СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ

«Борись или умри с комфортом» - Alex Black
«Остаться в живых» - Nicole S. Miles
«Конец мира, начало войны» - Lois Hodges

ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ
«Однажды в Париже...» - Lois Hodges
«Запланированное и незапланированное знакомство» - Floyd Rowe
«Witness for the Execution» - Randy Blake
«Девочки, хватит ссориться! Потом потаскаете друг друга за волосы» - James Harrell
«Старый друг в лице нового врага» - Floyd Rowe
«I remember everything what I 've forgotten...» - Ray Campbell
«Тайна среди зелени» - Samantha Moore
«Не садись в машину к незнакомцу» - Oliver Tucker

ФЛЭШБЭКИ
«Посвящение. Первая кровь» - Ray Campbell
«Двадцать лет спустя...» - Nicole S. Miles
«Wishful Thinking» - Jani Klifer
«Привет с того света» - Lois Hodges
«It's a Wonderful Job» - Ray Campbell
«В чем сила, брат?» - Oliver Tucker
«Our Town» - Adele Rivers
«Сообразим на троих?» - Ray Campbell
«The Son Also Rises» - Ray Campbell
«Не стоит скрывать того, кто ты есть» - Valerie Knapp
«О, это "чудесное" утро!» - Samantha Moore

АЛЬТЕРНАТИВА

«Halloween 2016» - Ray Campbell
Николь хотела узнать его лучше. Они ведь так похожи… Он – чудовище, она – мутант и им не нужно держать это в тайне друг от друга. Никаких секретов больше нет. Есть только звезды над головой, его глаза и губы.
День Рождения



У тебя уникальные способности. Вопрос в том, сможешь ли ты подчинить их, или они подчинят тебя. Всю твою жизнь мир пытался приручить тебя. Пришло время стать свободным...
Когда-нибудь ты узнаешь, на что способен.

THE NEW PEOPLE: EVOLUTION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Флешбэки » В чем сила, брат?


В чем сила, брат?

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s6.uploads.ru/HozQd.gif http://s4.uploads.ru/D4f8s.gif
Дата: весна 2009.

Место:
Нью-Йорк, Бруклин,
полицейский участок »» берлога Гордена

Участники:
Oliver Tucker & Tomas Gorden

Ничто не предвещало звонка среди ночи, но разговор все же состоялся, вынуждая Томаса сорваться с постели и выдвинуться в сторону полицейского участка. Это Оливер нашел приключения на пятую точку, а их последствиями решил поделиться с братом. И хотя Горден убежден, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, но кто ж откажет в помощи брату?

Отредактировано Tomas Gorden (2017-02-07 01:25:09)

0

2

Внешний вид

В то время волосы еще очень светлые, почти блондин, фигура отличается излишней худобой, невысокого роста, четко видны скулы, темные круги вокруг красноватых глаз. Одет в тонкие джинсы, кеды и черную футболку, поверх которой накинута серая спортивная кофта на молнии. С собой только телефон, остатки денег в заднем кармане джинс и ключи от дома.

- Блять! Да идите вы все нахуй! Где хочу там блять и бухаю, и курю! Ну и хули что это детская площадка?! А!? У тя че там, дети что ли в ебаных два часа ночи гуляют?! - и это лишь отголоски того, что довелось услышать тихому бруклинскому дворику в теплую весеннюю ночь с субботы на воскресенье. Подростки во всю глотку, на всеуслышание, материли весь мир и сварливую бабенцию с балкончика пятого этажа, которая и вызвонила копов, в особенности. Ох, как ей досталось... Поди за всю жизнь столько о себе не слышала, как в эту ночь. На особенно пикантных моментах зараза аж за сердце хваталась. Пьяные юношеские голоса надрывались, выкрикивая ругательства, и все попытки сотрудников правоохранительных органов их заткнуть сводились лишь к в бессилии сжимаемым кулакам, чтобы не навалять "мелким говнюкам" прямо здесь и сейчас. Наконец, вся честная компания из трех подростков была упакована в наручники и засунута в служебную машину. Только тогда вопли смолкли. В машине-то что толку уже орать? В салоне еще какое-то время происходила какая-то возня, и только после этого автомобиль тронулся с места и покатил к ближайшему участку.
По приезду в отделение, все копы находящиеся в машине, мечтали, чтобы в дополнение к наручникам в их арсенале шли и кляпы. Этакий мини садо-мазо набор на защите нервов бедных сотрудников полиции. Вот настолько, за короткую, десятиминутную поездку три вусмерть пьяных молодых лица сумели достать копов, хотя те и были привычными к таким вот компаниям. Отчасти поэтому выгружали из машины Оливера и двух его друзей далеко не самым ласковым методом, умудрившись их головами все косяки собрать, за что получили еще порцию всевозможных "блядь", "урод" и "сукин сын". Парням было на все наплевать и даже весело в машине, было весело, пока их вели в обезьянник, но вот когда они уже оказались за решеткой весь задор сошел на "нет". Копы, что их сюда привезли, закинули парней в камеру к двум спящим бомжам и, ничего не сказав, насвистывая, довольные собой и тем, что никого не пришибли по дороге, удалились. Весь алкоголь словно в миг выветрился из организма, и на всю троицу нашло осознание того, что если их отсюда никто не заберет, то куковать им тут как минимум ночь. Брэдли, который был, пожалуй, самым безобидным в их компании, тут же заметался по камере, причитая, что мало ему за это от родителей не покажется, но уж лучше пускай ему отец за это вломит, чем он тут всю ночь или даже больше проторчит. Алекс отнесся к происходящему с большим спокойствием, так как его матери было не впервой забирать сыночка из отделения. А вот Оливер не знал что делать. Он не хотел звонить родителям.
- Значит так, ребятки... - к камере вальяжной походкой подошел, по всей видимости, начальник смены, и оценивающим взглядом окинул новоприбывших, - У вас тут разом целая горсть административных нарушений, так что сейчас вы будете диктовать номера телефонов своих родителей, которые за вами приедут, выплатят штрафы и заберут вас. Возражения есть? Возражений нет.
После этих слов мужчина устроился у себя за столом напротив обезьянника, и взял в руки стационарный телефон, приготовившись набирать номер. К решетке тут же метнулся Брэдли, тем самым явно показывая, что первым делом нужно позвонить его родителям, за что получил сразу два презрительных взгляда.
-Сыкло. - тихо сквозь зубы фыркнул Оливер, подпирая плечом стенку. Парень, прилипший к металлическим прутьям, ответил ему лишь каким-то обиженно-виноватым взглядом, и тут же отвернулся, тараторя заученный номер. Пока полицейский вызванивал родителей обоих парней, у Такера была возможность подумать, как поступить ему. Домой в таком состоянии ему возвращаться не хотелось, особенно теперь, когда мать повторно вышла замуж, и ее хахаль очень упорно строил из себя отца Олиера, который стал ему уже давным-давно не нужен. Да и кому в принципе в пьяном угаре захочется слушать какие-нибудь нудные лекции, причитания и выговоры? Светловолосому вот не хотелось. В таком случае его должен был забрать кто-то другой. Кто-то совершеннолетний, с деньгами и у кого можно было бы остаться на ночь. Парень судорожно перебирал в голове всех своих знакомых, но подходящий человек среди них никак не находился. Только когда очередь дошла до него, и он уже был готов продиктовать номер матери, которая не факт, что взяла бы трубку в такой час, в голове мелькнула удачная мысль о том, что недавняя свадьба "осчастливила" Оливера не только отчимом, но и старшим братом, который был совершеннолетним и жил отдельно. Ну а деньги... Есть, наверное, у него что-нибудь. На штраф-то хватит. А там Такер ему их может быть и вернет. Конечно, уверенности в том, что Томас (а именно так звали его сводного брата) вообще за ним согласится ехать, не было никакой, но попытка не пытка ведь... А вдруг проканает?
- Это брат. Томас Горден. - продиктовав номер, полученный все на той же свадьбе, где они пока что единственный раз и виделись, пояснил Оливер, и они вместе с полицейским стали дожидаться ответа, который последовал лишь на последних гудках.
- Здравствуйте, извините за звонок в столь поздний час, вас беспокоит офицер Джеймс Маккартни из центрального бруклинского отделения полиции. У нас тут ваш брат, - на этих словах мужчина повернулся вновь к Оливеру, и вопросительно вскинул брови, тем самым призывая назвать свое имя и фамилию, что тот и сделал, - Оливер Такер. Он назвал ваш номер, так что вы должны приехать, выплатить штраф и забрать его.
Получив, по всей видимости, положительный ответ, офицер кивнул и, бросив короткое "ждем", положил трубку. Теперь парням оставалось только ждать, хотя этот процесс и был скрашен забиванием их данных в базу. Первым забрали трясущегося как осиновый лист на ветру Брэдли, а потом одновременно подоспела мать Алекса и Томас.

+3

3

"Какого хера?!", - именно с этой ноты начались новые сутки Томаса, стоило прежним отдать долги Морфею. Нервно выдохнув, мужчина выдернул руку из-под подушки и потянулся за телефонной трубкой на прикроватной тумбочке. Высветившийся на дисплее номер ни о чем Тому не сказал, кроме того, что человек на линии конкретно так попал. Соединившись, Горден приложил трубку к уху, но ни слова не сказал, давая возможность позвонившему прояснить причину, по которой он решил побеспокоить дилера среди ночи.
- Здравствуйте, - ничуть не колеблясь отчеканил голос и тут же продолжил, -  извините за звонок в столь поздний час, вас беспокоит офицер Джеймс Маккартни из центрального бруклинского отделения полиции. - На этих словах Том сдвинул брови, пытаясь осознать, какого таки хера понадобилось офицеру от законопослушного гражданина. Но мужчина решил не перебивать и дослушать предъявление до его логического завершения. Вдруг проклюнется что-то любопытное. Так, неохотно вылезая из-под одеяла, Томас сел на край кровати, вовсю внимая словам полисмена, а тот тем временем продолжал доклад. - У нас тут ваш брат. Оливер Такер. Он назвал ваш номер, так что вы должны приехать, выплатить штраф и забрать его.
"Кому я должен? - резануло в мозгу. - Во что ты уже вляпался, Такер?".
- Наградил Бог братом... Еду.
- Ждем, - это все, что ответил офицер, прежде чем прервать телефонную связь, на что Томас только нервно усмехнулся, сжав трубку в руке.
- Ждут они... Дождетесь.
Недолго думая, мужчина встал с постели и стал натягивать штаны. Он все еще не мог поверить в то, что сводный брат мог так конкретно вляпаться, а еще и его приплести ко всему прочему. Вот не сиделось парню на месте, не спалось, нужно было непременно отыскать приключения на свою задницу, иначе ж ночь не ночь, и жизнь не жизнь.
Оделся Томас рекордно быстро и на автомате взял ключи от байка. Проверив наличие документов и баксов в портмоне, запер дверь и спустился к выходу. Уже на улице понял, что в руках ключи не от авто, но возвращаться не стал. Тем более, тачка проедет не везде, а на мотоцикле можно и дворами.
Ночные фонари освещали путь лишь местами, а в остальных случаях были разбиты или неисправны. Но для того, у кого фары в полном порядке, это не проблема. Главное, смотреть в оба и не отвлекаться, чтобы не сбить собаку или иную какую тварь, которой вздумалось шныряться по улицам Бруклина в такой-то час, ведь у самого в голове мертвым кадром застыла все та же картина парня за решеткой.
Обогнул угол и тут же был вынужден объехать какую-то шпану, рассевшуюся на проезжей части.
- Смотри, куда прешь, мать твою! - рявкнуло что-то нетрезвое за спиной мотоциклиста. Он сдал по тормозам и уже пешком возвратился к группке малолетних алкашей.
- Э-э, мужик, я того... это... Мне проблемы не нужны.
Но мужик не слушал. Он подошел впритык к тому, кто всуе вспомнил его мать, и резким движением поднял того на ноги. Оправил смятую одежду паренька, отряхнул с нее грязь. Извлек из кармана сигаретку и вставил малолетке в зубы.
- Какие проблемы, брат? - по старинке добыв огонь при помощи спички, Горден поджег сигарету, а спичку затушил несколькими резкими взмахами, после чего выстрелил ею в урну, и, что примечательно, попал. Несколько обалдевших взглядов вперились ему в спину, но Тома это не волновало. Он протянул малолетке руку для рукопожатия и широко улыбнулся. Тот, охренев не меньше своих братанов, пожал ему руку и затянулся, на что мужчина только похлопал паренька по плечу.
Перед глазами промелькнул душный автобус, подогреваемый летней жарой. Духота, стоячий пыльный воздух, сдавливающий пассажиров со всех сторон внутри этой заколоченной колымаги, в которой небольшое окно открывалось только возле водителя, и он уже заткнул его своей волосатой рукой. Запах старческого пота, сливающийся воедино и почти не перебиваемый смесью дешевых одеколонов по доллару за каждый. Неустанный лай молодого самца пинчера, еще недавно пометившего чьи-то ботинки, а теперь умостившегося на коленях хозяйки-пенсионерки, и такой же раздражающий чих аллергика, сидящего на соседнем сидении, который своим чиханьем еще больше раздражал собаку. Через несколько минут этого увлекательного путешествия водитель был вынужден остановить свой колоритный транспорт, резко затормозив, чтобы пропустить пробегающего скунса. А когда автобус снова двинулся с места, в его салоне живых организмов стало уже на два меньше. И это с учетом комара, которого пришлепнул сам водитель. Но кроме несчастного насекомого не жилец уже был и аллергик. Молодой парень с татуировкой в виде черепа на запястье и в очках истинного ботаника. Он единственный из людей, изнывавших в том душном автобусе, не доехал до следующего города, хотя в окружении пенсионеров и трактористов он был самым молодым.
Вернувшись к реальности, Том взглянул в лицо пареньку. По его виду можно было понять, что тот конченный алкаш, хотя одежда на нем мятая, но приличная. По всей видимости, парень из хорошей семьи, но скатился по наклонной. А ведь мог бы еще стать человеком.
- Это твоя последняя сигарета, - констатировал Горден. - Через год ты уже не будешь ни курить, ни бухать, как сегодня. Возьмешься за ум, сменишь компанию, поступишь в университет, переедешь в другой город и станешь консультантом страховой компании. И каждые полгода будешь посылать пачку десятидолларовых банкнот в медицинский фонд на борьбу с новыми видами аллергенов. Ведь если ты продолжишь в том же духе, букет из банкнот принесу тебе уже я, на могилу. Ты астматик, пацан. Не играй в рулетку со смертью.
Томас развернулся и пошел по направлению к своему байку, и только услышал, как оторопелый парень закашлялся, пытаясь его окликнуть.
Усевшись на сиденье мотоцикла, мужчина глянул в сторону нетрезвой молодежи и добавил:
- И автобус не твой транспорт. Путешествуй поездом.
Газуя, Том бросил на парня последний взгляд и вывернул с улицы между домами. Но недолго ему довелось размышлять о произошедшем, ведь участок был совсем близко. Странно, что патрульные не заметили эту банду малолеток.
Горден припарковал байк в положенном месте, чтобы не вызывать нареканий у полисменов, и быстро поднялся по ступенькам. У входа ему встретился один из немногочисленных в это время работников участка, который и согласился проводить.
- Я так понимаю, вы мистер Горден?.. А вы, мэм? - начал было офицер, как тут из-за плеча Томаса показалась явно взволнованная женщина.
- Я - мать этого оболтуса... эм, Алекса. Но он на самом деле хороший мальчик. Просто связался с плохой компанией. Сами понимаете, офицер, - протараторила дама с какой-то дохлой кошкой вместо шарфа.
Том раздраженно покачал головой и оперся руками о стол.
- Джеймс, эти сантименты могут продолжаться еще долго, потому давайте рассчитаемся, и мы с Оливером оставим вас с мадам наедине.
- Все будет согласно протоколу. 
- Вы что не пропустите леди вперед? Вы же джентльмен!
- Увижу леди, пропущу, - ответил Том, вернув свой взгляд полисмену. - Назовите цену вопроса и прекратим уже этот балаган.
Протокол был заполнен быстро, а балаган и вправду прекратился, но не для офицера, которому, вероятно, предстояло еще долго выслушивать реплики этой мадам на тему того, что муж убьет ее, если узнает, сколько ей пришлось заплатить в качестве покрытия штрафа, а если ему сообщат, за что был назначен штраф, так убьет и сына. И хотя Томасу уже в подробностях поведали о том, чем же так отличился его брат, он отреагировал на это значительно спокойнее, потому что сам уже насмотрелся на ребят из таких компаний, и прекрасно понимал последствия такого поведения. Но ему было интересно, что ему скажет сам Оливер, который предпочел дать номер сводного брата вместо родной матери, которая уж наверняка вытащила бы его из этого гадючника. Поэтому после внесения залога Горден попросил офицера повременить с освобождением Такера и дать братьям возможность переговорить с глазу на глаз.
Пройдя по коридору и подойдя к решетке обезьянника, Том встретился взглядом с Оливером.
- У тебя определенно креативный подход к выбору мест для рандеву. У обезьянника мне встреч еще не назначали. Отдаю тебе должное, ты меня удивил. Хотя бы тем, что назвал мой номер. Почему не Ванесса, Оливер?
Том не планировал растягивать беседу на всю оставшуюся ночь, но считал, что вправе получить ответы на элементарные вопросы. Ведь парень почему-то назвал именно его номер, а значит, не в ладах со своей матерью и новоиспеченным отцом. Но и каких-то особенных братских отношений между этими двумя так-то не прослеживалось. Или же Том чего-то не понимал? В любом случае он был намерен выйти из полицейского участка с четким пониманием того, почему сюда приперся... именно он. Потому вот сейчас он смотрел на младшего брата в ожидании, что тот прояснит картину. Хотя, возможно, тот уже догадался, что залог за него внесен. Или же, напротив, думает, что Том потешается над ним. Но как бы то ни было, разговор между ними должен был состояться, нравится это Такеру или нет.

+1

4

Когда в камере осталось лишь двое парней и парочка бомжей, что из-за шума предпочли повернуться к ним задницами, Алекс и Оливер переглянулись и чему-то коротко хмыкнули. Брэдли был самым трусливым в их компании, но при этом всегда отчаянно рвался в самое дерьмо вместе с остальными и только поняв, во что ввязался, начинал паниковать. Это всегда забавляло блондина, несмотря на то, что Брэдли часто доставалось от него. Но, тем не менее, куда больше понимания было именно между Такером и Алексом. Они всегда мыслили в одном направлении и были настолько отбитыми, что готовы были ввязаться в любую авантюру, независимо от того, законна на или нет, не говоря уж об опасности. Их всегда веселили одни и те же вещи и в целом они были очень похожи друг на друга, но при этом оставались совершенно разными. Вот и сейчас, когда они остались почти наедине, пускай и в таком месте, в воздухе повисло этакое пьянящее едва уловимое чувство ненормального, неадекватного веселья. Они уже не особо волновались, так как знали, что скоро за ними приедут и все проблемы разрешатся сами собой.
- Я тебе говорил, что моя мамашка замуж вышла снова?
- жалея о том, что у них поотбирали сигареты и зажигалки, поинтересовался Оливер у друга, навалившись плечом на стену и глядя все так же за решетку.
- Нет, а че там? Какого-то урода себе нашла?- с малой долей интереса отзывается Алекс из угла камеры, но даже такой разговор лучше, чем молчать, слушая храп бомжей, пока полисмен возится с прибывшей матерью Алекса и Томом.
- Да не, мужик-то вроде ничего, только мне иногда приебывается, бесит со своими церковными заебами. Воспитывать еще пытается. - чуть поморщив нос, парень сплюнул себе под ноги вязкую слюну. - А еще у меня теперь типо брат есть. Ща увидишь. Вроде на нормального похож, но я его только на свадьбе видел.
На этом диалог обрывается. Оба парня какое-то время сидят тихо, думают о чем-то своем, Оливер хмурится. Благо, так им куковать пришлось совсем не долго. Вскоре по ту сторону решетки показалось знакомое, на удивление спокойное и лишь немного заспанное лицо Тома. Такер, если честно, думал, что его прямо сейчас и выпустят, но полицейский, судя по всему, решил повременить с этим, и занялся матерью Алекса.
- Это просто у тебя раньше младшего брата не было. - язвительно фыркнул блондин в ответ на комментарий Гордена о месте их встрече. Заодно этой фразой он как бы ненароком дает понять, что вряд ли это их последняя встреча в подобном месте. В конце концов, если уж судьба "одарила" таким пополнением в семье, нужно этим пользоваться. И если с набожным и правильным отчимом у Оливера явно не было шансов на нормальные взаимоотношения, то Том ему даже приглянулся, так что хотя бы на нейтралитет можно было рассчитывать.
-Потому что она бы и сама пол ночи еще бы мне мозг грузила, и отца твоего притащила бы с собой с его злоебучим воспитанием и нотациями. Нах оно мне надо? - блондин развел руками и пожал плечами, тем самым показывая, что подобное внимание ему ни к чему. - Поехали уже к тебе домой, я спать хочу. - помолчав с секунду, добавил он и подкрепил свои слова широким зевком. Откуда-то из угла донесся короткий смешок Алекса, который все это время молча наблюдал за "семейной сценой", однако и сейчас явно вмешиваться не собирался. Просто, видимо, его все еще забавляла беспардонность Оливера, который не удосужился даже поблагодарить Тома за то, что он приехал, однако в утвердительной форме сообщил ему, что эту ночь они проведут именно у него. Желания возвращаться домой у парня тоже не было, собственно, как и всегда. Тем более он навязывается всего лишь на переночевать, не жить же собирается, подумаешь.
Желания ждать, пока полицейский разберется с излишне нервной матерью Алекса, нет от слова "совсем", а потому тяжко вздохнув и уперевшись лбом в решетку, Оливер уставился на брата.
- Скажи копам чтоб уже выпустили, а то от этого смарда - кивок головой в сторону храпящих бомжей, - и подохнуть можно.
Почему то вдруг резко не захотелось оставаться в участке ни секундой более, и кулаки невольно сжались на прутьях решетки. Однако, вскоре к решетчатой двери подошел полицейский и сонно побренчав ключами, в поисках нужного, открыл дверь перед блондином. Такер помахал рукой своему другу и, оказавшись на воле, пошел на выход из помещения. За ним даже не стали запирать дверь камеры, понимая, что скоро придется выпускать и второго парня. По идее Оливеру должны были вернуть те вещи, что у него отобрали еще в полицейской машине, но так как среди них оказались лишь почти пустая пачка сигарет, зажигалка и почти два доллара мелочью, копы решили сделать вид, что ничего не было и вовсе. А потому, когда парень притормозил возле вахты у выхода, ему лишь помахали ручкой, тем самым намекнув, что его мелочь уже давным-давно распихана по чужим карманам, сигареты выкурены, а зажигалка присвоена. Можно было бы, конечно, и поагриться, и наехать на в край оборзевших полисменов, но оно того не стоило. Только время зря потеряли бы.
К черту и всех. Пошли они все на х...

Отредактировано Oliver Tucker (2017-04-18 02:16:21)

+2

5

- Это просто у тебя раньше младшего брата не было, - заметил Оливер, на что Томас только ухмыльнулся, прикинув, какого счастья он был лишен все это время. Тем временем Такер продолжил, - Потому что она бы и сама пол ночи еще бы мне мозг грузила, и отца твоего притащила бы с собой с его злоебучим воспитанием и нотациями. Нах оно мне надо?
В этом ответе Горден узнал себя в юности, когда в его жилах еще бурлил бунтарский дух, и все вокруг казалось неправильным, глупым, навязанным со стороны людей, которые и сами-то были ничуть не лучше, но считали себя вправе поучать тех, у кого тоже есть глаза и мозг, чтобы самостоятельно разобраться, что к чему. Потому сейчас Том вполне мог войти в положение брата, хотя тот и не удосужился выдавить из себя даже лицемерное проявление благодарности. Впрочем, как ни странно, именно это и пришлось Тому по душе. По крайней мере без соплей и цирка.
- Поехали уже к тебе домой, я спать хочу, - это было чертовски милое заявление, не просьба, не вопрос, а своего рода повеление царственной особы неразумному холопу, а потому вызвало только ухмылку на лице Томаса. И когда после этих слов Оливер заглянул ему в глаза, как собака, ждущая кормежки, глядит в лицо хозяину, Горден окончательно убедился в мысли, что с этим парнем скучать не придется. Во всяком случае он вел себя так развязно, что могло говорить либо о безразличии, либо доверии, а и то, и другое Томаса вполне бы устроило. Главное, чтобы родственничек не сел на шею, но уж об этом дилер позаботится после. Ну а пока можно было и вправду убраться из этого гнилого коробка с провонявшимися троллями.
Итак, дав знак работнику ночного обезьянника, старший брат  пронаблюдал за тем, как из заключения освобождают младшего, и молча проследовал к выходу. А уж в том, что Такер незамедлительно за ним последует, сомнений не возникало.
Неспешно проходя мимо полисмена, который по всей видимости планировал выйти на перекур, Том изъял пачку сигарет из его рук и дружественно похлопал того по плечу.
- Побереги здоровье, Дональд. Кто-то ведь должен позаботиться о Маргарет.
Судя по взгляду, опешивший Дональд крепко задумался над тем, где и когда мог ранее встречаться с этим человеком, но, вероятно, свел все свои раздумья к тому, что они могли пересечься на каком-то из семейных праздников. Уж как иначе этот человек мог быть знаком не только с ним, но и с его дочуркой? Тем временем Томас Горден уже вышел из участка, направляясь к мотоциклу. Разумеется, он не имел ни малейшего представления о том, как выглядит дочь служителя закона, но ранее, разговаривая с Джеймсом Маккартни, стал вынужденным свидетелем трепа нескольких полисменов на фоне о прелестной Маргаритке, чей заботливый папуля уже приготовил чудный подарок ко дню ее рождения - плюшевого зверя ростом с приличного карлика.
Остановившись у мотоцикла, Горден сделал подачу Такеру в виде отжатой у Дональда, еще даже не распечатанной пачки сигарет, а сам уселся на сиденье байка.
- Учитывая твой образ жизни шлем не предлагаю, - отпущенная шутка была чем-то вроде братской издевки, потому Том рассчитывал на то, что эти слова не будут восприняты всерьез. Сам-то он был уверен, что эта поездка не будет последней для пассажира, иначе предвестник уже предвидел бы это. Он завел двигатель байка с такой легкостью, с какой не заводят даже похотливую женщину, чему не мог не порадоваться лишний раз, хотя внешне это никак не проявилось. Он только повел головой в сторону, намекая братцу на то, что этот транспорт скоро отбывает, и время ожидания ограничено, после чего и вправду планировал ждать не дольше минуты. В конечном счете Томас Оливеру не мать родная и бегать за ним не должен. Так что спасение утопающих дело рук самих утопающих. Хочешь убраться из этого дохлого района - либо лови такси и плати по счетчику, либо не упускай шанса уехать на более приличном транспорте и в менее сомнительной компании.
По пути Горден молчал. Он смотрел на дорогу с серьезностью снайпера, который вышел на задание, но в магазин заезжать не стал. Во-первых, круглосуточных магазинов здесь навалом, и при необходимости можно затариться в любой момент, да хоть в три утра, во-вторых, жратвы дома было навалом, да и чем горло промочить тоже нашлось бы, ну а в-третьих, доставку на дом еще никто не отменял, потому единственная остановка была конечной.
Оставляя мотоцикл на его привычном месте, мужчина пошарил в кармане и извлек из него ключи от своей холостяцкой берлоги. Глянул на братца и зашагал в сторону двери.
- Я не буду говорить тебе, чего нельзя делать в моей квартире, но почки у тебя только две, а заказчиков на этот орган много, - посмеявшись, Том распахнул дверь, пропуская гостя вперед. - Заваливайся. - Зайдя следом, Горден включил неяркий свет и оставил ключи в отведенном для них местечке. - Все, что можно было здесь оприходовать, я уже и сам оформил, но если найдешь что-то ценное, про почки ты помнишь. Их тоже искать недолго.
Словив себя на мысли, что сегодня отпустил рекордно много шуток, Том покачал головой и задумался над тем, ради чего он так изощряется. Можно подумать, ему в компанию навязался популярный комик и ценитель редких перлов.
- Экскурсию я тебе тоже устраивать не стану. Ты у нас homo erectus, так что путь до цели проложишь сам. В остальном ни в чем себе не отказывай.
Завалившись на диван, Том из чистого любопытства уставился на Оливера в ожидании того, что тот станет делать. Это в участке он спать хотел, а после освежающей поездки на байке мог и передумать.

Отредактировано Tomas Gorden (2017-05-17 21:47:58)

+1

6

Следуя за братом, парень вышел на улицу и вдохнул свежий, после обезьянника-то, воздух. После достаточно теплого помещения на улице показалось как-то прохладно, но Оливер лишь передернул плечами и застегнул кофту под горло. Он подошел к мотоциклу, возле которого остановился мужчина и окинул его внимательным взглядом. Можно было бы рассмотреть его и получше, даже в темноте, и даже позавидовать брату, ведь почти каждый сопляк возраста Такера мечтает о подобной лошадке, но блондин, судя по всему, не отличался особой завистливостью, к тому же сейчас уже был порядком уставший и даже слегка сонный. Протянутую ему пачку сигарет Оливер принял как должное, подумав только, что давненько такие не курил. С такими словами как "спасибо", "пожалуйста" и "извините" он в принципе не особо дружил. Как-то впадлу было ради них языком шевелить. Убрав сигареты в карман, парень хмыкнул и тоже уселся на мотоцикл, за мужчиной.
- Типо, если расшибусь, то и не жалко? - с мрачным смешком уточнил блондин, тем не менее, не упираясь. Без шлема, так без шлема. Для него не имело особой разницы, сдохнет он сегодня в какой-нибудь автокатастрофе, завтра с перепоя свалившись откуда-нибудь или через десять лет от передоза. Подогнув ноги, он схватился за бока братца названного и слегка к нему прижался. Всю дорогу, как и тот, провел молча. В отчаянных попытках не проблеваться прямо на ходу. Лбом Оливер ткнулся в спину мужчины и слегка отключился от реальности. В голове была каша, в животе кисель, а общее состояние - мясо. Просто кусок туго соображающего мяса, которое начало мутить от поездки на мотоцикле. Если бы он шел пешком или ехал в машине, то наверняка уже бы почти протрезвел. Но так... Когда мотоцикл остановился, парень вяло с него сполз, пошатнулся на ровном месте и тут же склонился над асфальтом, упираясь руками в колени и готовый выблевать все содержимое желудка. Но рвотный позывы быстро прошел и все обошлось. Томас обошелся без такого "чудного" зрелища, Оливер обошелся без таких "приятных" ощущений, а дворник без лишней работы. Следуя за мужчиной, светловолосый зашел в подъезд, а следом и в квартиру. Ни то, ни другое особо рассматривать не стал, ибо было как-то слегка насрать.
- Никому нахрен не вперлись мои почки, в их-то состоянии... - Оливер фыркнул, намекая на свой образ жизни. На самом деле он был без понятия, насколько здоровы или не здоровые его органы, но предполагал, что вряд ли отличается особым здоровьем. Гордон щедро предложил проложить путь до цели самостоятельно и ни в чем себе не отказывать и парень этим без возражений воспользовался. Он кое-как разулся, едва не  навернувшись в темноте прихожей, бросил кофту где-то там же и поплелся в первую попавшуюся комнату. На глаза тут же попалось белое пятно не застеленной постели и Такер, не раздумывая, рухнул на него. Полежал секунд десять не шевелясь мордой в подушку, а потом завозился, раздеваясь. Крайне лениво и явно не желая даже приподниматься с постели. Штаны, футболка и носки вскоре оказались на полу. А сам парень вновь замер на кровати, устроив себе очередную передышку. Ему бы вот прямо сейчас под одеялко и слюни на чужую подушку пускать, да только в глотке образовалась пустыня Сахара и не давала бедному малолетнему алкоголику покоя. Так что, полежав еще немного, он все-таки снова поднялся и поплелся прочь из комнаты на поиски кухни. Однако, первой на пути попалась ванна. Оливер, будучи в таком состоянии не слишком прихотливым, похлебал водички из-под крана и, забыв выключить за собой свет, пошел обратно в постель. И, надо заметить, его даже не особо волновало то, где в это время будет спать сам Том. А точнее, вообще не волновало. Как и то, что все эти похождения он наблюдал с дивана. В конце концов, он знал, на что подписывается, отправляясь забирать из обезьянника бухого в стельку наглого невоспитанного подростка. А может, ему это даже интересно было. Черт его знает, у каждого же свои извращения, да? Оливер улегся в постели поудобнее, зарылся в мягкое одеяло и, наконец, расслабился до состояния какого-то желе.
- Не буди меня... Никогда. Сам когда надо будет проснусь. И если мать позвонит, пошли ее на х... - Эти указания были выданы Томасу уже вполголоса и с закрытыми глазами. - Все... На хуй и в пизду всех. Спокойной ночи.
На этом он счел свое общение с братом на сегодня оконченным и решительно в течении пары минут отрубился, растянувшись на добрые две трети достаточно большой кровати.

+1

7

Наблюдая за Такером, Горден еще раз убедился в том, какой "подарочек" свалился ему на голову в виде нежданно-негаданного братца, расхаживающего по квартире, как зомби апокалипсиса, в, мать его, трусах. Нет, ну голых-то мужиков, допустим, Тому доводилось видеть хотя бы в той же раздевалке еще в школьные годы. Но почему в этот самый момент мужчине мулил не сам почти полностью обнаженный Оливер, а именно кусок ткани, который и составлял это "почти"?
- "Мда,.. пацана в трусах заказывали? Видимо, так выглядит спайдермен курильщика", - только и успел подумать Том, как помещение озарилось светом, льющимся из ванной. Некоторое время Оливер повозился с краном, всасывая в свой изморенный жаждой организм живительную влагу и, очевидно, не заметил, что Горден все это время наблюдал за ним, потому что несколько секунд спустя пацан вышел из комнаты, не погасив за собой свет, и на автомате прошел в обратном направлении, словно не замечая ничего вокруг, кроме конечной точки своих ленивых телодвижений. Но стоило пареньку скрыться в спальне, как оттуда донесся его вялый голос, возвещающий о том, что король отправляется на покой, и всем придворным версальского двора нужно забиться в угол и ожидать его царского пробуждения.
- "Можно подумать, я нанимался кого-то будить, - подумал мужчина, усмехнувшись, и уже следуя от дивана к собственной постели. Зайдя в комнату он обнаружил Оливера распластавшимся на кровати с видом отрешенного дзен-буддиста, погрузившегося в созерцание глубин собственного внутреннего мира и безучастного в отношении мира внешнего. - На хуй я могу отправить, - пронеслось в голове некстати, - но из всех, кого я мог бы отправить на хрен прямо сейчас, рядом только ты... И почему Ванесса ощенилась таким раздолбаем?".
Взгляд мужчины скользнул по лицу парня, олицетворявшему одно сплошное блаженство, и на лице старшего брата тотчас появилась улыбка.
- "Тебе ведь все равно, буду ли я спать на диване, да и буду ли я спать вообще?".
Задумавшись, Том как-то машинально зацепил рукой одеяло и приподнял его, оценивающе глянув на изгибы истощенного тела своего сводного братца, и еще раз растянул губы в улыбке.
Через минуту он уже был у окна в общей комнате. Смотрел на город через мутное стекло и курил свои привычные сигареты. Нет, мысль о том, чтобы поразвлечься прямо здесь и сейчас, не казалась ему такой уж дикой, но почему-то ему не хотелось будить этого спящего щенка. Оливер спал так сладко, что ему можно было только позавидовать.

Звонок раздался неожиданно, хотя, пожалуй, его таки стоило ожидать. Определитель номера выдал отца, потому Том все же решил соединиться. Но стоило ему это сделать, как на другом конце "провода" зазвучал обеспокоенный женский голос.
- Томас,.. - вовремя краткой паузы, за которую женщина собиралась с мыслями, Горден успел вспомнить, что своего номера Ванессе не давал, потому не удивительно, что она воспользовалась телефоном Марка, - извини, что так поздно.
- Мэм,..
- Оливер тебе не звонил? Он давно не появлялся дома. Мы с Марком не знаем, где его искать. Марк говорит, что нужно звонить в полицию, но я подумала, вдруг ты видел его или знаешь, где он.
- Мэм, не беспокойтесь, с вашим сыном все в порядке.
Том почесал висок безымянным пальцем, чтобы не подпалить волосы о сигарету, после чего поднес ту к губам и сделал еще одну затяжку.
- Где он? - послышалось из трубки.
- Со мной. И мы будем признательны, если вы "пойдете на хер" дадите нам возможность пообщаться без сторонних лиц.
- О... эмм... Да,.. вы же братья, я понимаю. Это так мило с твоей стороны, что ты...
- Ванесса.
- Да-да, конечно. Отдыхайте.
Не дожидаясь, пока взволнованная мамочка отобьется, Горден сделал это сам и отправил мобильник на диван. Он почувствовал омерзение от того, что только что был вынужден объясняться за брата. Но в то же время понимал, что оставить женщину вообще без информации не мог. Хотя в итоге так и не сказал, дома они или где-то еще. Да и его адреса не знала ни Ванесса, ни даже Марк. Это означало, что ни тот, ни другая, не нагрянут посреди ночи, что само по себе уже прекрасно. Однако юный Такер спит, и старшему брату было бы неплохо последовать его примеру, но почему-то сон не шел, и даже не полз в направлении Тома.

Отредактировано Tomas Gorden (2017-10-19 00:31:12)

+1

8

Вырубился парень быстро, крепко, но ненадолго. Спал так, что не прощупав пульс было не понятно, живое ли это тело вообще. Сон был настолько капитальным, что и мимо проезжающий танк с оркестром не разбудили бы юношу. Зато часа в четыре ночи его заставил подняться собственный организм. Голова все еще была очень мутной, трезвостью мыслей и сознания даже и не пахло. Темная комната была незнакомой. Не сказать, что это пугало или сильно напрягало, но вводило в легкое замешательство на счет дальнейших действий. Слабый синеватый свет из окон прямоугольниками стелился по полу и кровати, залезая на стены и обрываясь силуэтами мелких предметов. В комнате было прохладно, а потому, сев и сгорбившись на кровати, Оливер почувствовал, как по спине и рукам пробежались мурашки. Короткий тяжелый вздох слетел с губ прежде, чем ступни коснулись холодного паркета. Поднявшись, он поплелся к черному пятну дверного проема. Двигаясь по большей части на ощупь и на удивление тихо, парень дошел до ванной, где в первые несколько секунд был ослеплен светом, но после зачем-то умылся и уже более осознанно направился на поиски кухни. Та нашлась быстро. За столом можно было заметить фигуру Тома, но подросток не придал ей никакого значения. Из полумрака взгляд выхватил поблескивающий графин с водой и кружку рядом с ним. За короткое время его сна жажда измучила горло, а потому и без того полупустой графин вскоре был почти опустошен. Тогда внимание Оливера привлек холодильник, в который он полез, уже сообразив, что за столом сидит Том и наверняка наблюдает. Особым разнообразием продуктов сей ящик не отличался, но парень, будучи неприхотливым, решил, что пара не вареных сосисок, остатки сыра и последний помидор вполне устроят его в качестве перекуса. Со всем этим добром и ножом он уселся за стол. Для полноты картины не хватало только хлеба, но его искать слишком уже не хотелось. На кухне царила какая-то странная атмосфера. Оба человека, что сидели друг напротив друга за одним столом, были словно из параллельных вселенных, которые ничего не связывало кроме схожести декораций, бледного голубого света льющегося из окна и белесого дыма, что вьющейся змейкой поднимался от только что потушенной сигареты в пепельнице.
Оливер ел молча и как-то торопливо. Не потому что боялся, что отберут или что-то вроде того, а просто потому, что так привык. Он нисколько не стеснялся Тома, как и того, что в наглую залез в его холодильник как в свой. Пожалуй, за эту ночь это была меньшая из тех проблем, которые он доставил своему "брату". Прокручивая в мутной голове события сегодняшней ночи, Оливер вообще поражался тому, что он встречает рассвет в этой квартире, а не в обезьяннике под боком у бомжей.
- Не спится? - словно в пустоту поинтересовался Оливер, глядя в окно и жуя помидор, сок которого стекал по руке к самому локтю, но почему-то не сильно волновал юношу. Сосиски и сыр на тот момент уже были съедены. Но на самом деле ему было действительно любопытно, почему Том не спит, ведь было очевидно, что тот больше и не ложился, хотя вполне мог бы вышвырнуть оборзевшего подростка из своей постели и с комфортом уснуть до самого утра или обеда, и был бы прав. Или его просто напрягает присутствие в доме постороннего человека? Хотя, тогда бы, наверное, и не пустил бы.
- Почему забрал меня и разрешил остаться? - Он не привык слишком долго мучить себя вопросами, на которые не знал ответа. - Ты же вроде меня вообще второй раз в жизни видишь.
Помидор кончился и, прежде чем вылезти из-за стола, Оливер широко провел языком от самого локтя до запястья правой руки, собирая сок. И только после этого вымыл руки и запил все съеденное водой из того же графина. На несколько секунд юноша замер возле стола с кружкой в руках, с прищуром вновь всматриваясь в картинку за окном. Вверху небо было все еще темное, застеленное серой пеленой облаков, но зато ближе к горизонту становилось светлее и теплее, отливало мягкой рыжиной. Свет, что проникал на кухню, тоже становился теплее и размытие, он больше не ложился по очертаниям окон, а рассеивался, стараясь залезть в самые темные уголки.
- Тебе никуда не надо с утра?- очередной вопрос заданный Тому, но в тоже время произнесенный будто в никуда. Оливер часто так делал, когда не слишком нуждался в ответе, но в тоже время ему было бы любопытно его узнать. Взъерошив волосы на затылке, Такер зевнул и оставил чашку на столешницу рядом с раковиной. На душе было как-то на удивление тихо и спокойно, а в голове рассеяно и сонно. Но парень почему-то не спешил возвращаться в постель. В этом всем не хватало чего-то еще. Быть может, общения, может пары сигарет, а может и чего еще...
На кухне было душно и приоткрытое окно не спасало, но по полу тянуло холодным воздухом, и парень это отчетливо чувствовал, слегка передергивая плечами.  Взгляд же оторвался от окна, и теперь уже он в открытую рассматривал Тома: слегка помятого, сонного и совсем незнакомого.

+1

9

Одиночество или уединение? Эти два понятия в корне различны, хотя и сходны по смыслу. И если от первого принято страдать, то второе, как правило, приносит долгожданный душевный покой, во всяком случае не страдальцам от одиночества, которых Томас если не презирал, то точно не мог понять. Оставаясь один, он находил для себя новую форму удовольствия. Не оргазм, конечно, но тоже неплохая возможность испытать радость от возможности побыть собой, вдали от назойливых людей, в хаосе снующих мимо. В будни Тому приходилось контактировать со множеством людей, даже если эти контакты ему самому были неприятны, поэтому, оказываясь наедине с самим собой, он испытывал удовольствие, которое имело простое и незамысловатое название - "частная жизнь". И в пределах этой частной жизни был вполне доволен положением. Собственная берлога, личный, а не общественный душ и своя, такая уютная постель. Что еще может быть нужно для того, чтобы чувствовать себя свободным? Но что если в твоей постели возлегает тело, которое ты в нее не затаскивал? Не соблазнительные формы какой-нибудь красотки-бизнесвумен с коротким списком "табу", и даже не сочная попка студенточки-гимнастки из какого-нибудь спортивного колледжа. Как так вышло, что в его кровати дрыхнет тощий и явно укуренный братец?
"Как я до этого докатился?", - подумал Том, смяв в руке визитку ресторана, в котором заказывал еду в тех редких случаях, когда некогда было готовить самому, а выбираться из берлоги не хотелось. Заказав еду на поздний завтрак, мужчина избавил себя от необходимости стоять у плиты, подобно папочке, заботливо нажаривающему омлет для малолетнего преступника. И хотя накормить этого самого беспредельщика все же нужно было, Горден радовался тому, что не придется делать это лично. Пусть не привыкает к тому, что в этом доме его обслуживают. Это холостяцкий лофт, и хозяин в нем может быть только один. И сколь родным бы ни был гость, представать перед ним в образе домохозяйки Томас явно не планировал. Быть может, когда-нибудь, когда или если эти ребята найдут общий язык и даже поладят, Том порадует братца стряпней собственного приготовления, но это будет дружеский жест, а отнюдь не проявление братской заботы.
Предаваясь размышлениям, Томас не сразу услышал шаги Оливера, однако его появление все же не смог не заметить. Но вместо приветствия хозяин дома промолчал. Это не было "тактичным молчанием", как обычно называют некую форму сдержанности и самоконтроля в условиях неловких ситуаций, а скорее неким выжиданием того, когда в разговоре в принципе возникнет необходимость. И пока Том молчал, его внимание вновь привлекла ткань трусов на пареньке, как алого цвета лоскут притягивает взгляд разъяренного быка.
- "Какого хера?!", - Том глянул на пупок Оливера и следом на задницу, которой братец спешно повернулся к нему, заглядывая в холодильник.
Его должен был бесить тот факт, что гость наглым образом шарился в просторах холодильника, не обзаведясь разрешением на то его владельца. На деле же мужчину раздражал вид полуобнаженных ягодиц, которые маячили почти перед носом, но в то же время были бесконечно далеки от того, что о них думал сам Томас в этот самый момент. То есть по правде его раздражал именно факт того, что подкидывало воображение по поводу задницы собственного брата. И печальнее, а может быть, забавнее всего было то, что это не был голос совести или здравого смысла, которые могли бы подсказать мужчине, что перед ним родственник, хотя и не кровный, а нечто совершенно иное - отсутствие предлога для оповещения брата в том, что кусок ткани на нем явно лишний. Ну какова может быть причина для такого заявления? Строгий дресс-код в жилище хозяина? Тогда почему он сам одет? Наличие пятна от какого-нибудь соуса на трусах? Так ведь его нет. Ни пятен, ни дырки от сигареты, ни распустившихся ниток. Ничего! Ничего, что могло бы послужить хоть сколько-нибудь здравым предлогом, чтобы убрать эту тряпку долой. Но если нет ничего из перечисленного, тогда почему эти самые трусы так мулят перед глазами, как белый флаг капитулирующей стороны во время битвы? Что, мать его, не так с этими трусами?
Дальше в ход пошли сосиски. Они были не вареными и достаточно холодными, потому выглядели на редкость упругими. "Упругие сосиски? О чем ты вообще думаешь?". Картина поглощения сосисок Такером заняла мозг Гордена на еще несколько минут, за время которых его мозг пережил смерть и возрождение, а также прочие падения, в том числе и грехопадения во всей их низости, что, однако, ничуть не смутило самого Томаса, и уж никак не вызвало проявлений приступов неловкости на его лице. Вместо этого Том только лишний раз убедился в том, что его мужскому либидо нет предела, и это уже явно нездоровая тяга, что, впрочем, его снова-таки не смутило, так как узнавать о себе что-то новое в любом случае приятно, даже если последствия этих новостей сложно назвать удовлетворяющими. Но вопрос о самом удовлетворении в данный момент стоял не менее остро. 
- Не спится? - вопрос Оливера застал Томаса врасплох, и тот немного отрезвился, заметив, что юноша, меж тем, уже доел сосиски и переключился на сочный и алый, как кровь, помидор, сок которого струился по коже и вместе с тем по нервам старшего брата, теперь пристально следившего за струйкой стекающей жидкости, ловя себя на том, что уже мысленно слизывал ее влажным языком. Его даже не волновало то, что это был, возможно, последний помидор в доме. Мужчине вдруг захотелось кислого помидорного сока, но совсем не поэтому.
Замешкав с ответом, старший брат не успел ничего произнести, как за первым вопросом последовал еще один, не менее провокационный. 
- Почему забрал меня и разрешил остаться? Ты же вроде меня вообще второй раз в жизни видишь.
Это было хорошее замечание. Очень точное. Сам Томас сказал бы даже: "В десятку!". Однако ответить на него было не так уж просто. Для начала надлежало сделать это самому себе. А ведь действительно, почему?
Задавшись вопросом, Том проследил за движением языка младшего брата, слизывающего остатки сока с руки, и что-то внутри неприятно сжалось. Наверное, потому что он сам хотел это сделать, хотя и не сподобился. Вот она - цена промедления. Если ты не делаешь чего-то сам, не думай, что другие вечно будут ждать, когда ты соберешься с мыслями или решишься. А медлительность в принятии решений и осуществлении действий - удел слабаков. Однако вопрос все же ожидал ответа. Но Том не торопился. Впервые за эту ночь он смотрел на Оливера, действительно пытаясь понять, о чем же тот думает. Возможно, облик парня, задумчиво глядящего в окно, произвел на его брата такое впечатление, что тот просто не счел уместным отвлечь его на свой ответ. И, видимо, поэтому парень, так и не дождавшийся ответа, продолжил свой допрос:
- Тебе никуда не надо с утра?
Сам не зная, почему, Том улыбнулся.
- Нет, - ответил он сухо. - Я редко назначаю встречи с самого утра, если только не хочу застать человека врасплох, еще сонным и вялым. - Том сделал паузу и потер ладони между собой. - Но если говорить о том, почему забрал и не выгнал... Черт его знает. Может, хотел взглянуть, как ты будешь расхаживать в одних трусах по моей квартире.
Очередная улыбка, а точнее ухмылка, больше похожая на усмешку, выдала в Томе некий интерес к теме, которую он затронул, хотя он тут же убрал оскал со своего лица.
- Быть может, я и не способен на самопожертвование, но иногда и меня посещают мысли, что помощь брату не такая уж дурная идея. А может, я хотел сам вставить тебе... мозги на место.
Том смотрел на Оливера, замечая, как тот передергивает плечами от холода. И все же похождения в одном белье дали о себе знать.
- Кофе? - неожиданно для себя самого спросил Том. - "С каких пор я забочусь о нем?", - подумал он, уже поднимаясь со стула. - Думаю, тебе сейчас неплохо согреться. - Сделав очередную паузу, мужчина вновь окинул взглядом полуобнаженного собеседника. - Либо ты можешь принять согревающий душ. - А вот и он - повод, которого так долго искал мозг Томаса. - Сразу скажу: защелки на двери в ванную нет. Сожителей у меня не водится, потому эту комнату я использую либо по назначению, либо как еще одну площадку для секса. В связи с этим счел наличие защелки бессмысленной тратой. Зато на те же деньги оборудовал удобные ручки у самой ванны. Думаю, ты оценишь.
Экскурс во вложения денег едва ли мог показаться Оливеру интересным, но, видимо, мозг Тома рассудил, что эта информация может ему пригодиться. Хотя и не отдавал себе отчета в том, собственно, зачем. У Олли есть глаза, и он сам может заметить отсутствие или наличие чего-то. Но у Гордена было чувство, что спровадить братца в душ он просто обязан.

+1


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Флешбэки » В чем сила, брат?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC