СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ

«Борись или умри с комфортом» - Alex Black
«Остаться в живых» - Nicole S. Miles
«Конец мира, начало войны» - Lois Hodges

ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ
«Однажды в Париже...» - Lois Hodges
«Запланированное и незапланированное знакомство» - Floyd Rowe
«Witness for the Execution» - Randy Blake
«Девочки, хватит ссориться! Потом потаскаете друг друга за волосы» - James Harrell
«Старый друг в лице нового врага» - Floyd Rowe
«I remember everything what I 've forgotten...» - Ray Campbell
«Тайна среди зелени» - Samantha Moore
«Не садись в машину к незнакомцу» - Oliver Tucker

ФЛЭШБЭКИ
«Посвящение. Первая кровь» - Ray Campbell
«Двадцать лет спустя...» - Nicole S. Miles
«Wishful Thinking» - Jani Klifer
«Привет с того света» - Lois Hodges
«It's a Wonderful Job» - Ray Campbell
«В чем сила, брат?» - Oliver Tucker
«Our Town» - Adele Rivers
«Сообразим на троих?» - Ray Campbell
«The Son Also Rises» - Ray Campbell
«Не стоит скрывать того, кто ты есть» - Valerie Knapp
«О, это "чудесное" утро!» - Samantha Moore

АЛЬТЕРНАТИВА

«Halloween 2016» - Ray Campbell
Николь хотела узнать его лучше. Они ведь так похожи… Он – чудовище, она – мутант и им не нужно держать это в тайне друг от друга. Никаких секретов больше нет. Есть только звезды над головой, его глаза и губы.
День Рождения



У тебя уникальные способности. Вопрос в том, сможешь ли ты подчинить их, или они подчинят тебя. Всю твою жизнь мир пытался приручить тебя. Пришло время стать свободным...
Когда-нибудь ты узнаешь, на что способен.

THE NEW PEOPLE: EVOLUTION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Флешбэки » Привет с того света


Привет с того света

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

- Ник, я люблю тебя!
- Побойся Бога, Адель!


Дата: 28.04.2016 г
Место: кладбище на окраине Нью-Йорка, далее католитическая церковь неподалеку.
Участники: Adele Rivers, Nick Hunter

Вопреки наставлениям Ника, Адель остается в городе. Обговорив все с фракцией, она на месяц ложиться на дно, а после разыскивает своего мучителя и спасителя в одном лице. Решив и дальше служить Альянсу, а не начать новую жизнь в другом городе, как советовал Хантер, Риверз ставит охотника в безвыходное положение. Вскоре глава ордена и все братство узнают, о том, что она жива, а это значит, что вся правда о предательстве Ника всплывет наружу. Какое решение примут Риверз и Хантер? Смогут ли обмануть свои организации? И кому из них придется уехать, чтобы другой мог жить дальше?

Отредактировано Nick Hunter (2016-11-30 19:15:40)

+2

2

Пусть это будет зваться любовью
Самой нелепой, самой земною ©

Что мы знаем друг о друге? Имена, адреса проживания и работы, увлечения и вкусы - это минимум той информации, которая пополняется каждый день в минуты тесного общения. Адель знала, какое виски любит Хантер, и его предпочтения в постели. Сказать прямо, так себе сведения о человеке, которого вознамерилась, расшибиться в милую блондинистую лепёшку, но обязательно найти. Она даже не была уверена в его имени, так как прекрасно знала, что в нынешние времена подделать документы проще простого. Единственное, что не подвергалось сомнению, это его прежнее место жительства, город Талса. Риверз не хотелось думать, что охотник мог соврать ей тогда, при первой встрече. А ещё у него была семья. Невозможно настолько правдоподобно лгать и изображать притворное горе, да и мотив для вступления в орден Просвещённых самый что ни наесть весомый. Кто-нибудь другой на её месте покрутил бы пальцем у виска и сказал "Миссия не выполнима", однако шпионке Чёрного альянса доступно многое. Это была её работа. Адель обучали правильно распределять информацию, искать нужные источники, взламывать сервера и находить верные тропки в мире скрытых сведений. Едва встав на ноги с больничной койки, девушка начала действовать. Архив Талсы подвергся её пристальному вниманию. Единственный Ник Хантер скончался там в 30-х годах прошлого столетия. Некрофилия мало привлекала Риверз раньше, да и теперь она сочла, что это не её вариант. Впрочем, было в главном городе Оклахомы далеко не одно семейство с нужной ей фамилией. Просмотр дат рождений и смерти позволил немного сократить список, но пока не дал однозначно положительного результата. Пришлось проникать в базу ФБР… Риверз только молилась, что бы все её манипуляции оставались скрыты от бдительного ока Фроумэн, не хватало ещё раз подвергнуться допросу с пристрастием – во второй раз отделаться только карцером вряд ли получиться. Шпионка сильно рисковала, но сделать с собой что-то, не могла. Это было выше её сил. Чаще всего упорство вознаграждается. Глядя на фотографию искомого мужчины, Адель улыбнулась в первый раз за всё это время. "Николас... я тебя из-под земли достану" - даже мысли в её белокурой головке на время приобрели ласковые интонации. Первая зацепка есть – теперь она знала его настоящее имя. Однако на дальнейшем шлейфе, которой бы мог привести её к охотнику стоял жирный крест - Николас Хантер, в прошлом служивший в Афганистане, бывший наёмник элитной правительственной команды - числился мёртвым уже много лет. Требовалось копать глубже. И она рыла... Любой крот бы позавидовал её целеустремлённости.
Это заняло ни один день. Шпионка полностью оправилась от "гостеприимного" приёма в Ордене, конечно же, не без помощи инновационных разработок сектора "С". Работой Адель не загружали, жалели, а она этим пользовалась. Девушка выяснила имена жены и дочери Хантера, нашла их фотографии на необъятных просторах сети. Помниться, она долгое время разглядывала старые снимки и никак не могла понять, что же чувствует. Жалость? Да, наверное, это было самое лучшее слово. Однако жалость эта была обращена к Нику. Его семье уже всё равно, а он продолжал жить и чувствовать горечь потери. Место захоронения приятно порадовало своей близостью – оно находилось в Нью-Йорке и насчитывало аж три могилы, в которых покоились муж, жена и ребёнок. Всё так, да вот только покойный мужчина всё ещё ходил где-то по земле, а не лежал в ней. Прошло больше месяца, и вот, наконец-то, забрезжила смутная надежда. Как не парадоксально, но сиять она начала на кладбище, которое подверглось пристальному вниманию шпионки. Вся жизнь Риверз почему-то сводилась именно к этому месту. Сколько же можно ходить в подружках у костлявой с косой и ни разу не заглянуть в гости? Хотелось бы верить, что до старости. Правда, рассчитывала Адель больше на свою удачу, когда отправляла личного телохранителя круглосуточно стеречь две могилы. Не было никакой гарантии, что Хантер решит навестить покойную жену и ребёнка в ближайшее время, а ждать можно было долго и упорно, заказав рядышком на всякий случай и себе место последнего упокоения. Что ж, фортуна любит рискованные авантюры. Джей подкупил всех кладбищенских сторожей. От них он узнал, что какой-то мужчина периодически навещает две старые могилы. Сторожа должны были тот час, как Хантер объявиться оповестить телохранителя, а там уж наступал его черёд действовать. Через неделю раздался телефонный звонок, и Джей сорвался на кладбище. А через некоторое время Адель услышала заветные слова - Ник Хантер найден.
- Не упусти его, - её голос предательски дрогнул. Поиски увенчались успехом.

+1

3

Внешний вид

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/43/17/8b/43178b2d7c8bf4e2003ffcdf52bc567c.jpg
С собой фальшивые документы, кошелек с кредитками и наличными, одноразовый мобильный телефон, ключи от машины, машина соответственно, пистолет Beretta 92FS с глушителем и полным магазином, есть запасная обойма в бардачке, армейский нож, перчатки.

- Доброе утро, мои девочки, - тихо проговорил Ник, останавливаясь у трех могил. Он всегда приезжал на кладбище с двумя букетами цветов и сегодня не стал изменять устоявшимся привычкам. Фиолетовые ирисы с желтой лентой для Мередит, крупные ромашки для малышки Эйприл. Один за другим каждый букет лег на сырую землю перед полагающим ему надгробием. Хантер выпрямился и опустил руки вниз, сцепляя их перед собой. На душе снова заскребли кошки, а на сердце повис тяжелый груз. Так было всегда, когда он приезжал на это кладбище. Горечь потери опять становится ощутимой, боль резала тупым ножом и воспоминания о том страшном дне снова и снова всплывали в памяти. Стоя перед могилами, Ник часто прокручивал тот жуткий день в своей голове, пытаясь понять, мог ли он что-нибудь сделать, чтобы спасти их? Наверное, мог, но от этого не становилось легче. Любимых женщин уж не вернуть. Они мертвы. И кто в этом виноват? Он или мутанты? Охотник тяжело вздохнул и перевел взгляд на третью серую плиту, где были выгравированы его имя и фамилия, а так же дата рождения и смерти. Эта могила была пуста. Вместо праха там была обыкновенная пыль. Ник хранил это место для себя, он надеялся, что когда придет время, его похоронят рядом с его семьей. Вернув тяжелый взгляд к надгробиям жены и дочери, Хантер как и всегда начал тихо рассказывать о своей жизни. Как у него дела и чем он занимался с тех пор, как последний раз приходил. Ник никогда не разглашал холодным памятникам о том, кем стал. Ему не хотелось, чтобы Мередит и Эйприл знали, что он был и остается убийцей, сменились только цели. Хотя если они смотрят на него с небес, то наверняка все уже знают. И когда охотник начинал об этом думать, ему становилось стыдно. Проведя около часа у могил любимых женщин, Ник попрощался с женой и дочерью. Обещался скоро навестить, но понимал, что нагло лжет. Выбираться на кладбище получалось не всегда. В последний раз он был тут около полугода назад. Непростительно долго, но Хантер всегда боролся с противоречиями внутри себя. Ему одновременно и хотелось приехать к жене и дочери, и в то же время он боялся снова столкнуться с грустными воспоминаниями, болью утраты и непереносимой тоской. Наверное, это его пожизненное наказание, которое он обязан нести до конца своих дней.
Поцеловав каждое надгробие, мужчина развернулся и торопливо зашагал по зеленой траве назад к парковке. Перед ним как на ладони раскинулось раздолье большого кладбища. Стояло раннее утро, и в месте вечного упокоения кроме охотника никого не было, или же он просто не заметил случайных посетителей. Ровные ряды надгробий возвышались по обе стороны мощеной дороги шеренгой прожитых жизней и сменяющихся поколений. Оставленный ночным дождем, туман таинственно висел над могилами. Воздух пропитался влагой и запахом озона. А на небе ни облачка. Теплое апрельское солнце заливает траву золотом и играет бликами на каплях росы. И как бы весна не старалась осветить это место, здесь всегда будет все пропитано горечью и сожалением, что толкают в спину и заставляют поспешно уходить, но тоскливо призывают когда-нибудь вернуться.
Ник вышел на дорогу и ускорил шаг. Проходя мимо будки со сторожем, Хантер удивился, что смотритель кладбища слишком пристально его разглядывает. Не отводит взгляда и глядит так, словно пытается запомнить или присматривается к деталям. Охотник нахмурился, но постарался не подкармливать свою паранойю навязчивыми мыслями. Наверняка просто старому деду скучно, вот он и развлекается осмотром столь ранних посетителей его владений. На парковке Хантера ждало еще одно удивление. Помимо его машины на маленькой площадке стояла еще одна. Черная с тонированными стеклами. Определить есть ли внутри водитель было сложно, но мотор был заглушен. Закурив, Ник достал из кармана пальто брелок и нажал кнопку. Ауди подмигнула габаритами и мелодично пискнула. Сигнализация снята. Заведя мотор, мужчина оставил машину прогреваться, пока сам докуривал сигарету на улице. Не заметив ничего подозрительного и усыпив свою бдительность, охотник сел в автомобиль и поехал по пустынной дороге. Практически сразу же он заметил в зеркале заднего вида преследование. Это была та самая тонированная машина с парковки. Чтобы убедится в своих подозрениях, Хантер сделал обманчивый крюк, и черная иномарка последовала за ним, держась на безопасном расстоянии. При желании охотник мог бы уйти от преследования, но ему стало интересно, кто это такой смелый. Если мутант, то этим утром Ник отправит его на тот свет. Заметив впереди небольшую церковь, мужчина резко крутанул руль и вошел в поворот. Он поставил ауди на стоянку, где было еще несколько машин других прихожан. Делая вид, что ничего не подозревает, охотник вышел из авто и направился к храму, но перед этим взял шляпу и спрятал под пальто. Вошел внутрь, осмотрел длинный проход и тихо зашагал по нему, так как в капелле шла служба. Хантер сел на 10ю по счету скамейку, которая находилась с левой стороны. Со входа его загораживало множество голов и все же его лысую голову заметить было просто, поэтому наемник тут же надел шляпу. Осмотревшись, он заметил еще двоих лысых мужчин и усмехнулся. «Давай поиграем» - мысленно сказал он своему преследователю. Как ни странно, но двери не хлопали и в церковь больше никто не заходил. Ник был последним. Это означало, что либо его преследователь ждет снаружи, либо решил не заморачиваться и свалил. Может оно и к лучшему, не придется устраивать перестрелку в храме божьем. Хантер положил руку на приятно оттягивающий карман пистолет и обратился вслух. Он не верил в бога, но в него верила Мередит и за ее упокой Ник решил в первые в жизни помолиться.

+1

4

+

Внешний вид + с собой небольшой клатч, в котором пистолет, документы и наличные

Как на иголках Адель провела последующие сорок минут. Она мерила шагами свою комнату, теребя в руках телефон и периодически вглядываясь в тёмный экран, как будто умоляла его зажечься и высветить имя её водителя. Или телохранителя. А может, просто преданного человека, который сейчас ведёт слежку за одним из опаснейших убийц на её памяти. Риверз давно сама запуталась, кем же ей приходиться Джей. Он на неё работает, он многое знает, но молчит, он получает неплохие деньги, но подчас рискует сильнее, чем можно оплатить валютой. Ей с ним повезло. Оставалось надеется, что и в этот раз Джей не подведёт. При первой же вибрации мобильника, блондинка вздрогнула и уронила устройство. Хорошо, что мягкий ковёр не причинил никакого урона телефону. Быстро подобрав его, девушка приняла входящий вызов.
- Он остановился и находится в церкви уже десять минут, - мужской голос был предельно сосредоточен. - Адрес скину смской. Дальнейшие распоряжения?
- Следи за ним, - Риверз присела на край кресла и судорожно вцепилась свободной рукой в подлокотник, - он тебя не видел?
- Не думаю.
- Убедись, что он всё ещё там, будь на связи, но не попадайся ему на пути. Если он поедет дальше - проследи.
- Вас понял, - и короткие гудки, а девушка всё ещё продолжала сидеть, как будто каменное изваяние.
Следовало поспешить. Но теперь, добившись своего, Риверз отчего-то медлила. В ней поселился страх. Блондинка начала задаваться вопросами, которые не приходили в голову до этого момента. Зачем она его искала? А хочет ли сам Хантер её видеть? Да и что сказать при встрече, к чему она вообще? После всего, что произошло, просто немыслимо дальнейшее общение. А даже если не брать в расчёт всю ту боль, которой охотник сполна её наградил в застенках Ордена, если отмотать чуть дальше, он же сам прервал их встречи. Риверз уже шла этим путём, она искала его, и только чистая случайность помогла обнаружить Ника в прошлый раз в компании Тернер на заснеженном пустыре. Это казалось тупиком. Но её всё равно тянуло к нему, как магнитом. Наверное, именно так глупый мотылёк летит на яркое пламя. Возможно, он просто согреется и останется цел, но большинство их гибло. У Адель не было никакой уверенности, что охотник не захочет свернуть ей шею в ту же секунду, как увидит. Она слишком хорошо помнила лицо своего палача, которое ни разу не дрогнуло во время пыток. Но ведь это был Ник. Её Ник! Человек, к которому девушка успела привязаться и без которого не мыслила дальнейшей жизни, хотя прекрасно понимала, что с ним жизни так же не будет. Невозможно совместить несовместимое. Риверз было бы гораздо спокойнее с кем-нибудь другим, а не с тем, кто уже пытался несколько раз отправить её на тот свет. Хантер же заслуживал лучшей женщины, той, что ждала бы к ужину за накрытым столом, ту, что была способна сочувствовать и сострадать, ту, которая бы и его отвратила от убийств и спасла душу. Но эта женщина была мертва. Зато Риверз, вечно капризное дитя, такое же жестокое в минуты дурного настроения, и падкая на сумасбродный образ жизни, была живее всех живых, даже после того, как Ник лично приложил к ней руку. Адель никогда не умела отказывать себе в своих желаниях. Сегодняшнему дню не суждено было стать исключением. "Что ты забыл в церкви?" Она прищурилась и непонимающе мотнула головой. Это было не важно. Лучше поскорее добраться и узнать самой. На сборы ушло меньше пятнадцати минут, а на дорогу все двадцать. Таксист хоть и был афроамериканцем, лихачить отказывался наотрез. Стоя перед входом, шпионка ещё раз позвонила Джею и удостоверилась, что Хантер по прежнему внутри, а через пару минут её человек уже выходил откуда-то из-за угла. Риверз обернулась на звук шагов.
- Где ты был? - Она волновалась, однако старалась не допускать дрожь в голосе.
- Исследовал анфиладу на втором этаже, - ей показалась или тень улыбки промелькнула на его лице? - Не беспокойтесь, он меня не видел, я зашёл с запасного входа и сразу поднялся выше. Но он знает, что его преследуют. - Джей уловил непонимающий взгляд хозяйки и пояснил. - В церкви мужчины обязаны быть с непокрытой головой, на кладбище он был без шляпы, зато теперь сидит в ней, значит, хочет сбить возможного преследователя со следа. От главного входа десятая скамья по левую сторону, с краю. Тёмно-серое пальто и такого же цвета шляпа. Я лишь раз поравнялся с ним, узнал профиль и тут же вернулся назад. Будьте осторожны.
- Спасибо, - голос всё-таки предательски дрогнул, от чего Риверз недовольно повела плечами. На улице стояла прекрасная погода, но в одном платье всё ещё было прохладно. Уловив это движение, Джей вытащил из кобуры своё табельное оружие и вручил хозяйке. Должно быть, принял холод за страх, и был не так уж далёк от истины. В последнее время два эти чувства плотно переплелись в сознании шпионки.
- Удачи.
Она машинально взяла пистолет и спрятала в своей сумочке. Дверь оказалась гораздо тяжелей, чем думала Адель. Блондинка не помнила, когда последний раз навещала дом Господень и делала ли это вообще. Каждый шаг давался немыслимым трудом. Хотелось развернуться и убежать без оглядки, как тогда на пустыре возле штаба Просвещённых. Однако с каждым мигом девушка приближалась к своей цели. В церкви шла проповедь. Под высокими сводами разносился зычный голос настоятеля, к которому теперь примешивался стук её каблучков. Первая скамья, вторая... Сумочку, чей тонкий ремешок был перекинут через плечо, теперь ощутимо оттягивало. Девушка сунула пальцы внутрь и нащупала рукоять пистолета. Третья, четвёртая, пятая... Сняла с предохранителя и плотно зажала в руке. Шестая. Это придало немного смелости. Седьмая и восьмая. Она уже видела того, к кому шла почти два месяца. В горле стал комок и лишь благодаря невероятному усилию воли, его удалось подавить и придать лицу уверенное выражение. Девятая. Быстро убрала руку, как будто среагировала на ожёг. "Десять"
Блондинка осторожно опустилась рядом с охотником, не глядя прямо в его сторону, но боковое зрение безошибочно распознавало знакомый силуэт.
- Здравствуй, Николас, - Риверз заговорила, поражаясь тому, что голос почти не дрожит, лишь звучит слегка приглушённо, но того требовала обстановка. - Я же обещала вернуться за тобой с того света.
Лёгкая улыбка тронула её губы, но девушка упорно смотрела только вперёд. Впрочем, это не мешало ей быть предельно сконцентрированной. Правая рука скользнула в сумочку, и указательный палец лёг на спусковой крючок пистолета. Адель любила жизнь, и даже рискуя своей головой по собственной глупости, не хотела с ней прощаться.

+3

5

За ним следили. Ник знал это точно, такие вещи он чуял моментально. Выдрессированная за многие годы интуиция еще никогда его не подводила. Обмануть могла паранойя, но не интуиция. Жизнь Хантера уже давно превратилась в сплошные инстинкты, где осторожность стала старой доброй привычкой. Безнаказанно убивая, ему необходимо было скрываться не только от закона, но и от тех, кто хотел бы ему отомстить. А еще имелась прошлая жизнь, закопанная в пустом гробу на кладбище и если не быть осторожным, крышка саркофага может случайно приоткрыться. Сейчас по одному только телефону можно вычислить человека и для этого мобильнику не обязательно быть включенным. Сим-карта есть и, считай, ты уже найден. Ник это знал и поэтому не пользовался гаджетами на постоянной основе, отдавая предпочтения одноразовым аппаратам. По ним невозможно определить личность временного хозяина и невероятно сложно отследить его местонахождение. Однако проверенная слежка в реальном времени - человек за человеком - была привычнее и более надежна. Тот, кто пытался найти Хантера, похоже, был такого же мнения. Просиживая брюки на скамье, охотник незаметно осматривал прихожан, что пришли на службу в церковь. Никто из них не казался ему подозрительным. Несколько семей с детьми, парочка скромных женщин с покрытыми головами и мужчины-интеллигенты, которые и слова-то сказать без заикания не могут, не то, что бы быть шпионами или киллерами. Внешность обманчива, но Ник достаточно прожил на этом свете, чтобы научиться разбираться в людях и был практически уверен, что среди паствы нет никого, кто бы интересовался его личностью. Они все здесь были еще до его прихода, а его внезапный порыв заглянуть на службу, предугадать никто не мог. Главные двери храма по-прежнему оставались закрытыми. Никто не заходил. Закончив осмотр людей, охотник перешел на интерьер церкви. Ничего особенно, привычная для храма напыщенность. Большие оконные рамы с выложенными из цветных стекол фигурами святых, много фресок и скульптур в углублениях стен. Горящие свечи, колонны, поддерживающие второй этаж. Преследователю спрятаться есть где. Когда Хантер поднял взгляд, чтобы осмотреть верхнюю часть церкви, он мельком заметил проходившего по открытому коридору человека. На служителя церкви тот не был похож, ну или священники вдруг начали носить строгие костюмы. Внешность мужчины показалась Нику знакомой, однако определить личность он так и не смог. Странный тип слишком быстро исчез из поля зрения. Охотник перевел взгляд на пастора. Его мысли были далеки от слов проповедника. В это время он пытался вспомнить, где мог видеть мужчину со анфилады. В конце концов, так и не вспомнив, Хантер решил, что останется сидеть на своем месте, давая возможность тому, кто его ищет, либо найти, либо убраться восвояси. Была большая вероятность получить пулю, ведь сверху Ник был как на ладони, однако он не ощущал приближение смерти. А если та и подкралась незаметно, то лучшего места для ухода из жизни просто не найти.
Прошло еще полчаса. Никто не объявлялся. Охотник уже откровенно заскучал и едва справлялся с зевотой от нудной службы. И вдруг кто-то вошел. Сначала послышался скрип открывающихся дверей, а потом хлопок от их закрытия. Ник поборол в себе желание обернуться. Вместо этого он весь обратился в слух. По мраморному полу церкви тонко застучали чьи-то каблуки. Значит, зашла женщина. Удивительно, но как много всего можно выяснить по одному только звуку шагов! Например, пока новая прихожанка шла по проему между скамеек, Хантер уже знал, что она среднего роста и худощавая, во всяком случае, весит она не больше 60 кг. Стук каблуков сбивался с ритма, что говорило о том, что она нервничает или волнуется. Прежде чем хозяйка туфель остановилась у лавки с Ником, а потом села рядом, он услышал аромат ее духов. Этот запах был ему знаком. Наемник тяжело и вымученно вздохнул. Это была Адель и, чтобы убедиться в этом, ему не нужно было поворачивать головы. Обоняния и периферического зрения оказалось достаточно. Смешенные чувства охватили Хантера. Радость, злость, волнение, тревога. Он желал и одновременно не хотел ее видеть. Слишком чреваты были их встречи на улицах Нью-Йорка. Однако, похоже, было слишком наивно полагать, что, такая как Адель, послушает доброго совета и уедет из города для собственного же блага. Напротив, она снова и снова будет лезть на рожон.
- Здравствуй, Николас, - мужчина усмехнулся, выдыхая воздух через нос. Теперь понятно, чем она занималась все два месяца. Поразительно, Риверз смогла узнать его настоящее имя и выследить, но покрыть голову перед приходом в церковь не догадалась. А ведь это знак неуважение. И хотя сам Хантер был в шляпе, что тоже являлось признаком непочтения, на него все равно не посмотрят косо и мысленно не припишут к блудницам. Впрочем, судя по окружающим, прихожанам было все равно. Они были увлечены службой. Ник тоже смотрел на пастора. Он не видел Адель целых два месяца и успел за это время соскучиться по ее тонкой красоте, но головы все же не повернул.
- Здравствуй. – Ровным и бесцветным голосом поздоровался он. Ему было интересно, что скажет Адель дальше. Зачем она пришла?
- Я же обещала вернуться за тобой с того света. – Новая фраза, несущая в себе ответ, и новая усмешка на губах мужчины. Удивительно, как эта девушка любит все переворачивать на угоду себе. Если бы не он, то Адель отправилась бы на тот свет и уж точно оттуда бы не вернулась, и вместо «спасибо» за спасение, он слышат неприкрытый сарказм, смешанный с угрозой. Пора завязывать со спасением женщин, они все равно не умеют благодарить и быстро забывают рыцарские поступки.
- Прости, я не слышал грома у дверей церкви, и молнии вроде не сверкали. – Отплатил Ник той же саркастичной монетой. – Наверное, заслушался священника. – Несмотря на то, что разговор все больше становился забавным и бессмысленным, Адель была напряжена, хоть и хотела выглядеть хладнокровной. Ее волнение едва ли не чувствовалось физически. Казалось, что если сейчас упадет булавка, она подскочит с места и начнет защищаться от невидимых врагов. А может, это было не волнение, а страх? Неужели она боится Хантера? Впрочем, наемник, наверное, бы тоже был на стороже с человеком, который закопал его заживо. Наконец, бывший военный повернул голову и посмотрел на девушку. – Зачем ты пришла? – Задал он вопрос, который мучал его с тех пор, как она села рядом. Теперь охотник мог спокойно рассмотреть ее. Адель была еще прекраснее, чем он ее помнил. Наврядли это физически возможно, но тоска приукрасила ее в глазах Ника. На девушке была траурная одежда. Закрытое черное платье до колен, скромное и элегантное, совсем не в ее стиле, но определенно точно подходящее. Черные перчатки, туфли, большие солнцезащитные очки, а светлые волосы безукоризненно сложены в изысканную прическу. Адель выглядела, как леди и Нику нравился ее новый стиль. Она казалась ему другим человеком. Незапятнанной и чистой, и все же это была та самая сумасбродная и настырная шпионка Альянса, которую он знал и которую два месяца назад спас от страшной казни. Хантер вдруг заметил, что правая рука Адель по кисть спрятана в дамской сумочке. Девушка что-то нервно сжимала пальцами. Нож? Пистолет? Баллончик? Наврядли там припрятан приятный для него сюрприз. Охотник снова перевел взгляд на пастора. Он не переживал, что Риверз его убьет в церкви. Во-первых, она пистолет-то правильно держать не умеет, а во-вторых духу у нее не хватит убить его. В последнем они были похожи. – Не нужно осквернять церковь убийством. Если ты пришла за моей жизнью, то лучше выйдем на улицу и там я даже помогу тебе правильно взять в руки оружие. Не хотелось бы, чтобы ты промахнулась. – Ник произнес это с усмешкой, по привычке пытаясь подковырнуть Адель. Он не знал, что она припрятала для него в сумочке, и для него ли вообще, поэтому озвучил только свое предположение. Прихожанка впереди, сидящая через лавку, обернулась и шикнула на болтливую парочку. Осуждающе она посмотрела сначала на непокрытую голову Риверз, потом на шляпу Хантера. Охотник тут же снял головной убор. Теперь в нем не было надобности.

+3

6

Адель никогда не чувствовала чего-то подобного. Всё тело сковало напряжение, казалось, что и пальцем пошевелить невозможно. Но в груди постепенно росла пелена теплоты. С каждой минутой, проведённой рядом с Хантером, она увеличивалась и заполняла её всю, заставляя оттаивать от вековой мерзлоты. Простое присутствие этого мужчины рядом и пугало, и притягивало одновременно. Как такое может быть? Постепенно страх отступал, старательно заглушённые чувства давали знать о себе гулкими ударами сердца. Она скучала по нему… Как же сильно она скучала! И началось это вовсе не два месяца назад. Как только Ник в последний раз переступил порог её спальни и отправился по одному ему ведомым делам, тоска тот час завладела разумом девушки. Риверз всегда его не хватало. Месяц назад или полгода – не всё ли равно? Даже когда Адель не знала этого человека, она скучала по тому, кем бы он мог быть. Теперь-то блондинка отчётливо понимала, кого и зачем искала всё это время, всю свою жизнь. Это вряд ли закончиться чем-то хорошим, скорее всего, сейчас она ставит личную подпись под своим завещанием. Но не всё ли равно? Завещание давно написано, а будет ли оглашено в ближайшее время, никто не знает. Однако если падаешь со скалы в пропасть, почему бы не попробовать полететь? Что теряешь? Раз уж нашла, если пришла, то, что мешает протянуть руку и коснуться его лица, ощутив под пальцами небольшую щетину. Получит по рукам? Да так тому и быть! А попытаться всё ж таки стоит. Адель едва заметно усмехнулась, выныривая из омута своих желаний.
- Прости, я не слышал грома у дверей церкви, и молнии вроде не сверкали. – Этот голос снился ей, почти что сводил с ума и мешал, мешал, мешал… Как можно думать о чём-то, кроме него? Как можно хотеть чего-то, кроме ещё одной фразы, в которой сквозит насмешка, пусть и над нею же. Сумасшествие, совершенно определённо точное, помутнение рассудка – вариантов много, а смысл один. – Наверное, заслушался священника.
- Неверное, - эхом откликнулась девушка и мягко улыбнулась. Ник слушает проповедь – и в это ей предлагалось поверить? Она глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки. Риверз не представляла, о чём сейчас надо говорить. Она просто хотела его увидеть, но не вставать же и не уходить восвояси?
– Зачем ты пришла? – Адель кожей чувствовала на себе мужской взгляд, и не сдержалась. Опустила голову и украдкой взглянула на охотника, а затем, уже не таясь, подняла на него прямой взгляд. «Что ж ты со мной делаешь?» Ей казалось, что внимательные глаза Ника смотрят прямо в душу. На миг блондинка испугалась, что он вот прямо сейчас узнает обо всех её страхах и желаниях, которые отражаются в глазах. Узнает и негромко рассмеётся, назвав её «маленькой девочкой», которая сама не ведает, куда суёт голову. А может, вновь посоветует ей уехать из города, куда угодно, лишь бы не портить ему жизнь. И ведь будет прав, чёрт побери! Хорошо, что она так и не сняла очки. Адель спряталась за этой тонкой преградой, всё ещё не решаясь на откровенность. Она медлила с ответом, неосознанно сжалась и замерла, продолжая смотреть. То, ради чего она явилась, уже исполнено. Хантер перед ней, совсем рядом, а дальше… Зачем гнаться по следам того, что уже окончено? Но именно этим Риверз и занималась всё это время, лелея надежду, безумную, но от этого ещё более притягательную. Она упорно не понимала намёков, хотя, казало бы, куда уж доходчивей, когда тебя закапывают. «Чёрт, что я творю…»
– Не нужно осквернять церковь убийством. – Шпионка непонимающе качнула головой и слегка нахмурилась. О чём он говорит? - Если ты пришла за моей жизнью, то лучше выйдем на улицу и там я даже помогу тебе правильно взять в руки оружие. – Глаза блондинки широко распахнулись от удивления. Только теперь она поняла, о чём толкует Хантер. Пистолет. Заметил и принял на свой счёт. Девушка резко убрала руку и болезненно поморщилась. Как же объяснить, как втолковать ему… - Не хотелось бы, чтобы ты промахнулась.
- Я… - Адель судорожно выдохнула и нервно усмехнулась. Она видела, что Хантер шутит в привычной для него форме, но её всё-таки покоробило от одной мысли, что этого человека не станет. – Это не для тебя, а для самозащиты. При нашей последней встрече, я оказалась в гробу, так что…
Риверз методично теребила свои перчатки, пока окончательно их не стянула. Не очень-то хорошо она объяснила наличие оружия, так как в гроб-то её укладывал именно Хантер. Куда только делось всё её красноречие! Впереди сидящая женщина обернулась и недовольно зыркнула на Адель с Ником. Риверз было всё равно, где она находиться – в церкви или на пустыре, в клубе или на дыбе - лишь бы им не мешали. Девушка сняла очки и опёрлась лопатками на спинку сидения, стараясь хоть немного расслабиться.
- Я хотела сказать тебе спасибо, Ник, - её голос был пропитан теплотой. Адель говорила искренне, но далеко не всё. – Я не знаю, как ты провернул ту аферу с моими «похоронами», но ты рисковал. Если б я окончательно забыла о чувстве самосохранения, то сказала бы, что так подставляться не стоило, однако не буду врать. Поэтому, просто спасибо. – Риверз повернула голову, заглядывая в такие дорогие глаза, прекрасно понимая, что ищет ответную реакцию, но ничего не смогла прочесть. – Скажи, кто был тем человеком, который доставил меня в больницу? Он не сможет навредить тебе?
Её тихие слова были предназначены для единственного слушателя, однако вновь нарушили покой женщины на следующей скамейке. Эта благородная матрона обернулась, грозно шикнула и собиралась что-то сказать, но не успела. Адель быстро вскинула руку и активировала свою способность.
- Пожалуйста, не мешайте нам, я слишком давно его не видела, - блондинка говорила женщине, но смотрела только на Ника, желая унести его образ с собой. Разум незнакомки быстро был покорён, невероятная симпатия, зародившаяся как по волшебству, тут же заткнула её рот. – Слушайте проповедь, спасибо.
Как только женщина отвернулась, Риверз опустила руку. Она молчала несколько секунд, а затем не выдержала.
- Церковь… - блондинка усмехнулась, окидывая взглядом священное место, как будто только что поняла, где находиться, - вот уж не думала. Кажется, здесь полагается исповедоваться. Может, попробовать? – Адель вновь смотрела только на Хантера, пристально, но как-то обречённо. Будто собиралась признаться в страшном преступлении, но уже заранее знала, о назначенной каре. – Я не могу себя контролировать, я хочу к тебе. Поэтому и пришла. Извини за то, что потревожила.
Как-то совсем незаметно стих голос пастора, а вместе с ним ушли и остальные звуки. Никого не осталось, только он и она. Девушка перестала отдавать отчёт своим действиям, перестала бояться, больше не скрывала ничего, однако внешне это вряд ли было ощутимо. Риверз медленно коснулась ладонью мужской щеки, как будто хотела убедиться, что это не мираж предстал перед нею. Всё было так, как она помнила. Девушка медленно провела пальчиками вдоль щеки, осторожно лаская кожу.
- Ник, я люблю тебя, и не знаю, что с этим делать, - Адель смущённо улыбнулась и пожала плечами.

+1

7

Хантер никогда не верил в бога и церкви старался не посещать, ибо считал лицемерием не верить, но приходить в храм и делать вид, что это не так. Однако его покойная жена Мередит каждое воскресенье наведывалась в дом господень, чтобы помолиться за свою семью. Она и Эйприл приучала к вере, и даже Ника порой уговаривала сходить на службу. Она была святой, ее все любили. На ее же мужа косились с подозрением, да и сам он испытывал что-то похожее на стыд. Он думал, что если ошибается и бог все-таки существует, то он наверно обескуражен такой наглостью. Убийца и самый большой грешник пришел в его обитель, чтобы помолиться. Это было оскорблением и осквернением, но молнией Ника так никто и не покарал. А когда Мередит не стало, Хантер и вовсе не появлялся больше в храмах. Он был убежден, что если бы бог существовал, он не позволил бы мутантам убить его жену. Сегодня охотник зашел в церковь в первый раз после смерти Мередит. Забавно, что именно тут, в месте, в котором он полностью разуверился, он же и пытался найти спасение. Однако преследователь его все-таки нашел и, несмотря на то, что был еще большим грешником, не побоялся зайти в святую обитель и теперь сидел рядом. 
- Простите, - извинился мужчина перед женщиной впереди, которой они с Адель помешали. И, действительно, церковь была не самым лучшим местом для разговоров, тем более, для подобных тем, что они вели. Прихожанка обдала Ника осуждающим взглядом и отвернулась, снова переключая свое внимание на священника. Адель молчала, тянула с ответом, как будто была не в силах подобрать слова. Неужели она и сама не знает, зачем пришла сюда, да еще и с оружием в сумочке?
– Это не для тебя, а для самозащиты. – Прокомментировала, наконец, шпионка после некоторой заминки, а заодно подтвердила наличие у себя оружия. Ник усмехнулся, в недоверии поднимая брови - «Если не для меня, то для самозащиты от кого? От святого духа что ли?» Это было просто смешно. Церковь одно из самых безопасных мест, где не нужно бояться. Конечно, если ты веришь… - При нашей последней встрече, я оказалась в гробу, так что…
- Ах, вон оно что! – Протянул понимающе Хантер. – Не для меня, а от меня. Да, это многое объясняет. И как я сам не догадался? – Усмехнувшись в иронии, он качнул головой. Сидящая впереди женщина снова обернулась и недовольно шикнула на отказывающуюся замолчать парочку. Ник извинился еще раз. Адель продолжала нервничать, это было слишком заметно. В волнении она стянула со своих рук перчатки, что до этого момента беспокойно теребила, а затем сняла очки. Наконец, созрев на серьезный разговор, девушка заговорила. Она благодарила Хантера за то, что он спас ей жизнь. Что ж, это значило, что цветы и записку в больнице она получила, иначе до сих пор бы считала, что он хотел ее зверски убить, закопав заживо. – Пожалуйста, - ответил наемник, глядя вперед поверх чужих голов, - хотя если бы ты была более умна, осторожна и внимательна, мне бы не пришлось рисковать своей жизнью, чтобы спасти тебя. – Он бросил на нее одновременно осуждающий и насмешливый взгляд, а Адель в этот момент набралась храбрости посмотреть на него. Ее чистые голубые глаза моментально загипнотизировали Ника.
– Скажи, кто был тем человеком, который доставил меня в больницу? – Совершенно неожиданно спросила она, заставляя охотника нахмуриться. - Он не сможет навредить тебе?
- С чего ты взяла, что был кто-то еще? – С явным подозрением ответил вопросом на вопрос мужчина и перевел взгляд на священника. – Единственный человек, который может мне навредить это ты. – Возможно, это было жестоко, но это было правдой. Пытаясь спасти его после взрыва, Адель только навлекла на голову Хантера подозрения. Орден и союзники усомнились в его верности, догадываясь, что он находится в близкой связи с врагом, и были не так уж далеки от истины. Вот только признать это, означало бы положить голову на плаху. Ник всеми силами пытался опровергнуть эти слухи. И вот, когда ему это почти удалось, Адель по своей же глупости попадает в плен к охотникам и, конечно же, ее палачом назначают Хантера. Чтобы доказать свою верность, он должен зверски ее пытать, а потом убить. Знала ли она, как это тяжело? Тяжело разрываться между чувствами и долгом, тяжело причинять боль тому, кто тебе дорог, тяжело обманывать тех, кто стал для тебя семьей. А Адель, казалось, ничего этого не понимает. Иначе, ее не было бы сейчас здесь. Она была бы уже где-нибудь в другом штате, с другим цветом волос и именем. Но нет, она здесь, снова и снова подталкивает его к смерти. Скоро Рэй и весь Орден узнают, что Риверз жива, а за объяснениями они пойдут к тому, кто ее закапывал.
Неугомонная прихожанка снова обернулась. Снова шикнула и, судя по грозному выражению лица, собиралась сказать что-то грубое, однако из ее открытого рта не вылетело ни слова. Изящно вскинутая вверх рука Адель лишила ее дара речи. Лицо набожной женщины разгладилось, в глазах вспыхнуло восхищение, а восторженный взгляд был обращен на Риверз, словно та была идолом или живой богиней. Ник узнал эту реакцию – шпионка Альянса прибегла к своей способности. Подпитывая несчастную феромонами, она приказала надоедливой прихожанке не мешать, а слушать проповедь. У той не было шансов, поэтому она послушно отвернулась и обратилась вслух.
- Не смей. – Хантер скрипнул зубами. В нем начала закипать злость. – Еще раз так сделаешь, и мне придется убить тебя. Уже по-настоящему. Я не позволю тебе подчинять людей своей воли феромонами. Поняла?
Эта женщина донимала и его своими шиканьями, но он не свернул ей шею, а Адель же воспользовалась своей силой. Это было не честно по отношению к тем, кто не может ответить ей тем же, к тем, кто не может противиться ее чарам, к тем, кто не может защититься. Это была главная причина, по которой Ник стал охотником и до сих пор продолжал оставаться им. Каждый раз очищая мир от таких мутантов, как Адель, он защищал людей. И если до нее это никак не доходит, придется объяснить доходчиво раз и навсегда. Он мог дать отпор этим выскочкам, даже не имея сверхспособностей. До этого момента Риверз никогда не манипулировала при нем людьми с помощью феромонов. Несколько раз она направляла свою силу на него, но Хантер быстро отучил ее от этой дурной привычки. Он считал, что испытав пару раз на себе ее способность, уже знает и чувствует, когда она снова пытается обманом добиться своего, ведь ощутил же феромоны, когда укладывал сопротивляющуюся Адель в гроб. Вот только сработали они прямо противоположно. Однако он все равно постоянно испытывал сомнения. Быть может те чувства, которые он к ней испытывает, не настоящие, а лишь последствие ее феромонов? Можно ли быть на 100% уверенным, что даже сейчас девушка не подпитывает его постоянно своими чарами?
- Церковь… - Протянула Адель, выдергивая Хантера из глубоких размышлений. Он повернул голову и посмотрел на девушку нахмуренным взглядом,  в котором не было одобрения к ее поступку. - Вот уж не думала. Кажется, здесь полагается исповедоваться. Может, попробовать? – Она взглянула на охотника. На ее губах не было улыбки, не было веселья в глазах, а значит, она не шутила. Ник хмыкнул в голос и насмешливо усмехнулся. Риверз не хватит и оставшейся жизни, чтобы исповедовать все свои грехи, которые она совершила за 25 лет. Имея ангельскую внешность, она была воплощением дьявола внутри. Жестокая, коварная, лживая, она спокойно шла по головам тех, кто ей был безразличен и не испытывала угрызений совести по этому поводу. Рядом с ним Адель была другой – милой, ласковой девочкой – но он знал и ее обратную сторону, которую она показывала всем остальным. Двуличие, кажется, так это называется? Люди делятся на праведников, которые считают себя грешниками, и грешников, которые считают себя праведниками. Риверз «скромно» относила себя ко второй группе. Она грешит, но всегда находит оправдание себе и своим поступкам, прикрываясь благими намерениями, а ведь они эгоистичные. Ник тоже не святой и далеко не праведник, но он хотя бы не лицемерит.
- Исповедуясь, люди признают свой грех и обещают больше его не совершать. – Тихо, но твердо произнес Хантер. – А у тебя с этим проблемы. Зачем исповедоваться, если это не искренне?
– Я не могу себя контролировать, я хочу к тебе. – Это признание было неожиданным как гром среди ясного неба. Ник посмотрел на Адель удивленно и недоверчиво. Только сейчас он понял, что исповедоваться она собиралась не перед священником, а перед ним. Он молчал, давая ей возможность высказаться. Впрочем, пока и не знал, что отвечать и как реагировать. - Поэтому и пришла. Извини за то, что потревожила. – Глядя на Риверз, он заметил, что она начала преображаться. Перестала бояться, волноваться, дергаться. Она осмелела, расправила плечи и храбро смотрела в непонимающие глаза Хантера. Охотник ощутил теплое прикосновение ее руки на своей щеке, почувствовал нежность от движения пальцев, что прошлись по коже, лаская и поглаживая. Ему было приятно, и он поддался внезапному порыву – поднял руку и накрыл своей ладонью теплую кисть Адель. - Ник, я люблю тебя, и не знаю, что с этим делать, - девушка смущенно улыбнулась, а мужчина застыл, как будто молнией пораженный. Что за бред? Когда и главное что в этом мире пошло не так, что мутанты и охотники на них начали любить друг друга? Сначала его друг Кайл связался с мутаншей, потом и сам Ник вляпался по самую голову. Это не правильно! Охотники должны ненавидеть и презирать сверхлюдей, а те обязаны бояться, а не любить. Но, пожалуй, самое ужасное и неожиданное это то, что Ник вдруг понял – чувства Адель взаимны. Он не мог уверенно назвать это любовью, если только извращенной и безумной, но отрицать свою глубокую и страстную привязанность к Риверз было уже глупо. Это надо было признать хотя бы для самого себя, но вместо этого Хантер ощутил странное неприятное чувство, которое уже очень много лет не испытывал – панику.
- Мне надо покурить. – Бросил Ник и вскочил со своего места, устремляясь на выход. В голове была каша, ноги заплетались. Это чудо, что он не распластался посреди церкви. Выйдя на улицу, охотник жадно втянул воздух в легкие и лихорадочно задышал, словно в храме не было кислорода. Когда приступ удушья стал стихать, Хантер надел шляпу, облокотился на свою машину и закурил. Никотин успокаивал, свежий воздух отрезвлял голову. Обретя прежний самоконтроль, наемник вдруг заметил на парковке ту самую машину, что преследовала его с кладбища. Сначала он подумал, что на ней приехала Адель, но потом из иномарки вышел Джей, явно заволновавшийся о своей подопечной, которая все не выходила из церкви. Впрочем, водитель-телохранитель не спешил бежать, сломя голову, в храм, чтобы убедится в целостности Риверз. Он так же прислонился к своей машине и стал ждать, не сводя глаз с Ника. Наемник усмехнулся. Верный пес ждет свою хозяйку и сахарную кость. Интересно, сколько денег надо предложить мужчине, чтобы он добровольно стал тряпкой, пресмыкающейся перед сопливой девчонкой? Звук отворяющихся дверей отвлекли охотника от этих размышлений. Он повернул голову и увидел, как из церкви выплывает Адель. Хантер затянулся, глядя на нее тяжелым взглядом, а затем выдохнул дым. Он молчал, пока не докурил. – Зачем ты мне это сказала? – Спросил он, выбрасывая окурок. – Хочешь взвалить это на меня? Я должен решать, что тебе делать? - Ник начал раздражаться от того, что Адель зажала его в угол своим признанием. – Со дня на день Орден узнает о том, что Адель Риверз жива, вместо того, чтобы гнить под землей. И угадай, кого тогда положат в тот самый гроб? – Хантер сделал угрожающий шаг к девушке, но предпринять ничего не успел, так как двери церкви снова открылись и на этот раз из здания стали выходить прихожане. Служба закончилась. – Садись, - рыкнул Ник, хватая одной рукой Адель за локоть, а второй распахивая переднюю пассажирскую дверь. Он бы силой запихнул ее в машину, если бы рядом не возник Джей, выросший, словно, из-под земли. – Попробуешь мне помешать? – Холодным голосом спросил у него Хантер, доставая из кармана пистолет и направляя его в телохранителя. Он мог увидеть и увидел, а вот от прохожих оружие загораживала Адель, чей локоть охотник все еще сжимал пальцами. Джей переводил взгляд с Ника на пистолет, а потом на шпионку. Он был под прицелом и понимал риск, однако и за свою подопечную так же переживал. Охотник сделал выбор за него. Не сводя ствола с телохранителя, он все-таки запихнул Риверз в машину и захлопнул дверь. Затем обошел иномарку, не забыв толкнуть плечом Джея, и сел за руль. Через секунду Ауди, скрипнув шинами, выехала на шоссе. - Хочешь чтобы я решил, раз сама не можешь? Тогда слушай. Разлюби и уезжай из города. Иначе уехать придется мне.

+1

8

Сверхлюди - это новая ступень эволюции человека. Это будущее людской расы, хотят они того или нет. Прогресс никогда не стоит на месте, жизнь не замирает, она, повинуясь своему вечному бегу, устремиться дальше, где за новым поворотом ждут небывалые возможности человеческого организма. Так было всегда, так будет впредь, так есть теперь. Всё старое и слабое отомрёт со временем, однако на первых порах новые особи уязвимы, их можно забить толпой. История знает множество таких примеров, но результат всё равно предопределён. То, что позволяют возможности одного, и чего был изначально лишён другой, становиться камнем преткновения. Однако хоть кому-нибудь придёт в голову ходить с повязкой на глазах рядом с человеком, который с рождения был слеп? Или люди передвигаются на четвереньках в знак солидарности с калекой, рождённым без ног? Да любому обывателю станет понятен маразм таких предложений, пусть даже слепец будет страдать от рассказов здорового о красоте этого мира, а безногий везде опаздывать из-за невозможности быстро передвигаться. Ограничивать себя ради неполноценных индивидов никто не будет. Разве что члены их семей, те, кто любят их, не смотря ни на что. Вот для них-то нет предела самопожертвованию. Им не важно, чего человек лишён, им достаточно того, что этот человек существует. Глупость несусветная, но так уж устроены люди. Теперь Адель понимала, что и сверхлюди недалеко ушли от своих корней в этом вопросе. Она молча проглотила очевидную угрозу и запрет "летать рядом с бескрылой". Она уже давно отчаялась объяснить Хантеру каково это, иметь возможность и не пользоваться ею. Никто из охотников не задаётся вопросом: а что будет, если они начнут прыгать только на одной ноге, имея вторую? Слепой не увидит заката, безногий не сможет ощутить напряжение в икрах после марафона, а глухому не дано слышать пение птиц. Почему ей было не влюбиться в своего соседа, стоявшего рядом на эволюционной ступени? Да зачем вообще кто-то придумал это глупое чувство! Охотники внушали мутантам, что те ущербны. Наверное, теперь Адель чувствовала себя именно так. Слабой из-за своих же чувств, ранимой и зависящей от слов и действий другого, не способной сопротивляться, разучившейся давать отпор. И всё же она решилась на откровение, так как "грех" в котором собиралась сознаться, повторять была не намерена.
Нельзя было сказать, что шпионка никому никогда такого не говорила. Она признавалась в любви своим родителям вполне искренне, иногда в шутку говорила, смеясь, "я тебя люблю" какому-нибудь другу или подруге, несколько раз торты удостаивались таких громких слов, но теперь это было другое. Теперь девушка озвучивала то, что засело глубоко внутри болезненной железной занозой, и успокаивалось лишь когда она приближалась к носителю магнита, на который была нацелена. Адель ни на что не рассчитывала, ни на взаимное признание, ни на отповедь в ответ, откровенная насмешка или грустный взгляд - ей было всё равно. Девушка не понимала, как относиться к такому, не знала, что делать дальше в их ситуации. Она как всегда облегчила душу за счёт другого - грубое, но верное сравнение. Впрочем, и того, что случилось следом, Риверз не ожидала.
- Мне надо покурить. - Адель обескуражено смотрела на Хантера, не понимая, что означает такая реакция. Мужчина вскочил и устремился к выходу, оставив её сидеть в прострации. Как-то внезапно блондинка вновь ощутила навалившееся одиночество и сводящую с ума тягу к этому человеку. Каких-то пятнадцать минут не смогли искупить многих месяцев ожидания. Признанье вылетело под впечатлением от долгожданной встречи, а теперь наступал черёд расплаты. Риверз трясло от такого эмоционального коктейля, где понамешалось всё на свете, от радости до страха, от любви до самобичевания. На глаза навернулись слёзы, но она вовремя запрокинула голову к расписному куполу церкви и зажмурилась, стараясь не пустить солёное подтверждение своей слабости. Она часто и глубоко дышала, пытаясь взять себя в руки, а когда вновь смогла открыть глаза, не рискуя расплакаться будто маленькая девочка, на неё было обращено более десятка глаз. Вначале Адель подумала, что поспешный уход Ника привлёк к ней лишнее внимание, однако затем заметила странность во взглядах, обращённых к ней. В них присутствовала немая тоска и обожание, глаза незнакомцев светились восторгом с некоторой долей похотливого желания. Риверз сама не заметила, как её феромоны проникли в кровь к этим людям. Мощнейший выплеск её эмоций спровоцировал самопроизвольную активацию дара, и на этот раз он даже усилился, перешагнув отведённые ей границы в обычном состоянии. Блондинка постаралась как можно скорее снять подобный эффект, но за результат не смогла бы поручиться. Надо было уходить, пока не поздно, однако Адель не знала, что её ждёт за дверью храма. Уехал ли Хантер или остался? Девушка не представляла, что в данной ситуации будет лучшим выходом. Но если он ждёт за порогом, то это ещё один шанс просто побыть рядом с ним, упускать его смерти подобно.
Риверз набрала в лёгкие воздуха, как будто собиралась глубоко нырнуть, и медленно поднялась со скамьи. По дороге она убрала очки и перчатки в сумочку. Осторожно приоткрыла дверь и выскользнула на улицу. В лицо сразу же дохнуло весенним ветерком. Он казался живительным, после насыщенного церковного аромата свечей и благовоний, от которых кругом шла голова. И Ник... Его девушка увидела моментально. Он никуда не уехал, от чего её губы на миг изогнулись в радостной улыбке. Однако в следующую секунду Адель рассмотрела выражение его лица - недовольное и нервное, чуть ли не злое. "Кажется, зря я рот открывала" Уже идя в его сторону, Риверз мельком взглянула на своего водителя, который так же стоял возле машины. "Может, сесть и уехать? Сбежать? Ну, и что, что трусливо! Я больше не хочу быть храброй, от этого только хуже!" И всё-таки ноги сами собой несли её к Ауди. Она вновь и вновь выбирала его, а в итоге получала...
– Зачем ты мне это сказала? - Блондинка тяжело вздохнула и виновато опустила глаза, нервно вцепившись в свою сумочку. Что значит "зачем"? Адель могла бы сказать, что в людском обществе так заведено - если любишь, признаёшься в этом объекту своей любви, но что она могла знать об этом, да и не человек она вовсе! - Хочешь взвалить это на меня? Я должен решать, что тебе делать?
- Ник, я не этого хотела... - Риверз, испуганная таким напором, сделала шаг назад, стараясь подобрать верные слова. Но выходило просто открывать рот, как рыба выброшенная на сушу, и хлопать ресницами.
– Со дня на день Орден узнает о том, что Адель Риверз жива, вместо того, чтобы гнить под землей. И угадай, кого тогда положат в тот самый гроб?
Не только неприкрытая злость сквозила в его голосе, но уже и угроза в её сторону. Впрочем, на этот раз шпионка не пошевелилась, даже после того, как Хантер сам к ней приблизился. Вместо этого Адель испытала ужас от того, что уготовано Нику, но и вполне оправданное негодование. Как он смеет обвинять её в том, что она жива? Это был его выбор, сама она не просила об этом. Вряд ли Ник не понимал всех рисков, а раз понимал, так какого ж чёрта теперь предъявляет ей претензии? "Может, мне пойти и лечь обратно? Сделать вид, что так и было?" Глаза блондинки полыхнули недобрым огнём. Она вновь ощущала себя прежней, а вспоминая свой уровень сопливый размазни, которая на минутку приоткрыла сердце серийному убийце, закипала ещё сильнее.
– Садись, - Адель болезненно поморщилась от его крепкой хватки, едва заметно шевельнула рукой, пробуя, удастся ли вырваться, но не успела ничего сделать. Рядом оказался Джей. Риверз судорожно вздохнула, понимая, что он не даст так просто увести её. Во всяком случае, пока не получит приказ. Видимо, Хантер был того же мнения, так как в следующую секунду выхватил пистолет и направил его в сторону водителя.
- Ник, ты спятил!? - Адель не выдержала. Кругом были люди, это стоянка церкви, перед охотником безоружный человек (свой-то пистолет Джей отдал ей). - Да что с тобой твориться, Хантер! - Тот Ник, которого она знала, всегда тщательно взвешивал свои решения и просчитывал действия на два шага вперёд. Блондинка взглянула на своего телохранителя и едва заметно покачала головой. - Я еду с ним, ты свободен.
Лишь бы эта поездочка не закончилась в каком-нибудь морге. Охотник быстро пресёк дальнейшую дискуссию и запихнул её в машину. Дверь переднего сидения хлопнула будто крышка гроба, так что блондинка вздрогнула. А уже через пару секунд Ник гнал на полной скорости совершенно не понятно куда. Риверз скрестила руки на груди и отвернулась к окну. Что дальше? Теперь ей становилось очевидно, насколько глупо было признаваться в собственных чувствах. Никто же не мешал ей найти Ника и просто поговорить о погоде. Возможно результат был бы даже лучше! Она бы и рядом побыла, и шуточки его послушала, и не умудрилась бы вызвать гнев на свою голову. "Дура, влюблённая идиотка, самоубийца..." Мысленное бичевание прервал резкий мужской голос.
- Хочешь чтобы я решил, раз сама не можешь? - Адель обернулась к охотнику и с любопытством прищурилась.
- Интересно послушать твои предложения...
- Тогда слушай. Разлюби и уезжай из города. Иначе уехать придется мне. - Вполне ожидаемая фраза прозвучала, как смертельный приговор. Девушка сжала губы, пытаясь выдержать очередной удар судьбы. Если Хантер уедет, то что делать ей? Зачем здесь оставаться? Но и покинуть Нью-Йорк она просто так не может. Разлюбить же... Да это была гениальная мысль!
- Разлюби? Вот так вот просто? - Адель злобно усмехнулась, продолжая внутри закипать. Да знал ли этот человек, сколько раз она приказывала это себе? Она, та, кто знает о химии любви лучше любого учёного! Только вот не помогали эти знания. Что-то в этом грёбаном мире пошло коту под хвост и её туда же утянуло! - А по твоему, чем я занималась всё это время? - Теперь девушка не сводила глаз с лица охотника, повернувшись к нему всем корпусом. - Как только меня выпустили из карцера Альянса, я хотела поставить жирную точку. Я не искала встречи, я пыталась забыть тебя! Не понимаю, как Просвещённые выследили меня и Энди в глухом лесу, но по твоему я добровольно явилась к вам в Орден? Лишь бы тебя увидеть? - Единственная радость от такой встречи заключалась в том, что она узнала - Хантер жив. Тогда ничто другое не имело большего значения. - Я просто отдыхала с другом, это была даже не работа, которая по вашим утверждениям несёт зло человечеству! Меня пытали, и лишь благодаря тебе, я осталась жива, а что вы сделали с бедным молодым человеком, я даже не представляю... - Глаза снова начинало щипать, от чего Риверз поумерила пыл, боясь с собой не справиться. - Я понимаю, что ты не по собственной воле появляешься в моей жизни. Ты не мог знать, куда заведёт тебя охота на мутанта прошлым летом, но и я не поджидала тебя с распростёртыми объятиями у себя в клубе. Просто так случилось. Я не знаю... стечение обстоятельств, злая насмешка судьбы. Я искала не тебя, когда очутилась на том пустыре в Куинсе, не знала с кем встречается представительница Лиги, а знала бы пристрелила её раньше взрыва, чтобы не допустить своего разоблачения, да и твоего, судя по всему, тоже. - Риверз быстро облизнула губы и набрала воздуха для дальнейшей речи. - Каждый чёртов раз нас сталкивал случай. И вот теперь я сдалась. Я давно заболела, свихнулась, выжила из ума, называй эти чувства, как хочешь, а сегодня призналась в этом. - Она развел руками и негромко рассмеялась. - Я осознанно искала тебя, потому что больше не могу сопротивляться. И, знаешь что? Ты можешь уехать прямо сегодня, вперёд! - Адель взмахнула рукой и нервно усмехнулась. - Но знай, в один прекрасный день ты обнаружишь меня на своём пороге. Я тебя всё равно найду. Приду так же, как сегодня, совершенно не понимая, что я там забыла и что мне нужно говорить. Просто потому, что меня тянет к тебе. Просто потому, что хочу быть рядом, видеть тебя, прикасаться к тебе. И плевать на последствия! Хочешь этого? - Девушка впилась взбешённым взглядом в лицо Ника, но где-то там, в самой глубине её глаз, плескалось отчаяние. Вся её речь была пропитана сарказмом, но кто бы только знал, насколько ей было больно говорить правду о собственных чувствах в таком ключе. Хантер загнал её в угол, выхода из которого она не видела, а что является лучшей защитой, как ни нападение. - Если не нравиться подобная перспектива, то можешь пристрелить меня прямо сейчас, так как я не знаю, как избавиться от этой любви. А можешь подождать ещё немного. Нарвусь на очередного охотника в твоём окружении, я же в этом спец, и тебя избавят от головной боли в моём лице. Или Альянс снова меня заподозрит, второй раз мне точно не уйти. Видишь, мне открыты все дороги, правда здорово?
Выплеснув всё, что накопилось, Риверз замолчала и сникла. Она откинулась в кресле и закрыла руками лицо. Непрошеные слёзы всё-таки появились. Девушка плакала совершенно беззвучно. Становилось легче, но вместе с этим приходил и стыд за собственную несдержанность. Кому понравиться выставлять себя круглой дурой, а именно таковой Адель себя и чувствовала сейчас.
- Останови машину, - она отняла ладони от лица, пытаясь вытереть мокрые дорожки на щеках, - мне не следовало приходить. Ты действительно не виноват и не должен делить со мной ответственность. Я очень постараюсь больше тебя не беспокоить, но ручаться не буду. А там уж... - девушка горько усмехнулась, - ну, ты слышал, какие есть варианты.

+1

9

Ник вжимал в пол педаль газа и крепко удерживал руль рукой. Под его руководством черная Ауди  на бешеной скорости неслась по асфальтированной дороге в сторону города. Встречных машин не было, но в зеркале заднего вида, то и дело мелькала иномарка с Джеем. Она не приближалась, держась на определенном расстоянии, что означало сопровождение, а не преследование с целью догнать. Телохранитель Риверз ослушался приказа, он не мог оставить свою начальницу наедине с человеком, который слетел с катушек. Джей совершенно не знал Хантера, однако ему хватило ума понять, что в данный момент тот совершенно неадекватен и опасен для любого, кто окажется рядом с ним в пределах досягаемости. Водитель Адель не понимал, чем вызван этот психоз, а вот Ник прекрасно знал, в чем причина. Признание в любви и ответное прозрение выбило охотника из колеи. Он готов был забыть об осторожности и застрелить Джея прямо на людях, лишь бы тот не мешался под ногами и не встревал в разговор. Именно, чтобы поговорить и расставить все точки над «i», Хантер посадил Адель в машину и увез. Ведь только в салоне Ауди они могли побыть какое-то время вдвоем, а разве не этого так отчаянно хотела Риверз?
За рулем Нику всегда думалось лучше. Тишина, извивающая лента ровной дороги и утробный шум мотора, который успокаивает и настраивает на нужный лад. Однако в этот раз все было иначе. Пассажирка на переднем сидении разбивала идиллию своим пронзительным голосом. Адель тоже слетела с катушек. Бурным словесным потоком она высказывала охотнику, все, что было у нее на сердце и накипело за долгое время. Очередная исповедь, но уже более эмоциональная и громкая, чем та, что была в церкви. Ник и в этот раз не перебивал девушку, давая ей высказаться. Все равно вставить слово не удастся. Слушая тираду краем уха, он параллельно пытался вспомнить хоть что-то хорошее, что у них было. Что-то, что помогло бы ему понять, откуда взялись чувства к этой взбалмошной девчонке, а у нее к нему. На поверхности были только их последние встречи, что вызывали в Нике злость и ярость, но, чтобы понять, надо было копнуть глубже. И он начал ворошить прошлое, поднимая со дна воспоминания с их самой первой встречи до последней, той, что происходила прямо сейчас. Оказалось, что хороших дней у них было катастрофически мало, и все они были в далеком прошлом. Чем дальше развивались отношения, тем сильнее рушилось все то зыбко-прекрасное, что когда-то возникло между ними. Большинство встреч Хантер злился на Адель, прибывал в ярости и есть лишь пара моментов, когда он улыбался и был счастлив рядом с ней. Все их можно пересчитать по пальцам одной руки.
Семь лет назад он встретил в баре молодую красивую девушку. Она вернула ему кошелек, а он спас ее от воспылавших сначала агрессией, а потом страстью громил. Ник даже представить себе не мог, что там, в придорожном баре, мимолетное знакомство перерастет в нечто большее, чем просто интрижка, а красавица по имени Адель в один прекрасный день окажется мутантом и его врагом. Она тоже не догадывалась, что перевязывает рану своему будущему убийце, а знай это, не сбежала бы с ним из отеля от своего собственного отца. В тот день она много смеялась и, кажется, была счастлива. Он тоже смог на время забыть горе утраты и в своих мыслях назвал ее девушкой, которая научила его улыбаться. Рановато он дал ей такое позитивное прозвище. Через шесть лет Ник снова повстречал Адель, но уже в студенческом общежитии. Нет, она была не милой студенткой, она оказалась расчетливой стервой, пришедшей за сбежавшим из лаборатории «кроликом». В тот день Хантер понял, кто она и что отныне она не девушка, научившая его смеяться, а враг, которого необходимо уничтожить. Он сделал так, как нужно было – застрелил шпионку Альянса, хотя глупая сентиментальность и заставила руку с пистолетом дрогнуть. Может именно поэтому ей удалось выжить? Попади он тогда ей в самое сердце и всё бы закончилось. Но Адель, как кошка, у которой девять жизней. Она смогла выжить даже в бункере ФБР, куда они все вместе попали по вине альянса. Ник мог бы оставить ее там подыхать, но чертова сентиментальность снова вмешалась и он вытащил ее из клетки, хотя должен был оставить, чтобы она на своей шкуре поняла, какого это быть подопытным кроликом, над которым ставят опыты. Однажды едва не убив, Хантер в дальнейшем почему-то постоянно спасал Риверз жизнь. Даже когда она попала в подземелье охотников, откуда ни один мутант еще не выходил живым, он нашел способ вытащить ее, хотя тот и не был самым щадящий. Тогда Ник сильно рисковал собой, но он рискнул ради нее, чтобы Адель жила. Так он проявил свою любовь к ней. А ее любовь заключалась лишь в том, чтобы подставлять его, загонять в тот же самый гроб. Она говорит, что любить, но это ложь. Человек, который любит, никогда не подвергнет опасности объекта своих чувств.
Хантер нахмурился, когда услышал, что Адель какое-то время провела в карцере. Он не знал за что, но понимал, как ей, наверное, было тяжело. Скорее всего, она отсидела за то, за что и его до сих подозревали в Ордене – за отношения с врагом. А так как доказательств тому не было, их обоих не убили, а лишь наказали. Как говориться, не пойман – не вор. Сложно сказать, кому из них пришлось хлебануть больше, но оба смогли это пережить.
- Не понимаю, как Просвещённые выследили меня и Энди в глухом лесу, но по твоему я добровольно явилась к вам в Орден? Лишь бы тебя увидеть? - Шпионка повернулась к нему всем корпусом, продолжая доказывать, что она его не искала. Охотник же смотрел на дорогу и только усмехнулся, когда девушка упоминула Энди. Уж Хантер-то точно знал, как Орден выследил Адель и благодаря кому. - Я просто отдыхала с другом, это была даже не работа, которая по вашим утверждениям несёт зло человечеству! Меня пытали, и лишь благодаря тебе, я осталась жива, а что вы сделали с бедным молодым человеком, я даже не представляю... - Да-да, именно благодаря этому бедному парню она и оказалась в казематах Ордена. Зря Адель так беспокоилась о нем. Спустя время Энди вновь вернулся в Альянс, чтобы опять шпионить для Ордена. Странно, что она об этом не знала.
- Благодаря мне ты осталась жива? – Переспросил Ник, даже не бросив взгляда на Риверз. – Видимо ты забыла, кто тебя пытал.
Шпионка Альянса начала сетовать на судьбу, которая то и дело сводит их вместе, но для нее было секретом, что не все их встречи были насмешкой злого рока. В тот самый день, когда якобы мутант привел Хантера в клуб Адель, все было спланировано. Охотник пришел к Риверз намеренно, он искал именно ее, чтобы попасть в плен, а потом при удачном случае убить. Он разыграл спектакль, в который она до сих пор верила. Но Адель повезло, троянский конь, отправленный в стан врага, не смог выполнить своей миссии.
- И вот теперь я сдалась. Я давно заболела, свихнулась, выжила из ума, называй эти чувства, как хочешь, а сегодня призналась в этом. - Девушка развела руками и истерично рассмеялась. - Я осознанно искала тебя, потому что больше не могу сопротивляться. И, знаешь что? Ты можешь уехать прямо сегодня, вперёд! – Изящный взмах рукой, словно королева благородно дарует свободу своему рабу. Ник крепче сжал руль, а костяшки пальцев побелели. Он ненавидел такого отношения к себе. Она сама пришла к нему, а теперь разрешаешь уехать? Как великодушно с ее стороны. - Но знай, в один прекрасный день ты обнаружишь меня на своём пороге. Я тебя всё равно найду. Приду так же, как сегодня, совершенно не понимая, что я там забыла и что мне нужно говорить. Просто потому, что меня тянет к тебе. Просто потому, что хочу быть рядом, видеть тебя, прикасаться к тебе. И плевать на последствия! Хочешь этого?
- Ты мне угрожаешь? – Рыкнул Хантер, бросив на Адель злобный взгляд. - Интересно. Проблема в том, что я умею скрываться и если захочу, меня никто не сможет найти, даже ты. А если это все-таки случится, то ты прекрасно знаешь, как я поступлю тогда. Не угрожай мне, Риверз, иначе не ты будешь искать меня, а альянс твой труп. 
- Если не нравиться подобная перспектива, то можешь пристрелить меня прямо сейчас, так как я не знаю, как избавиться от этой любви. – Без страха продолжала девушка, рискуя быть придушенной прямо в машине. Злость уже закипала в Нике, он старался ее сдерживать, но каждое слово пассажирки лишь подливало масло в огонь. А дальше она пыталась давить на жалость, истерично рассказывая свою возможную дальнейшую судьбу от рук охотников или своих же. Только почему это должно было волновать Хантера? Это ее проблемы, как умирать, а он ей больше не защитник. Он не несет ответственность за глупую и сумасбродную девчонку! Он на это не подписывался и ее признание в любви не делает его виновным в ее чувствах. Закончив изливать на Ника все, что накопилось, Адель, наконец-то, замолчала. Она развернулась в кресле и, закрыв лицо руками, начала тихо плакать. Охотник скрипнул зубами.
- Прекрати реветь, - приказал он, - ты же знаешь, что я этого терпеть не могу. 
- Останови машину, - тут же потребовала девушка, но Хантер и ухом не повел, продолжая давить на педаль газа. Только после того, как она закончила свой монолог, он резко свернул на обочину и остановился. Впрочем, двери оставались заблокированы и уйти Адель не могла. Она не имела права высказать ему всё и убежать. Настала ее очередь послушать его. Ник развернулся на сиденье и посмотрел на Риверз.
- Ты просто избалованная девчонка, которая привыкла получать всё, что ей хочется, - констатировал жестоко он, - но со мной этого не вышло и поэтому ты бесишь, злишься, ревешь и надрываешься. А в чем собственно проблема? – Он взмахнул правой кистью, что лежала на руле. - Просто используй свои способности на мне, как ты делала это всегда, и получи то, что так хочешь. – Ник сделал паузу, всматриваясь в лицо Риверз. Ну, конечно, она, как и все, хотела, чтобы ее любили не по принуждению, а по собственной воле, но при этом каждый день заставляла людей любить себя против воли, благодаря своим чертовым феромонам. Она не просто мутант, она эгоистка, но, к счастью, пока она не знала, что принуждать Хантера не нужно. – Ты не любишь меня, а если бы любила, то уехала бы, чтобы не подвергать меня опасности. Однако ты здесь и пытаешься угрожать мне, давить на жалость, давать мне свободу выбора и тут же отнимать. Так ты пытаешься добиться от меня взаимности? Или в чем смысл всей сегодняшней драмы? Что ты вообще от меня хочешь? – Ник развернулся в кресле, приоткрыл окно со своей стороны и закурил. В боковое зеркало он увидел машину Джея, тот припарковался в ста метрах от Ауди. Теперь по крайне мере Хантер мог не волноваться, что с Адель что-то случится, когда она выйдет из его иномарки, а он уедет прочь. - Ты любишь меня настолько сильно, что рискуешь встречами со мной, не только своей головой, но и моей? Любящие люди так не поступают. – Уже более спокойно начал Ник, выдыхая сигаретный дым в окно. - Разлюбить не можешь и что делать с этой любовью тоже не знаешь. Что ты вообще можешь, кроме как кричать и обвинять всех, кроме себя? Не можешь жить без меня? Ладно, тогда бросай все и уезжай со мной. – Охотник повернул голову, чтобы видеть лицо Адель в эту секунду. - Прямо сейчас. На этой машине. Что скажешь? – Он сделал выбор, когда спас ей жизнь на острове охотников, и возможно она считала, что он не имеет права ее в этом упрекать. Что ж теперь он давал ей шанс самой сделать свой выбор, который решит всю ее дальнейшую жизнь. Она уже не маленькая девочка, за которую принимают решения другие. Пора взрослеть и отвечать за свои поступки.  – Когда мы только познакомились, ты сбежала от отца вместе со мной, неужели теперь Альянс для тебя дороже? Я готов бросить Орден и податься в бега вместе с тобой. А ты? – Ник нажал кнопку на панели и раздался щелчок, открывающий замки на всех дверях машины. Адель была свободна, она могла идти, но если она выйдет на улицу – это будет ее выбор, который она уже никогда не сможет изменить. Ник уедет и больше она его не увидит. Пусть хоть весь земной шар обыщет, но Хантера она уже не найдет. - Решай, но знай, если ты остаешься со мной, придется стать человеком и отказаться от всего, что у тебя есть сейчас. От покровительства папочки, от Альянса, от грязных денег, от прислуги вроде Джея. От своего дара. Со мной ты начнешь новую жизнь, пускай не такую сладкую, к какой ты привыкла, но зато самостоятельную, настоящую и со мной. Или же ты можешь жить, как прежде, но без меня. Время излечит твою любовь.

Отредактировано Nick Hunter (2017-03-09 08:49:44)

+1

10

Машина неслась на какой-то невообразимой скорости. Целые улицы сливались в один сплошной цветастый росчерк. Девушку периодически вжимало в сидение, а взгляни она в окно, то задохнулась бы от страха. Как сам Ник не боялся ездить на таких скоростях да ещё в пригороде многомиллионного мегаполиса, оставалось за гранью понимания. Однако Риверз больше волновало другое. Как её угораздило очутиться вместе с ним в этой железной коробке? Как она дошла до подобного состояния, когда единственным желанием являлось наорать на любимого человека из-за того, что запуталась сама в собственных чувствах? Почему она вообще испытывала что-то к своему несостоявшемуся убийце?! Адель казалось, что она угодила в какой-то капкан, бьётся в нём, но вырваться не может. Круг замкнулся, выбора не было, а у неё не оставалось никаких сил, чтобы сопротивляться, а главное, даже желания не возникало. Почему семь лет назад она завернула в какой-то зачуханый бар? Почему не прошла мимо или не поймала попутку? Ничего бы не изменилось. Она бы вступила в Чёрный альянс, Хантер примкнул бы к охотникам, возможно, их пути и пересеклись бы когда-нибудь, но совместные светлые воспоминания не стали бы камнем преткновения. Никто из них не медлил бы, ничья рука не дрогнула. Кто-то был бы уже мёртв, а другой наслаждался отведённым ему на этой земле временем. Он или она? Ведь никаких «они» никогда и не существовало. Глупо было тешить себя напрасными надеждами, но ещё глупее отрицать очевидное. Всё уже случилось. Произошло давно, а Риверз до сих пор в глубине души радовалась и благодарила судьбу за самый дорогой подарок, за самого лучшего мужчину, которого ей довелось повстречать. Её многое раздражало в охотнике, например, его абсолютная непрошибаемость. Адель привыкла манипулировать мужчинами и не только с помощью своего дара, они и без того выполняли её прихоти, а с Ником такого не получалось. Наоборот, ей самой вечно приходилось подчиняться! Иногда это безумно злило, но чаще девушка испытывала удовольствие, делая что-то ради него и наблюдая ответную реакцию. Идеальных людей не существует в природе, она сама обладала далеко не ангельским характером. Но тот, кто действительно нужен рядом, не должен соответствовать каким-то придуманным понятиям совершенства. Он просто появиться в твоей жизни и разрушит все устоявшиеся стереотипы, будет самим собой, таким, какой есть. И ты будешь любить его таким. Не за что-то, а вопреки всему. Так и случилось. После смерти матери Адель запретила себе привязываться к людям, и ей это удавалось. Жить с закрытым сердцем легко, просто и приятно. Однако как теперь сопротивляться своему влечению к Нику, если он запал ей в душу давным-давно и просто ожидал своего часа? Чувства пришли не из внешнего мира, а изнутри её самой. Девушка боялась подобного, она сопротивлялась, как могла, но всё оказалось тщетно. Ни пренебрежительное отношение, ни угроза жизни со стороны Альянса, да и самого Хантера, ни здравый смысл – ничто не способно было повлиять на эту головную боль, под названием любовь. Правда теперь она столкнулась с новой, довольно неожиданной проблемой – взаимность, а точнее её полное отсутствие. Да разве могла Риверз хотя бы предположить такое несколько лет назад? Безответная любовь должна оставаться на страницах бульварных романов у слащавых героинь, или на крайний случай присутствовать у мужчин в её окружении, на чувства которых ей было плевать. Но она, молодая, красивая, богатая… Как её-то угораздило в подобное вляпаться? С этим определённо стоило что-то делать, но что? Она уже пыталась отвлечься другими мужчинами – не помогло. Она до последнего терпела, но затем сорвалась с поводка собственных принципов. И зря Ник не верил в то, что она способна отыскать его в любом уголке мира. Способна! В том лихорадочном состоянии, больше похожем на ломку, любой человек способен горы на своём пути свернуть. Пусть на это уйдёт не пара месяцев, а несколько лет, но если Риверз не переборет в себе эту болезненную привязанность, то обязательно отыщет его даже на краю земли. К этому времени от её здравого смысла, как и от неё прежней, вряд ли многое останется, так что и умирать не страшно. Адель всё-таки верила, что Ник не бесчувственная машина убийств, есть в нём где-то глубоко симпатия к её персоне, иначе шпионка Альянса не сидела бы теперь в его автомобиле, а разлагалась в безымянной могиле. Но это на данный момент, а по прошествии долгого времени, не станет и этой мизерной доли сентиментальности. Как бы ей не было больно признавать это, а угроза Хантера вполне могла осуществиться.
Осознавая это, девушка только сильнее сжала губы. Ловушка захлопнулась. Отчаянные попытки достучаться до охотника разбивались об его гнев. Риверз прекрасно видела, в каком бешенстве прибывает мужчина, но и её саму переполняло отчаяние, которое выливалось в словесный поток, вовремя же замолкать она не умела. Когда иномарка резко затормозила на обочине, Адель быстро дёрнула на себя дверную ручку, желая скорее покинуть место своего вынужденного откровения, за которое теперь было неимоверно стыдно. Однако её отчаянная попытка не увенчалась успехом – все двери оставались заблокированы. Блондинка кожей ощутила на себе пристальный взгляд Хантера и поняла, что просто так он её не отпустит. Она обречённо вздохнула, но тут же взяла себя в руки, обернулась к Нику и смело взглянула в его глаза. Что бы тот не сказал, сделать ей ещё хуже он не способен.
- Ты просто избалованная девчонка, которая привыкла получать всё, что ей хочется, - жёсткий голос подействовал на Риверз, как ушат холодной воды. - Но со мной этого не вышло и поэтому ты бесишь, злишься, ревешь и надрываешься. А в чем собственно проблема?
- Единственная моя проблема – это чёртова ручка, - недобро прищурившись, прошипела в ответ девушка, но следом добавила уже спокойнее и с нотками прошения, - открой дверь, Ник.
- Просто используй свои способности на мне, как ты делала это всегда, и получи то, что так хочешь. – В её взгляде мелькнул испуг, после чего Адель опустила голову. Она не хотела свободы, она хотела его. Полностью и навсегда. Устроить подобное невозможно, даже с помощью её дара. Да и не могла Риверз воздействовать на этого мужчину феромонами, потому что знала, как он относиться к этому. Не хотела специально злить или огорчать, лишний раз нарываться на ссору. К тому же внушённые чувства – это всего лишь игра задурманенного разума, личность человека стирается, делая его послушной куклой. К чему ей слепая любовь марионетки? Но пока разум Хантера оставался свободным, а нёс он явно какую-то околесицу. Разве могла Адель уехать из города, скрыться от Альянса? Нет, это автоматически записало бы её в смертницы. Его же громкие заявления об угрозах с её стороны, каком-то давлении и шантаже, вообще сложно было комментировать. Риверз слишком долго держала все свои переживания внутри себя. К кому ей было идти, кому плакаться в жилетку? Но любая чаша однажды может оказаться переполненной, а Хантеру «посчастливилось» узнать её содержимое. - Так ты пытаешься добиться от меня взаимности? Или в чем смысл всей сегодняшней драмы? Что ты вообще от меня хочешь?
- Я не… - Адель не знала, что ответить. Девушка сникла, на глаза вновь навернулись слёзы, которые она быстро вытерла. – Я хотела тебя увидеть. Мне не следовало приходить, прости.
Последнее, чего бы Риверз желала, это принуждать охотника к взаимности своими слезами и траурными речами. Жаль, что он так расценил её слова, но высказанного не воротишь. Сигаретный дым поплыл по салону автомобиля. Хантер постепенно успокаивался, а девушка себе места не находила. Этот человек был прав от начала и до конца. Её эгоизм подверг опасности жизнь Ника. Она должна была пожертвовать своим положением ради его покоя. Но без врачей сектора «С» Адель не выжила бы. Выбор был прост: он или она?
- Что ты вообще можешь, кроме как кричать и обвинять всех, кроме себя? – Девушка крепко сжала свои кулачки, стараясь не поддаваться на очередное обвинение. Кричать друг на друга можно до хрипоты. Несколько глубоких вздохов позволили ей промолчать на этот раз, однако в голове чётко отложилась мысль, что во всём виновата она одна. В общем-то, Риверз и без этих слов всё прекрасно понимала. Но что ей было делать? Медленно сходить с ума? - Не можешь жить без меня? – Её опустошённый взгляд скользнул по мужскому профилю. Она уже сказала даже больше, чем было нужно, и гораздо больше, чем позволяла её гордость, которую теперь безжалостно добивали. - Ладно, тогда бросай все и уезжай со мной.
- Что? – Адель резко выдохнула, ошарашено глядя на Хантера. Подобного поворота она никак не ожидала, так что посчитала, что ослышалась.
- Прямо сейчас. На этой машине. Что скажешь? – Он смотрел прямо на неё, а Риверз, завороженная его взглядом, боялась пошевелиться.
- Это какая-то шутка? – Девушка нервно усмехнулась и покачала головой, отказываясь верить в услышанное. – У тебя в сигареты забито что-то сильнодействующее?
– Когда мы только познакомились, ты сбежала от отца вместе со мной, неужели теперь Альянс для тебя дороже? Я готов бросить Орден и податься в бега вместе с тобой. А ты?«Да он же на полном серьёзе…» Пульс Риверз подскочил, в горле резко пересохло, так что и слова не произнести, а в сердце поселился неприятный холодок. Он предлагал невыполнимое. Как можно сравнивать ситуацию семилетней давности и то, что происходило теперь? Родной отец, как бы не был зол на неё, никогда не причинит вреда единственному ребёнку. А вот фракция уничтожит за одну мысль покинуть их ряды! И, между прочим, правильно сделает. Нельзя предавать тех, кто подарил беззаботное будущее, достаток, комфорт и поддержку. Нельзя! Тысячу раз нельзя! «Нет, я не могу, Ник. Ты бредишь!» Лёгкий щелчок автоблокировки дал ей понять, что путь к свободе открыт. Она может выметаться из машины и забрать с собой никому не нужные чувства. Впрочем, так ли это было на самом деле? Постепенно до неё начал доходить смысл его слов в полной мере. Он, тот, кто минуту назад обвинял её в эгоизме и остальных не самых лучших качествах, оказался готов пожертвовать своими идеалами и братством, что бы провести остаток дней в бегах, но с ней. Почему? «Нельзя, я не могу, это смерть» Мысли неслись по кругу, а она молчала. Хантер не смог уберечь свою семью, они погибли. Неужели он думает, что кому-то удастся спрятаться от Чёрного альянса? Нет-нет-нет, находят всех, рано или поздно, но находят. Адель со страхом смотрела в любимые глаза и не решалась дать ответ, потому что он уедет. Раз и навсегда. Всё, о чём она говорила исполниться в точности. - Решай, но знай, если ты остаешься со мной, придется стать человеком и отказаться от всего, что у тебя есть сейчас. От покровительства папочки, от Альянса, от грязных денег, от прислуги вроде Джея. – Каждое сказанное слово, будто стегало кнутом сознание Риверз. Она может отказаться от всего этого, но как добровольно лишить себя жизни? А ведь подобный шаг был именно суицидом, пусть и оттянутым во времени. - От своего дара. – Это стало последней каплей. Сколько раз они спорили с ним на счёт сверхспособности, сколько раз она доказывала, что это её часть, которая родилась с первым её вздохом и уйдёт, лишь когда глаза Риверз навсегда закроются. Он не хочет быть вместе с ней настоящей, он желает видеть рядом с собой всего лишь тень. В широко распахнутых глазах блондинки застыли слёзы, готовые вот-вот сорваться по щекам. - Со мной ты начнешь новую жизнь, пускай не такую сладкую, к какой ты привыкла, но зато самостоятельную, настоящую и со мной. – Сердце болезненно сжалось от одной мысли об этом счастье. Она коснулась прохладной ладонью своего лба, стараясь успокоиться, но продолжала медленно качать головой. «Я не должна, не могу, нет…»
- Да, - Адель не узнавала собственный голос. Он был похож скорее на шелест листвы под порывами ветра, тихий и неуверенный. Как это вырвалось? Когда этот мужчина стал для неё важнее собственной безопасности? – Я хочу уехать с тобой. – Девушка прикрыла глаза и задержала дыхание, борясь с паникой внутри себя. – Увези меня отсюда, Ник.
Всё, пути назад не было. Она сделала выбор, и пусть он был самоубийственным, но только её. Больше не надо метаться из крайности в крайность, не придётся разрываться между верностью Альянсу и чувствами к охотнику. Новая жизнь – какой она будет? Не оставит ли её Хантер через месяц на произвол судьбы? Зачем он вообще позвал её с собой, если кроме раздражения ничего не испытывает? Только решив один вопрос, она тут же получила новые. «После, всё потом…» Адель робко улыбнулась, поворачивая своё лицо к водителю.
- Ты знаешь, мне стало легче, - девушка смотрела куда-то вдаль, на дорогу, и продолжала чему-то улыбаться. Совсем не так, как обычно, а будто прислушиваясь к окружающей реальности и пытаясь найти кардинальные изменения, ведь теперь её ждёт другая судьба. Мельком глянув на свои руки, девушка отметила, что они трясутся, как у последнего алкаша. Переплела пальцы, чувствуя нагревшийся металл колец. Три штуки, красивые и очень дорогие… Адель пару секунд задумчиво рассматривала украшения, машинально коснулась серёжек в ушах. Был на ней и кулон. Кажется, выход найден. – У меня совсем мало наличных. Ник, нам придётся завернуть в ломбард и секонд-хенд. – Она робко взглянула на мужчину, с которым решилась соединить свою судьбу, и ласково улыбнулась. – Я совершенно не знаю, как жить без комфортных условий, но деньги нужны всегда. Правильно?

+1

11

Все женщины непредсказуемы. От них никогда не знаешь чего ожидать. Ими правит женская логика, а ее никто не может понять, даже сами женщины, а потому предугадать их действия просто невозможно. Женщина может заплакать, а через минуту уже будет смеяться, то она уходит, хлопнув дверью, то прибегает обратно, нежно шепча слова любви. Мозг мужчины просто взрывается от таких каруселей. Ник не был исключением. Логика Адель была за гранью его понимания. Вопреки смертельной опасности эта маленькая женщина остается в городе, ищет Хантера, находит его и говорит, что любит, ставя при этом в тупиковое положение обоих, а потом она резко идет на попятную, устраивает истерику и говорит, что просто хотела его увидеть, и это было ошибкой. А ему что теперь делать с этим? Открыть дверь, отпустить Адель на все четыре стороны и забыть? Он так и сделал бы, если бы сердце было абсолютно холодно к ней. Да и Риверз всё равно вернется. Не оставит его в покое. Уходя навсегда, она постоянно возвращается. Только зачем? Чтобы, как она говорит, просто увидеть его? Так пусть скачает фото из федеральной базы и хоть целыми сутками смотрит на него. Так нет же, ей нужно было именно видеть его в живую, потому что, как бы Адель себя не обманывала, она знала, что одного взгляда ей мало. Она хотела быть с Ником, но понимала, что это невозможно. Однако каждый раз идет против заведенных правил и чего-то ждет. Чуда или того, что Хантер сделает все за нее? И того и другого. Риверз наивна, как дитя, и эгоистична, любит перекладывать свои проблемы на чужие плечи. Наемник настолько устал от этой беготни и ругани, что готов был сдаться под ее напором и дать то, чего она так хочет. Они могут быть вместе, но не в этом городе. Нужно уехать, поддаться в бега и возможно всю оставшуюся жизнь скрываться. Такова цена за ее желание. Готова ли она ее заплатить?
Сначала девушка не поверила и Ник ее в этом не винил. Он и сам от себя не ожидал, но от предложения, сделанного в порыве злости, не отказывался. Хантер был и оставался человеком слова. После неверия Адель искренне удивилась, а затем предсказуемо испугалась. Это было в ее духе – сначала лезть на рожон, а потом, поджав хвост, пищать от ужаса и пытаться спастись. Однако в этот раз выйти сухой из воды не получится. Перед ней только два пути и оба требует больших жертв – отказаться от любви либо от Альянса – и ей придется сделать свой выбор, непременно что-то потеряв. Адель долго молчала. Она была растеряна и напугана. Не ожидав получить то, что так отчаянно хотела, она теперь не знала, как ей поступить. Ник не понимал, чего она боится и не пытался это выяснить. Он терпеливо ждал, пока, наконец, не услышал ответ:
- Да, - прошептали ее губы, хотя голова еще качалась в отрицании. Выбор был сделан. Хантер не ожидал от Риверз такого ответа. Он думал, что она так и не решится, что страх победит, однако шпионка Альянса его удивила. – Я хочу уехать с тобой. – Подтвердила она свои слова. – Увези меня отсюда, Ник.
Охотник затянулся в последний раз, выкинул докуренную сигарету в окно и, переключив передачу, вжал педаль газа в пол. Машина снова выехала на дорогу. Какое-то время водитель и пассажирка молчали. Обоим надо было обдумать свою дальнейшую жизнь, которую они только что начали вместе. Спустя пару минут Адель призналась, что ей стало легче. Ник слабо улыбнулся.
- Неважно, какое решение мы приняли, нам всегда становится легче от того, что больше мы не находимся на распутье и уже не можем изменить свой выбор. – Прокомментировал он.
– У меня совсем мало наличных. – Покрутив кольца на пальцах и коснувшись серег, начала паниковать Риверз. - Ник, нам придётся завернуть в ломбард и секонд-хенд. Я совершенно не знаю, как жить без комфортных условий, но деньги нужны всегда. Правильно?
- Верно, - откликнулся охотник, - но для начала избавь нас от хвоста. – И бросив на Адель быстрый ироничный взгляд, кивнул ей на зеркало заднего вида, чтобы она могла увидеть машину Джея. – Я должен кое-что забрать из своей квартиры. – Нахмурился мужчина, вспоминая про рыжее исчадие ада, за которое несет ответственность. Оставлять кота умирать с голоду было не слишком милосердно. Уж лучше отдать его в питомник, если в дороге вдруг станет обузой. Да и Кайла стоит предупредить. Портер был его напарником, лучшим другом и единственным человеком, которому Ник доверял. Он не мог уехать, ничего ему не сказав. – У меня есть некоторые сбережения, они помогут нам первое время. К тому же нам нужны новые паспорта, а они не дешево стоят. Так что заедем сначала ко мне, потом к тебе. Возьмем все самое необходимое, и к вечеру нас уже не будет в Нью-Йорке. – Хантер улыбнулся и накрыл своей ладонью сплетенные вместе пальцы Адель. Он хотел утешить ее и вселить надежду. – Ничего не бойся. Ты же со мной.
Ленточная дорога вскоре вывела их в мегаполис, где уже было не сложно ориентироваться, и через полчаса Ник остановил машину возле своего подъезда. Это был обычный семиэтажный дом песочного цвета, которых сотни в "большом яблоке".
- У меня бардак, поэтому к себе не приглашаю. - Наглая ложь, у наемника всегда был идеальный армейский порядок. - Я скоро. – Сказал охотник и, быстро поцеловав Адель в губы, покинул салон иномарки. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что слежки за ними не ведется, он обошел автомобиль и двинулся в сторону подъезда, не забыв нажать на кнопку брелка, чтобы машина встала на сигнализацию и закрылась. На случай, если Риверз запаникует, передумает и решит сбежать. Войдя в квартиру, Ник тут же достал из шкафа черную спортивную сумку и покидал туда необходимые на первое время вещи: трусы, носки, две пары штанов, несколько рубашек, один свитер, а так же зубную щетку, пасту и ванные принадлежности. Сняв решетку, вытащил из вентиляционной трубы черный пакет с наличкой в размере около 10 кусков. Так же бросил в сумку. Больше всего времени потребовалось на ловлю кота. Это рыжее чудовище отказывалось идти на руки и уж, тем более, лезть в переноску, но и эту проблему Хантер решил. Последним этапом он отодвинул кровать и вскрыл пол под ней. Там в тайнике пылился маленький черный чемодан, в котором были фальшивые паспорта и водительские удостоверения, несколько одноразовых мобильных телефонов, деньги и оружие. Прежде чем покинуть свою уютную квартиру, Ник вытащил мобильник из кармана и набрал номер домашнего телефона Кайла.
- Привет, дружище. – Начал он после короткого звукового сигнала. – Я уезжаю и не смогу попрощаться, да и не люблю я это, сам знаешь. Я устал и решил начать жизнь с чистого листа без охотников, мутантов и прочего дерьма, в котором мы уже много лет варимся. Для меня было честью работать с тобой и надеюсь, когда-нибудь мы еще свидимся. Земля же круглая… Пожелай мне удачи, друг. – Нажав отбой, Ник какое-то время смотрел на телефон, а потом тяжело вздохнул и положил мобильник на стол. Все было закончено. Охотник закинул на плечо ремень спортивной сумки, взял в одну руку клетку с бунтующим котом, а в другую черный чемодан и со всем этим добром вышел на улицу. Положил все в багажник Ауди, а переноску пихнул Адель.
- Знакомься, это рыжее чудовище. Рыжее чудовище, знакомься, это блондинистая истеричка. Я уверен, вы возненавидите друг друга, но теперь вам придется жить вместе. – Усмехнулся Ник и завел машину. Под его руководством иномарка отъехала от тротуара и помчалась по забитому шоссе. Дорогу до клуба Риверз Хантер знал, поэтому минут через сорок остановился у черного входа. Заглушил мотор и повернулся к девушке. С минуту он просто смотрел на нее и любовался, а затем коснулся пальцами ее подбородка и притянул к себе, чтобы поцеловать. – Только самое необходимое, - напомнил он ей с улыбкой, щелкнув по носу, - не надо тащить весь свой гардероб. Поспеши, у тебя пятнадцать минут. Время пошло. – Ник взял с рук Адель клетку с котом и поставил на заднее сиденье, а потом успел шлепнуть выходившую из машины Риверз по пятой точке. Когда же девушка исчезла в дверях своего клуба, мужчина откинулся на спинку кресла и, прикрыв глаза, тяжело вздохнул. Им предстояло провернуть большое дело и он тоже волновался, хоть и старался не подавать вида. И все же Хантер верил, что они смогут быть счастливы вместе где-то далеко отсюда. Почему бы не помечтать об этом? Перед глазами охотника стала проплывать загородная ферма с лошадьми, Адель в клетчаткой рубашке, коротких джинсовых шортах, высоких ковбойских сапогах и шляпе, верхом на породистом черном жеребце. Эта картина ему настолько понравилось, что он даже улыбнулся. Кто знает, может получится воплотить свои мечты в жизнь. А может быть и нет...

+2

12

Человек, который любит, смотрит по-другому на того, к кому испытывает чувства. Он смотрит глубоко, прямо в душу. Настолько глубоко, что невольно замираешь, забываешь обо всём на свете. Не важны становятся детали - где вы находитесь, с кем. Всё становиться второстепенным и совсем не существенным. Время тормозит свой бег. Никого не остаётся в мире, только он и ты. Смеётся ли он, угрожает или просто молча глядит на тебя, это не имеет значения, ведь взгляд проникает под самую кожу и видит тебя насквозь, всю целиком с достоинства и недостатками, и всё равно любит. Это самое лучшее, что доступно человеку. После подобного взгляда не остаётся сомнений или переживаний, кажется, будто горы свернуть возможно, что уж там, уладить какие-то разногласия. Адель никогда не испытывала подобного на себе. Даже её марионетки, которых девушка очаровывала феромонами, смотрели на неё не так. Может, и в их глазах мелькало всепрощение и обожествление, но не могли эти люди проникнуть к ней в душу. Ведь самое главное условие не выполнено - взаимности там не было, нет и не будет. Риверз никогда не задумывалась о любви, да и не нуждалась в ней. Ник изменил это в корне. То, что было ненужным, пустым и смешным в глазах юной девушки вдруг обрело смысл и подарило желание чувствовать. Судьба отличная шутница. Как знать, возможно, и Адель суждено было поймать на себе любящий взгляд мужчины, которого, оказывается, ждала так долго. Пусть не сейчас, не сию минуту, но когда-нибудь. Надежда - дама вообще бессмертная...
Пока же Хантер смотрел на дорогу, и не сказать, что при этом сильно любя асфальт. Охотник вообще выглядел не так, как обычно. Что-то изменилось, но Риверз никак не удавалось понять, что конкретно. Впрочем, от старого доброго Ника кое-что всё-таки было. Насмешливый взгляд с комментариями заставил сердце девушки приятно дрогнуть. Как же ей этого не хватало! Конечно, не его бесконечных шуточек и издёвок (хотя и их тоже, чего уж душой кривить), но того простого дружеского отношения, которое в любой момент может обернуться приступом страсти - этого недоставало все те тоскливые серые вечера, которые Адель проводила в одиночестве перед камином в своей тёмной спальне. Она взглянула в зеркало заднего вида и очень скоро поняла, о чём говорит Ник.
- Почему он не послушался... - Риверз была обескуражена. Похоже, её личный водитель всё это время конвоировал машину Хантера. Шпионка полезла в сумочку и разыскала там свой телефон. Пара быстрых движений пальцами, и вот на том конце раздался знакомый уверенный голос. - Джей, ты разве не понял приказа? - Молчание было ей ответом. - Возвращайся в клуб, со мной всё в порядке. - Женский голос смягчился, ей не за что было упрекнуть этого человека за всё время его работы, а теперь, когда она подошла к концу, как сказать ему об этом? Как поблагодарить, не выдав себя и своего решения? - Я ценю твою заботу, но давай обойдёмся без самодеятельности. Поезжай в клуб. Встретимся там, Джеймс.
Риверз быстро скинула вызов и глубоко вздохнула, на миг прикрыв глаза. Если уж это не подействует на него, значит, придётся устраивать гонки с преследованиями. Однако уже через полминуты в зеркале перестала маячить её иномарка с заботливым водителем. Адель никогда не называла Джея его настоящим именем, для всех этот человек даже не имел фамилии, зато обладал требовательной начальницей и властью, ограниченной лишь её влиянием. Они никогда не выходили за границу рабочих отношений, но сегодня оба перешли эту черту. Девушка прижала мобильник к губам, размышляя, не избавиться ли от симки прямо сейчас, ведь по ней отследить её передвижения в черте города может любой сотрудник информирования. Ник же собирался заехать к себе домой. Прежде чем любопытство блондинки успело проснуться, охотник сам пояснил причину.
– У меня есть некоторые сбережения, они помогут нам первое время. К тому же нам нужны новые паспорта, а они не дешево стоят. - Девушка удивлённо взглянула на водителя, желая возразить, но не нашла нужных слов. Ей было настолько непривычно, что кто-то может брать на себя финансовые вопросы и продумывать все детали будущего побега, что излишняя болтливость сменилась полным онемением. Адель давно ни от кого не зависела. Стартовый капитал давно себя окупил, она твёрдо стояла на ногах и сама решала, что и когда делать. Даже отец не вмешивался в эти вопросы, особенно после того случая, когда получил извещение о пополнении своего банковского счёта на сумму вдвое превышающую то, что когда взяла его дочь. - Так что заедем сначала ко мне, потом к тебе. Возьмем все самое необходимое, и к вечеру нас уже не будет в Нью-Йорке.
Девушка робко улыбнулась. Как же здорово и совершенно невероятно это звучало! Они вместе, никто не заставит их отказаться друг от друга, потому что и Орден и Альянс остаются в Нью-Йорке. К сожалению, какие бы грёзы не владели Риверз, осознание того, что лично она обречена, никуда не уходило. Сектора и сотрудники не переедут вслед за ней, но у фракции полно поисковиков, шпионов и информаторов, которые день и ночь роют землю носом, выслеживая беглецов, новые дарования и разыскивая любую информацию, на которую поступил запрос. Как только всем станет очевидно, что она подалась в бега, будет объявлена охота. Адель имела неплохие шансы продержаться дольше остальных, так как прекрасно знала принципы работы, последовательность и основные подводные камни, которые стоит обходить всем, вроде неё - предателям. Однако финал очевиден, и остаётся лишь молиться, что бы возмездие настигло её как можно позже и не зацепило Хантера.
– Ничего не бойся. Ты же со мной. - Ник дотронулся до её рук мягким прикосновением, а в голосе (не послышалось ли ей?) была забота и участие. Девушка слабо дёрнулась к нему навстречу, но вовремя сообразила, что бросаться на шею человеку, который ведёт машину да ещё на приличной скорости, не самая лучшая затея. Адель повернулась к мужчине и просто уткнулась лбом в его плечо. Какие бы тяжёлые мысли не загружали её голову, но рядом с ним она действительно чувствовала себя в безопасности. И пусть это ощущение было призрачным, Ник всё равно не избавит её от страшной участи, зато она будет счастлива. А спустя мгновение пришло осознание, что никакого будущего наклонения не требовалось. Адель УЖЕ была счастлива, и её глупая, но такая радостная улыбка на губах стала лучшим подтверждением этому факту. Она почти не обращала внимания, в какую сторону едет машина. Если раньше Риверз была готова на многое, лишь бы узнать, где обитает Ник, то теперь это потеряло всю важность. Совсем скоро он навсегда покинет эти стены. Впрочем, стоило автомобилю затормозить, девушка с любопытством оглядела жилое строение. В нём не было ничего примечательного, в каждом квартале таких сыщется штуки три, не меньше.
- У меня бардак, поэтому к себе не приглашаю. – Адель обескуражено перевела свой взгляд на охотника. Ей бы хотелось побывать у него в гостях, но это желание даже не успело толком сформироваться. - Я скоро. - Коснувшись её полуоткрытых губ своими, Ник поспешно вышел из машины.
- Постой… - Всё произошло так быстро, что девушка не успела задержать этого хитреца. Она лишь мягко провела подушечками пальцев по губам и откинулась на спинку сидения с довольной улыбкой. Риверз настолько соскучилась, что не могла думать ни о чём другом, кроме того, что сделает с его губами, когда он вернётся. Прикрыв глаза, она погрузилась в свои фантазии. Впрочем, очень скоро в голове начали всплывать не приятные воспоминания их давних встреч, а страшные последствия её сумасбродного поступка. Адель нервно сжимала свои ладони до боли от впившихся в пальцы колец. В голове крутилось единственное, что до сих пор смущало шпионку. Или лучше сказать, бывшую сотрудницу информирования? Когда за ней придут, Хантера не должно быть рядом, потому что пощады не будет. Как подгадать это? Как его защитить? Самым лучшим способом она уже успешно пренебрегла, пожертвовав им в угоду собственных желаний. Оставаться вдали от этого мужчины было выше её сил. И как же теперь узнать о приближающейся буре заранее? Она могла бы отправить его куда-нибудь в магазин. Хотя в голове до сих пор не укладывалось подобное – Хантер идёт закупаться продуктами со списком, которые она ему вручит… Или лучше самой уехать подальше и увести преследователей за собой? Всё упиралось в одно: Риверз не знала, когда именно ей предстоит понести наказание. От волнения ей стало не хватать воздуха в салоне автомобиля. Адель дёрнула ручку, но дверь оказалась заблокирована. Кажется, Ник решил подстраховаться, что ж, в этом был свой резон, потому что шпионка сейчас была подобна маятнику, который раскачивался из стороны в сторону, переходя от одной крайности в другую. Хотелось верить, что у неё будет достаточно времени, чтобы продумать ходы отступления. Ведь не может же быть так, что ничего не сделать и не узнать заранее! После того, как они осядут, где-то далеко-далеко отсюда, у них будет хотя бы несколько месяцев, что бы отладить обычную жизнь. Соседи наверняка станут отличным подспорьем в организации сети осведомителей. Как только она получит любой «звоночек» о том, что кто-то ищет беглецов, нужно быстро убираться, либо осознанно идти на контакт, но так, что бы взяли её как можно раньше, не успев многое пронюхать. Ведь, по сути, Альянсу нужен лишь предатель. После его поимки, поиски прекращаются. А вот если беглец упорствует, агенты фракции могут задействовать все его связи на новом месте жительства, шантаж ещё никто не отменял. Впрочем, это касалось не только новых знакомых, но и старых друзей. «Отец… - Адель вся похолодела, безошибочно понимая, на что обрекла единственного родного человека, - о чём я только думала!» Дёргать ручку двери было бесполезно. Риверз упёрлась в неё руками, ощущая свою беспомощность. Её разрывало на части от всех противоречивых чувств, от долга, который диктовал одно, от болезненной привязанности, что питала девушка, и от тёплых дочерних чувств. Стараясь успокоиться, Адель совершенно точно уяснила, что оставаться одной в ближайшее время не стоит, иначе она с ума сойдёт. Слава всем, кому только можно, вскоре после очередного приступа паники появился Ник. Открыв дверь с её стороны, он пихнул ей в руки какую-то коробку, а судя по недовольному «мяву», где-то в её утробе обитало живое существо.
- Знакомься, это рыжее чудовище.«Кот? У тебя есть кот?» Округлившиеся глаза блондинки взирали на животное, которое теперь бушевало опасно близко от её носа. - Рыжее чудовище, знакомься, это блондинистая истеричка. Я уверен, вы возненавидите друг друга, но теперь вам придется жить вместе.
- Бедная киска, тебе пришлось не сладко у психованного маньяка? – Адель перевела смеющийся взгляд на Хантера и тут же вернула его к коту. – Ничего, я тебя откормлю и научу охотиться на мышей, - девушка просунула два пальца за решётку, но тут же их отдёрнула, так как кошак решил пообедать нежданным подарочком. – Ссссс… ах, ты собака бешеная, - держа во рту палец, который болезненно пульсировал после кошачьих клыков, Риверз моментально решилась завести какого-нибудь волкодава. А потом уже делать ставки, кто кого сожрёт раньше. И всё же наличие этого зверя вселяло надежду. Да, именно так. Надежду на обычную человеческую жизнь с любимым мужчиной, с которым она будет просыпаться по утрам, с котом, вальяжно разлёгшимся на подоконнике, где стоит герань, с крыльцом, на которым будет дремать огромный пёс, оберегая покой хозяев… Почему она раньше не видела счастья в тихой размеренной жизни? Способна ли теперь удовольствоваться только ей? Пока не попробуешь, никогда не узнаешь. Адель не представляла, чем может заниматься вдали от огромного мегаполиса, но если она смогла построить своё дело в Нью-Йорке, то, что мешает организовать его в другом месте? Размах будет не тот, но ведь не это главное. Какой-нибудь бар в сельской местности вполне мог стать неплохим подспорьем в финансовом вопросе. Со временем же можно расшириться, организовать сеть закусочных, назначить управляющих, а свободное время посвятить семье. Даже в мыслях это выглядело странно и не типично для неё. Девушка не заметила, как кот угомонился и перестал бушевать за решёткой. Вечно бурлящий город постепенно пропускал автомобиль Хантера по своим загруженным дорожным артериям. Вскоре показался её клуб. Любовно построенный дом теперь казался чужим, в сердце Риверз уже попрощалась с этим местом. Ник заглушил мотор и обернулся к ней.
- Я даже не знаю, что с собой брать, - Адель смущённо опустила взгляд и улыбнулась. От бойкой девицы осталась только внешность, она полностью сдалась на его милость, зависела от этого мужчины и даже не пыталась оспаривать его решения или лидерство. Лёгкое касание его пальцев подбородка Риверз породило тёплую волну. Как же давно девушка не испытывала подобного! Она потянулась ему на встречу, отвечая на поцелуй. Кот, почуяв передвижение, вновь завозился и зашипел, как будто предчувствуя, какие желания охватили женщину, которая держала переноску.
– Только самое необходимое, - Адель, смеясь, наморщила носик, ощутив лёгкий щелчок. Теперь она не жалела о своём выборе. Это был её человек, - не надо тащить весь свой гардероб. Поспеши, у тебя пятнадцать минут. Время пошло.
- Я вернусь быстро, - блондинка коснулась ладонью его щеки, вложив в этот жест всю нежность, которая копилась так долго внутри неё. В глазах же читалась просыпающаяся страсть, но ещё не настало время, что бы выпустить её всю без остатка. – Дождись меня, Ник.
Подождав, пока охотник уберёт переноску рыжего демона, заключённого в кошачье тело, на заднее сидение Ауди, Риверз, прихватив свою сумочку, вышла из машины. В клуб она зашла с чёрного входа. После напутственного шлепка чуть пониже поясницы, широкая улыбка не сходила с её губ. Неужели у неё получилось вернуть то, что казалось навсегда потерянным? Сколько счастливых мгновений, проведённых вместе с Хантером, помнили эти стены! А сколько их теперь ждёт впереди? Адель казалось, что за спиной вырастают крылья. Она стремительно поднялась на третий этаж по лестнице, не в силах дождаться лифта. Однако в коридоре её уже ждали. Блондинка, задумавшись, налетела на Джея, и лишь его серьёзный взгляд сумел вернуть её к реальной жизни.
- Мисс Риверз, вас ожидают в общем зале у бара, - мужчина перекрыл ей все возможности просочиться мимо. Он наверняка видел, как торопиться его хозяйка, но после всех сегодняшних происшествий отпускать куда-то не собирался.
- Пусть ждут, - Адель предприняла попытку обогнуть своего водителя, но не преуспела в этом, - Джей, я спешу, дай мне пройти! – Шпионка недовольно нахмурилась. Ей же ещё собираться, а она даже не знает с чего начать! Мысленно лишив себя ещё пяти минут, блондинка тяжело вздохнула и сдалась. – Хорошо. Кто меня ждёт?
- Фроумен, - короткий ответ заставил её сердце подпрыгнуть в груди.
- Я разберусь с этим… - пролепетала Риверз одними губами. Нельзя показывать свой испуг перед начальницей. Только не теперь, когда всё складывается так замечательно. Адель сделала несколько шагов по коридору в сторону лифта, горя желанием плюнуть на всё, и тут же убежать к Нику. Справиться как-нибудь и без вещей… Но если поступить подобным образом, о её побеге станет известно слишком быстро, они не успеют затеряться, не смогут хоть не много пожить в относительном спокойствие. А ей ведь ещё надо каким-то чудом подстраховаться, что бы уберечь в дальнейшем Хантера… - Джей, пока я буду на внезапной летучке, - уверенная улыбка должна была показать ему, что ничего из ряда вон выходящего не случилось, - найди какую-нибудь сумку и покидай в неё все украшения, которые найдутся у меня в комнате. Несколько выходных платьев так же не повредят. Хочу быть неотразима в этот уик-энд.
Отдав распоряжение, Адель вызвала лифт. Когда она появилась рядом с барной стойкой, на лице не было и тени неуверенности или страха. Природное актёрское мастерство, которое лишь отточилось при работе в секторе «В», должно было спасти и на этот раз.
- Мисс Фроумен, - блондинка присела на высокий стул рядом с начальницей, по привычке закидывая одну ногу на другую, - я надеюсь, вы не слишком долго меня ждёте? Вас уже обслужили? Чем обязана такому внезапному визиту? Мой телефон вроде бы в рабочем режиме… - На губах мелькнула ироничная улыбка. Не каждый день высокое начальство лично посещает рядовых сотрудников информирования. Эта мысль неприятно кольнула сознание шпионки, но Адель запретила себе показывать охватившее её волнение, сохраняя уверенность в жестах и мимике.

+1

13

[NIC]Emma Froumen[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2p6ZM.png[/AVA]

Внешний вид

http://www.womenzone.org/wp-content/uploads/2016/04/Jennifer-Lawrence1.jpg
С собой еще черное пальто до колен и сумка со всем необходим, среди которого так же имеется заряженный пистолет.

Покидая шикарный белый особняк, Эмма уже была в дурном настроении. Встречи с руководством давно перестали приносить радость и теперь любые поклоны на ковер к Риджст начинались с тревоги, а заканчивались, как правило, злостью. Так вышло и сегодня. Слишком уж давно сектор «B» не удостаивался похвалы, это-то и раздражало. Постоянно он плелся где-то между лучшими и теми, кто позорит одним своим существованием великий Альянс. А Эмме так хотелось, чтобы ее отдел шел впереди всех с гордо поднятой головой. Но это, увы, были лишь ее заоблачные мечты, которым мешали исполниться ее же собственные подчиненные. Нет, конечно, «белые вороны», были и в других секторах, но в «B» они, казалось, удобно обосновались и начали плодиться словно кролики. То среди шпионов отыщется «крот» из других организаций, то кто-то из своих окажется крысой, предаст и бросится в бега, то какой-то вирус взломает систему и удалит важные файлы. Прямо мистика какая-то! И так каждый раз! Не успеет Эмма решить одну проблему, как появляется новая. С завидным постоянством происходило что-то плохое и именно в секторе «B»! Фроумен никогда не была набожной, не верила ни в Бога, ни в Дьявола, но все чаще и чаще она стала склоняться к версии проклятия. Ну в самом деле! Если это поможет и исправит нынешнее состояние дел, она готова была даже освятить свой отдел, лишь бы закончилась эта бесконечная черная полоса.
Пока Эмма шла к машине, она с грустью вспоминала времена, когда была одним из лучших агентов Альянса. Те дни, когда Помела смотрела на нее с восхищением в глазах и без страха отдавала юной, но подающей большие надежды Фроумен целый отдел. В течение нескольких лет Эмма оправдывала себя перед руководством, ставила одним взглядом на место тех, кто сомневался в ее возможностях и силе. Теперь ее уважали, боялись и считались с ее мнением, как с любым руководителем других секторов. Да, Фроумен «выросла», но теперь на ее долю выпали новые испытания.
Эмма удобно устроилась на заднем сидении своего черного тонированного Мерседесса, и водитель без лишних слов направил машину в сторону штаба «Информирования». Не успели они выехать из престижного спального района, как телефон руководительницы сектора «В» зазвонил.
- Фроумен. – Произнесла она, вытащив мобильный из сумки и приложив аппарат к уху. В течение минуты она молча выслушивала доклад, лицо ее становилось все мрачнее и мрачнее, а глаза злобно сверкнули. – Я все поняла. Спасибо, ты свободен. – Холодным, как лед голосом отчеканила Эмма и сбросила вызов. Удивительно, как хрупкий айфон не разлетелся в щепки от той силы, с которой она его сжала. Тяжело вздохнув и скрипнув зубами, Эмма постаралась успокоиться. Очередная напасть свалилась на ее голову. Какое-то время девушка размышляла над тем, что стоит предпринять и как действовать дальше, а потом отдала распоряжение водителю: - Меняем маршрут, Уильям. – Фроумен продиктовала адрес клуба Адель Риверз, которая являлась ее подчиненной, и чей домашний адрес был в базе, проникнуть в кою не составило труда со своего мобильного телефона. Отдав указания шоферу, руководительница «Информирования» позвонила на один из номеров, что стоял у нее на быстром наборе. – Доброго утра, это Эмма Фроумен. Вышлете мне пять или шесть своих ребят. – Приторно сладким голосом попросила она у главного в "атаке". – Да ничего серьезного, просто припугнуть кое-кого надо. О, премного благодарна. – И лидер сектора «В» назвала имена агентов, с которыми уже работала раньше и которые ей понадобятся сегодня для проведения воспитательных работ. К счастью, на текущий день не планировалось конкретных операций и ей легко предоставили запрошенных ребят из конкурирующего сектора. Они должны были подъехать сразу к клубу Риверз. Адрес Эмма скинула сообщением. Закончив с приготовлениями, она откинулась на спинку кресла и тяжело вздохнула. Ох уж эта Адель, и она пошла по стопам Гаурфорд. Шпионки сектора «В» в последнее время все чаще разочаровывали. Этого следовало ожидать. Молодые, красивые, у них еще ветер в голове, однако такого предательства, как личные связи с врагом, Эмма от них не ожидала. Сначала на этом прокололась Изабелла, заимев симпатию к лидеру Просвещенных, а теперь еще и Адель. Риверз уже подозревалась в измене и даже была наказана, однако судьба Гаурфорд ее тогда миновала. Фроумен самолично защищала Риверз перед Помелой, опровергая клевету и умоляя дать девушке второй шанс. Однако Эмма не достигла бы таких высот в карьере, если бы верила всем на слово. После того инцидента она поставила слежку за Адель. Найти шпиона для шпиона было трудно, но Фроумен нашла лучшего из лучших, и вот он отчитался, что ее подчиненная встречалась с тем же самым охотником, на котором и погорела. Выходит, Риверз была виновата и в первый раз, однако не поняла своей ошибки и продолжила предавать Альянс. Второй измены Эмма простить не могла. Она не стала ловить Адель с поличным возле какой-то церкви за городом, однако следила за ее передвижением по GPS. Лучше подождать в клубе, рано или поздно она вернется домой. Долго ждать не пришлось. Фроумен успела выпить только одну чашку кофе, когда один из агентов, расставленных по всей территории, доложил о том, что Риверз приехала и ни одна, а с тем самым охотником. «Какая беспечность и наглость» - фыркнула про себя Эмма, начиная закипать. – «Вот ты и попалась, Ада»
- Займитесь охотником, - приказала кому-то Фроумен в телефонную трубку.
- Ликвидировать? – Уточнил мужской голос. Девушка несколько секунд размышляла.
- Нет, взять живым и отправить в сектор "А". Его смерть не должна быть бессмысленной. Пусть сначала расскажет нам о том, что знает, а уже потом отправится на тот свет.
Эмма сбросила вызов и положила мобильник на барную стойку. Ее будут держать в курсе всего, что происходит, а поэтому нельзя пропускать важные звонки. Теперь оставалось только дождаться Адель. Вскоре появилась и она, запыхавшаяся, но сияющая улыбкой и уверенностью в себе. Ах, как же Эмма обожала смотреть на то, как ей лгут в глаза, при этом зная правду. Ей нравилась Адель, они были приблизительно одного возраста и, несмотря на разницу в должностных положениях, Фроумен относилась к блондинке более чем уважительно. До этого инцидента Риверз сердцем и душой была предана Альянсу, ей нравились его идеалы и она во всем была согласна с руководством. Работу свою не всегда выполняла чисто, но упорства этой девушки было не занимать. Иногда Эмма даже подумывала сделать Адель своим заместителем, однако теперь об этом не может быть и речи. Былое уважение лопнуло, как мыльный пузырь. Фроумен терпеть не могла лицемерия, чем сейчас и занималась ее подчиненная, улыбаясь и делая вид, что все в порядке, но еще больше она ненавидела предательства.
- Мисс Фроумен, я надеюсь, вы не слишком долго меня ждёте? – Пропела шпионка, садясь на соседний барный стул.
- О нет, буквально десять минут. – Эмма слащаво улыбнулась, принимая правила игры. – Адель, дорогая, с тобой все в порядке? Ты такая бледная… И что за траурная одежда?
- Вас уже обслужили?
- Да, не беспокойся, - кивнула начальница, бросая хитрый взгляд на напряженного бармена. Он слышал о чем говорила Фроумен, пока хозяйки клуба не было, но предупредить никак не мог. – У вас здесь прекрасное обслуживание.
- Чем обязана такому внезапному визиту? – После обмена любезностями Адель поинтересовалась целью неожиданного прихода начальства. - Мой телефон вроде бы в рабочем режиме…
- Это было спонтанно. Просто проезжала мимо и решила заехать поздороваться. – Успокоила Эмма, вежливо улыбнувшись. – И была приятно удивлена. Твой клуб просто загляденье. Растешь и развиваешься, Адель, браво. – Из-за барной стойки вышел Стивен Раш и остановился за спиной Фроумен, буравя шпионку взглядом. – Поговорим у тебя в кабинете? – Поднимаясь со своего места, предложила Эмма, но по тону ее голоса и поведению было ясно, что это не вопрос, а утверждение. – Еще чашку кофе в кабинет мисс Риверз, - по-хозяйски бросила она бармену и двинулась к лестнице, не дожидаясь Адель. Стивен, включив свою способность, направился за ней. – А где ты была? – Словно желая поговорить о чем-то будничном, спросила Эмма, как только Риверз ее догнала.

http://sg.uploads.ru/iHE3D.gif
[SGN]-[/SGN]

+2

14

Цена свободы и жизни это вечная бдительность, особенно если ты являешься мертвецом для правительства, наемным убийцей для людей и просвещенным охотником для мутантов. Такому разностороннему человеку всегда надо быть начеку. Никому нельзя доверять, даже самым близким людям, потому что в момент опасности они будут защищать только себя и с легкостью предадут. Верь, но оглядывайся и не теряй бдительности. Как говорится, лучше перебдеть, чем недобдеть. Но Хантер совершил ошибку. Рядом с Адель он потерял бдительность, и расплата не заставила себя ждать.
Наемник сидел в машине, ожидая возвращения уже бывшей шпионки альянса. Ради него Риверз отказалась от всего, что у нее было, и этим она показала Нику, как сильно его любит и на что готова пойти ради того, что бы быть рядом с ним. Она согласилась уехать на край света с собственным убийцей и начать жизнь с чистого листа, забыв обо всем и всех. Это был настоящий подвиг во имя любви. Охотник зауважал решительность Адель, а может ее легкомысленное безрассудство. Он и сам не ожидал, что предложит ей уехать, это случайно сорвалось с языка в момент злости, но о своих словах мужчина не жалел. Чем больше он об этом думал, тем реальнее все видел. Хантер понимал, что не может всю жизнь убивать мутантов. Когда-нибудь это станет его собственной погибелью. Он умрет, так и не оставив на земле наследие после себя. Ник не планировал жениться еще раз, не думал, что у него опять будут дети, однако он устал от жизни убийцы и хотел уже отдохнуть – пожить в свое удовольствие где-то далеко от всего этого прогнившего мира. Они вместе с Адель решат куда уедут, но сейчас в минуты долгого ожидания Хантер видел небольшой дом и прилегающую к нему ферму, где они со шпионкой альянса будут выращивать овощи, фруктовые деревья, лошадей и другой скот. Риверз научиться рано вставать, чтобы покормить кур, подоить коз и коров, а потом отправить их на пастбища. Затем она займется маленьким огородом: будет полоть грядки, поливать и собирать урожай. А еще она полюбит готовить, и часами будет колдовать на кухне, чтобы накормить любимого мужчины вкусным обедом и при этом его не отравить. Ник же будет заниматься тяжелой мужской работой: вспахивать поля, косить траву и собирать ее в стога, убирать навоз, чистить и объезжать лошадей. ЗА домом будет следить, чтобы каждый гвоздь был забит, чтобы вода поступала, был свет и газ. Вечерами они будут гулять по полю, держась за руки, и выбирать, какая из звезд светит им ярче всего. Или же, когда спадет жара, вместе кататься на своих лошадях. Чем больше Ник тонул в своих мечтах и фантазиях, тем больше ему нравилась идея с деревенской жизнью. Свежий воздух, покой и никаких врагов, кроме, возможно, слишком завистливых соседей.
Хантер нажал кнопку на панели водительской двери, приоткрывая окно со своей стороны. Он решил скрасить ожидание перекуром. Всё равно Адель, вопреки наставлениям, будет собираться дольше, чем положено. Она же женщина, а они всегда медлительны в вопросах сборов. Наемник достал пачку из кармана, извлек сигарету, зажигалку и прикурил. Сероватый дым неровно поплыл на улицу. Кот в переноске на заднем сидении протяжно и злобно «зарычал». Это было не типично для него. Рыжий зверь на дым реагировал равнодушно, успев к нему привыкнуть за долгие годы жизни с хозяином-курильщиком, а значит, причина злобы была не в этом. Клетка? Да он скорее буянил бы внутри, заставляя переноску ходить ходуном, чем просто сидеть и предупреждающе выть. Что-то было не так, и Ник моментально нахмурился, прислушиваясь к инстинктам животного, однако было уже поздно. Последнее, что он помнил – это художественный свист, напевающий неизвестную ему мелодию. Музыка парализовала охотника, когда ему хотелось заткнуть уши. С такими мутантами он еще не встречался, но по базе ордена знал, что есть так называемые сирены. Именно один из сирен насвистывал гипнотизирующую мелодию. Он заставил Ника выбросить сигарету и выйти из машины, после чего наемник получил удар прикладом по затылку и моментально вырубился. Что происходило дальше, он не знал.
Хантер совершил ошибку. Он потерял бдительность и поплатился за минутную беспечность. Как наивно было верить, что Ник может уехать и зажить счастливой жизнью далеко отсюда? Дурак. Теперь его жизнь была в руках захватчиков, а в том, что это мутанты, сомневаться не приходилось. Что сделают они с охотником? И откуда взялись? Никто не знал, что он поедет в клуб, кроме… Адель. Девочка, неужели ты заманила меня в ловушку и предала? Что ж… наверное у тебя были на то причины.

+1

15

Адель отчаянно пыталась делать хорошую мину при плохой игре. Так человек, прикрыв за собой кухонную дверь, за которой разгорается жаркое пламя, стоит и беспечно улыбается пришедшим к нему людям. Делает вид, что всё в порядке. Огонь же уже лижет оранжевыми язычками баллон с газом. Взрыв грянет буквально через минуту, но на лице безумца улыбка, а в сердце яркая надежда. Может, пронесёт? Вдруг обойдётся? Не пронесёт и не обойдётся, но признать это не хватает душевных сил. Тогда все её мечты в одночасье стали бы пеплом, а сама она сгорела бы изнутри. Глупая, она забыла, что счастье не бывает в подарок и просто так. За него необходимо биться, и никогда нельзя отступать, пусть даже весь мир обернётся против. А что сделала Риверз для того, что бы обрести желаемое? Нашла источник своих чувств, остальное решил за неё и теперь исполнял Хантер. Не бывает таких щедрых подарков, да и не должно быть, иначе счастье обесцениться. Пламя уже пожирало газовый баллон, но Адель не хотела верить в то, что это конец.
Шпионка с радостью бы послала свою начальницу на все четыре стороны и сбежала к охотнику, но именно желание оградить его от суровой расправы, пригвождало к барному стулу и заставляло улыбаться. Беспечно и открыто, как всегда. Перед собой Адель видела женщину не многим старше себя. Тоже блондинку, тоже бывшую шпионку. Они были похожи в любви к Альянсу и в желании послужить этой организации. Иногда Риверз ловила себя на мысли, что смотрят они на многие вещи одинаково, казалось бы, должно быть идеальное сотрудничество и взаимопонимание, но кое в чём Адель была слабее. И выяснилось это совсем недавно. В самом начале своей работы на фракцию молодая шпионка считала, что не остановиться ни перед чем, добиваясь результата и должностного роста, выслуживаясь перед начальством и зарабатывая уважение коллег. Теперь же, нет. Впрочем, тот, кто мог остановить её и диктовать свою волю, наверное, и не подозревал об этом.
Девушка периодически поглядывала на своего бармена. Хороший парень, молодой, амбициозный. Он работал у неё уже пару лет, и никаких нареканий не было. Адель любила болтать с ним в свободную минутку, а уж какие коктейли изготавливал этот виртуоз, описать словами сложно, нужно пробовать. Теперь же Дик казался ей зажатым, а нервные движения явно говорили о нестандартной ситуации. «Ничего, выкручусь. Не пришла же Фроумен меня арестовывать лично, да и повода как будто нет…». Блондинка опустила голову и усмехнулась подобной гипотезе. Обычно Эмма не снисходила до дежурной работы и вмешивалась в процесс лишь в исключительных случаях. Так что же поменялось? Риверз и на йоту не поверила, что Эмма заскочила к ней выпить чашечку кофе. Этой женщине что-то было нужно, но почему именно сейчас? Как же не вовремя!
– И была приятно удивлена. Твой клуб просто загляденье. Растешь и развиваешься, Адель, браво. – Блондинка слушала начальницу в пол уха, пытаясь разобраться в её мотивах и при этом скрыть собственное волнение.
- Спасибо, - девушка говорила учтиво, но без должной радости, которая неизменно присутствует у любого собственника, детище которого кто-то расхваливает. Краем глаза она распознала движение позади себя и обернулась. К ним подошёл высокий мужчина, лет 35 от роду, с самым серьёзным видом встал за спиной Фроумен, явно показывая с кем он здесь оказался. «А вот это уже совсем не хорошо…»
- Стивен, - ей казалось, мышцы лица сейчас сведёт судорогой, потому что продолжала растягивать свои губы в обворожительной улыбке, душевных сил на которую почти не осталось. Адель знала этого человека, но близко знакомы они не были. Самым же дерьмовым пунктом во всей этой ситуации была его сверхспособность. Рядом с ним девушка чувствовала себя уязвимой и беспомощной, он блокировал любой дар, и пусть степень развития собственного была не высока, но этого хватит, что бы лично её стереть в порошок. – Рада видеть у себя в гостях, мистер Раш.
- Поговорим у тебя в кабинете? – Риверз вновь вернула свой взгляд на Эмму и поджала губы, проявляя лёгкую степень недовольства. Время. Минуты бегут скоротечно. У неё было слишком мало времени, что бы собраться, на общение же с Фроумен его не было в принципе. Но уж лучше Ник уедет, так и не дождавшись глупой девчонки, которая наверняка просто испугалась. Пусть так. Хотелось бы надеяться, что Хантер воспримет её отсутствие именно в этом ключе и не станет подвергать свою жизнь опасности, задерживаясь дольше отведённого срока. – Еще чашку кофе в кабинет мисс Риверз.
«Однако какое самоуправство!» Адель слегка задержалась, пытаясь взять себя в руки и разглядывая удаляющиеся фигуры Эммы и Стивена. Конечно же, руководство бывало в её клубе и знало, куда идти. Но без её личного присутствия, зайти в кабинет не выйдет. Хоть где-то Риверз постаралась на славу, защищая возможную утечку данных всеми известными методами.
- Дик, сделай три порции, две с коньяком, - «А ещё лучше в коньяк накапай пару капель кофе». Ада прищурилась, пытаясь понять, что происходит с барменом. – Что-то случилось? – Нет, нет у неё времени… - Ладно, - она обречённо махнула рукой, - потом расскажешь.
Ободряюще подмигнув бармену, шпионка поспешила нагнать Фроумен, которая успела уже вызвать лифт. Адель намеренно встала между ней и Рашем, как будто желала показать, что не напугана присутствием сотрудника атаки, да и вообще, ей скрывать нечего.
– А где ты была? – Такая будничная фраза, но какой пласт эмоций умудрилась сейчас задеть. Она была в аду отчаяния, успела побывать на седьмом небе от счастья, а теперь стремительно катилась вниз, обратно на сковородку. И всё это за неполный день.
- Я была у гинеколога, - столь же будничный тон, как под копирку. И плевать ей на присутствие мужчины, авось испугается и сам сделает ноги. Впрочем, из лифта, в котором они теперь поднимали на третий этаж, не особенно-то и выскочишь. – Ваш визит оказался очень кстати, поговорим о насущном прямо сейчас. – Блондинка скромно улыбнулась, отчаянно желая, что бы на щеках проступил румянец, но краснеть Адель разучилась давно. Когда створки лифта распахнулись, шпионка, не теряя времени, направилась в свой кабинет. Дверная ручка привычно холодила своим металлом, считав её отпечаток пальца, электронный замок бесшумно открылся, предоставляя возможность попасть в кабинет. Всё здесь было знакомо, всё создано с любовью и для себя. На миг сердце неприятно защемило, напомнив, что она уже отказалась от домашнего уюта. Променяла обустроенную жизнь на неизвестность с заведомо трагичным финалом. «Глупая, что же ты делаешь…»
- Прошу, располагайтесь, - Риверз вскинула голову, загоняя свои чувства обратно под непроницаемую маску радушной хозяйки. Сама девушка обошла письменный стол и устроилась в своём любимом кресле. – Не хочу откладывать в долгий ящик свою просьбу, мисс Фроумен, - Адель дождалась, пока все рассядутся, и продолжила. – Мне нужна неделя отгула по состоянию здоровья. Ну, или готовьтесь к тому, что придётся оформлять декретный отпуск… - Девушка развела руками и с улыбкой откинулась на спинку кресла. Недели им хватит. Должно хватить. Время, беспощадная ты сволочь. Его никогда не бывает вдоволь. Есть только две крайности – слишком много и катастрофически мало. Сейчас истекали последние отведённые ей секунды. Риверз ощущала их с каждым ударом собственного сердца, но ничего не могла поделать. «Уезжай, Ник, не жди!» Девушка на миг прикрыла глаза, вспоминая прощальный поцелуй, который по наивности считала ключиком к началу новой жизни. И эти глаза, в которых хотелось раствориться без остатка… Выпрыгнуть в окно, лишь бы задержать его машину, уже не казалось идиотским поступком. – Так я могу рассчитывать на вашу помощь в этом вопросе? – Адель не понимала, как ей удаётся говорить, когда хотелось кричать от бессилия. Как она ещё способна улыбаться, чувствуя, что жизнь утекает сквозь пальцы каждый миг, проведённый НЕ рядом с ним. Голубые глаза отыскали на противоположной стене часы. В дверь постучали в следующую секунду, как истёк последний срок.

Приблизительный вид кабинета

https://pp.userapi.com/c638117/v638117245/385d5/OfjxoNDehIk.jpg

+1

16

[NIC]Emma Froumen[/NIC]
[AVA]http://s0.uploads.ru/t/wgiPQ.png[/AVA]

Доверие – вещь крайне хрупкая. Заполучить его в первый раз не так уж и сложно, однако обманув или предав единожды человека, который вам доверяет, вы теряете его расположение к себе чуть ли ни навсегда и вернуть прежнее доверие снова будет крайне тяжело, если вообще возможно. Адель, увы, подорвала доверие к себе еще в прошлом году, когда ее заподозрили в помощи охотнику из ордена Просвещенных. Доказательств сию преступлению не было, но свидетели утверждали, что она осознанно спасла жизнь врагу. Такое Черный Альянс простить никак не мог, это было предательство. Риверз отпиралась, как могла и утверждала, что все это ложь и наглая клевета. Высшее руководство в лице Помелы Риджст ей не поверило, но поверила начальница сектора «В» и сделала всё возможное, что было в ее силах, чтобы непутевой шпионке дали второй шанс. Увы, наказания избежать не удалось, но месяц в карцере это не казнь с лишением жизни, к тому же после амнистии ей даже разрешили вернуться к прежней работе. Однако доверие все-таки было подорвано. Эмма хотела и продолжала верить, что человек из ее отдела не способен на предательство, но все же была вынуждена установить слежку за Адель. Долгие месяцы Риверз являлась прекрасным примером для подражания всем сотрудникам сектора «В» и тени сомнений постепенно рассеивались. Как жаль, что всё это было лишь лицемерием и очередной попыткой обмануть людей, которые умнее, опытнее и слишком давно «варятся» в Альянсе, чтобы поверить маленькой глупой дурочке, решившей обвести их вокруг пальца. Эмме было лишь не понятно ради чего или кого Риверз бросает рай и предает Бога, ведь, по сути, во фракции, она как сыр в масле каталась. Обычно люди врут только по двум причинам: они хотят выгородить себя из какой-то ситуации или хотят защитить кого-то, кто им по-настоящему дорог. Что-то подсказывало, что Адель умудрилась вляпаться сразу в две категории. Размышление Фроумен были прерваны возвращением виновницы этой случайной встречи. Риверз догнала гостей у лифта и, продолжая улыбаться во все 32 зуба, излучать спокойствие и уверенность в себе, торжественно заявила, что была у гинеколога. Эмма округлила глаза, Раш поперхнулся.
- Кхем… - Облизнув губы, руководительница сектора «В» подняла брови. – Ты всегда обескураживала своей откровенностью. – И это было правдой. Риверз не признавала никаких правил приличия, считая, что все что естественно, то не безобразно. Отчасти Эмма была с ней солидарна, но не в вопросах интимной гигиены и посещения женского врача, во всяком случае, уж точно не стоит озвучивать такие подробности при мужчине. Бросив косой взгляд на Раша, Фроумен отметила, что тот быстро взял себя в руки и притворился глухим, однако бледнота еще не успела сойти с его каменного лица. «Если дела пойдут так и дальше, то придется Стивена защищать от Адель, а не наоборот» - Эмма вернула свое внимание к Риверз и уже в лифте была заинтригована тем, что та хочет серьезно переговорить с ней. Сложить два плюс два не составило труда. Гинеколог, срочный разговор… «Уж не собралась ли ты, подруга, в подоле мне принести?» - подумала блондинка, бросив осуждающий и даже брезгливый взгляд на совершенно плоский живот шпионки. Пока это были лишь догадки, которые либо подтвердятся либо их опровергнут, но лучше такие новости узнавать сидя в удобном кресле. Лифт довольно быстро перенес хозяйку клуба и ее гостей на третий этаж, где миновав коридор, все попали в кабинет в стиле барокко. Сама комната, по мнению Фроумен, была маленькой, а мебель слишком громоздкой, хотя и в богатом аристократичном стиле, так не идущем легкомысленной кокетке. Эмма поморщила носик, ощущая, как на нее давят стены и шкафы, но делать было нечего, и она прошла к столу, опустившись на стул для посетителей. Когда Адель посадила и свою попу в кресло, она перешла к делу, заявив, что ей срочно нужен отпуск на неделю или через приблизительно девять месяцев ей потребуется уже декретный отпуск. Брови Фроумен снова взлетели вверх, но в глазах уже не было столько шока. 
- Дорогая, - сочувственно произнесла она, напыщенно прикладывая руку к сердцу, - как же тебя так угораздило? Ты разве не слышала о разных способах контрацепции?
Шпионка в ответ лишь развела руками и извиняющее улыбнулась. Стоит ли упоминать, что в глазах ее не было ни капли стыда? Только паника и страх.
– Так я могу рассчитывать на вашу помощь в этом вопросе?  - Уточнила Риверз, наивно захлопав ресницами.
- Конечно! – С наигранной заботой заверила руководительница, слегка наклоняясь к столу и накрывая своей ладонью руку шпионки. – О чем речь! Избавляйся быстрее от этого ублюдка, это же такой позор рожать от охотника. – На последнем слове ее голос стал металлическим. Тон явно говорил о том, что Фроумен не дура и обмануть ее не получилось. Эмма не без удовольствия увидела, как Адель вздрогнула, а ее рука похолодела, словно у мертвеца. В дверь постучали, тем самым прервав разоблачение шпионки. Блондинка убрала руку от Риверз и вальяжно облокотилась на спинку кресла. – Войдите. – По-хозяйке разрешила она. В напыщенный кабинет вошла стройная миловидная официантка с подносом в руках. В гробовой тишине она расставила чашки и быстро покинула комнату. – Итак, - желая возобновить разговор, начала Фроумен, закидывая ногу на ногу и не спуская цепкого взгляда с подчиненной. – ты говоришь, что была у гинеколога, а GPS зафиксировал тебя в церкви, неподалеку от кладбища. Странно. Ходила грехи замаливать после гинеколога? – С издевкой и усмешкой спросила Эмма. – Или место на кладбище себе присматривала? Не морочь мне голову, Риверз. Ты что снюхалась с охотником из Ордена? Совсем перекисью мозги выжгло? – Уже совсем не по-доброму прошипела блондинка. На ее губах больше не было улыбки, а глаза пылали яростью.

http://sg.uploads.ru/iHE3D.gif
[SGN]-[/SGN]

+2

17

Когда-то давно Риверз имела свой дом. Его выстроил отец, обустроила мать, а она любила всем своим маленьким сердечком абсолютно счастливого ребёнка. Те дни давно прошли, но недаром люди всегда подсознательно стремятся повторить судьбу родителей, а так же пронести через всю жизнь то, чем наградили их в детстве. Дом всё ещё стоял на своём законном месте, но там жили другие люди. Даже отец по прошествии лет стал отдаляться. Он до сих пор оставался любимым и любящим, но чужим. Да, бывает и так. Немудрено, что Адель потребовался новый дом. Он не обязан иметь адреса или быть привязанным к какому-то определённому месту, это может быть простое состояние души, но самое важное - в нём тебя должны ждать, поддерживать и понимать. Блондинка с ужасом осознавала, что ни этот кабинет, где она воспроизвела обстановку, что окружала её отца за работой и так полюбилась папиной дочке, которая часами могла за ним наблюдать, ни весь клуб, возведённый ею чуть ли не с фундамента, не могли претендовать на звание "дома". Она была здесь одна. Всё было создано для её уюта и безопасности, но в кирпич не вложишь душу. Сердце "дома" стучало в каждой груди сотрудника Альянса. Именно они дали ей это ощущение тепла и поддержки. Как и в каждой семье, не обходилось без интриг и распрей, но на то они и люди. Сверхлюди, если уж на то пошло, а значит и масштаб соответствующий. А теперь не будет и их. Всё придётся начинать сначала, но получиться ли это сделать? Она с разгона ворвалась в бесконечный тоннель неопределённости, но будет ли выход и что её там ожидает? Ник Хантер? Его любовь и забота? Или краткая агония существа, которое по собственной глупости шагнуло в пропасть и теперь летит на скалы, от чего-то удивляясь такому исходу? Пока не достигнешь дна, не поймёшь. Впрочем, девушка ещё могла, нет, не остановить, но замедлить это падение. Если врёшь, ври до конца. Ври, как никогда не врала и пусть ложь на губах окажется настолько самозабвенной, что будет с привкусом правды для всех, включая тебя.
Именно этим и занималась хозяйка клуба. Адель сказала первое, что пришло на ум, и кажется, попала в точку с этим гинекологом, потому что Раш теперь на неё даже глаз не поднимал, а Эмма выглядела, мягко говоря, удивлённой. "Только бы справку не потребовала, иначе придётся искать беременную, заставлять проходить врачей, подделывать результаты..." Представив этот дурдом, который сама же себе и организовала, Риверз впервые за этот вечер улыбнулась вполне искренне. Улыбнулась и откинулась в кресле, осторожно опустив ладони на зелёное сукно столешницы. Весь её вид говорил - я открыта, скрывать мне нечего. И о контрацепции она знает больше всех, но вот не свезло, с кем не бывает. Не ругайся начальница, всё уладим, всё утрясём, дай только время...
- Конечно! - Судя по выражению лица, Фроумен всё-то понимала и шла ей на встречу. Вот только в сердце отчего-то образовался холодный ком, а затем принялся расти, пожирая лёгкие и мешая сделать вдох. Адель вдруг поняла, что сейчас две актрисы репетируют перед премьерой. Она делала то же самое - играла. Но руку свою не убрала от властного жеста главы информирования. – О чем речь! Избавляйся быстрее от этого ублюдка, это же такой позор рожать от охотника.
Риверз вздрогнула, как от пощёчины. Да это она и была, самая настоящая оплеуха, заслуженная и меткая, хоть и моральная. Сердце отказалось биться. Всё, хватит, дальше всё равно не имеет смысла жить - она раскрыта. Но если врёшь... Бровки шпионки удивлённо взлетели вверх, а на губах заиграла растерянная улыбка. Ещё бы голос вернулся, но Фроумен спасла положение, лично дав прислуге разрешение войти. Адель не представляла, что делать дальше. Она бездумно следила за горничной, которая расставляла фарфоровые чашки и искренне пыталась найти решение, хоть какую-то лазейку, но тщетно. Как только за прислугой закрылась дверь, шпионка тяжело выдохнула и обратила свой взгляд на Эмму.
– Итак, ты говоришь, что была у гинеколога, а GPS зафиксировал тебя в церкви, неподалеку от кладбища. Странно. Ходила грехи замаливать после гинеколога? - Риверз коротко усмехнулась, но промолчала. Она скрестила на груди руки, слегка привалившись к спинке кресла, и просто смотрела на Фроумен. Почему-то в голове образовалась звенящая пустота. Весь поток беспорядочных мыслей сменился штилем. И только одно постоянно всплывало, помогая не провалиться в эту отрешённость из-за шока - ври до конца. - Или место на кладбище себе присматривала? Не морочь мне голову, Риверз. Ты что снюхалась с охотником из Ордена? Совсем перекисью мозги выжгло?
- Вы, должно быть, шутите? - Адель слегка наклонилась в сторону бушевавшей начальницы и скептически приподняла одну бровку. Взгляд Эммы говорил об обратном, а еще рекомендовал запастись огнетушителем, так как Риверз рисковала изжариться на месте под столь "пламенным" взором. - Ну, надо же, - ответ тут был очевиден, - серьёзно...
Шпионка вдруг поняла, что нет выхода. Для неё нет. Однако если чего-то не хватает, это всегда можно создать, возвести собственноручно или сломать преграду, так нежданно вставшую на пути.
- У меня только один вопрос, - девушка говорила с улыбкой, но в её голубых глазах начинало заниматься пламя, столь же всепожирающее, как и у женщины напротив. - Вы пришли к предателю фракции, вы бросили ему в лицо обвинения, и вы всерьёз рассчитываете после этого благополучно покинуть его дом?
Её снисходительная улыбка постепенно трансформировалась в усмешку, которая не предвещала ничего хорошего. Риверз медленно сняла через голову ремешок сумочки и положила её на край стола перед собой. Пальчики быстро скользнули внутрь. В образовавшейся тишине был отчётливо слышен звук снятого предохранителя. Будь на месте этих двоих кто-то ещё, и подобное ни о чём бы им не сказало, но Фроумен и Раш должны были понимать, что отныне один из них под прицелом. Пуля прошьёт насквозь дно сумки и угодит точно в цель, весь вопрос - в кого именно? Адель медленно переводила свой взгляд с мужского лица на женское. Естественно, ей самой не уйти живой из этой комнаты, один из них среагирует. Член сектора "А" скорее словит пулю лично, чем даст возможность убить Эмму. Но может, именно на это Риверз и рассчитывала? Блондинка убрала руку и откинула сумку от себя.
- Чёрт! - Адель рассмеялась с некоторыми нотками обречённости. Собственноручно всадить пулю в тех, кто всегда прикрывал ей спину? На такое не способна даже она. Риверз совершила много проступков, но забирать в свою могилу кого-то из Чёрного альянса, она не собиралась. - Эмма, - девушка усмехнулась и покачала головой, - ни один из охотников или тех, кто связан с Посвящёнными, не причастен к моему визиту к гинекологу. - Блондинка говорила с полной убеждённостью, проникновенно заглядывая ей в глаза. И не было в её фразе ни единого слова лжи. Впрочем, как и не было ребёнка, но это уже детали. Грустная, но мягкая улыбка появилась на её губах. Таких выходок с устрашением не прощают, но пока её будут допрашивать, Хантер сможет уехать далеко, за край горизонта, туда, где хотелось бы верить, будет счастлив. Это лучше, чем планомерное уничтожение сверхлюдей. "Альянсу это пойдёт на пользу, да и не только ему" - почему-то отстранённая мысль мягко коснулась её сердца, разливаясь внутри тёплой волной. Странно так бывает, лишившись одной мечты, она вдруг увидела крохотный шажок к исполнению другой. Там сверхлюди живут в почёте и уважении, там они не подвергаются нападкам оголтелых фанатиков из Ордена, там мир и гармония, но там нет её...
- У тебя есть ещё какие-нибудь доказательства моей "связи", - Риверз фыркнула и закатила глаза, - с охотником, помимо внезапно обострившейся набожности и попытки её сокрыть?

+1

18

[NIC]Emma Froumen[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2p6ZM.png[/AVA]
Эмма Фроумен не являлась профессиональным психологом и профайлером, однако годы службы сделали свое дело – она научилась прекрасно читать людей, особенно тех, кто работает на нее. Так же она быстро усвоила, что чувства, как положительные, так и отрицательные, невозможно спрятать. Эмоции человека всегда на виду, нужно лишь уметь их вовремя увидеть. Счастливый и влюбленный блеск в глазах не скроешь никакими очками, а тревога, неуверенность и страх всегда найдут лазейку, чтобы прорваться именно через те прорехи, которые меньше всего контролируются их владельцами. Слабые стороны есть у всех. Так, если человек во время беседы не дает «свободы» рукам, его эмоции «выходят» через ноги — ступни начинают постукивать по полу, притоптывать или выплясывать какой-нибудь замысловатый танец. Иногда это переходит в незаметное покачивание из стороны в сторону. Перед знающим человеком правду не скроешь, даже безмолвный жест может в одно мгновение сообщить больше, чем минута диалога. Адель врала. Врала нагло, самозабвенно и отчаянно. Как Эмма это поняла? Она сама ее всему научила. Нет, конечно, когда мисс Риверз только поступила в штаб Альянса, у нее уже имелся неплохой потенциал, но оттачивать свое мастерство ее учила именно Фроумен. Любой шпион, если он хочет жить, должен уметь профессионально врать и Адель умела. Попади она в заложники, Эмма была уверена, что этот белокурый ангелок сумеет обвести всех вокруг пальца и выйти сухой из воды. Это ее работа. Умри, но сохрани тайны Альянса. Однако Риверз глубоко заблуждалась, если думала, что превзошла своего учителя в искусстве лжи и может обмануть главную шпионку фракции. Эмма очень внимательно следила за своей подопечной. Лицо Адель могло быть непроницаемым, сама она спокойной и расслабленной, однако от бдительного взора ничего не утаишь. Как только меткое слово попадало в цель, блондинка вздрагивала, у нее сбивалось дыхание, и она даже могла неосознанно моргнуть несколько раз подряд. Все это ее начальница видела и замечала. Она знала, что Риверз врет, но решила подыграть ей, правда, длилось это не долго. Начиная загонять пугливого, но все еще скалящегося зверька в угол, глава сектора «В» отметила позу Адель. Сложенные на груди руки – подсознательная попытка закрыться от угрозы, а высокомерный взгляд – демонстрация ложной уверенности. Белокурая шпионка не сдавалась, она продолжала врать даже тогда, когда Эмма поймала ее за хвост и лучшим вариантом в сложившейся ситуации нашла в ответном наступлении.
- У меня только один вопрос, - с вежливой улыбкой начала Риверз, в то время как уголки ее губ непроизвольно дергались от волнения, а глаза приобретали злобный оттенок. - Вы пришли к предателю фракции, вы бросили ему в лицо обвинения, и вы всерьёз рассчитываете после этого благополучно покинуть его дом?
Настала очередь Фроумен поднять брови вверх от изумления и улыбнуться. Неужели Адель ей угрожает? Как смело и смешно! Нет, иногда, конечно, нападение – лучшая защита, но не в этот раз. Из той же психологии одним из мощных средств построения контакта является отзеркаливание, т.е. подражание мимики, жестикуляции, интонации собеседника и даже повторение его последних слов. На бессознательном уровне такое поведение воспринимается, как единомыслие, а кому не нравится иметь дело с человеком, чьем миропонимание схоже с его собственным? Однако Эмма пока еще не запугивала Адель и от того, ее стращания были ей не понятны. Последним аккордом в глупом поведении подчиненной стало снятие пистолета, скрытого в сумочке, с предохранителя. Опрометчивый поступок. Впрочем, он нисколько не напугал Фроумен, наоборот, в очередной раз доказал, что карты Риверз раскрыты, и она до смерти напугана. А вот Раш, бедняга, напрягся. Он тут же распахнул пиджак и положил руки на два пистолета, так же снимая с предохранителя и сверля взглядом предательницу.
- А кто мне помешает? – С вызовом и игривой улыбкой спросила Эмма. – Ты? Как любопытно, загнанная в угол болонка скалит зубы, глядя в глаза доберману. Как ты смеешь мне угрожать после всего, что я и Альянс для тебя сделали? – Зашипела глава сектора «В» и, положив руки на стол, подалась вперед, сокращая расстояние между своим и лицом своей подчиненной. Не мигая она смотрела прямо в глаза лгунье. – Сколько раз ты вляпывалась в неприятности и по одному твоему щелчку выезжала группа, спасающая тебя? Сколько мы вложили в тебя, сколько дали! Да если бы не я, ты давно бы кормила червей в земле после спасения своего охотника, а не отделалась курортом в карцере. Я убеждала Риджст дать тебе второй шанс, я верила, что ты невиновна, а выходит ты все-таки предала нас. Предала свою семью и меня."Неблагодарная тварь" - Больше Фроумен не разыгрывала спектакль, не скрывала своих чувств и злости, говорила прямо, как есть. Тяжело дыша, она выпрямилась и откинулась на спинку своего стула, все так же не сводя презрительного взгляда с Адель. Раш тоже следил за каждым движением предательницы. Он крепче сжал рукоятки пистолетов, когда белокурая шпионка, усмехнувшись, вытащила руку из сумки и откинула ту от себя. Оружие так и осталось не извлечено. Стивен же напротив, выдернул пистолеты из чехлов, направил на Риверз сразу два дуло и активировал свою способность. Больше он не совершит ошибки и не поставит жизнь главы сектора под угрозу. Пока Адель, противореча своим поступкам, снова пыталась убедить начальницу, что ее поход к гинекологу не связан с охотником, Эмма услышала вибрацию телефона и достала его из кармана. Разблокировав экран, она открыла послание, в котором была фотография Ника Хантера. Вырубленного, связанного и утрамбованного в багажник собственной машины. Фроумен быстро напечатала ответное сообщение, чтобы охотника везли в сектор «А». Прежде чем убить, нужно вытащить из него все, что он знает.
- Риверз, - на усталом выдохе начала Эмма, как только Адель потребовала доказательства ее связи с врагом, - ты можешь лгать мне в лицо до последнего, но учти, чем дольше ты врешь, тем медленней и мучительней будет твоя смерть. Тебе нужны доказательства? Без проблем. – Девушка тут же набрала на мобильном чей-то номер и поднесла его к уху. Через несколько гудков ей ответили. – Вышли мне фотографии шпиона Риверз, сделанные сегодня утром. – Коротко отдала приказ и тут же отключилась. – А пока ждем, может ты предоставишь мне доказательства своего визита к гинекологу, чей офис находиться где-то на окраине города возле кладбища и церкви? Снимки узи, результаты анализов, назначение врача, может хотя бы направление на аборт? - Фроумен театрально подняла брови, ожидая ответа и прекрасно понимая, что алиби у Адель нет. – Если тебе ничего не связывает с этим охотником, то почему ты так боишься? Докажи свою преданность и все обвинения будут сняты. Раз уж тебе плевать на охотника, то вот полюбуйся. - Она разблокировала мобильный, открыла фотографию связанного Хантер и, положив телефон на стол, пододвинула его к своей подчиненной, внимательно при этом следя за реакцией. – Мы поймали его. Сначала его ждут пытки, потом смерть. Думаю, к вечеру управимся. Любопытно послушать, что он нам расскажет. - Эмма широко улыбнулась, продолжая загонять шпионку в угол и готовая в любой момент схватить ее сумку с пистолетом, тем более, что после того, как Риверз ее отшвырнула от себя, расстояние до нее у обеих было одинаковое. - Пока ждем фото-отчет с твоим участием от моего человека, давай посмотрим запись за последние полчаса с твоей видеокамеры, установленной на черном входе. - Но не успела Фроумен раздавить свою подчиненную, как в дверь постучались и после разрешения, в кабинет вошел мужчина с какой-то переноской. – Какой прелестный котик! – Замурлыкала Эмма, когда клетку с рыжим котом поставили на письменный стол. Еще одно доказательство того, что Ник пойман. Животное шипело и рычало, пребывая в злобном расположении духа, но решетка мешала ему расцарапать лицо окружающим его людям. – Ну, так что там с видеозаписями, дорогая? Посмотрим?

+1

19

Когда на человека стремительно несётся горная лавина, которая готова похоронить его под необъятной толщей снега, останавливать её голыми руками будет одной из самых идиотских затей. Впрочем, как и бежать без оглядки. Да что ни предприми, а стоит снежному пласту дрогнуть и устремиться вниз – всё, песенка спета. Жалкий маленький человечишка где-то там, у подножия вечных горных хребтов, обречён. И с каждой секундой угроза лишь нарастает, показывая себя во всей первобытной красе. Адель буквально кожей ощущала, как на неё неумолимо катиться смерть. И пусть на сей раз ей были присущи другие очертания, своей угрозы она не растеряла, а даже увеличила. Погибнуть одной – пожалуй, к этому Риверз была готова. Слишком многое ей осточертело в этом мире, где нельзя проявлять свою истинную сущность, нельзя быть с тем, без кого сердце отказывается биться, нельзя любить. Но что делать, если отчётливо осознаёшь нависшую смертельную опасность над тем, кто стал дороже собственного благополучия? Остаётся лишь пытаться отвлечь на себя лавину и дать возможность другому благополучно избежать гибели. Глупая затея, но она работала, потому что Фроумен накинулась на свою подчинённую, обвиняя её в предательстве. Да если б только эта женщина знала, насколько паскудно Риверз чувствовала себя, идя на это преступление. Ей и без всех громких фраз о неблагодарности и подорванном доверии казалось, что жариться на сковородке и как пресловутый уж, старается вывернуться. Адель никогда бы не пошла на подобный шаг, никогда… Но человеческая природа слишком сильна в сверхлюдях и своей силой делает их слабыми. Блондинка отвернулась от Эммы. Что тут возразить? Она права. Краем глаза девушка отметила, что отныне находиться на прицеле у Раша, но страха не прибавилось – его и так было предостаточно, больше уже некуда.
- Риверз, - усталый вздох начальницы был сопровождён вопросительным взглядом подчинённой, - ты можешь лгать мне в лицо до последнего, но учти, чем дольше ты врешь, тем медленней и мучительней будет твоя смерть.
- А меня уже приговорили? – Адель не удержалась от ехидного смешка. Конечно, смерть, что же ещё? Но кто сказал, что перед смертью не надышишься? И надышишься, и наговоришься. Да многое можно успеть, учитывая, что все пути открыты, потому что терять-то уже нечего.
- Тебе нужны доказательства? Без проблем. – Риверз скрестила на груди руки, с интересом наблюдая за Фроумен. На миг ей даже стало любопытно, где конкретно она умудрилась проколоться, но затем вновь пришла апатия и страх за Хантера. Не так уж важно – где именно, гораздо важнее понять, что теперь с этим делать. Эмма быстро отдала приказ по телефону и переключалась на дальнейшее уличение во лжи. - Снимки узи, результаты анализов, назначение врача, может хотя бы направление на аборт?
- О! Конечно, без проблем! – Адель воодушевлённо закивала, понимая, что её игра давно раскрыта. – Только мне нужно сбегать за ними вниз, оставила папку в машине… - Она начала приподниматься, но жёсткий взгляд сотрудника атаки и его недвусмысленное движение рукой с пистолетом усадили её обратно. – А с другой стороны, к чему это, ведь правда подтвердиться в любом случае…
Девушка тяжко усмехнулась и расслабленно прикрыла глаза ладонью. Ей требовалась передышка, ей нужно взять себя в руки, что бы продолжать играть выбранную роль.
– Если тебе ничего не связывает с этим охотником, то почему ты так боишься? – Фроумен настаивала на своём.
- Я не боюсь за себя, - Адель со спокойствием и некоторой долей отрешённости встретилась взглядом с начальницей. Даже самый лучший психолог не сумел бы найти в этом взгляде и мимике намёк на обман просто потому, что его там не было.
- Докажи свою преданность и все обвинения будут сняты. Раз уж тебе плевать на охотника, то вот полюбуйся. – Девушка опустила глаза на дисплей телефона, который был отправлен хозяйкой в её сторону. Сердце Риверз неприятно кольнуло от одной этой фразы, а затем она и вовсе забыла, как дышать. Ник был у них в руках. Он УЖЕ найден, схвачен и приговорён. Адель пыталась остановить лавину, не замечая, что та покамест обошла её, но похоронила под собой Хантера. Девушка медленно, будто воздух вокруг неё резко стал плотнее вязкого киселя, протянула руку к телефону и взяла его, разглядывая фотографию. Не помогло, всё тщетно. В глазах застыла обречённость, а слова никак не шли, в горле как будто пересохло. – Мы поймали его. Сначала его ждут пытки, потом смерть. Думаю, к вечеру управимся. Любопытно послушать, что он нам расскажет. – Каждая фраза Эммы била точно в сердце. Блондинка взглянула на неё, откладывая мобильник в сторону.
- Он ничего не расскажет. «Расскажет всё… Чёрный альянс знает, как добиваться желаемого…» Риверз сама не верила в то, что говорит. Актриса внутри неё на сей раз взяла роль, которую не тянет, так что ложь было легко различить любому, кто её слышал.
- Пока ждем фото-отчет с твоим участием от моего человека, давай посмотрим запись за последние полчаса с твоей видеокамеры, установленной на черном входе.«Тебе что, всё мало?» Адель недоверчиво прищурилась, затрудняясь даже представить, до какой степени у этой женщины развито желание добивать своих оппонентов.
- Она давно сломана. Это тоже будете проверять? – Девушка нехорошо усмехнулась. К чёрту их всех. Всё было напрасно, всё уже решено и не исправить, не спасти… - Да и зачем чёрный вход? Давайте уж сразу мою спальню!
От неожиданного стука в дверь Риверз вздрогнула. Ничего хорошего она больше не ждала, но когда в кабинет внесли переноску с котом Хантера… Что-то внутри сломалось. Последний аккорд, контрольный выстрел, и он попал в цель. Девушка закрыла лицо руками, стараясь дышать размеренно, после чего так же медленно отняла ладони, с жалостью глядя на беснующегося зверя.
– Какой прелестный котик! – Рыжий зверь не мог дотянуться до Фроумен через решётку, Адель же страстно захотелось сделать это за него. Вцепиться бы в её светлую шевелюру, зубами впиться в шею, перекрывая доступ кислорода, ногтями исполосовать лицо и разорвать на части… Риверз практически решилась на эту последнюю радость перед тем, как её пристрелит Раш. – Ну, так что там с видеозаписями, дорогая? Посмотрим?
- Это ни к чему! – Буквально прорычала девушка, буравя Фроумен взбешённым взглядом. – Вам нужно признание? Получите его у меня. Не нужно пытать охотника, он ничем не сможет дополнить мой рассказ. Этот человек был мне полезен, он неоднократно спасал мою жизнь. Он даже умудрился вытащить меня из логова Просвещённых! – Адель вцепилась в край стола, слегка подалась вперёд, нависая над ним и пристально глядя Эмме в лицо. – Если бы не ваша паранойя, из Хантера вышел бы отличный шпион, я смогла бы ненавязчиво вытащить из него любую информацию для Альянса. Вы только что собственноручно обезглавили курицу, которая несла золотые яйца! – Блондинка была зла и раздавлена, и эта смесь чувств порождала словоохотливость, держать что-то в себе смысла уже не было. Никто не смог бы доказать, что она планировала побег с Ником. Адель и сама не знала об этом ещё утром, а значит, можно было слегка исказить информацию и не быть уличённой во лжи. В багажнике Хантера были только его вещи, но возможно он просто затеял переезд или командировку. Да мало ли куда он собрался? – Однако доля правды в ваших обвинениях всё-таки имеется. Не только охотник вытаскивал меня с того света, это было взаимно. И так будет впредь. Мне больше нечего скрывать и не на что надеется, но если вам действительно дорога фракция и важно её благополучие, вы не станете убивать его. Я ещё смогу послужить Альянсу, я сделаю всё, что вам необходимо, выполню любую работу… - Девушка глубоко вздохнула, переводя дыхание и стараясь избавиться от подступивших вплотную слёз. – Что мне сделать? Чем я смогу выкупить его жизнь?

+1

20

[NIC]Emma Froumen[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2cNpC.png[/AVA]
В народе существует негласное правило о том, что лежачих не бьют.  А все потому, что упавший на землю человек и не сумевший найти в себе силы подняться и продолжить бой, считается слабым, беззащитным и заочно признающим свой проигрыш. Эмма никогда не понимала этого глупого правила. Во-первых, она не человек, а сверхчеловек, а значит, априори превосходит этот вымирающий вид. Во-вторых, если уж взялась бить, то бей до конца, до победной смерти – всё равно в этом мире выживают только сильнейшие и ни к чему давать напрасный шанс слабакам. Адель хоть и была уже повержена, но пока отказывалась признавать свой фееричный провал. Как глупо. Как глупо врать оппоненту, который уже знает правду и не верит ни единому твоему слову. Как глупо кусать руку, которая тебя кормит. Как глупо бросать свою семью, что всегда защищала и обеспечивала тебя ради самца, который сделает свое нехитрое дело и исчезнет, оставив тебя одну, если не с приплодом. Одна, без защиты, без поддержки, просто станешь кормом для других более сильных особей или для врагов, которые задавит тебя числом. Неужели Адель об этом не думала? Видимо, она считала, что достаточно умна, чтобы обхитрить Альянс. Как наивно! Рано или поздно, Альянс находит всех предателей, как бы далеко она не убегали и как бы хорошо не прятались. Впрочем, стоит отдать ей должное. Врала Риверз божественно и проникновенно, так, как будто сама верила в то, что говорит. Наверняка, если бы не стала шпионкой фракции, то прославилась бы как актриса драматического театра и кино. Еще бы, это же надо иметь такой талант, чтобы чувства так быстро перетекали из одной крайности в другую. Из вежливости в страх, из страха в агрессию, из агрессии в обреченность, из обреченности обратно в страх и так по кругу, из которого для нее больше нет выхода. Адель повержена, но, похоже, еще не до конца это понимала, а Эмма не собиралась ее жалеть. Она добьет предательницу до конца, особенно когда у нее есть на это основания и беспроигрышные методы. Ведь как сама Риверз призналась, она боится не за себя, а за охотника, который уже в руках Фроумен. В этом шпионка могла убедиться, взглянув на фотографию, демонстрирующую Ника Хантера связанного и без сознания в багажнике какой-то машины. Отныне у Эммы были все ниточки, дергая за которые, она могла управлять Адель, как марионеткой, но та продолжала сопротивляться. Теперь Риверз утверждала, что ей запороли гениальный план. Она хотела превратить охотника в шпиона, который доносил бы на своих Альянсу, а Фроумен, вмешавшись, все испортила.
- Сядь. – Спокойно приказала ей начальница, у которой ни один мускул на лице не дрогнул, когда подчиненная вскочила с кресла, нависла над столом и с неимоверной злостью начала рассказывать о плане, который придумала только что, буквально сочиняя на ходу. – Допустим, я тебе верю, что далеко не так, - уточнила Эмма, - но видимо ты забыла, что должна получить разрешение на реализацию подобного плана. Кто ты такая, чтобы принимать такие серьезные решения? Глава сектора? А может сразу всего Альянса? – Фроумен недобро прищурила глаза. – И вообще, какое мне дело до кучки гомо сапиенсов, возомнивших себя охотниками на богов? – Она взмахнула рукой и усмехнулась. - Орден ничто! Они люди, которые всего лишь знают больше, чем другие, но ничего не могут ни сделать, ни доказать. Куда им до нас? Среди них уже есть наши шпионы и этого достаточно, чтобы понимать в какую сторону дует ветер. Твоя помощь в этом вопросе не требуется.
Загнанная в угол Адель начала признавать свою вину. На эмоциях она призналась, что не только охотник спасал ей жизнь, но и она ему, и что так будет и впредь. Эмма усмехнулась, как будто ей рассказали очень глупую шутку. Ну как эти двое будут спасать друг друга, если погибнут в ближайшее время и в дали друг от друга? Ох уж эта Риверз, святая простота!
- Мне больше нечего скрывать и не на что надеется, - заявила блондинка так, словно ей было чем гордиться.
- Это верно, - кивнула Фроумен, довольная собой.
- Но если вам действительно дорога фракция и важно её благополучие, вы не станете убивать его.
- Да? – Улыбаясь, спросила начальница. – Это почему же?
- Я ещё смогу послужить Альянсу, я сделаю всё, что вам необходимо, выполню любую работу… - Сдавшись, проговорила Адель. – Что мне сделать? Чем я смогу выкупить его жизнь?
- А с чего ты взяла, - специально растягивая слова, Эмма медленно поднялась с кресла, - что ты будешь нам теперь полезна? После такого предательства тебе нет веры.  – Она внимательно посмотрела в наполненные слезами глаза Риверз. – Ты больше не нужна Альянсу. Ты никто и ничто. – Плюнув эти слова в лицо своей подчиненной, руководительница сектора В двинулась к дверям. Раш все еще стоял на месте, направляя оружие на шпионку, и ждал приказа. Ему убить ее? – Завтра в 8 в моем кабинете. Посмотрим, что можно сделать с твоей ошибкой. И не опаздывай, - она задержалась в дверях, улыбнувшись такой улыбкой, которая не обещала ничего хорошего, - иначе приедешь как раз к казни своего охотничка. Пошли, Раш.
Покидая клуб Адель, Эмма уже погрузилась в размышления. Мало того, что Риверз предала весь Альянс, так она еще непозволительно вела себя в присутствии начальницы! Совсем голову потеряла от …любви? Нет, с этим что-то надо было делать. Фракция не прощает предателей, однако Адель была не плохой шпионкой и действительно могла бы еще поработать во благо организации. Хорошо, что про ее проступки пока мало, кто знает. Возможно, еще можно все исправить. Риверз будет наказана, как и полагается, однако убивать ее рано. До завтрашнего дня Фроумен придумает, как выбить из белокурой головки всякие глупости и направить ее энергию в нужное русло. А пока же один из агентов будет приглядывать за Адель, чтобы она не вздумала податься бега. О нет, это слишком просто. Любишь кататься - люби и саночки возить. За все в этом мире приходится платить, пришло время и Риверз платить по счетам.

+1

21

Дыхание - за ним требовалось следить тщательнее, не давать сбиться, заставлять себя сделать очередной глоток воздуха, буквально насильно пропихивая его в лёгкие, которые отказываются принимать живительный кислород. Но как же это тяжело, когда хочется просто раствориться в воздухе, обратиться в бесшумный прозрачный газ и просочиться в приоткрытое окно, что бы устремиться к нему… Сейчас Адель отдала бы всё на свете, лишь бы оказаться рядом с Хантером, распутать верёвки и открыть путь на свободу, а вместо этого задыхалась, словно рыба, выброшенная на лёд. Её пробирал озноб от одной мысли о том, чему будет подвержен Ник. Шпионка слишком хорошо знала методы работы Чёрного альянса. Почему она не подумала об этом? Как допустила сложившуюся ситуацию? Нельзя было соглашаться с Хантером, надо было отпустить его, забыть, растоптать в себе все чувства и просто жить. Риверз задыхалась от бессильной ярости, слёзы душили изнутри, заставляя чаще жмуриться, чтобы не выпустить их наружу. Пусть она раскрыта, пусть… Но показывать своё отчаяние и слабость Фроумен – последние капли гордости ещё не были развеяны по ветру жестокими словами начальницы. Но Эмма как будто чувствовала тщетные попытки своей подчинённой сдержаться. Чувствовала и давила, давила, давила…
– Ты больше не нужна Альянсу. Ты никто и ничто. - Силы окончательно покинули шпионку, и она рухнула в собственное кресло. Те, кто был семьёй, отказывались от неё, что, в общем-то, являлось логичным, но от этого звучало не менее ужасно. Адель чувствовала себя маленькой девочкой, которую родители только что обвинили в страшном преступлении и привезли на порог приюта. Девушка знала, что виновата, но не переставала любить их. Слёзы всё-таки явственно проступили на её глазах, застилая собой кабинет, размывая очертания предметов и делая всё каким-то незначительным, по сравнению с теми чувствами, что теперь клокотали внутри неё. Она даже не видела нацеленного в её сторону пистолета Раша, что стоял подобно палачу с занесённым в руках топором. – Завтра в 8 в моем кабинете. Посмотрим, что можно сделать с твоей ошибкой. И не опаздывай, иначе приедешь как раз к казни своего охотничка. Пошли, Раш.
Адель медленно подняла глаза на Фроумен, не веря в услышанное. Неужели ей и правда предоставили ещё один шанс или это всё ловушка? Но какой в том смысл? Вот же она, как на ладони, можно пристрелить и делу конец. Утопающему кинули круг или ловчие забросили к собачьей морде отравленную кость? А не всё ли равно! Она вцепилась бы в этот шанс зубами, даже если точно знала, что ничего не выйдет. Эмма покинула её кабинет вместе с Рашем, оставив шпионку вытирать свои слёзы в компании рыжего кота, который более менее успокоился. Какое-то время Риверз просто сидела, глядя на его клетку. Она не могла поверить, что человеческие мечты о безмятежном счастье могут разбиваться с таким грохотом и так болезненно. Никогда раньше девушка не испытывала подобной опустошённости. Словно сомнамбула Адель встала с кресла, обошла стол и подняла довольно тяжёлую переноску с её обитателем. Выйдя в пустой коридор, она на автомате пошла в свою спальню ровно чеканя шаг. Если не заглядывать ей в глаза, никто бы не смог сказать, что молодая женщина сейчас больше походила на приведение, чем на полную жизни и энергии владелицу этого места - прямая осанка, чуть вскинутая белокурая головка и соблазнительное покачивание бёдер. Как только за её спиной захлопнулась дверь в спальню, Адель резко переменилась. Она медленно сползла по стене, подгибая под себя колени и обхватывая руками плечи, которые начали сотрясаться от беззвучных рыданий. Только кот был свидетелем обуявшего её отчаяния. Выхода больше не было, нигде. Его не существовало в природе. А всё произошедшее исключительно её вина, с которой теперь предстояло жить. Не долго, может быть, даже рассвета не застанет, но всё-таки она успеет ощутить всю полноту человеческой боли, которую способно вынести сердце.
Сколько минуло с тех пор, час или два? Люди не могут убиваться бесконечно. В итоге на месте их сознания возникает чёрная дыра, а опустошённость доходит до последней крайности. Слёзы давно кончились, оставив на память солёные разводы по щекам. Дорогие туфли валялись рядом, как что-то ненужное. Волосы растрепались, светлые локоны неравномерно падали на плечи, а голова как будто приросла к дверному косяку. Адель немигающе смотрела в глубину своей комнаты, раз за разом переживая все свои воспоминания. В сгустившихся сумерках она сидела без света и наблюдала танец теней прошлого. Где-то невообразимо далеко в прошлом вспыхнул камин, обжигая её сознание до боли сладким воспоминанием - Ник пытается тушить угли её любимой блузкой. Непроницаемые глаза Джея сужаются, слыша совсем нелестный отзыв от её охотника. Два обнажённых тела сплетаются на кровати, с которой уже были сброшены все подушки и почти сползло покрывало. Чем она думала, когда допускала всё это? Чем???
Девушка повернула голову к переноске с котом. Хватит жалеть себя и своё будущее. Хватит упиваться отравленными воспоминаниями, что медленно разъедают душу доводя её до помешательства. Адель протянула руку и открыла дверцу, выпуская рыжего кота без имени. Здоровый лоснящийся и наглый - вот когда убедишься в поговорке, что все животные похожи на своих хозяев. Кот осторожно вышел и сел на ковёр перед Риверз, глядя на неё немигающими зелёными глазами.
- Я его вытащу, - слова давались не легко, в горле пересохло. - Не смотри на меня так... Я сделаю всё, что нужно!
Она давала обещание беспородному коту, но собиралась непременно его сдержать. В бесцветном женском голосе прорезались нотки уверенности, отрешённый от всего мирского взгляд сфокусировался на вертикальных бездонных зрачках, где плавали отблески нездешнего мира.
- Он обязательно вернётся за тобой, а пока поживи здесь, хорошо? - Адель протянула руку к его голове, но рыжая зверюга мявкнула и неспешно двинулась в сторону камина, постепенно обходя всю вверенную ему территорию. Новый дом, новая жизнь, а завтра будет последнее утро.

Внешний вид

Офис сектора "В" бурлил, и не было в этом чего-то необычного. С раннего утра до позднего вечера здесь ловили всю информацию, которую способен воспринять человеческий мозг и электронная начинка компьютера. Центр Чёрного альянса, не сердце, но его сосредоточие. Риверз приветливо кивала своим коллегам, отвечала на какие-то вопросы по работе, и давала клятвенные обещания вместе пообедать, конечно же, если задержится в офисе, что обычно означало "в другой раз, парниша". Здесь никто не знал о её предательстве, что было понятно сразу и безоговорочно, и тем тяжелее становилось в душе. Впрочем, её уже тоже не было. Только телесная оболочка. Яркая, стильная, как всегда уверенная в себе и своей неотразимости. Внутри Адель кричала, не понимая, как могла постоянно жить в этом, упиваться самой собой и находить развлечение в бестолковых походах по бутикам и салонам красоты. Как??? На некоторые вопросы ответов никогда не будет, но один она всё-таки рассчитывала сегодня получить.
- Доброе утро, мисс Фроумен, - ровно восемь утра, не прикопаешься, - прошу прощения, что я без стука, но ведь вы мне сами назначили, верно? - На её губах играла самодовольная улыбка, но глаза выдавали полную обречённость. Быстро оглядевшись по сторонам, Адель сбросила привычную маску. Перед Эммой всё ещё стояла Риверз во всей своей красе, но улыбка погасла. Она больше не являлась собой, лишь тенью. - Я пришла. Скажите, чем я могу выкупить его жизнь?

+1

22

[NIC]Emma Froumen[/NIC]
[AVA]https://i.yapx.ru/H1cH.png[/AVA]

Внешний вид

http://funkyimg.com/i/2ynjD.jpg

Белый – девственный цвет чистоты и невинности. В белое платье облачаются невесты, пытаясь подчеркнуть свою непорочность, и хотя в нынешнее время это стало просто прекрасной традицией, противоречащей «целомудрию», где живот лезет на нос молодой, хорошие ассоциации все-таки сохранились. Именно поэтому, на взгляд Фроумен, маленькое белое платье довольно вульгарно смотрелось на предательнице Альянса, кто была крайне далека до чистоты и девственности. Впрочем, у белого цвета есть и другие значения, но все они, как правило, означают что-то хорошее. Белый голубь - конец войны и начало мира, а белый флаг несет в себе символику перемирия и готовность к переговорам, может Адель именно это пыталась продемонстрировать, выбирая сегодня утром себе наряд? Вот только Эмма всегда считала белый флаг знаком трусости, а голубь и нагадить на голову может, но как бы там ни было, Риверз была ослепительна.
- Прекрасно выглядишь! - Улыбнулась молодая женщина, руководившая сектором «В» в Черном альянсе. Ее улыбка была настолько же искренней, насколько и ядовитой. Оторвавшись от каких-то бумаг на своем столе, она скользнула медленным оценивающим взглядом от туфель шпионки до самых ее глаз. И лишь тогда договорила фразу до конца: – Для приговоренной. Проходи, присаживайся. – Безразличный жест рукой в сторону кресла для гостей указал Адель дорогу и место, куда ей следовало опуститься. Подойдя ближе к столу, блондинка могла заметить, что все это время Эмма стояла и рассматривала не какие-то бумаги, а распечатанные фотографии, где были запечатлены разные моменты вчерашнего дня. На всех снимках были Адель и охотник. Сначала в церкви, потом на выходе из нее, рядом с машиной, в ней… Фотографии не могли рассказать, о чем говорила эта странная противоречивая пара, но прикосновения рук, взгляды не могли обмануть. Мужчина и женщина на снимках влюблены. – Жаклин, - обратилась Фроумен к своей секретарше, нажав кнопку на переговорном устройстве, - принеси две чашки кофе, пожалуйста. Ну так что, - вежливо улыбнулась Эмма, отпуская кнопку и возвращая внимание своей подчиненной, - у тебя сегодня какой-то праздник? Уж не свадьба ли?
Кабинет всегда отражает внутренний мир человека, который в нем работает, и кабинет Фроумен не был исключением. Интерьер был выполнен в современном стиле с тонким вкусом. Полный минимализм давал свободу мыслей и действий, не зажимая в четырех стенах. Светлые мягкие тона были направлены на успокоение гостя, в каком бы настроении – плохом или хорошем – он не пришел. Шкаф заполнен безымянными папками, на рабочем столе полный порядок. Дальняя стена за спиной владелицы отсутствовала, на ее месте было прочное стекло от пола до самого потолка, через которое открывался захватывающий вид на город. Сегодня кабинет был наполнен ярким солнечным светом.
Откинувшись на спинку кресла, Эмма долго сверлила взглядом Адель, улыбаясь странной слабой улыбкой и постукивая ручкой по столу. Она словно пыталась пробраться внутрь шпионки и прочитать ее мысли, но, увы, это было дозволено лишь Помеле. Впрочем, хорошему психологу и не нужно обладать телепатией, чтобы понять истинные мотивы своего собеседника.
- О цене поговорим позже. – Отрезала Фроумен, когда Риверз, стараясь держаться уверенно, задала прямой вопрос в лоб о способах сохранить охотнику жизнь. – Для начала я хочу посплетничать. Только чур всё на чистоту, - игриво Эмма пригрозила пальцем Адель, словно та была ее лучшая подружка. – Ну, рассказывай. Как познакомились, как завертелось-закрутилось? – В кабинет со стуком зашла секретарша с подносом. Подойдя к столу она расставила, наполненные ароматным кофе, чашки, сахарницу, сливочник и блюдце с печеньем. После благодарности, девушка удалилась, но прежде как-то выдержанно посмотрела на начальницу. Фроумен взяла свою чашку, сделала глоток и в ожидании посмотрела на Адель.

+2

23

Адель даже не хотелось гадать, чего от неё потребует Фроумен взамен жизни охотника. Она находилась на той грани обречённости, когда не так уж важно, что ты отдашь, лишь бы получить желаемое. Если бы начальница сказала, открой окно и шагни в пустоту – Риверз незамедлительно направилась бы исполнять этот приказ. Слишком большой усталостью легли на её плечи последние сутки. Хотелось уже знать, что будет дальше, а готовность… она была абсолютной. Однако сразу же её никто не удостоил ответом. Эмма начала с комплимента, чем застала шпионку врасплох. Адель удивлённо хмыкнула, слыша похвалу в свой адрес. Правда очень скоро всё стало более прозаично и понятно. Она приговорена. Что ж, этот вариант был самым ожидаемым. Девушка коротко пожала плечиками, её никоим образом не заботила собственная участь, и что бы в том убедиться, достаточно было взглянуть на блондинку. Вот же она, стоит здесь и ожидает приговора, в то время как могла бы быть уже очень далеко отсюда. Не стоит обманываться или считать, что умнее всех на этом свете. Риверз сама же села в эту лужу и теперь, будь у неё на то желание, непременно давала бы такой совет всем страждущим его получить. Шпионка прекрасно понимала, что за ней и её клубом ведётся круглосуточная слежка, любое её передвижение будет тот час засечено. Но кто сказал, что Адель не имела запасных планов отхода? Она смогла бы оторвать от хвоста, сумела бы затаиться на время. И пусть её рано или поздно всё равно обнаружили бы, сама шпионка делала ставку на «поздно».  Блондинка глубоко вздохнула. Она даже не рассматривала возможность побега. Просто не смогла бы, ноги отказались бы повиноваться физически. Зато сейчас ей удавалось прекрасно владеть собой. Нет человека более раскрепощённого и уверенного, чем тот, кто ожидает собственной казни, ведь терять ему уже нечего.
- Благодарю, - Риверз учтиво кивнула и приблизилась к столу Эммы, бросая взгляд на снимки, что пёстрым ковром устилали его поверхность. Ни один мускул на лице не дрогнул, хотя сердце сжали железные тиски. Она опустилась на стул и привычно закинула одну ножку на друга, складывая руки замочком на коленке. Ник, везде был он и она, весь прожитый день, что был наполнен безумной надеждой на счастливое совместное будущее и который опять доказал ей невозможность сказочных миров. Это было тяжело, сидеть здесь и вспоминать, видеть всё со стороны и чувствовать заново каждый прожитый миг рядом с этим мужчиной. Адель почти незаметно вздрогнула, когда Фроумен вызвала секретаршу по интеркому, но тут же вновь заулыбалась, мечтая, что бы вместо сахара главе сектора «В» подсыпали крысиного яда. И нет, это была вовсе не ненависть к Альянсу. Как начальница, как часть сложнейшего механизма Эмма исполняла всё безукоризненно, и лично Риверз крепко задумалась бы над тем, кто мог хотя бы с натяжкой заменить её. Но вот как человек, Фроумен была жестока. На самом деле Адель владели двоякие чувства. Если откинуть личную заинтересованность и рассматривать сложившуюся ситуацию с позиции наблюдателя, то ей ещё крупно повезло. Сама шпионка не была бы столь деликатна, дай ей власть и встречала бы такая предательница, как Адель, расцвет в карцере сектора «А», если вообще дожила бы до него.
- Ну так что, у тебя сегодня какой-то праздник? Уж не свадьба ли? – Вновь женский голос отвлёк Риверз от занимательнейшего занятия – собственноручного четвертования. В какой-то мере, это помогала примириться с действительностью, а наказание поможет заглушить муки совести и искупить грехи перед фракцией.
- Не свадьба, если только вы не выбрали наказанием венчание с каким-нибудь сильно нужным, но сильно старым и уродливым спонсором Альянса, - конечно же, это была шутка, но Риверз не умела читать чужие мысли, а за Фроумен не заржавеет. Пода заставит её стать супругой какой-нибудь одинокого миллионера, составит завещание, по которому всё имущество переходит фракции и отправит молодожёнов в свадебный круиз, из которого никто не вернётся. Зачем, если можно просто подсунуть старику все бумаги в обход женить бы? А что бы помучить и унизить предательницу. – Мне просто идёт белый цвет.
- О цене поговорим позже. – Прежде чем вновь отсрочить приговор, Эмма слишком пристально разглядывала шпионку. Адель не нарушала молчания и отвечала тем же, разве что даже отдалённое подобие улыбки не коснулось её губ. Она просто кивнула, принимая очередную отсрочку. – Для начала я хочу посплетничать. Только, чур, всё на чистоту. – Почему она вела себя с ней так? Почем улыбалась и хитро подмигивала? Риверз терялась в догадках, она не понимала, к чему весь этот фарс. - Ну, рассказывай. Как познакомились, как завертелось-закрутилось? – Адель не сдержала нервного смешка. Она обратила лицо к потолку, стараясь взять себя в руки и хотя бы не нагрубить в ответ. Фроумен же совершенно всё равно, что и как связывало её с Хантером, так чего она теперь добивается такими вопросами?
- А я удивлена. – Адель восхищённо сверкнула глазами, обращаясь к начальнице, и несколько раз хлопнула в ладоши, что должно было изображать аплодисменты. – Нет, серьёзно! Этого я не ожидала. – Когда в кабинет руководства зашла секретарша с подносом, девушка прервалась, складывая руки на груди и поглядывая на неё не менее игривым взглядом, чем Эмма одаривала её до этого. – Спасибо, милочка.
Адель тут же потянулась к своей чашке и с удовольствие сделала большой глоток, едва не обжигаясь. Смертникам ведь тоже нужен кофе, а ей, заядлой сове, которой велели прибыть на казнь ранним утром, горячий напиток требовался, как никому иному, иначе был риск проспать собственную кончину. Дождавшись, пока девушка удалиться на свой пост за дверью начальницы, Риверз невозмутимо продолжила.
- Ты хочешь подробностей? Изволь, - она сознательно перешла на «ты», копируя дружелюбную манеру общения Фроумен. Ей уже осточертело бояться и прятаться, а ведь этого больше не требовалось. Сложно сказать, что принесёт с собой её чистосердечная исповедь, усугубит ли она ситуацию или слегка скостит срок. О полной амнистии речи здесь не шло. Всё-таки Риверз не первый год работала с Эммой и прекрасно понимала, что никакая слезливая история её не пробьёт. – Мы познакомились в далёком 2009 году. Я не состояла в Альянсе, а Нику только-только поступило предложение вступить в ряды охотников, но своего ответа он дать не успел. – Блондинка слегка нахмурилась, размышляя, расписывать ли все подробности. – Естественно, никто из нас не знал тогда таких подробностей, всё выяснилось сравнительно недавно. Помните начальный эксперимент с сывороткой, в котором я принимала участие? Общежитие, мёртвые студенты, моё серьёзное ранение? Тогда мы встретились во второй раз, и именно Хантер пытался отправить меня на тот свет. Не получилось. Плен у федералов? И там он был, правда на этот раз вытащил моё бездыханное тело, не оставив для опытов. Нас постоянно сталкивали лбами, как будто желая проверить, кто крепче, кто выстоит на этот раз. Не устояли оба. Он пришёл ко мне в клуб, он был связан и приговорён, но… что-то пошло не так… - Адель легко давались воспоминания, но когда дело дошло до более близкой связи, она осеклась на полуслове. Взгляд её голубых глаз был устремлён прямо на Эмму, словно девушка желала понять, о чём та размышляет, и как каждое сказанное ею слово меняет что-то в уготованном им с Ником будущем. – С лета 2015 года мы начали тайно встречаться. Я не выдавала никой информации, способной навредить фракции, хотя вряд ли мне кто-то и поверит. Впрочем, это уже не важно. Ведь так? – Риверз вопросительно изогнула брови, а затем с усмешкой продолжила. – Никто из Альянса не пришёл за мной на территорию Ордена, ник-то! В наших рядах завёлся предатель, и по его милости в логове Просвещённых меня ждала казнь. Не многовато ли на одну жизнь, как думаешь? Хантер меня вытащил, каким чудом ему это удалось, я не знаю. Однако если бы я желала предать фракцию и сбежать из города – это был бы лучший момент. Я осталась. Эмма, я ОСТАЛАСЬ! – Блондинка подалась вперёд все телом, впиваясь взглядом в Главу сектора «В». - Последнее, чего бы я хотела, это пренебречь всем, что мне давал Чёрный альянс. Это мой дом, я его часть, он во мне, и пусть я буду проклята, если хоть на миг представляла, что Лига или Орден могут быть хоть в чём-то правы! – Риверз хлопнула раскрытой ладонью по столу, после чего откинулась на спинку стула и отвернулась, словно выдохлась от таких эмоций и своей многословности. – Я люблю его, - блондинка подняла на Фроумен грустный взгляд, - я не знаю, что с этим делать, но уверена в одном: если ты оставишь его мне живым, то получишь самую преданную шпионку, которую способна вообразить. Решай. Что тебе важнее, преподать урок той, кто и без напоминаний знает о своём проступке, и каждый день испытывает на себе муки совести, или заручиться моей безоговорочной поддержкой, ведь в нашем деле союзники имеют немаловажный вес. – Риверз говорила о том, что Эмма прекрасно должна была понимать. В Чёрном альянсе шло непрекращающееся соперничество между секторами, но и в самих секторах не редко всплывали самые разные интриги, способные бросить тень на кого угодно, вплоть до главы.

0


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Флешбэки » Привет с того света


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC