в чьей власти было развязать её и выпустить на волю. Адель с большим трудом смогла отвести свой взгляд от тигра. На кого воздействовать, кого подчинить своей воле? Тот отморозок, что оставил ей на память селфи или его собрат по оружию? «А чего мелочиться-то?» Девушка улыбнулась, ласково, заискивающе, стараясь избавить своё лицо от малейшей тени страха. Она активировала свой дар, феромоны проникали в кровь одновременно к двум представителям сильного пола, порабощая разум и мешая думать хоть о чём-то ещё помимо прекрасной пленницы, что находилась в опасной близости от хищного зверя.
-  Мне страшно, - кроткие нотки в голосе, молящий взгляд, были свободны руки, и их бы протянула в сторону боевиков для создания более правдоподобной картины. Впрочем, сейчас Риверз говорила вполне искренне. – Пожалуйста, помогите. Развяжите меня, не оставляйте здесь одну, без вашей компании…
Слёзы. Ей срочно нужно было заплакать, что бы и шанса им не оставить. Но как назло в моменты откровенной опасности Адель не умела плакать. Весь организм неосознанно боролся за существование, а слёзы в этом вопросе сомнительный помощник.
- Мне холодно… - Явно попросить, что бы эти мужланы обняли её, язык не поворачивался, но чем чёрт не шутит, может быть так дойдёт? Физический контакт только бы усилил действие её дара, а этим пренебрегать не стоило.

+1

28

[NIC]The Big Dog[/NIC]
[STA]Retaliation[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/kvZGH.jpg[/AVA]

+

Внешность: http://s5.uploads.ru/ISgF3.jpg

Боевики терпеливо ждали того момента, пока обе девушки придут в себя и смогут осознать все перспективы своего нынешнего пребывания в новых камерах с повышенной комфортностью. Лунатик и Большой пес постарались подыскать самые просторные помещения, раз пленницам пришлись не по вкусу казематы одного из вагончиков. И судя по лицам очнувшихся восторг плескался в крови, отражаясь в широко распахнутых глазах и обрывочным фразам. На лице Большого пса дрогнул лишь один мускул, слабая попытка усмехнуться или ухмыльнуться, глядя на то, как отчаянно пленницы пытались отсесть подальше от голодных хищников. И конечно же он терпеливо выслушал обеих девушек поочередно, чуть-чуть склоняя голову к плечу. Длинные черные волосы самоанца рассыпанные по плечам даже не шелохнулись. Не трудно догадаться о силе мужчины исходя из его комплекции и мышц. Рослый, крепкий, правая рука от плеча и до запястья покрыта трайбл татуировками, но вместе с тем в его лице не присутствовало тех черт, за которые можно было бы назвать мужчину не красивым. Мужчина не должен быть красавцем, мужчина должен быть прежде всего мужчиной. Но самоанец выделялся светло-голубыми глазами, глазами, которые многие называют красивыми, в них не было ненависти и животной жажды убивать, калечить и издеваться, напротив, доброта  и участие - вот что присутствовало в них. Он был одет также как и Лунатик, с той лишь разницей, что одежда на корпусе была без рукавов и закрывалась защитной пластиной, похожей на бронежилет с большим пауком на груди. Из оружия при себе у него имелся лишь пистолет, но при этом Большой пес был и оставался обычным человеком, без способностей и предрасположенности к ним, такой же как Лунатик.
Мужчины переглянулись, Лунатик сложил руки спереди на манер футболистов в защите при пробивании пенальти и улыбался в своей собственной манере. Со стороны могло показаться, что Большой пес выше по рангу в их группировке, однако на деле все было совсем иначе. Когда девушки расползлись по своим углам и закончили с красноречивыми воззваниями мужчина размял плечи, делая шаг вперед, дабы неспешно пройтись вдоль клеток. Неужели они и вправду решили, что неизвестная вооруженная группа станет излагать цели и мотивацию своих поступков наперевес с оружием, что последует красочное описание и растолковывание идей. Нет, такого никогда не было и не будет, но были и те вопросы, на которые шатенка могла получить ответ.
- Вы хотите знать, что здесь происходит? - брови боевика поползли вверх, - Вы стали жертвой случайности. Вы и ваша подруга, временно побудете здесь. Вас развяжут, однако я бы настоятельно попросил вас не высовывать руки из клетки, если хотите остаться целыми, - он вернулся на исходную позицию, разворачиваясь лицом к девушкам, - соблюдайте спокойствие, временное неудобство вскоре закончится, - на этом речь Большого пса была окончена. Даже не смотря на внешнюю внушительность он говорил максимально цивилизованно, не прибегая к сленгу обычных бандитов. Преступники преступникам рознь, если одни готовы морально опуститься и изъясняться с остальными лишь посредством мата и грубой силы, то другие сохраняли нейтралитет по отношению к заложникам, такие меры были вынужденными и не направлены на агрессию по отношению к обычным людям. Поэтому если заложники обстоятельств и конкретных людей вели сели себя спокойно, то никто не страдал и все оставались целы и невредимы.
На этом небольшой вводный экскурс в дела реальные был закончен, Лунатик первым покинул вагончик, распахнув дверь настежь. Вслед за ним двинул и Большой пес, однако в какой-то момент он остановился и обернулся. Взгляд его был направлен на клетку, где сидела блондинка. Мужчина медленно развернулся, подходя к металлическим прутьям молча смотря на пленницу. Та слезно просила о помощи в освобождении, практически гипнотизируя взглядом. Голос сладкий, почти приторный действовал обволакивающе, побуждая вот прямо сразу отпереть клетку, развязать ее и отпустить. Большой пес обхватил рукой железный прут, второй рукой вытаскивая из-за пояса связку ключей. Один из них идеально подошел к замочной скважине, отпирая ее. Боевик вошел внутрь, медленно повернув голову к тигру, заметив периферическим зрением.
Из специального отсека на брюках блеснуло лезвие ножа, Большой пес присел возле пленницы, всматриваясь в ее глаза, долго и внимательно. Казалось он раздумывает над собственными действиями, колеблется, внутренне сражаясь с самим собой, но все же острие ножа коснулось веревки, легко вспарывая прочные нити, переплетенные между собой. Поднявшись и немного зайдя ей за спину те же манипуляции были произведены и с веревками, спутывающими запястья рук, после чего боевик спокойно вышел из клетки и запер ее. Вторую пленницу постигла та же участь, они обрели относительную свободу и возможность передвигаться в ограниченном пространстве.
- Это ваш выбор. Не стоит доставлять нам лишних хлопот, - казалось, что на мужчину не действовали ни мольбы, ни навернувшиеся слезы, ни стенания девушек. Он по-прежнему оставался спокойным и собранным, однако каждое слово, произнесенное им говорило о полной и безоговорочной уверенности в том, что делает, без права апелляции, - не нужно испытывать на прочность мое терпение, в противном случае мне придется применить силу. Я здесь самый большой пес и это МОЙ двор, - акцент был сделан на нужных словах, которые поймет даже ребенок. Именно он был отвественен за все, что произошло в шатре цирка, он и его люди. После этих слов мужчина вышел, а через какое-то время девушкам принесли две тарелки с едой, чтобы те могли перекусить обычными бутербродами и запить колой, потому как другого напитка у входа в цирк попросту не было. Когда дверь закрылась в последний раз, помещение вагончика погрузилось в темноту, рассеиваемую приглушенным светом из отверстия в потолке, через которое проникал свет и воздух. Звери бесновались в вольерах еще сильнее, почувствовав запах еды. Они просовывали когтистые лапы между клетками, желая подцепить себе лакомый кусочек. Телефон, имевшийся у блондинки не изъяли, однако сеть глушилась извне, предупреждая всякие попытки связаться с внешним миром, включая и частные сети альянса и лиги. У пленниц было некоторое время, чтобы разобраться где и что пошло не так в их "идеальном" плане побега.
Тигр в клетке рядом с блондинкой как-то исхитрился и подцепил ее брюки когтем, располосовав не только одежду, но и бедро. Рана оказалась не большой, но определенно не простая царапина, может потребоваться медик. Лев же с другой стороны, пытался бросаться на клетку, то и дело обдавая шатенку зловонием из пасти, оглушая рычанием.

Отредактировано Ray Campbell (2017-07-12 22:23:47)

+1

29

Метущееся в клетке зверье. Полумрак. Да уж, обстановка в помещении, где двух женщин удерживали террористы, была та еще. Темно-русая представительница прекрасного пола чувствовала себя так, словно ее долго били. Рисовальщику казалось, что вся эта ситуация какая-то наигранная, в чем-то даже постановочная. Уже само их с Адель бегство было странным, что уж говорить о том, что творилось сейчас здесь в этом, скорее всего, специально выделенном для них, вагоне для диких животных. Может, мисс Риверз и устраивало такое развитие событий, но Элеонор совсем не нравилась, ни компания диких кошек, которых явно давно не кормили, ни присутствие этих двух мужиков, наверняка успевших уже вдоволь натешиться бесполезными попытками мутантш найти путь к спасению. Они что-то скрывают! Не может быть, чтобы все, что произошло, было простым совпадением! Мисс Тернер чувствовала, как в ней с каждой минутой нарастает раздражение. Быть инструментом чьих-то игр она не собиралась. Длинноволосый террорист, стоявший напротив ее «камеры» заявил, что агент Лиги и шпионка Альянса стали жертвами случайных обстоятельств. Это заставило Рисовальщика нахмуриться. Дальнейшая реплика бандита относительно дружеских отношений между Элеонор и Адель, едва не вывела шатенку из себя. Она мне не подруга! Однако озвучивать свои мысли мадемуазель Тернер не стала. Сейчас любое, неосторожно сорвавшееся с ее уст, предложение, могло лишь только ухудшить и без того непростую ситуацию, в которой Эли оказалась на пару с белокурой фракционисткой. Что же делать-то? Было понятно, что эти двое уголовников не выпустят ее отсюда. Как же долго их будут держать здесь? Увидит ли она свет белый в целом состоянии? Находившиеся под замком тигры явно желали пообедать запертыми в клетках по соседству представительницами прекрасного пола. Даже если их они и не сумеют сразу достать, то уж точно хорошенько исцарапают своими когтистыми лапами. Связанным по рукам и ногам девушкам просто не удастся спастись от  посягательств диких кошек на их прелестные тела. Элеонор нервно сглотнула. Ситуация, похоже, была безвыходная. Террористы направились к выходу, намереваясь оставить пленниц одних. Рисовальщику хотелось крикнуть вслед этим поганцам какое-нибудь ругательство, но сил на бранные слова у нее было. Молодая женщина чувствовала себя, как выжатый лимон. Внезапно Риверз начала жалобно лепетать вслед уходившим мужчинам. Эли вздохнула, подняв взгляд в потолок. Нашла время! Уж что-что, а сострадания от этих угрюмых типов ждать не следовало. Коротко стриженый тюремщик первым покинул «темницу». Жалобы блондинки совершенно не интересовали этого парня. А вот его длинноволосый собрат внезапно остановился. Боевик во все глаза уставился на молившую о помощи шпионку Альянса, а потом и вовсе направился к клетке, в которой томилась Адель. Что? Сквозь прутья, Элеонор видела, как террорист принялся освобождать Риверз от опутывавших ее тело веревок. У Рисовальщика возникло нехорошее подозрение, что светло-русая девица воспользовалась своим даром, чтобы сбежать отсюда. Но, что же будет тогда с шатенкой?  Ничего хорошего в дальнейшем ждать не приходилось. Сговорившись с этим типом, неуловимая Ада могла совершить какую-нибудь подлую каверзу в отношении агента Лиги. Вот только столь ожидаемого освобождения фракционистки не произошло. Развязав блондинку, боевик вышел и закрыл клетку на замок, преграждая Аде путь к спасению.
- А? – удивлению Эли не было предела. Неужели что-то пошло не так, или Риверз не пользовалась своей силой для воздействия на этого преступника? Тем временем представитель сильного пола открыл клетку, где была заперта Элеонор. Спустя мгновение темно-русую женщину также освободили от пут. Рисовальщик настолько этого не ожидала, что даже не предприняла какой-либо попытки нейтрализовать длинноволосого террориста. Перед тем, как удалиться, тюремщик предупредил своих пленниц о том, что им нужно вести себя смирно, иначе у них будут неприятности. Закончив давать блондинке и шатенке последние «наставления», этот тип вышел. Спустя пару минут еще какой-то мужик появился в вагончике. Он принес пленницам бутерброды и колу. Жаль, что бутылка с газировкой была пластиковая, иначе Эли с удовольствием бы, разбив ее, использовала в качестве орудия. А потом в помещении воцарилась тьма. Оставшись наедине с двумя представительницами женской части населения, тигры принялись бесноваться. Элеонор не оставалось ничего другого, кроме как прижаться к решетке, в противоположной от разъяренной дикой кошки, стороне.
- Хей, Ада, ты там еще жива? – решила обратиться к своей сокамернице Рисовальщик. – Тебе не кажется, что все, что сейчас творится, крайне подозрительно? И еще, ты не пыталась, случайно, на том длинноволосом «красавце» использовать свою силу? Ничего не вышло, правда? А что, если все подстроено? И они знают, кто мы?! Но как такое возможно? Они же не сверхлюди! Меня-то не обмануть в этом вопросе! Элеонор вздрогнула, когда разъяренный тигр в очередной раз, с разбегу, врезался в ее клетку.

Отредактировано Eleanor Terner (2017-07-17 13:46:58)

+1

30

Любая случайность предопределена судьбой заранее. Кто бы что ни говорил, а Риверз была отъявленной фаталисткой, потому что объяснись всю ту кутерьму, что твориться в её жизни, иначе было попросту невозможно. Ну, не списывать же очередные неприятности на собственное поведение, ошибочный выбор и безалаберность в целом? Виноваты могут быть все кроме неё, и судьба чаще всего выступала в роли виновной стороны. Сегодня же эта роль была распределена между террористами, Тернер и тиграми – выбирай, не хочу! И если с Эли всё было более-менее понятно, ведь она находилась в таком же положении, а может даже и похуже, то мужчины, которые вдруг решили перемолвиться словечком со своими пленницами, определённо вызывали не самые радужные чувства. И вот эти самые боевики рекомендовали ей сохранять спокойствие, списывая всё на несчастный случай? А как можно добиться от себя невозмутимости, когда над ухом дышит смерть, на время приобретшая кошачий образ? Нееет… Адреналин в крови шпионки Альянса зашкаливал, ни о каком спокойствие речи быть не могло. Либо она сию же минуту выбирается из этой западни, либо… А не было иного выбора, не было и не будет! Достаться тиграм на обед или боевикам на потеху – это определённо не та участь, которую пророчила ей жизнь. Девушка не была беспомощна даже в таком состоянии, связанная по рукам и ногам, и если кто-то желает проверить это на себе, то так тому и быть. Риверз отлично владела своей мимикой, голосом и умела завлекать плавными движениями, которые будто приоткрывали завесу возможного, но ещё лучше она использовала феромоны на незащищённом человеческом разуме. Эти двое не могли не пасть жертвами её манипуляций. Не могли, но отчего-то не падали. Расстояние до двери было не критичным, она с лёгкостью могла охватить всё пространство не такого уж большого по сути вагончика, так что спрятаться было абсолютно негде. Но вот в чём заключалась загвоздка, так в том, что вначале первый молчаливый визитёр покинул их дружную компанию, а за ним устремился и второй террорист. Адель не понимала, что происходит, и всё с большим старанием насыщала организм этого человека частью себя. Наконец, он дрогнул. Остановился, обернулся, так и не покинув их вагончик, от чего шпионка возликовала. «Иди же ко мне, мой хороший, сюдаааа…» Её губы продолжали, как будто подрагивать от предельного ужаса, но на самом деле Риверз медленно шептала то, что проносилось в голове сплошным потоком. Под её сияющим взглядом мужчина отпер дверь и присел рядом. Каких-то пару секунд Адель была не жива, не мертва из-за острого лезвия ножа направленного в её сторону. Они молча смотрели друг на друга, как будто играли в гляделки, в то время как концентрация феромонов в его организме буквально зашкаливала. Почему он не бросался к её ногам или не пытался овладеть на месте, оставалось тайной за семью печатями, но Риверз пока о том и не думала. Лишь бы отточенное железо не пронзило мягкую человеческую плоть. Как только оно коснулось верёвок на её ногах, блондинка выдохнула с облегчением, улыбаясь настолько счастливо, словно выиграла в лотерею. Следом этот мужчина разрезал путы на руках, полностью освобождая пленницу. Всё! Теперь свобода. Риверз шустро встала на ноги и едва не рухнула обратно, так как от неудобной позы они успели онеметь. Но прежде чем к Адель вернулась способность передвигаться, мужчина вышел из её клетки и запер за собой дверь, после чего освободил Элеонор от пут точно таким же образом. «А её-то зачем?»
- Это ваш выбор. Не стоит доставлять нам лишних хлопот, - девушка вопросительно, и, как будто не доверяя собственному слуху, уставилась на боевика. Что ж такое-то? Почему он не спешит стелить ковровую дорожку, что бы она прошествовала на свободу с высоко поднятой головой? - Не нужно испытывать на прочность мое терпение, в противном случае мне придется применить силу. Я здесь самый большой пес и это МОЙ двор.
«Ах ты дворняга безродная!» Риверз рванулась к стальным прутьям, обхватила их пальцами в попытках потрясти, но клетки явно были новыми, так что дверь не поддалась и на дюйм. Её глаза пылали праведным гневом. Подпитка феромонами резко оборвалась, но не потому что это велел мужчина, а из-за того что Адель просто потеряла над ней контроль. Сейчас ей больше хотелось придушить наглеца, чем очаровать его, а дар её работал исключительно от внутренних желаний. Глава этой террористической шайки успешно скрылся за дверью, но через какое-то время их вновь навестили, несся с собой провизию. Адель было тошно на еду смотреть, но резких движений она не совершала, даже не пыталась вновь воздействовать феромонами. Её просто душило чувство гнева и какая-то беспомощность, что было во сто крат хуже тигров, Тернер, клеток, да и вообще всего, что приключилось с ней за текущие сутки. Девушка мерила шагами свою небольшую «жилплощадь», стараясь не подходить близко к той стороне, где точно так же гулял тигр. Света в вагончике катастрофически не хватало, однако блондинке было довольно собственных инстинктов, чтобы не стать обедом в лапах голодного хищника. И всё же она просчиталась. Совсем внезапно когтистая лапа полоснула её по бедру. Ногу словно огнём обожгло, от чего Адель громко вскрикнула и метнула в противоположный конец, зажимая открытую рану. Джинсы быстро начали намокать из-за крови, что струйками сочилась из четырёх глубоких порезов.
- Хей, Ада, ты там еще жива? – Шпионка поморщилась, желая высказать всё, что она думает о такой жизни, но смолчала. – Тебе не кажется, что все, что сейчас творится, крайне подозрительно?
- Подозрительно? – Адель прищурилась, как будто желая найти в словах Элеонор какой-то скрытый смысл. – Всего лишь подозрительно, твою мать? Да это чертовски подозрительно, Эли! – Она всё-таки не выдержала и вновь саданула кулаком по решётке, прикусывая губы из-за боли, что начала распространяться по всему телу, после чего развернулась на голос своей соседки по вагончику и обхватила хрупкие плечики руками, оставляя на одежде кровавые отпечатки.
- И еще, ты не пыталась, случайно, на том длинноволосом «красавце» использовать свою силу? Ничего не вышло, правда? – Блондинка скрипнула зубами, не желая подтверждать вслух неугодную ей правду. - А что, если все подстроено? И они знают, кто мы?! Но как такое возможно? Они же не сверхлюди! Меня-то не обмануть в этом вопросе!
- Вот объясни мне, на кой чёрт тогда закрывать нас в клетках с обещанием выпустить, если мы будем паиньками? – Риверз пнула ногой прутья позади себя, когда тигр в очередной раз приблизился слишком близко. Самосохранение начинало понемногу давать сбой, да и что ещё с ней могли сделать? Сожрать? Через решётку не получиться, зато есть возможность выплеснуть весь негатив. Хищник явно был обескуражен такой дерзостью, от чего отступил на шаг назад и замер, сверкая в темноте горящим взглядом. – Люди, говоришь? Да фига два они люди! Я не знаю ни одного человека, кто бы не поддался моему дару, ни женщина, ни ребёнок, что уж говорить о здоровый мужиках! Хотя нет… - Риверз страдальчески усмехнулась и потёрла переносицу. – Был один стойкий. Ник, - она уселась на пол, прижимаясь спиной к решётке и окидывая тигра отстранённым взглядом. – До сих пор не представляю, как ему это удалось, ведь до этого феромоны работали исправно, - Адель вспомнила пустырь возле штаба Просвещённых и своё желание жить, но Хантер всё равно закопал её, почему-то игнорируя воздействие дара. – Думаешь дело в человеческой личности? Интересная должно быть теория, вот только я не знаю, что общего у Хантера и этих бродяг, разве что навыки убийцы… Но и в этом направлении копать бессмысленно. Ты знаешь, скольких бойцов сектора «А» я могу обработать за раз, что бы у них перед глазами звёзды на небе складывались в моё имя? А ведь все они умелые наёмники и прирождённые убийцы. – Девушка уже не замечала, как начала размышлять вслух, высказывая Тернер свои домыслы. Сейчас эта сотрудница Равновесия казалась ей меньшей из возможных проблем. – Весь вопрос – зачем им нас держать? Если на секунду допустить, что они говорили правду, и мы попали к ним в руки по ошибке, то ответа я не знаю. Ну, выпустили и всех делов. Ведь знают же, что за нами придут, но даже телефон не потрудились изъять. А может, новый заказ федералов? – Девушка прислонила голову к прутьям и закрыла глаза, стараясь побороть слабость. – Тогда их ждёт сюрприз… Пора уже поступать к ним в штатные сотрудники. Будем весело попискивать на экспериментах и делиться пропитанием с белыми мышками. Ну, или нас сожрут вот эти полосатые! – Адель подцепила бутерброд, принесённый ей боевиком, и бросила тигру, который подхватил его прямо на лету. – Какой вариант тебе ближе, Эли?

0


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Личные эпизоды » Опасные развлечения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC