СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ

«Судный день: на закате надежды» - Vincent Keller

ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ
«Опасные развлечения» - Ray Campbell
«Берегись автомобиля!» - Eve Barton
«Правда редко бывает чистой и никогда не бывает простой» - Valerie Knapp
«Пир во время чумы» - Adele Rivers
«Подари мне надежду» - Vincent Keller
«Однажды в Париже...» - Kyle Porter
«Запланированное и незапланированное знакомство» - Floyd Rowe
«Witness for the Execution» - Randy Blake
«Девочки, хватит ссориться! Потом потаскаете друг друга за волосы» - Alessa Lindberg
«Оригинал и подделка: найди 5 отличий» - Liam Palmer
«Memento Mori» - Eleanor Terner

ФЛЭШБЭКИ
«Посвящение. Первая кровь» - Ray Campbell
«Двадцать лет спустя...» - Adele Rivers
«Wishful Thinking» - Jani Klifer
«Привет с того света» - Adele Rivers
«Reference point» - Eve Barton
«Первый день твоей настоящей жизни» - Valerie Knapp
«It's a Wonderful Job» - Kyle Porter
«В чем сила, брат?» - Oliver Tucker
«Our Town» - Liam Palmer
«School Wars» - Lisa Marshall
«Сообразим на троих?» - Kyle Porter
«A Bird in the Hand…?» - James Harrell

АЛЬТЕРНАТИВА

«Halloween 2016» - Adele Rivers
«Make America Great Again» - Jason Underwood
Заветное колечко уже давно покоилось в бархатной коробочке, но ещё ни разу не ощущало на себе тепло женской руки. Сегодня это случиться, и если Лоис опять вздумает сказать ему "нет", то он, пожалуй, утопиться прямо в ванной.
День Рождения



У тебя уникальные способности. Вопрос в том, сможешь ли ты подчинить их, или они подчинят тебя. Всю твою жизнь мир пытался приручить тебя. Пришло время стать свободным...
Когда-нибудь ты узнаешь, на что способен.

THE NEW PEOPLE: EVOLUTION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Личные эпизоды » Девочки, хватит ссориться! Потом потаскаете друг друга за волосы.


Девочки, хватит ссориться! Потом потаскаете друг друга за волосы.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Девочки, хватит ссориться! Потом потаскаете друг друга за волосы.
http://s2.uploads.ru/t/RCmtT.jpg
Дата: 20 Октября 2016 года, 01:15
Место: Нью-Йорк, США
Участники: Alessa Lindberg, James Harrell

Поздний вечер, середина октября. Еще на удивление тепло, но уже понимаешь, что наступила осень. Все хорошие мальчики и девочки давно разбежались по домам. Улицы опустели, редкие прохожие спешили убраться восвояси, избегая встреч с небольшими компаниями молодых не совсем трезвых парней, которые запросто могут отжать мобильник или барсетку, придав ускорения с помощью волшебного пинка. А вот какого лешего понесло Алессу в час ночной на улицу, нужно еще выяснить. Классическая ситуация...Ночь. Улица. Фонарь. Группа нетрезвых тунеядцев. Казалось, что должно произойти что-то очень плохое, но в самый последний момент на выручку девушке приходит "герой-одиночка".

+1

2

+

Выглядит
http://www.telegraph.co.uk/content/dam/fashion/DEC/Dec30/Alicia-Vik-heritage-look-xlarge.jpg
С собой: документы, ключи от комнаты, амбулаторная карта пациентки, 10$ наличными и мелочь вроде косметики.

Многое в этом мире может измениться в мгновение ока, но что бы не произошло, никогда нельзя забывать - такова воля Всевышнего. Порой с его решениями бывает очень сложно смириться, ещё чаще люди не понимают, почему происходит так, а не иначе. Алесса никогда не задавалась подобными вопросами. Она слепо верила в Спасителя и шла той дорогой, которую он указывал. Правда сегодня она пролегала по тёмной нью-йоркской улочке, где из всех фонарей горели максимум пара-тройка. Но этого было вполне довольно, что бы не рухнуть в траншею, выкопанную городскими службами, а на остальное и вовсе грех жаловаться. Обычно Линдберг старалась не гулять поздними вечерами. Впрочем, слово "гулять" к ней вообще было трудно применимо. Она постоянно куда-то направлялась. Когда-то давно, ещё в студенчестве в Шведции, молодая девушка иногда прогуливалась со своими подругами, но оказавшись в Нью-Йорке, лишилась и этой скромной радости. Она никого тут не знала, а бесцельно шататься в одиночестве просто не умела. Всегда нужна цель. Без неё человек может сбиться с курса, отмеченного для него Богом. Тем не менее, в последнее время надежда на лучшее укрепилась в ней на постоянной основе. Многое Алесса пока не понимала, зато чувствовала, что может обрести в сотрудниках лиги Равновесия добрых друзей.
Это случилось совсем недавно, меньше трёх недель назад. Урывая минутку в своём забитом трудовом графике, Линдбер спешила в центр таких же как она, одарённых. Может, шведка и была до крайности наивна, но пока всё, что видели её глаза, это заботу, тщательнейшую опеку и плечо помощи, которое ей сулили подставить в любой момент. А за что же были все эти радости? Да просто так! Потому что она - это она. Иной раз, слушая речи своих наставников, девушка поражалась, до какой степени эти люди внутренне приближены к Богу. Они, даже сами не подозревая этого, действуют так, как должно. Возлюби ближнего своего, как самого себя. И они любят. Вместе с прегрешениями, которые совершает любой человек, вместе с недостатками характера, просто за то, что он когда-то родился, а теперь пополнил из стройные ряды хранителей равновесия. Линдберг нравилось слушать мат.часть, она по старой привычке пыталась конспектировать всё, что преподавали, но со временем перестала. Один из учителей ей явно намекнул на то, что если эти записи попадут не в те руки, может случиться беда. Пристыженная девушка в тот же вечер пропустила свои конспекты черед шредер. Последнее, чего бы она хотела, это навредить людям, что приняли её к себе, встретив, как родную.
Правда имелись и некоторые осложнения, связанные со вступлением в тайную организацию одарённых Господом людей. Времени катастрофически не хватало. Наверное, Алесса могла бы отказаться от дополнительных смен в Кризисном центре, где с успехом совмещала многие должности - порой обычная сиделка возле койки какой-нибудь престарелой матроны, иногда расторопная медсестричка, а бывало свалиться столько бумажной волокиты, что Линдберг чувствовала себя самой настоящей секретаршей. Но всё это было не то, к чему стремилась шведка. В её мечтах, она уже давно видела себя дипломированным врачом, который спасает жизни маленьких пациентов. Она и теперь несколько раз в месяц умудрялась брать на себя ответственность за чьи-то жизни, но факт оставался фактом - вначале нужно доучиться. С этим же возникали определённые сложности. Так как возвращаться в Шведцию она пока не планировала, нужно было перевести свои документы в другой вуз, а это то же время...
Вот и выходило, что Алесса разрывалась между долгом, интересом и желанием помочь всем и каждому. Дни, когда она возвращалась домой после полуночи, уже не были редкостью. Сегодня она вновь опаздывала. Городской транспорт уже не ходил, а такси было роскошью. Впрочем, Линдберг рассчитывала, что пройдя несколько кварталов пешком, сможет значительно снизить таксу и добраться до дома уже на машине. В противном случае шагать ей не меньше часа. Нормальный человек не станет шастать по тёмным подворотням, да и она не стала бы, но желание поскорее лечь в постель, перевешивало чувство самосохранения. "На всё воля Божья!" С подобными мыслями девушка свернула за угол, желая поскорее проскочить самый тёмный переулок. Вначале Линдберг не поняла, что за тени маячат впереди, но следом за движением послышались голоса. Мужские. Много... Сердце подскочило в груди и теперь грозилось выскочить прямо через горло. Девушка замедлила шаг, но так и не свернула. Главное, не показывать своего страха, так когда-то говорил один знакомый кинолог. Но ведь люди не собаки... Где-то впереди раздался смех, который ох как не понравился напуганной шведке. Звуки приближались, и вместе с этим слабла её уверенность. Она отошла не так далеко от освещённой улицы. Может, стоит вернуться? Алесса остановилась, машинально вжимая голову в плечи и стараясь практически не дышать, что бы не выдать своего присутствия. Секунды текли, как кисель, а голоса и пьяные смешки неумолимо приближались. Когда последние крохи самообладания оставили Линдберг, она резко повернулась на месте и кинулась бежать.
Ей удалось сделать буквально три шага, когда как будто из-под земли выросла высокая мужская фигура, в которую Алесса с разбегу впечаталась. Это было настолько неожиданно, что колени подогнулись сами собой. Она отлетела на асфальт, а в тусклом свете, отражённом в стекле какой-то витрины напротив, проступило злорадное лицо.
- Ты куда собралась? Парни так за тобой не угоняться, - девушка с широко распахнутыми глазами взирала на этого амбала и старалась понять, как себя вести дальше. Убежать вряд ли получиться. - Эй, ну где вы там. Чуть такую девочку не проворонили!
- Я... мне... вы католик? - Алесса ухватилась за единственную, на её взгляд, палочку-выручалочку - религию. Ни один прихожанин всех известных ей церквей не причинил бы вреда слабой женщине. Раскатистый смех стал ей ответом.
- Сейчас узнаем, к какой религии я отношусь. Смотря, как проповедовать станешь, - он нагнулся и рывком поднял её за руку, поставив чётко перед собой. Сзади приблизились остальные. Сколько их, шведка понять никак не могла, но даже одного ей было многова-то. - Гони сюда налик и цацки, мобилу не забудь. Парни обыщите эту святошу.
Девушка с радостью бы отдала им всё, что имела, но страх полностью её парализовал. Она только и делала, что пыталась плотнее запахнуть своё пальто и мотала головой из стороны в сторону.

+1

3

+

Выглядит: http://s2.uploads.ru/kLxpI.jpg
При себе: Плеер с единственной кассетой, ключи от дома и бумажник с небольшой суммой денег

На часах в маленькой каморке охраны стрелки заканчивали час, глубокая ночь, когда все нормальные люди спят. Однако было бы неправильным, сказать, что Джеймс ненормален. Вовсе нет, он выполнял свою работу. Еще полтора часа назад его  сменщик заступил на дежурство, но мужчина по-прежнему оставался на месте, предпочитая играть с ним в карты. Наверно не просто обычному человеку, у которого дома дети, жена, собака, понять, что чувствуют одинокие люди, когда кроме одиночества и пустой неуютной квартиры тебя никто не ждет. Даже тараканы и те сбежали к соседям. Поэтому спешить в свою коробку Джеймс не торопился, но все же придется.
Он поднялся с металлического стула, в очередной раз проиграв партию, подцепляя со спинки свою красную кожаную куртку.
- Это тебе повезло, я поддался, - они оба знали, что Харреллу редко везло в картах, поэтому напарник лишь ехидно покачал головой, подыгрывая другу, - лучше бы книгу прочел, вместо..-договорить ему не дали. Джейсон, сменщик и хороший друг прервал мужчину:
- Иди уже, горемыка. Глядишь к утру доберешься,- он махнул рукой, раскатисто смеясь, так как знал, что Джеймс живет слишком далеко от работы, а единственное средство передвижения сейчас на ремонте.
Махнув, на прощание, рукой, Джеймс улыбнулся приятелю и вышел на улицу, ежась от непривычного прохладного ветра, змейкой забирающегося под куртку. Застегнув молнию до половины, он передернул плечами, доставая из кармана свой старенький кассетный плеер. Несколько минут потратил на распутывание шнура от наушников, после чего с довольной улыбкой победителя водрузил их на голову, нажимая на кнопку "Play".
Пусть Харрелла был извилист и не всегда пролегал по освещенным улицам, но мужчина никогда не расстраивался этому факту, скорее даже наоборот. В столь позднее время никому в голову не придет просиживать перед окном, в надежде рассмотреть случайного прохожего. Было без четверти два, когда Джеймс свернул на улицу в восточной части Нью-Йорка. Ее окаймляли высотные дома из стекла и бетона, элита, чего не скажешь о внутреннем убранстве дворов. Между высотками уютно расположился небольшой ресторанчик, ставший популярным у семейный парочек  и молодых. Джеймс прошел мимо, заглядывая в темные провалы окон. Нередко он видел счастливых посетителей, смотревших друг на друга влюбленными глазами. В какой-то степени он завидовал им, но жизнь это не рассказ, который можно переписать заново.
У Джеймса бывали продолжительные отношения, но работа отрицательно сказывалась на личной жизни. С образом простого охранника, зарабатывающего не такие уж большие деньги и постоянно отсутствующего по ночам смириться не так легко, и дело всегда кончалось те, что от него начинали требовать больше того, чем он мог дать женщине.
Одиночество в квартире Харрелла было гнетущим, именно поэтому мужчина старался задерживаться на работе как можно дольше. Иногда, когда он открывал дверь квартиры, то ловил себя на мысли: интересно, на что похоже, когда приходишь в дом, где тебя ждут, где дают уверенность в том, что мир не катится по дороге в ад.
В идеале Джеймс предпочел бы сейчас пропустить стаканчик-другой в каком-нибудь придорожном кафе, где никто не стал бы обращать внимание на столь позднего гостя. Из головы никак не выходило убийство, с которым он столкнулся несколько дней назад. Преступник настолько аккуратен по части улик, что даже опытные криминалисты, отработавшие пол жизни в полиции и те не смогли ничего особенного найти. Складывалось такое ощущение, будто ему нравилось убивать, заставляя жертву чувствовать непереносимую боль. Перед глазами Джеймса стояло, застывшее в молчаливом крике, лицо белокурой девушки, найденной им в заброшенном старом доме на окраине Нью-Йорка. Сколько всего повидал Харрелл за свою жизнь, но к такому никак не привыкнуть.
Охранник неспешно шел по тротуару, нахохлившись, спрятав руки в карманы куртки, практически не замечая сменяющегося пейзажа. Дорога ему хорошо известна, еще пару кварталов и он будет на месте. Почему-то эта девушка напомнила Харреллу об одном, не очень радужном сне, больше похожем на кошмар. Джеймс шел вперед, заново прокручивая его в голове, вспоминая детали.

Когда, несколько дней назад, ему позвонил напарник, Джей не ожидал увидеть подобного. Он много повидал за свою жизнь, частенько видел блюющих офицеров полиции, приехавших на место преступления первыми. Жуткий запах и тучи мух, мерзко жужжащие вокруг жертвы, однако последнее дело побило все рекорды.
Дом, в котором обнаружили тело жертвы, стоял на отшибе, вокруг ни одной живой души, чтобы помешать преступнику сделать свое черное дело. Едва войдя в него Харрелл почувствовал странный запах, смесь гнилого дерева и канализации. В первой комнате смотреть было не на что, поэтому детектив (именно им себя ощущал Джеймс во сне) прошел по коридору немного дальше, где у двери стоял молоденький полицейский. Джея пробирал неприятный холодок, как это бывало на каждом убийстве. Холод смерти. Едва Харрелл увидел свою жертву, как понял, что работал профессионал и от увиденного кровь в жилах застыла. Прямо напротив двери, примерно в метре от противоположной стены, на двух параллельно установленных деревянных шестах висело нагое женское тело. Руки широко раскинуты, колени согнуты, потому как ноги ее касались пола. Вся поза напоминала коленопреклоненную  букву "Y". Веревки, привязывавшие ее руки к вершинам шестов, глубоко врезались в ее плоть и засохли, и теперь темные линии кровоподтеков подчеркивали изящную форму ее тонких рук. Джеймс посмотрел на лицо женщины. Его мозг пытался осознать, что же видят его глаза.  Рой мух непрестанно кружился вокруг ее тела, но к лицу они не подлетали. К ее лицу, с которого была ободрана кожа. К бесформенной мышечной массе. Из-а отсутствия  кожи ее глаза выпирали из глазниц, челюсть провисла и рот был открыт. Зубов там не было...

Мужчина настолько проникся воспоминанием, прокручивая в голове картинки и образы, связанные с убийством, что совсем не заметил как свернул в подворотню, здорово срезавшую ему путь. Его не покидала мысль, что в момент истязания преступник, кем бы он ни был, получал удовольствие, контролируя жертву, показывая ей свою власть и безнаказанность.

Из-за отсутствия лица зубов идентифицировать ее не представлялось возможным, потому как отпечатков пальцев в базе полицейского управления не было. Следовало нанести визит доктору Уилсону, в надежде на то, что его чудо-программа создаст примерный фоторобот девушки.

Харрелл продолжал двигаться вперед в такт музыке, не услышав постороннего смеха, раздавшегося неподалеку. Он только вошел в арку, краем глаза замечая двигающиеся тени сбоку. Луч фонаря на главной улице преломился об арочный свод, ведущий в подворотню, создавая тем самым небольшое прикрытие. Метрах в пятнадцати от него, словно стайка мух, кружилась изрядно пьяная компания парней, а в центре настоящий цветок, хрупко зажатый в сильных мужских руках. Похоже девчонка выбрала не совсем подходящую компанию на вечер.
- Девочки, хватит ссориться! Потом потаскаете друг друга за волосы, - не слишком серьезно бросил Джеймс, опуская руку на пояс, где висел плеер и нажимая на кнопку "Stop" и стаскивая наушники на шею. Он еще не слишком разобрался в ситуации, но отчетливо успел понять, что девушка в беде и нуждается в его помощи. Внимание толпы завоевать удалось лишь частично, Харрелла заметил лишь один или двое, после чего, цепочной тычков по ребрам, информация разнеслась всем. Компания не видела своего оппонента, но это не мешало им засучить рукава и грозно выдвинуться навстречу, при этом двое продолжали удерживать девушку в заложницах.

+

Курсивом описан сон Джеймса.

Отредактировано James Harrell (2017-05-30 19:24:41)

+1

4

Страх был повсюду. Он душил липким комком, подкатывая к горлу и лишая голоса. Он заставлял сердце биться в совершенно противоестественном ритме, то ускоряя свой бег, то замедляя настолько, что казалось, будто она давно покойница. Страх плескался на дне её тёмных зрачков, он прорывался в порывистых движениях, и одновременно с этим мешал даже пальцем пошевелить осознанно для собственной защиты. Он был везде, но только не в умах тех, кто теперь окружал Линдберг. Девушка пятилась и натыкалась на грудь очередного верзилы. Боязливо озираясь и отступала в сторону, но тут же налетала на кого-то другого. Её взяли практически в ровный круг, грани которого казались во сто крат опаснее живого огня. Алесса металась между ними, зарабатывая таким поведение грубые смешки и нелицеприятные комментарии с явным подтекстом. Она озиралась по сторонам, стараясь хоть в ком-то найти участие, но его не было, как не бывает в пустыне дождя. В каждом человеке есть хорошее, стоит это только рассмотреть, но тогда почему та, кто может найти положительные черты в любом прохожем, не видит? Неужели это не люди, а свора гончих псов самого Лукавого, что распахнул двери своей псарни в человеческий мир? И почему она? "А потому что нечего ходить по тёмным переулкам" - произнёс где-то внутри её разум. Впрочем, сердце тут же возмутилось: "Но там же ребёнок! Ему было плохо..." Теперь плохо будет ей. Что ж, если в мире обязательно должно присутствовать равновесие, то пусть уж лучше так. Пусть пострадает она, а маленькая девчушка пойдёт на поправку и уснёт мягким тёплым кулёчком у молодой мамочки на руках.
- Во имя Христа, подумайте о своих душах, их-то не губите, - Алесса остановилась по центру этой компании, боясь пошевелиться и опять угодить кому-нибудь в руки. В её голосе прорезалось участие, она медленно обводила взглядом мужские лица, желая донести до этих тёмных душ, чего они могут собственноручно себя лишить. А ведь Линдбер со страху так и не смогла их пересчитать. Они все сливались в сплошной калейдоскоп, где нос и рот одного могли с равным успехом принадлежать другому. От невозможности сделать лишний вдох, темнело в глазах, а ведь здесь и без того освещения практически не было. - Возьмите всё, что есть. Наверное, вам нужнее...
Стоило ей произнести последнюю фразу, как локоть больно стиснула чья-то грубая рука. Алесса затравленно пискнула и зажмурилась, ожидая чего угодно, вплоть до удара, хотя прекрасно понимала, что всё равно не будет готова к подобному.
- Мы те чо, бомжи какие? А?! - Это была её ошибка. Не стоило жалеть их. Жалость вообще довольно опасная штука, которая с равным успехом может вызвать искреннюю благодарность и бешеную ярость. У них она вызывала последнее. - Возьмём, и не только шмотьё! Не потому что нуждаемся, а потому что хотим. Вот она принципиальная разница, усекла?
Линдберг кивнула, стараясь не поднимать глаза на державшего её мужчину, но по голосу она признала того, кто обнаружил её раньше других. Девушку тут же отправили в полёт куда-то вперёд, а через секунду её уже держали под руки двое мужчин. Остальные отобрали сумку и увлечённо рылись в её недрах. Перетряхнув до дна сомнительную добычу, они отшвырнули в сторону сумку и обернулись к ней. Сердце ёкнуло и замерло в груди. Не было сил моргнуть или хотя бы просто прикрыть веки, смиряясь со своей участью. Алесса смотрела в лицам своим... а кем они теперь ей станут? Воры? Палачи? "Ничего, это не конец... мамочка!" В глазах блеснули слёзы и замерли на самых кончиках ресниц. Почему-то в момент наивысшей опасности ей вспомнила приёмная мать. К ней взывала, обойдя Создателя своими молитвами. Наверное, именно из-за этого она и не приняла постриг. Как бы сильно Линдберг не любила Всевышнего, само человечество и отдельные люди были ей ближе. Нельзя так думать, совестно, но что поделать, безгрешны лишь младенцы да Отец их небесный.
Вначале Алесса не поняла, что происходит и какая из её жарких молитв дошла первее остальных. Но верзилы отчего-то переключили своё внимание на что-то, недоступное пока её взору. Они почти синхронно оборачивались куда-то в сторону, перешёптываясь друг с другом. Но уже через пару секунд убедились, что подобные меры излишни, и начали обсуждать какого-то парня в голос. Девушка вгляделась в потёмки, но так ничего и не приметила, пока незнакомец не приблизился. Выглядел он достаточно молодо, но возраст мальчишки или юнца давно уже был им пройден. Наверное, он был симпатичным, но от страха Линдберг соображала очень туго. Впрочем, удушающий страх за собственную жизнь быстро сменился настоящим ужасом за судьбу этого парня. Алесса не знала кто он, но по тому, как двигались отморозки и с какой агрессией смотрели в его сторону, она поняла, что не друг присоединился к весёленькому нападению на одинокую девушку, он им такой же неприятель, как и она. А вскоре это предположение подтвердилось словами их главаря.
- Те чо надо? Иди куда шёл и не оборачивайся, пока глаза на месте, - к нему приближались, а девушка не могла остановить их. Если на миг представить, что он не прошёл мимо именно из-за неё, то становилось совсем уж плохо. Она не хотела, что бы кто-то брал на себя долю боли и унижения, которую судьба пророчила ей. "Нет-нет, только не так! Пожалуйста!"
- Беги! - Алесса дёрнулась в его сторону, но парни держали крепко, ещё и встряхнули для острастки, что бы меньше рот разевала. Кислород в лёгких закончился окончательно. Девушка хватала воздух губами не в силах протолкнуть его в себя, в глазах темнело, а в ушах нарастал гул. Чрезвычайно знакомый, будто песнь, словно колыбельная в яростную зимнюю стужу... По подворотне прошёлся лёгкий зябкий ветерок. Но то было не простое веление природы. Стихия просыпалась, безостановочно набирая обороты. Волосы Алессы уже метались из стороны в сторону. Ветер бил ей в лицо, поникал в рот, стараясь вновь вернуть дыхание, кружил вокруг и постоянно рвался с привязи. Едва ощутив зов разбуженного вихря, Линдберг поддалась своим инстинктам и глубоко вздохнула. Слабость тут же отступила, а в широко распахнутых глазах отразились мощные струи занимавшейся бури, которая отныне повиновалась только ей.

Отредактировано Alessa Lindberg (2017-06-07 00:58:03)

+1

5

Не нужно быть гением, чтобы понять, ради чего в грязной подворотне собралась компания молодых людей. Правда не всем эта идея пришлась по душе, из-за чего ночную тишину нарушали нетрезвые возгласы и невнятный шорох. От компании отпочковалось трое парней и, в проемы, между их телами, виднелась хрупкая девчонка, прижатая сильными мужскими руками. Похоже вырваться не получается, а горькими слезами кроме как раздражения, ничего вызвать нельзя. Услышав голос Харрелла, она сумела лишь немного вывернуться и прокричать, чтобы Джеймс убегал.
Но он лишь покачал головой, уже зная, что произойдет в следующий момент.
- Ах ты стерва! - звонкая пощечина почти наотмашь, именно так в современном мире истинные джентльмены выражают насколько они очарованы девушкой. Наверняка на светлой коже шатенки останется красный след от руки. Те, кто остался возле пленницы, еще несколько секунд смотрели на подходивших к Джеймсу, друзей, а потом довольно резво принялись щипать и гладить девушку где только достанет рука, так и норовя задирать ее одежду. По подворотне  собирался настоящий ураган. Обилие мусора завивалось вихрем, с каждым мгновением увеличиваясь. Джеймс не знал, отчего вдруг разыгралась непогода, вроде бы по сводкам вечер обещал быть почти идеальным, однако в данную минуту главной проблемой оставалась кучка шпаны, по-хозяйски приближавшаяся к нему.
Обычно, такие разборки ничем хорошим не заканчивались, а нарушители спокойствия, как правило, получали по заслугам, оставляя победителю в качестве трофея материалы ДНК и зубы. Харрелл же не намеревался пускать в ход руки, тем самым окончательно поганя день, однако помимо него существовали и другие игроки, думающие немного не тем местом.
Троица, изрядно подвыпившая, покачиваясь подошла к охраннику. Очевидно он должен был дрогнуть и отступить, однако осознание, что ситуация дерьмо, явно не приходило к нему. Напротив, мужчина поднял руки на уровень груди, показывая раскрытые ладони как символ отсутствия угрозы.
- Ребят, пора баиньки, не то завтра голова будет бо-бо, - с лица не сходила улыбка, которая теперь прекрасно стала видна. Джей всегда считал, что словом можно решить пусть не все, но многое. В каждой драке он давал шанс образумиться, отступиться и уйти. Если бы только его слушали. Очевидно высокий градус алкоголя в крови препятствовал принятию адекватных решений и оценке ситуации, поэтому все, абсолютно все стычки заканчивались дракой. У Джеймса был отличный день, настроение на подъеме и ему очень не хотелось пускать в ход кулаки, лишь хрупкая испуганная девушка омрачала картину и он не мог пройти мимо.
Харрелл смотрел на троицу, как удав на кроликов, по-доброму, даже не моргнув продолжая подкалывать отморозков. Явный посыл идти куда шел он успешно проигнорировал, мельком бросая взгляд поверх плеча одного из них, оценивая ситуацию для того, чтобы предпринять правильные действия потом. Однако на мальчиков реплика возымела действие как на красную тряпку у быка и в ход пошли руки. Зря.
Толкнув Джеймса в грудь, парни злобно захихикали, явно довольные собой, вот только они еще не знали на кого нарвались.
- Вашу силу, да в мирное русло, цены бы вам не было, - не позволив руке противника отстраниться слишком далеко, мужчина крепко схватил противника за запястье и рванул на себя, заставляя пьяного хулигана, также двинуться по инерции вперед, не раздумывая натыкаясь лицом на кулак Харрелла. Хулиган взвыл от неожиданности и попятился назад, сгибаясь вдвое, прижимая к разбитому носу обе ладони. Даже в не ярком свете можно было различить как сквозь его пальцы тонкой струйкой просочилась кровь. Оставшиеся двое переглянулись, явно не понимая, что сейчас произошло, но во взглядах не появилось хоть какой-то осмысленности, скорее напротив. Теперь это становилось делом чести - отомстить за травму друга, без учета того, кто начал первым. Да, возможно Джеймсу не стоило так сразу бить, а попытаться свести конфликт на нет, вот только таких как эти отбросы, слишком много и все они чересчур глупы, чтобы отступать.
Когда первый шок пошел на спад, парни пришли в движение, с явным намерением броситься. Тот, что стоял правее Джея, на толику быстрее стартанул и так же быстро улегся на асфальт, а всего-то виной простая подножка, вовремя поставленная против направления движения и небольшой нажим ладонью на плечо, чтобы скоординировать падение. И вновь в ответ лишь стон. Возможно мужчине не удалось бы так легко вывести из боя двоих, если бы те были трезвыми, но по-пьяни все рефлексы и моторика заторможены, сбиваются все внутренние настройки, в том числе и те, которые отвечают за чувство страха и самосохранения. Именно поэтому Джеймс бил всерьез, дабы у парней не возникло ошибочного мнения в оценке собственных возможностей.
- Ах ты говнюк! Сейчас ты отгребешь за парней...мля! - Кое-кто все же осадил назад, но лишь для того, чтобы выдавить из себя нелицеприятную фразу. однако в ответ на нее охранник только усмехнулся и развел руки в стороны.
- Я готов, - он улыбнулся, качнув головой. Со стороны могло показаться, что это его забавляет, вот только в сосредоточенном взгляде не было и толики веселья. В это время разогнулся первый, явно намереваясь поквитаться, да и второй тоже постепенно собирал руки и ноги в кучу, чтобы подняться. Харрелл быстро развернул корпус и еще раз ударил первого в лицо кулаком, прибавляя ему ускорения в виде пинка по голени, выбивая почву из-под ног.
Может быть стоило все решить намного проще? Вытащить из-за пояса пистолет, который позабыл сдать в пересменку и приказать отпустить девушку под страхом лишиться колена? Ленту времени не отмотать назад, да и для Звездного Лорда небольшая драка послужит отличной разминкой и заменой множества часов, проведенных в спортивных залах.
С третьим пришлось повозиться, его удар левой, вывел Джеймса из равновесия, заставляя отступить назад и встряхнуть головой. Лишние мысли и забота о последствиях в бою лишь мешают. Приняв защитную стойку, мужчина приготовился отражать любые нападки молодчика, однако его плохая координация движений не позволила бить метко. И Харрелл этим воспользовался. Какое-то время пришлось уворачиваться, но вскоре, ему подвернулся удобный момент, оппонент раскрылся, Джеймс сделал рывок вперед, кладя обе руки хулигану на шею и резко направляя на подставленное колено. Собственно нападение было подавлено, враги побеждены и теперь валялись неподалеку, скрючившись в три погибели, больше не желая испытывать судьбу. Сломать нос, это лучше, чем сломать себе, случайно, шею или позвоночник, а обычный охранник не преследовал цель убить, мальчикам нужно было показать, что плохое поведение всегда карается по закону.
Мужчина вышел из арки, переступая через тело молодого человека, встряхивая рукой.
Оставалось еще двое, решивших не отвлекаться на какого-то постороннего мужика, продолжая зажимать девушку. Джеймс всегда думал, что алкоголь притупляет реакцию, но даже и представить себе не мог, что еще и ухудшает зрение, потому как опыт друзей хулигана не вразумил, что же, иногда некоторые люди понимают прописную истину только тогда, когда почувствуют ее на себе. Долго ждать не пришлось, в ночи блеснуло тонкое лезвие выкидного ножа, Харрелл инстинктивно увернулся от попытки нанести ножевую рану, выбивая ногой холодное оружие из руки. Схватив матерящегося ублюдка за шею, Джеймс с силой толкнул его на близстоящее здание от столкновения с которым  звон распространился на целый квартал. Последний не представлял угрозы, лишь он единственный сумел понять, что лучше уносить ноги. Бросив сумку и остальные вещи, удрал за ближайший угол.
Джеймс подобрал все с земли, отряхивая и протягивая испуганной девушке.
- Как вы? - мужчина обеспокоенно положил незнакомке руку на плечо, заглядывая в глаза. Ее разметавшиеся ветром волосы закрывали часть лица, - Сильно испугались?

+1

6

Что такое ветер? Любой ребёнок расскажет без запинки и вряд ли окажется не прав. Однако для Алессы любое такое определение было бы не полным. Правда в то, что могла поведать об этом природном явлении девушка, поверили бы исключительно те же дети, да и то не все. Ветер - это жизнь. Это безумный калейдоскоп запахов, что собраны в одном его дуновении. Это яростная сила, что может обрушиться в любой момент, и от неё не скрыться за тяжёлыми ставнями, не сбежать от стремительного потока, да и не нужно. Ветер прекрасен, он состоит из мельчайших незримых частиц различных газов, что складываются в причудливую вязь - любая рукодельница изумиться совершенному узору. Каждый его поток имеет свой оттенок, а вместе они образуют искрящееся радужными бликами кружево. Это было самим дыханием природы. Её дыханием, Алессы. В те редкие моменты, когда внутри просыпалась сила, девушка чувствовала себя единым целым с этим миром. Всё, чего касался ветер, отражалось в её сознании, как будто лично опустила раскрытую ладонь на мягкую траву газона, или нечаянно врезалась с разбегу в закрытую дверь. Нет, никаких новых ощущений на физическом уровне это не несло. Но в памяти почему-то откладывалось. Она как будто делилась на две части. Первая - хрупкая девушка, которую каждый может оттолкнуть или ударить. Вторая - необузданная первородная сила, стражем стоявшая на пути к физической оболочке. И связывала эти части воедино воля и разум. Каким бы человек не казался с виду хлипким маленьким заморышем, у него внутри может быть огромное доброе сердце и непоколебимое самообладание. Наверное, Бог наградил Линдберг именно по этой схеме. Самая обычная внешность, без выдающихся физических данных, но зато внутри дремала сила, которая была присуща ей с рождения.
Теперь же сила эта сорвалась с поводка, и тёмный переулок кардинально изменился. Порывы ветра достигали небывалой скорости, закручивались в спирали рядом с её фигуркой и ждали мысленной команды. Какой-то мусор уже пару раз врезался в тех, кто продолжал держать Алессу, но к сожалению, это были не кирпичи, так что особого вреда им не доставили, только усилив раздражение. Впрочем, пока не кирпичи...
Девушка чувствовала, как ветер мягко касается её горящей щеки. Боль постепенно унималась, но от обиды слёзы всё-таки прочертили пару солёных дорожек. Пощёчина была нанесена от души, но о своих словах она не жалела. Если будет нужно, подставит и другую, лишь бы помогло, лишь бы уберечь незнакомца, который точно так же, как и сама Алесса, забрёл сюда в ненастный час. Однако её отчаянный возглас не подействовал на мужчину. Он не ушёл. Остался, и тем самым обратил весь гнев отморозков на себя. "Господи, не допусти... Помоги! Если воля твоя, забрать его, то пусть не сегодня, только не у меня на глазах. Отче, прошу!" Зажмуриться и молиться - а что ещё ей оставалось? Не обращаться же внимание на грубые мужские руки, которые так и норовили поднять ей юбку и пройтись по бёдрам. И ещё хорошо, что длина не позволяла, с такой возиться - мороки не оберёшься. Впрочем, всегда есть верхняя часть. Сердце и так колотилось, как будто желало сломать рёбра и выпрыгнуть на асфальт. Казалось, куда уж больше? Однако стоило одному из них положить свою лапу ей на грудь, как пульс подскочил многократно. Алесса пыталась сжаться в маленький комочек, но её раз за разом словно выворачивали наизнанку, убирая руки и заставляя встать прямо. Девушка не переставая шептала слова молитв, но все они были направлены не к тем, что теперь пользовались свой вседозволенностью в её отношении. Они устремлялись туда, к человеку, что не прошёл мимо. А вслед её молитвам летел ветер. Через гул, который наполнял подворотню, были слышны человеческие голоса. Перебранка, стоны, проклятия. Для Линдберг всё слилось в сплошной поток паники и ужаса, однако девушке периодически доводилось видеть фигуру незнакомца, который лихо разбирался с нетрезвыми бугаями. Каждый раз, как на него шёл замах, Алесса еле сдерживала крик. Она понимала, что лучше ему не сделает, зато может окончательно спровоцировать ураган, который сама же и породила. В такой сумятице невозможно направить сильнейшие потоки ветра исключительно на нужный объект, да и не была шведка уверена, что у неё получиться. Такое произошло пока лишь единожды, на границе Нью-Йорка, но и тогда перед ней стояло много человек, попади в любого - угадаешь. Теперь же она боялась навредить. Боялась, но успокоиться не могла. Зато её мучителем перепадало с лихвой. Ветер тянул их за одежду, поднимал размашистые балахоны чуть ли не до глаз и заставлял каждый раз останавливать свои совершенно не этические действия в отношении девушки.
Когда же пришла их очередь встретиться лицом к лицу с мужчиной, который, сам того не подозревая, был причислен Линдберг чуть ли не к сомну святых, они выпустили свою добычу из рук. Алесса, почти обессиленная и потерявшая последнюю опору, рухнула на колени. Теперь она смотрела во все глаза. Блеснувшее лезвие ножа, заставило прижать ладони к губам, лишь бы не закричать в полный голос. Она правда старалась сдерживать бурю своих не самых приятных эмоций, что бы та не породила бурю, куда страшнее женских слёз. Сего лишь пары минут хватило, что бы последнее сопротивление нападавших было сломлено. Девушка тяжело дышала, но страх за жизнь великодушного человека начал проходить, а вместе с этим смирела и природа. Ветер всё ещё ласково утирал выступившие слёзы, наполнял лёгкие кислородом и холодил распалённое лицо. Это успокаивало, но не лучше, чем мужчина, который склонился над ней.
- Как вы? - Девушка инстинктивно накрыла его руку своей, цепляясь будто за спасательный круг, и несмело кивнула. - Сильно испугались?
Ещё кивок, но уже более уверенный. Она быстро откинула растрепавшиеся волосы в сторону и оглядела поле боя. Некоторые пытались скрыться, кто-то ещё продолжал кататься по земле. "Нужно вызвать скорую помощь, а вдруг что серьёзное? Им нужен медик. Стоп! Я же и есть медсестра..." Алесса перевела свой взгляд на незнакомца, как будто думала, что он умеет читать мысли. Она приняла из его рук сумку, о которой, признаться, успела уже позабыть. Да и не было там ничего стоящего, хотя бесспорно даже такая потеря пришлась бы нехилым ударом по её благосостоянию.
- Спасибо вам, - наконец-то ей удалось разлепить побелевшие от страха губы и произнести хоть что-то похожее на человеческую речь. - Вы мне не поможете?
Он и так сделал для неё более чем достаточно, однако без его помощи ей вряд ли удалось бы подняться на ноги.
- Нужно осмотреть их... Оказать первую помощь... - Алесса не знала, с чего начать. Ей было страшно приближаться к отморозкам, которые только что чуть не отправили её на тот свет, но пойти против своей природы она не могла. - Я врач, почти...
Прижимая к груди свою сумку, Лидберг робко улыбнулась незнакомцу, как будто оправдывалась за собственное поведение. Конечно, она пока не дипломированный специалист, да и направление совсем другое, но как останавливать кровотечение и перевязывать раны, учат ещё на первом курсе.
- Я правда вам очень благодарна, вы были не обязаны рисковать ради меня своим здоровьем, - шведка умоляюще смотрела на парня, не в силах обличить в слова всю ту признательность, которая теперь переполняла её сердце. Она несмело оглянула на пострадавших и пробормотала себе под нос. - Нужны бинты и перекись...
Девушка сделала два неуверенных шага в их сторону и ощутила, как земля уходит из-под ног. Звон в ушах усилился и теперь мешал слышать посторонние звуки, перед глазами всё плыло, а затем резко наступила темнота. С тихим вздохом Линдберг осела на тротуар, и её сознание полностью отключилось, вымотанное до предела. В тот же момент последние порывы ветра растаяли, так и не набрав полную силу.

+1

7

Непогода постепенно набирала обороты, словно повинуясь чьему-то желанию. Оставаться на улице, чтобы испытать превратности судьбы не очень-то хотелось, радовало только то, что завтра не придется идти на работу. Джеймс мог не тороиться домой, где его никто не ждет. Оставив горькие стенания на этот счет на потом, мужчина сосредоточил все свое внимание на милой девушке, едва не ставшая жертвой алкоголя и беззакония.
Каждый человек индивидуален, как и реакция на подобную ситуацию, очень важно было вовремя понять, что незнакомке ничто не угрожает, что розовый след от ладони одного из хулиганов и шок, это самое страшное, что приключилось с ней. И чтобы все это выяснить, стоило добиться ответа на свой вопрос. Он помог ей подняться, удерживая за руки, не отрывая взгляда от ее лица, стараясь уловить мельчайшие изменения в мимике. Джеймс знал и умел многое, от прошлой жизни в его воспоминаниях также то и дело проскальзывали некоторые моменты, пусть не всегда нормальные, однако чего он так и не научился - адекватно реагировать на женские слезы. Не многие мужчины могли похвастать такими умениями, женщина - это величайшая загадка природы, разгадать которую под силу лишь немногим. Харрелл видел отблески влажных дорожек на щеках и не знал, радоваться ему или начинать вспоминать бесконечные фильмы, в которых главный герой справляется с плачущей героиней.
Голос незнакомки не дрожал от рвущихся наружу эмоций и он немного расслабился. Более того, ее желания несколько удивили Джеймса. Хотя, к чему лукавить, в голове сейчас просвистел ветер, потому как какого-либо адекватного оправдания ее словам он найти не мог. И даже будущая специальность врача не пролили света на безумное желание помочь тем, кто еще пару минут назад могли лишить ее жизни ради горсти монет и старенького мобильного. Джеймс не мог ей перечить, зато начинал подозревать девушку в невменяемости, как говорят полицейские - в состоянии аффекта. Он внимательно следил за растерянными несмелыми движениями, попытками вспомнить правила первой медицинской помощи и никак не мог произнести не слова. Харрелл откровенно говоря не видел смысла бросаться в аптеку за бинтами и перекисью. Пара сломанных носов, свернутых челюстей это самое страшное, что случилось с отморозками, в остальном же преобладали гематомы, ведь он знал куда и как бить. Странно все это, однако мужчина постепенно начинал привыкать к своей необычной способности, более того, это придавало сил и смелости, ведь не всегда можно рассчитывать на успешный исход драки, если противник вооружен и имеет численный перевес.
Запустив пальцы в волосы, Джей неспешно почесывал макушку, осматривая место побоища. Картина впечатляла животрепещущими позами натурщиков, вынужденных сражаться не только с болью, но и со стихией. Кое-кто уже успел унести свои ноги, не дожидаясь дружков, кто-то напротив, встал сам и помогал подняться другому, но все как один постоянно оглядывались на Харрелла, опасаясь повторного разбора полетов. Слова благодарности еще доносились до него, хотя сам мужчина воспринимал произошедшее как данное и слов благодарности не требовал взамен. Ему было приятно, что в мире не станет одной сломанной судьбой больше. По инерции Звездный Лорд, как шутливо называл себя Джеймс, двинулся за девушкой, собираясь проводить ее до ближайшего людного места, либо туда, куда она спешила изначально в столь поздний час. Лишь краем глаза он, каким-то чудом, успел заметить как небольшая хрупкая фигурка незнакомки покачнулась и начала оседать. Это произошло за долю секунды, но для Харрелла словно в замедленном режиме. Едва, едва успевая притормозить падение девушки у самой земли, удерживая руками за плечи. И все же последствия пережитого шока дали о себе знать, мозг не справился с поступающей информацией и эмоциями, решив, что проще произвести перезагрузку, чем пытаться восстановиться после сбоя.
Преклонив колено Джеймс старался привести ее в чувство, прислоняя то к щеке, то ко лбу тыльную сторону своей ладони, попутно убирая с лица пряди длинных волос. Поначалу он совершенно не заметил того факта, что вместе с обмороком ненастье постепенно улеглось, воздух стал чище, а вокруг уже не летал легкий мусор.
- Эй, - негромко позвал Джеймс, заглядывая в лицо молодой девушки, сцена, в которой они сейчас застыли чем-то напоминала диснеевскую, где принц отчаянно тупит перед хрустальным гробом Белоснежки, не зная как ее разбудить. Нет, в конце концов то все встанет на круги своя, принц поцелует принцессу, ее щечки порозовеют и нальются жизнью, она откроет глаза и будут они жить долго и счастливо, вот только Харрелл сомневался, что этот чудо-метод поможет ему в реальном мире, - нет, не, нет.
Время растягивалось словно резина, прекрасная принцесса все не приходила в себя, поэтому Джеймс принял единственно-правильное решение в данной ситуации. Просунув правую руку под колени незнакомки он просто взял ее на руки, попутно удивившись легкости. Еще раз взглянув в спокойное лицо, мужчина вышел из злополучной подворотни, сворачивая на широкий пустынный тротуар, следуя вдоль от одного круглого пятна света от фонаря, до другого. Просто шел, не имея запасного плана, удерживая свою ношу как невесту. Почему-то на лицо просилась улыбка, Джеймс, необычная ситуация и такой нестандартный способ выхода из нее. Наверно в идеале следовало доставить девушку в ближайшую больницу, чтобы оставить под присмотром квалифицированных врачей, вот только поблизости таковой не было, единственная клиника находилась в паре кварталов от места, где они встретились, туда Харрелл и направился. Сбагрить несчастную медикам не слишком романтично, зато способ доставки очень даже.
Джеймс не чувствовал усталости, прижимая к себе незнакомку со всеми личными вещами, главное ничего не растерять по дороге.

+1

8

Так всегда происходило после выплеска её особой способности. Алесса не умела это контролировать. Силы просто кончались и ласковая тьма принимала девушку в свои объятия. Впрочем, она никогда не несла спокойствия или умиротворения. Находясь в полной отключке, Линдберг раз за разом переживала эмоции, которые активировали её дар, а так уж повелось, что они были отнюдь не положительными. Страх, боль, желание защитить или защититься - всё это никак нельзя назвать приятными чувствами, но все они были проявлениями человеческой натуры. Слабой, как думала девушка про себя, но всё-таки присущей каждому живому существу. А как можно бороться против того, чем наделил Господь своих детей? И помыслить грешно. Правда, совсем недавно появилась надежда на лучшее. Лига Равновесия, её сотрудники и мастера своего дела, помогут. Нет, не побороть природные чувства и не заглушить их, ведь это невозможно, зато вполне под силу контролировать, не допуская полного измождения. Ученье свет, и его ослепительные лучи забрезжили где-то вдали, но туда предстояло ещё добраться по извилистому тоннелю собственной недалёкости.
Теперь же Алесса блуждала в потьмах собственного сознания. Перед ней проносились облики головорезов из подворотни. Будто яркие росчерки, их лица возникали совсем близко, злобно ухмылялись и тут же исчезали. Только единственное лицо никак не желало пропадать, однако оно несло, скорее, умиротворение и чувство защищённости. А на фоне всех этих картин мелкой рябью вилась прекрасная сеть, которая пела ей древние песни. Это успокаивало лучше всего. Воспалённый разум, что пережил шоковое состояние, постепенно приходил в себя, позволяя мыслям нестись чуточку медленнее. Зачем она пошла в эту тёмную клоаку, почему решила сократить дорогу? Теперь-то уж не всё ли равно? Что ей двигало, когда избавление было очевидным, а незнакомец предлагал свою помощь? Почему нужно было заботиться о тех, чья жизнь состоит из алкоголя и преступления? Тьма вопросов, мрак вокруг, и только вера беспристрастным светочем может пролить ясность на, казалось бы, бредовые мотивы. Всякая жизнь ценна для. Для Бога нет различий между праведником и заблудшей душой. Как может отец не любить своих детей, так и Всевышний относить ко всем одинаково. Лишь на высшем суде он примет своё решение, будет справедлив и непреклонен, но только с теми, кто отверг его сердцем, а не разумом. Могла ли Алесса безошибочно это определить? Конечно, нет. А потому её святой обязанностью было позаботиться о своих непутёвых братьях во Христе и показать им иной путь милости, доброты и заботы о ближнем. К тому же она был врачом. Тем, кто ежедневно спасает жизни всем без исключения. И пусть клятва Гиппократа ею не была принесена, ведь всё ещё длилось обучение, но порывы сердца нельзя было игнорировать. Это её долг, её желание, её предназначение, если будет угодно. Впрочем, лёжа без сознания она вряд ли могла помочь даже себе, не говоря о ком-то другом. Надо было срочно приходить в чувства. Алесса буквально силой вытолкнула себя из забытия. Она вновь ощущала настоящую действительно и в ней, надо признаться, творилось что-то не понятное.
Девушка приоткрыла глаза, чувствуя мерное покачивание. Её куда-то несли, но с такой осторожностью, будто хрупкую диковину, что выкинул на проезжую часть недальновидный человек. Сама же Линдберг удобно прижалась к груди незнакомца. Едва она осознала этот факт, как тут же встрепенулась и залилась румянцем.
- Ой... - едва слышно девушка подала свой голос. Хорошо, что улица была без большей части своих фонарей, а мужчина, что нёс её непонятно куда больше смотрел по сторонам и себе под ноги. - Спасибо.
Сердце обдало тёплой волной признательности. Он не оставил её ни на поругание, ни в одиночестве, хотя мог бы пройти мимо или просто вызвать бригаду скорой помощи. Что заставляло его возиться с неудачливой девицей? "Открытое доброе сердце. Люди зря считают, что нет уже в мире простой человеческой духовности, потому что теперь меня несёт куда-то обладатель самого широкого сердца" Робкая улыбка проступила на женских губах, но тут же слетела под нависшей тенью волнения.
- Вам не тяжело? - Глупый вопрос, если он столько уже прошёл. Алесса смутилась окончательно. Она не хотела задевать чувства своего спасителя и подвергать сомнению его физические данные. Девушка частенько из-за простоты душевной не думала, как может отреагировать собеседник, а потому быстро поправилась. - Извините, я имела в виду... Простите.
Её ладошки легли на женское личико, пряча сконфуженный взгляд. Впрочем, между пальчиков всё-равно оставались просветы, через которые Линдберг разглядела собственную сумку. От приятного удивления она снова убрала руки и обратила благодарный взгляд на мужское лицо.
- Спасибо вам огромное, как я могу вас отблагодарить? - Вновь извиняющаяся улыбка. Она спрашивала, но понимала, что неспособна полностью компенсировать этому человеку потраченное время и физические трудности, с которыми ему пришлось из-за неё столкнуться. Что уж говорить о заботе - за такое невозможно что-либо предложить взамен, кроме ответного жеста уважения и доброты. - Могу я узнать, как вас зовут? Я буду молить за вас Господа. - Она бы просила за него перед Творцом и не зная подобных деталей. Молитвы всегда доходят до адресата, а уж он-то определённо знает, о ком были сказаны самые тёплые слова благодарности. - Меня зовут Алесса Линдберг, и я, кажется, уже не буду падать в обморок, если встану на ноги.
Её улыбка стала шире, но по прежнему сохраняла извиняющийся и слегка наивный вид. Её никто не носил на руках, а уж тем более незнакомый мужчина. Однако бывшая послушница не видела в этом ничего зазорного, так как важен не сам жест, а помысел с которым он был осуществлён.

+1

9

Когда приходится совершать какие-то поступки, выходящие за рамки каждодневных, в этом ощущается какая-то магия. Тебя считают рыцарем в сверкающих доспехах, абсолютно забывая о том, что подобное поведение абсолютно нормально для мужчины. К тому же, большинство людей эпоху рыцарства воспринимают несколько иначе, чем все обстояло на самом деле. Тогда с женщиной мало кто считался, лишь в сказках описывались целые турниры ради одной единственной женщины, довольствуясь в награду ее шелковым платком надушенным ее духами. Современные рыцари ничуть не изменились, по-прежнему беря желаемое и не считаясь ни с кем, вот только их действия квалифицируются как хулиганство. Настоящих мужчин, кто считает, что пропустить вперед входящую в помещение девушку не стыдно, что подать ей руку при выходе из транспорта не является признаком подкаблучника, что помочь в домашних делах не западло и так далее, таких крайне мало, не говоря уже о тех, кто готов проявить гражданскую позицию в отношении хулиганов и вступиться за честь незнакомой девушки. И все же Джеймс всегда надеялся на лучшее, поступая не так, как ему хочется в конкретную минуту, а по совести. Если человек оказался в беде, то нужно помочь, не важно кто это будет: девушка или старик, мужчина или ребенок. Если не помогать друг другу, то вообще в чем смысл жизни? Деньги? Власть? Популярность? Что-то изнутри подсказывало Харреллу, как стоит поступить в той или иной ситуации, словно некий код был заложен в его ДНК еще при рождении.
И пусть его поступки порой кажутся вычурными, напоказ, уж он-то знал их цену. Разве плохо быть героем в отдельно взятых проникновенных глазах? Мужчины всегда такие мужчины. Они совсем другие, начиная от внешних данных и заканчивая складом ума. Многие их поступки не укладываются в головах женщин, вызывая разный спектр эмоций. Он и она такие разные, но все равно вместе.
Вот и сейчас, кто-то станет снимать на камеру мобильного телефона странную парочку, кто-то фыркнет, позавидовав девушке, в то время как сам Джеймс был озабочен вопросом состояния незнакомки. Он не стеснялся быть тем, кто есть, поэтому даже не замедлил шага, услышав смущенный писк девушки. Она что-то там лепетала, пряча глаза и смущаясь и чтобы это понять, не обязательно было смотреть в ее лицо. Тихая робкая речь выдавала ее со всей подноготной. Не тяжело ли ему? Как это мило прозвучало. Конечно тяжело, сейчас Харелл остановится и избавится от своей ноши. Мужчина даже улыбнулся, не теряя концентрации. Очень важно было идти аккуратно, чтобы не уронить ее, эпично поскользнувшись на банановой кожуре. Очевидно девушка окончательно пришла в себя, начиная вести себя как потенциальная жертва обстоятельств, а именно - благодарить, с удвоенной силой. Однако в ее речи проскочила одна фраза, заставившая Харрелла немного нахмуриться. Не часто за него люди молятся, если быть точным, то никогда такого ранее не было. Религия слишком скользкая тема, чтобы поднимать ее вслух, поэтому Джеймс прошел еще немного, прежде чем слегка нагнуться, аккуратно составляя Алессу на землю, готовый в любой момент подстраховать ее и еще раз поймать.
- Я Джеймс, - мужчина улыбнулся новой знакомой, протягивая ей какую-то безделшку, выпавшую из кармана или сумки, - приятно познакомиться с вами. Надеюсь теперь на самом деле все в порядке, - мужчина перевел неловкую ситуацию в шутку, - и раз уж вы желаете меня отблагодарить, то не откажите, составьте компанию за чашкой согревающего чая или кофе, - Харрелл шутливо заложил одну руку за спину, а вторую протянул Алессе, ожидая ее решения. Собственно это не так уж много, особенно если девушка настаивала. И хотя чашка кофе в компании с Харреллом покажется девушке сущим пустяком, тем не менее даже такого знака внимания будет достаточно. Если вообще говорить о цене за жизнь, то врятли кто-нибудь станет отрицать, что она бесценна и награды за нее попросту не может быть.
- Знаю неподалеку неплохое заведение, которое еще открыто в столь поздний час, идем? - Джеймс поджал губы поднимая брови словно это она делала ему одолжение. Хотя Харрелл так и считал на самом деле. Он решил, что если Алесса ответит положительно, то он постарается отвлечь девушку от неприятных мыслей о произошедшем. Это позволит и ему самому на какое-то время обрести компанию, вместо коротания вечера в одиночестве. На языке постоянно вертелся один единственный вопрос, сводящийся к выяснению тех причин, которые толкнули Линдберг на прогулку глубокой ночью. А если бы Джеймс поехал на мотоцикле? А если бы задержался со сменщиком? Даже думать не хотелось о последствиях. Все же что ни говори, а такое понятие как счастливый случай, стечение обстоятельств, совпадение, удача, да как угодно, но это существовало на самом деле. И хотя прямые законы лиги Равновесия запрещают вмешиваться в дела обычных людей, а Джеймс всегда следовал правилам, в данном случае в нем возобладали обычные человеческие качества. Он не собирался пользоваться способностью, она сама по себе защищала его, превращая Харрелла в неуязвимого героя комиксов. Не зря же мужчина выдумал себе позывной Звездный Лорд, теперь нужно оправдывать его.
Между тем погода изменилась, приобретая очертания тихой звездной ночи, когда природа замирает, отдыхая от ураганного ветра, жары или холода. Дневная суета улеглась, наполняя улицы города относительной тишиной и спокойствием. Прохожих практически нет, а те, что еще попадались, куда-то спешили и, почему-то, Джеймс был уверен, что не на танцпол, а домой, к родным, теплу и уюту. Хорошо, когда есть к кому спешить, в отличие от Джеймса, который каждый поход домой растягивал на долгие часы, задерживаясь то со знакомыми, то с мальчишками, живущими по соседству. Прошлое не очень-то спешило вернуться, врачи предупреждали об этом, но Харрелл надеялся, а надежда, как всем известно, умирает последней.

+1


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Личные эпизоды » Девочки, хватит ссориться! Потом потаскаете друг друга за волосы.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC