THE NEW PEOPLE: EVOLUTION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Флешбэки » Twas the Episode Before Christmas


Twas the Episode Before Christmas

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Twas the Episode Before Christmas
http://s9.uploads.ru/LtHBY.jpg
Дата: С 23 декабря 2015 по 25 декабря 2015 года.
Место: Нью-Йорк ---> Дом Ребекки Уотсон
Участники: Ray Campbell & Rebecca Watson.

В США есть множество как религиозных, так и светских праздников, однако самым любимым и долгожданным является Рождество. В Америке дата эта особая, и совершенно неважно, выпал снег или нет, холодно или жарко - рождественский дух ощущается повсюду. За несколько недель до наступления праздника улицы городов преображаются, словно по мановению волшебной палочки. Все вокруг: деревья, кусты, фасады домов, окна и двери - украшаются разноцветными огоньками, гирляндами и венками. Рождество в Америке – это семейный праздник, это один из самых счастливых и радостных дней, когда и взрослые, и дети верят в волшебство и сказку, в исполнение самых заветных желаний. Именно в эти дни семья собирается вместе, родственные узы становятся более осязаемыми, и в этом, пожалуй, заключается самое большое чудо.

Отредактировано Ray Campbell (2017-12-28 21:00:49)

+1

2

+

http://sa.uploads.ru/7YHjP.jpg

— Ну почему люди ненавидят проводить Рождество в одиночестве?
— Потому что это значит, что их никто не любит.
Кости (Bones)

23.12.2015, 20:54 p.m., Здание полицейского управления

С момента их первой встречи прошло чуть больше семи месяцев. Много за это время изменилось, преимущественно в жизни Кэмпбэлла, можно сказать, что она, отчасти, наполнилась смыслом. Он уже не чувствовал себя таким одиноким как раньше, словно прошлое вернулось и захватило его с головой.
Моменты из детства все чаще всплывали в памяти, отзываясь странным щемлением в сердце.
Поначалу она сердилась, а он не мог рассказать ей всего, в том числе и того, что творится сейчас. Она не поймет. Именно поэтому Кэмпбэлл предпочитал слушать, а не болтать о себе. Судьба Ребекки, в отличие от его собственной, сложилась намного удачнее: она получила хорошее образование, поступила на не менее хорошую работу, хотя у Рэя на это был свой взгляд, однако он считал, что первым делом это должно нравиться ей самой, родители живы и здоровы, в семье благополучие и любовь. Как бы ему тоже хотелось вновь очутиться на той маленькой кухне в Портленде, почувствовать запах любимого блюда, получил подзатыльник от отца за то, что лазил в комнату Бекки поздно ночью, обнять свою маленькую сестренку.
Этим мечтам не суждено сбыться и каждый раз встречая подругу детства все ощущения поднимались со дна его души, причиняя боль. Даже не смотря на то, что прошло не мало времени, утрата всей семьи не забылась, лишь немного затерлась временем. И все же Бекки он был безумно рад видеть. Рэй не мог не признать, что из курносой маленькой девчонки, вечно таскавшейся с ним за компанию, Уотсон превратилась в красивую женщину, которая уж точно не оставит ни одного мужчину пройти мимо. Наверное это довольно странно, но Кэмпбэлл никогда не рассматривал себя в качестве влюбленного в нее человека. Может быть это все потому, что когда последний раз вот так общались и часто бывали рядом - они были еще детьми и в принципе не смотрели друг на друга в таком амплуа. Однако теперь охотник сумел рассмотреть в ней все то, что всегда цепляло его в других девушках. Возможно именно давнее знакомство не позволяло ему воспользоваться ситуацией, чтобы добиться близости. Именно потому, что они друг друга знают как облупленные, Рэй не мог переспать с Бекки и бросить, как делал это не единожды.
Говорят, что мужчины каждые несколько минут думают о сексе, хотелось бы посмотреть на этого умника и уверенно заявить, что это не так. Мысли о красоте своей знакомой приходили в голову не единожды, бесспорно, но не более.
Календарные дни пролетали не заметно, работа и суета быта позволяли отвлечься от череды предстоящих праздников и все же не замечать украшения города и каждого дома просто не возможно. Суета и толчея в супермаркетах побуждали уподобляться всем этим людям, которые стремятся порадовать своих родных на Рождество. Рэй наблюдал за всем со стороны, предпочитая любоваться бурной жизнью города вместе со стаканчиком крепкого кофе в любимой Импале.
Сегодня они вновь встретятся с Бекки, Кэмпбэлл припарковал автомобиль неподалеку от здания полицейского управления, где она работала и ждал, тихо постукивая пальцами по рулевому колесу в такт музыке. Эта мелодия прицепилась еще с самого утра и не отпускала: очередная попсовая песенка, вместо обожаемого рока, но что поделать, в канун Рождества Фрэнк Синатра был популярнее чем AC/DC. Хотя конечно и старый добрый Фрэнки уже давно стал классикой. Ему казалось, что ожидание порядочно затягивается, поэтому пришлось свериться с часами на запястье, поторопить минутную стрелку, дабы встретить знакомую и смыться куда-нибудь в более уединенное место.
Мужчина откинулся на спинку кресла, включил приемник и покрутил ручкой по часовой стрелке, в надежде найти какую-нибудь неплохую станцию, решив таким образом скоротать время. Однако чем дольше смещалась стрелка по разметке на табло, тем больше кривился Рэй. Ничего существенного найти не удалось, уж лучше тогда отдать предпочтение старому доброму приемнику. Ухмыльнувшись, он сунул кассету в отверстие, выждал несколько секунд пока аппарат настроится и подготовится к воспроизведению и лишь только потом нажал клавишу "Play". Басы и звуки гитары сразу же наполнили салон шевроле, вызывая ритмичное покачивание головы охотника. Это происходило само по себе, на подсознательном уровне, впрочем как и симуляция игры на гитаре. Вот это была музыка! Настоящая и самая лучшая, все остальное, еще в детском возрасте ушло в категорию попсы.
Крутанув ручкой до упора, Рэй расплылся в улыбке, начиная подвывать в голос музыкантам, ему было абсолютно все равно на то, что все проходившие мимо машины люди бросают странные взгляды в его сторону. Еще бы  "Back In Black" это совсем не "Джингл Бэллс" из каждого магазина. Это не стареющая классика, монстры рока! Но лично Рэю на это было плевать. От удовольствия прикрыв глаза он вовсю распевал любимую песню, тарабаня по рулю пальцами как ударник по барабанам, в этот момент охотник пропустил бы, наверное, пришествие инопланетян или апокалипсис. Мужчина предвкушал хороший вечер в приятной компании и все же, что ни говори, а рождественское настроение захватило и его. Ведь каждый хочет, чтобы под Рождество произошло маленькое чудо, даже если ты давно вырос из любимого костюма снеговика.
В этот светлый праздник орден как-то пустел и затихал, словно все живое в нем вымирало, каждый праздновал сам о себе, предпочитая утопить горе в граненом стакане придорожной закусочной. Рэй тоже не отставал, хотя если на него посмотреть, то он всю свою жизнь просадил на покер, женщин и алкоголь.

+1

3

Вв

Внешность: никакой косметики или макияжа, волосы подобраны, завязаны в хвост, ногти округлые, коротко остриженные.
Одежда и амуниция:  полицейский жетон, стандартная служебная форма и амуниция К-9 по погоде.
С собой: пара служебных собак (Джерри и Джой) на поводках и в намордниках; спортивная сумка с необходимым минимумом ветеринарных препаратов (аптечкой) и "собачьими" вещами - набор для дрессировки, поводки, шлейки, игрушки и т.д.; собачий плед, ультразвуковой свисток, пистолет, пара запасных обойм к нему, полицейская палка (дубинка) с боковой рукояткой, немного наличных и мобильный в поясной сумке, так удобнее.

Рождество приближалось большими семимильными шагами, и шаг за шагом, квартал за кварталом, улица за улицей преображала город новогодними огнями. В ноябре на главных площадях и площадках города устанавливали огромные искусственные рождественские ели, украшая их праздничными гирляндами. Елки поменьше – появлялись под крышами торговых центров и крупных гипермаркетов, ресторанов и магазинов. Потом праздничное убранство добиралось до витрин и огромных панорамных окон, и уже оттуда запрыгивало в окна дорогих квартир и заглядывало с улицы в дома частных кварталов. Только-только отгремели «черные пятницы», но еще продолжались распродажи: все, от мала до велика, готовились встретить Рождество в кругу родных и близких, тем более, что в этом году оно тоже выпадало на пятницу, и впереди, помимо самого праздника, был еще целый уик-энд, плавно перетекающий в рождественские каникулы и новый год. И почему-то каждый год находились те, кто хотел всеми силами испортить этот праздник.
В этот год, как и в прошлые праздничные периоды, полиция предпринимала повышенные меры безопасности. Повышалось количество анонимных звонков о якобы заложенной взрывчатке, и служба К-9 обязана реагировать на каждый вызов, проверять каждый сигнал. И люди, и собаки работали буквально на износ, и Ребекка, которая должна была смениться с суток еще утром, отработала сверх своей смены еще 12 часов. Зато теперь можно быть твердо уверенной, что никто не тронет ее маленькую сплоченную команду как минимум, до Рождества, просто потому, что всем им нужно выспаться. Если бы не встреча с Рэем, о которой они условились заранее, поехала бы домой – под одеяло и спать, до самого Рождества, но Рэй… Позвонив ему, попросила подобрать ее непосредственно от управления, не упомянув единственной вещи: с ней, естественно, будут ее «напарники», она ведь не может оставить их одних на Рождество.
Несмотря на усталость, встречу с другом Ребекка не готова променять даже на сон: Рэй слишком много для нее значил. Значил много – в портлендском детстве, и еще больше стал значить теперь, здесь, в Нью-Йорке, с момента той самой случайной встречи в ночном клубе. Это сейчас Бек знала, что клуб принадлежит Альянсу… и с утроенной силой берегла Рэя от него, скрывая их отношения, как только возможно. Редкие встречи с постоянной оглядкой на то, чтобы кто-то из общих знакомых (и особенно нынешних «коллег» Бекки) не видел – не слышал – не знал. Чем больше Бек опасалась за его жизнь, тем больше думала о Рэя, и чем больше думала – тем сильнее начинала переживать. Она знала, что это замкнутый круг. Порочный круг. Что она не имеет права подвергать опасности жизнь своего лучшего друга, однако… Рэй, потерянный и обретенный – случайно – по воле нелепого случая – никогда по-настоящему не покидал жизни Ребекки. Она думала о нем часто. Постоянно. Почти всегда. И уж наверное хотя бы раз в день думала о нем перед сном.
Ей не давала покоя причина исчезновения и неожиданность, с которой всё это вдруг тогда произошло…
Разумеется, Бекки было пятнадцать лет, родители в Нью-Йорке не отпустили ее обратно в Портленд, когда Рэй исчез, но это не означает, будто Бек забыла. Первое, что она сделала, достигнув совершеннолетия и получив право распоряжаться собственной жизнью, это скопила денег на билет и всё же слетала в Портленд, никому ничего не сказав. Дом Рэя стоял на прежнем месте, как и ее собственный. Там жили чужие семьи. И, разумеется, нынешние хозяева понятия не имели, куда делись предыдущие. По всему выходило, что семья Кэмпбэлл попросту испарилась отсюда в один прекрасный день без всяких видимых причин. И это было странно… очень странно, ведь если бы они просто переехали, Рэй обязательно сказал бы ей, куда, или хотя бы пояснил, надолго ли. Сколько бы ни прошло времени с того момента, Ребекку не переставал мучить этот вопрос… и она наотрез отказывалась верить тем смутным догадкам, что время от времени всё же обретали очертания в ее голове.
А сколько раз она с расспросами на эту тему приставала к Рэю теперь, когда он неожиданно нашелся! Всё бесполезно. Он или не хотел разговаривать с ней об этом, или действительно не помнил что случилось именно тогда… Удивительно, что вспомнил ее саму в итоге. Хотя Бек, помнится, чуть не прибила Рэя в вечер в первой встрече. Подобное желание время от времени просыпалось в ней и до сих пор.
Но сегодня практически канун Рождества. В этот праздник все просто хотят быть счастливыми, и Ребекка не стала исключением из общего правила. Знакомые звуки Back in Black она услышала еще раньше, чем увидела знакомую импалу Рэя, и невольно рассмеялась, рассмотрев «танцы в машине». На ее груди привычно висел ультразвуковой свисток, а правая рука твердо держала петли двух поводков хвостатых напарников, рядом с которыми и протекала почти вся жизнь Бекки целиком.
- Рядом, - коротко скомандовав своим собакам, постучала левой рукой по окну со стороны пассажирского сиденья. Под мышкой девушка сжимала их любимый плед, а на сгибе руки висела сумка, похожая на спортивную. Из служебного автомобиля часть вещей пришлось забрать.
- Привет, - улыбнулась Рэю, когда тот опустил стекло. – Я не одна, прости, - кивнула на своих питомцев. – Джой, Джерри, поздоровайтесь с Рэем. – Немецкие овчарки приветственно гавкнули по разу и вроде как вежливо вильнули хвостами в продолжение знакомства. – Молодцы.
На похвалу отозвались оба, как по команде, повернув морды с умным взглядом к ней. За послушание своих собак Бекки всегда могла ручаться, но тем не менее, по закону, каждый из них был сейчас в наморднике и на коротком поводке.
- Можешь нас подвезти? Я машину сегодня сдала на техосмотр, движок на выездах несколько раз «чихнул». К следующему дежурству как раз проверят и подремонтируют.
Не удивительно, что она забрала и псов, и вещи. Не смогла «вынуть» из салона только специально оборудованный отсек для перевозки псов, поэтому лекарства, поводки, игрушки – всё пришлось брать с собой сейчас. В том, что Кэмпбэлл не откажет, Ребекка практически не сомневалась.
- Открой багажник только, ладно? И дверь на заднее сиденье заодно. А если они у тебя еще и раскладываются, то вообще сказка.
Наверное, это напоминало старый анекдот из серии «дайте воды, а то так есть хочется, что переночевать негде», но другого выхода у девушки не было. А с Рэем виделись они все-таки настолько редко, что он давал себя эксплуатировать. Не каждый раз, конечно (ну, да Бекки и не злоупотребляла этим), но «давал».
Положив в багажник спортивную сумку, Ребекка расстелила поверх заднего сиденья собачий плед и только после этого разрешила псам залезть внутрь. Проверив, чтобы собакам было комфортно, Бек отстегнула поводки, положив их там же, рядом, закрыла дверцу и забралась на переднее сиденье сама.
- Уфффф… спасибо, - поблагодарила прежде всего, повернув голову к Рэю. – Поехали к папе, в частный сектор. Можешь?
О Рэе своим родителям Бэкки до сей поры не говорила ничего, но она точно знала, что они будут только рады его видеть. На все сто пятьдесят процентов, ведь он им тоже был практически родным.

Отредактировано Rebecca Watson (2017-12-30 22:39:37)

+1

4

Он явно увлекся, дожидаясь девушки, Рэй вообще часто увлекался теми вещами, которые ему нравились, иначе зачем они вообще созданы. Музыка отлично забивала рождественскую, а за одно и хор мальчиков-зайчиков, который ходил от дома к дому прося подаяния за песню, все это было не по душе для мужчины, ровно как и сам праздник.
Раньше он был самым любимым и самым ожидаемым из всех праздников, даже собственный день рождения мерк на фоне Рождества, а все благодаря тому волшебству, которое творилось каждую такую ночь. Да, он верил в Санта Клауса, верил в то, что этот старый дурак с добрым лицом и толстым задом, который то и дело застревал в дымоходе, действительно приходит только к хорошим мальчикам. И пусть только кто-то скажет, что Кэмпбэлл не был хорошим... Еще с раннего возраста взрослые рассказывали небылицы о маленьких зеленых эльфах, что тихо следили за каждым ребенком мира, записывали в маленькие волшебные блокнотики хорошие дела, а потом отчитывались перед Сантой. И судя по тому, что подарок под ёлкой Рэй находил каждый год, он мог с уверенностью заявлять, что хороший, даже не смотря на мелкие ребячества. Со временем вера в Санту притупилась, стоило обнаружить родителей, раскладывающих упакованные, в красивую переливающуюся бумагу, подарки на белую вату, однако вера в магию по-прежнему оставалась. Парень никогда не рассказывал своей младшей сестренке об этой тайне, решив продлить ее детство как можно дольше, ведь маленькие дети очень ранимые и чистейшие создания, не стоило рушить мечты и фантазии. Всему свое время.
Сейчас все изменилось. Традиционный семейный праздник для Кэмпбэлла перестал существовать в тот самый день, когда его и всю семью забрали из собственного дома на верную смерть. Все волшебство рассеялось и веселые бубенцы уже не приносили счастья и восторга. Каждый раз, когда охотнику приходилось слышать детскую радость в отношении Рождества, в сердце Кэмпбэлла предательски щемило. Он ускорял шаг, лишь бы не слышать всего этого, закрывался в собственной мастерской и пил по-черному, словно в трауре. Возможно это покажется кому-то наигранным и пафосным жестом, кто-то обвинит в трусости и слабости, но ему не было до этого ровно никакого дела.
Последние аккорды старой доброй мелодии радовали слух, превращая заправского рокера и ударника в обычного человека со своими слабостями и желаниями. Надо признать, что как нельзя к стати, Ребекка уже стояла рядом с машиной и аккуратно стучала в стекло. Рэй улыбнулся, ощущая как тепло радости разливается по венам от ее измученной улыбки. Он уже принял тот факт, что она работает в полиции, но пожалуй еще никогда не видел девушку настолько уставшей. Почему-то он сразу понял, что посидеть где-нибудь и попить кофе не получится. Рэй - самовлюбленный эгоист, этого не отнять, но в редкие минуты помутнения рассудка у него случаются приступы сочувствия и полного понимания происходящего и охотник готов был пожертвовать встречей ради нее. Стал ли он за годы одиночества джентльменом? Не смешите, все это чушь, просто именно эта женщина всегда заставляла его становиться чуточку лучше.
Охотник не стал держать Бекки на улице, потянувшись к маленькому шпингалету на пассажирской двери, но каково же было его удивление, когда вместо возможных сумок с покупками увидел двух собак в намордниках.
- Привет,- улыбка быстро перетекла в шокированность. Глаза охотника слегка округлились и, на какой-то миг, он даже потерял дар речи. С животными у него как-то не складывались отношения. Не то, чтобы Рэй не любил их, просто считал, что любить их на расстоянии более чем разумно. Ежедневные прогулки, кормежка, занятия, шерсть, слюни, погрызенная мебель и любимые пластинки, - внутренне Рэя передернуло. Он посмотрел беспомощно на Ребекку, как бы спрашивая ее: "Ты серьезно?", но по ответному взгляду понимал, что все очень серьезно. Удавив звук магнитофона, мужчина вышел из машины, в ответ собакам он только болезненно скривился, изо всех сил изображая улыбку, но получалось из рук вон плохо. - Нет проблем, куда те...- взгляд упал вниз на две мохнатые морды, внимательно посматривающих на него, - вас подбросить? - Нужно было показать Уотсон, что все в полном порядке, ведь он же не боится собак. Правда? Нет, серьезно, Рэй не боялся собак. Наверное.. Не проверял на практике.
Подруга детства быстро погрузила вещи в багажный отсек, даже не заметив там еще один, скрытый от глаз, вмонтированный отсек, где обычно хранилось оружие. По сути Импала представляла собой оружейную комнату на колесах и любой коп был бы счастлив арестовать такого "законопослушного" гражданина и обеспечить для себя повышение.
Пока Бекки располагала плед и своих собак на заднем сидении шевроле, Рэй мысленно плакал. Ну как можно в детке перевозить этих блохастых? Он буквально слышал как стонет Импала и молит о пощаде, поэтому, совершенно не осознанно, Кэмпбэлл прикоснулся ладонью к гладкому покрытию, как бы желая успокоить и себя и ее. Не показывать все это Ребекке было очень сложно, но охотник очень старался. Вернувшись за руль, Рэй слегка обернулся назад, сразу же натыкаясь на две морды с холодными и мокрыми носами, после чего смотреть назад резко расхотелось. Хлопнув дверью и заведя мотор, мужчина выждал пару минут, чтобы посмотреть на попутчицу и еще раз улыбнуться.
- Ты живешь с родителями? - Он выжал сцепление и плавно влился в основной поток машин. Лишь только через некотрое время пришло осознание того, что точного адреса пункта назначения нет. Бекки не сказала куда именно ехать и где теперь живет ее семья, - если назовешь улицу, то подброшу даже к дому, - вот только с папой девушки встречаться не хотелось. Слишком уж резкое сближение к которому Кэмпбэлл пока не готов. Опустив данную мысль, охотник ни на секунду не забывал о нахождении в салоне собак. Ему казалось, что при одном взгляде на их хозяйку становился слышен тихий предупреждающий рык. Ревнуют или заботятся о сохранности, только и оставалось, что наблюдать за ними, бросая короткие взгляды в зеркало заднего вида.
- Какие планы на уикенд? Не хочешь завалиться куда-нибудь и посидеть? - Рэй совершенно не принимал в расчет наступающего Рождества, плавно переступая через него, двигаясь дальше. Для него Рождества не существовало - всего лишь обычный серый день, а молоко и печенье на блюдцах пусть ставят дураки, ровно как и покупают подарки. - Знаю одно местечко - закачаешься! Даже караоке есть. Помнишь как мы в детстве орали песни до хрипоты? - Приятное теплое детство вновь давало о себе знать и дух соперничества между ними никуда не делся и по сей день, Кэмпбэлл был в этом уверен.
http://s8.uploads.ru/DCbTB.gif

Отредактировано Ray Campbell (2017-12-31 19:39:48)

+1

5

Ребекка едва удержала смех после первой реакции Рэя на её слова. До этой минуты ей даже как-то и в голову не приходило, что ее старинный добрый друг может опасаться собак или иметь с ними какие-то особо натянутые отношения, или просто… так удивляться. Хотя, возможно, всё дело в том, что она настолько привыкла к своим четвероногим напарникам, что ничего удивительного в них не было только для нее? Да, наверное, будь она обычным человеком, держала бы дома попугайчика и вряд ли каталась бы с ним на работу. Другое дело, что при ее графике она нашла бы в клетке с попугаем не более, чем пернатый трупик – за отработанную смену, растянувшуюся на целых тридцать шесть часов. Ее же песики все время, постоянно рядом с ней: они вместе работают, вместе едят, вместе пьют, вместе спят. Они в принципе всё делают вместе, Ребекка и ее хвостатые напарники, за очень редким исключением… и так уж получилось, что этим редким исключением до настоящего момента был сам Рэй. 
На встречах с ним Бекки привычно появлялась без собак, успевая заехать на квартиру или домой к отцу, накормить их и прогуляться с ними, просто сегодня… «Просто сегодня почти Рождество». А Рождество всегда было временем «исключения для исключений из правил» и, разумеется, чудес. Конечно, не все верили, но все хотели чуда, даже если не спешили признаваться в том. 
-Да, мы подскажем.
Надо отдать Рэю должное, в себя Кэмпбэлл пришел довольно быстро, и ощутимо помог с размещением внутри, ведь это была его машина. Его любимая машина, наверное, потому что никогда и ни о чем в ее присутствии мужчина не отзывался с такой симпатией, как о ней. Верная подруга, боевой товарищ… Ребекка могла это понять: в полицейском управлении были люди, для которых техника – напарник куда более надежный, чем те же люди (если за ней правильно ухаживать, конечно). Потому… с одной стороны, хотелось как-то ободрить Рэя, чтобы он не отчаивался и не смотрел настолько пытливым взглядом в сторону ее собак, словно спрашивая у них: вы не поцарапаете мне салон и не испортите его? С другой – саму Бек это немного веселило, и она с удовольствием отвлекалась от усталости и посторонних мыслей. И всё же…
Всё же Рэй значил для нее немного больше. Как друг, разумеется: о большем никто из них ни разу не задумывался и не мечтал. Ну, или просто не озвучивал своих мечтаний. Что касается самой Бекки, то лично она категорически оправдывала себя тем, что очень по Рэю соскучилась… Действительность же такова, что частые встречи между ними не возможны (и она не будет думать о причинах именно сейчас, подумает как-нибудь потом и после), однако наверстать «упущенные годы» всё равно хотелось. Хотелось узнать, чем он живет, чем дышит, кем работает, чем увлекается… и каждая «вновь узнаваемая» привычка Рэя, конечно, радовала Бек, словно перенося во времена безоблачного детства.
Пока Кэмпбэлл прогревал мотор, и, на мгновение прикрыв глаза, отдала мысленную команду обоим псам: «Место!» Прислушиваться к ним, сканировать или взаимодействовать плотнее – не могла: слишком устала и слишком вымоталась за настолько затянувшуюся смену. Если ей чего действительно хотелось – то это горячей ванны с пенкой и какао из рук отца. Он всегда делал его сам, еще когда она была малышкой.
Эти ли воспоминания, или общество Рэя, или всё вместе, в конце концов, но что-то заставляло Бек улыбаться, несмотря на следы усталости во взгляде. Если бы автомобиль не двинулся вперед, она, возможно, соскользнула б даже в объятия полудремы, просто неудачно моргнув, но… наверное, это было бы неуважением к Рэю.
- Ну… нет, - улыбнулась, усилием воли заставляя себя в очередной раз открыть глаза, - не всегда я живу с родителями, - ответила, возможно, и загадочно, но, честно говоря, она надеялась, что Рэй поймет по антуражу. Рождество ведь. – Ездить было бы слишком далеко… у меня есть своя квартира в городе. Скромная, зато своя.
Неприятно, пожалуй, только одно: эту квартирку она может сменить в любой момент на ту, что ей спонсирует «Альянс», если прикажут. И она должна будет это сделать: переехать по первому требованию, чтобы не вызывать подозрений. Впрочем, Бекки утешала себя мыслью, что до этого, возможно, еще далеко.
- Конечно, - отозвалась, сообразив, что не назвала адреса, и мгновенно исправилась после наводящего вопроса Рэя. Действительно, оказалось не так далеко, но учитывая рождественские пробки на дорогах, добираться они на самом деле могут долго. Пару часов как минимум, по самой приблизительной оценке Бек.
- Не беспокойся так, они привыкли, - уловив очередной характерный взгляд Рэя в зеркало заднего вида, все-таки улыбнулась Бек, решаясь наконец снять некоторую напряженность в отношениях между Рэем и ее собаками. - И хорошо воспитаны, машину не испортят.
Хотя интерес собак к данной машине всё-таки был… Они заинтересованно обнюхивали сиденья, и Джой даже попытался царапнуть лапой свой собачий плед.  Ребекка списывала это на то, что обстановка для них новая и непривычная: как бы там ни было, сидели они всё-таки вне контейнера для перевозки, однако на всякий случай в просвет между сиденьями выглянула.
- В чем дело, мальчики? – улыбнулась мягко, однако на строгость и решительность команды это никак не повлияло. – Лежать. Тихо. – Овчарки облизнулись и уложили морды поверх лап, оставив ушки на макушке. Бек удовлетворенно кивнула, возвращаясь к нормальному положению, но продолжить продолжила, зная, что они ее поймут. Может, не слова, но интонацию точно. Спокойная и ровная, она придаст им уверенности в том, что все в порядке и беспокоиться не о чем. - Ведите себя прилично, мы в гостях. А если бы не Рэй – так и вовсе добирались бы домой на электричке.
Улыбнувшись Рэю лишний раз, Ребекка подумала, что было бы, наверное, приятно вот так вот возвращаться с работы каждый раз, в его машине. Тепло, уютно, за рулем – надежный друг, рядом с которым можно расслабиться. Это не счастье ли?
- На уикэнд? – Сказать по правде, Бекки удивилась. Неужели Рэй совсем забыл про Рождество? Нет, завалиться и посидеть, тем более с ним, она, конечно, с радостью, но только не с пятницы на субботу, не в самый праздник Рождества. – Помню, конечно, помню, - рассмеялась еще одному общему воспоминанию Бек, и желание «завалиться куда-нибудь и посидеть» определенно острее заныло под ложечкой. Однако подвести родителей Бек не могла, как-никак, это семейный праздник.
- Ты меня удивляешь… Это рождественский уикэнд, Рэй. Именно поэтому я еду в гости к родителям. Чтобы отметить вместе с ними Рождество.
Бек повернула голову, несколько долгих секунд рассматривая профиль Рэя, и поймала себя на мысли. На интересной мысли, но почему бы и нет?
- Оставайся у нас. Завтра канун Рождества. Представь, расчистим двор, поставим елку, нарядим комнату, как полагается… Я помогу маме с ужином, а ты выкуришь сигару с отцом, поиграешь с ним на бильярде или в покер… Дома есть караоке, можем поорать песни там тоже, устроим музыкальную битву за право первому взять мамино рождественское печенье с предсказаниями. Родители тебе только обрадуются. Ты никого не стеснишь, поверь, и, уж конечно, для тебя всегда найдется гостевая.
Интересно, все ли аргументы, которые обычно приводят для отказа, отметила в своей речи Бекки? Она надеялась, что все, и что Рэй согласится. Нарисованная ею самой картинка неожиданно понравилась до такой степени, что Бек даже забыла об усталости и смотрела на друга с каким-то детским предвкушением то ли радости, то ли восторга.
- Останешься? – улыбнулась, не сводя с него глаз. «Чтобы как в детстве… вот только нам не нужно будет вылезать в окно, чтобы поздравить друг друга с Рождеством».

Отредактировано Rebecca Watson (2018-01-14 21:02:39)

+1

6

Рэй очень любил свою машину. Она значила для него слишком много, чем для других людей их средства передвижения. Импала была, своего рода, оберегом для охотника, той самой крупицей, которая все еще связывала его с прошлым, напоминая родителей, сестренку и приятные моменты подростковой жизни. Она содержала в себе отцовских дух: в кожаных сидениях, приятно поскрипывающих под давлением тела, в рулевом колесе, которого когда-то давно касался отец, приборная панель и, конечно же магнитофон. Старый кассетный магнитофон, классика рока, привитого еще с маленьком возрасте и запах сигарет - во всем этом есть его частица и Рэй очень сильно боялся ее потерять, поэтому трепетно относился к шевроле. Окружающим людям, тем, кто знает близко Кэмпбэлла, подобная забота о машине, пусть даже раритетной для настоящего времени, казалась смешной и глупой, но сам Рэй не обращал внимания. Этим людям и мутантам не понять истинных мотивов лидера, не довелось пережить то, что пережил он, хотя в какой-то мере почти у каждого была своя собственная история за спиной. Однако любовь к машине не доходила до фанатизма, чтобы испытывать приступы паники или злости, если кто-то не выражает своего почтения Импале и не здоровается при встрече с ней. Собаки тоже не являлись для него проблемой, в конце концов это тренированные сотрудники полиции, а не уличные шавки, которые понятия не имеют о правилах поведения в машине. Все дело было в отношении Рэя к собакам. Его можно охарактеризовать как осторожное, хотя в принципе мужчина предпочитал держать дистанцию и лишний раз не выяснять отношения.
Он периодически посматривал в зеркало заднего вида и это, очевидно, стало заметно Ребекке. Девушка находила данное поведение забавным и даже повторно приказала собакам вести себя хорошо, лежать смирно, но Кэмпбэлл все равно ощущал подвох. Ему казалось, что псы буравят его спину взглядом. "Они следят за мной?!", мужчина прищуривал взгляд, когда смотрел на животных в зеркало, словно те сразу же поймут во взгляду все, что хотел донести до них хозяин машины. А в те редкие моменты, когда Бекки прикрывала глаза или отвлекалась на виды за окном, он поворачивался к псам и показывал им кулак, мол смотрите у меня и те вполне осознанно отвечали пристальным взглядом, хотя охотнику в этом мерещился хитрый оскал. "Вот скотины! Они надо мной смеются!" Каких усилий ему стоило не подавать виду и не пускаться в спор с животными прямо на ходу.
- Я не беспокоюсь, - ответил Рэй Бекке на ее иронию, но при этом он опять многозначительно посмотрел в зеркало заднего вида на псов, намекая на то, что если те выкинут какой-нибудь фортель, то он их на живодерню отвезет. Однако слишком долго этот маневр не продлился, Кэмпбэллу вновь показалось, что овчарки над ним смеются, причем нагло в лицо, после чего перевел взгляд на дорогу и постарался выглядеть более расслабленно, хотя тут вопрос был вовсе не в беспокойстве за машину, просто обычное противостояние характеров: "Кто круче я и Импала или вы, блохастые коврики?".
Отвлечься от  постоянных мыслей о двух нежданных пассажирах Рэю позволил разговор с Бекки. Он посмотрел на девушку рядом, словно удивляясь ее ответу относительно квартиры, однако на лице не отразились его смешанные чувства. Казалось, что в ее голосе проскочила грусть, так, как если бы эта маленькая квартирка ей безумно нравилась, но из-за работы и прочих факторов, бывать там получается крайне редко. Прямо как у Рэя, с одной лишь маленькой оговоркой - в собственной квартире он вообще не появляется и не испытывает трепетных, к ней, чувств. Для Кэмпбэлла привычный уклад вещей чужд, мужчина не может осесть на одном месте и каждый день отправляться на работу в рубашке и галстуке, прилично напомадив волосы гелем. С того момента, как вся его семья пропала в лапах Альянса, Рэй предпочитает вести кочевую жизнь, прекрасно чувствуя себя и в машине. На заднем сидении Импалы можно неплохо провести ночь, абсолютно не чувствуя стеснения, однако все же он предпочитал свободное время проводить на охоте, в крайнем случае у себя в автомастерской, где его вообще никто не может достать. Остров, где устроен штаб Просвещенных также не слишком подходил на роль берлоги из-за постоянного общения с охотниками. Поэтому, в какой-то степени он разделял тоску Бекки по своей квартире, однако предпочел воздержаться от проявления участия.
-  А я думал, что отец по-прежнему охраняет дверь твоей спальни с ружьем, - он криво усмехнулся, вспоминая как мистер Уотсон гневно сдвигал брови, когда видел Рэя в спальне дочери. Это была своеобразная игра, по крайней мере для Кэмпбэлла - втихую влезть в окно Бекки, чтобы ее отец не услышал и также тихо смыться. Иногда приходилось спасаться бегством. Его собственный отец потом хитро посматривал на Рэя, пока ехали в школу, словно вместо обычного общения Рэй каждый раз совращал бедняжку Бекки. Поведение двух отцов было кардинально противоположным: мистер Уотсон отправил бы Рэя на костер одним взглядом, в то время как Джон одобрял выбор сына.
Губы мужчины тронула кривоватая улыбка, но развивать эту тем дальше он не стал. Приятные воспоминания о прошлых днях согрели его душу, пусть и не на долго.
- А, ну да, конечно же рождественский, - быстро поправился Кэмпбэлл, поспешно отпустив очередной смешок. Он совсем забыл о том, что наступает Рождество, просто для него это обычный день и обычная ночь. Охотник желал скрыть возникшую неловкость и выставить это таким образом, словно всегда помнил об этом, просто шутил, однако та поспешность, с которой он это сделал выдавала его с потрохами, - ты едешь к родителям справлять Рождество, - повторил охотник сам для себя и на два тона тише. Если Ребекка ему не составит компанию, значит ему опять придется одному пить всю ночь. По неизвестной причине сдавило грудь, мужчина опустил стекло, впуская в салон порыв свежего воздуха, оперся локтем о дверцу, подпирая рукой голову. "Надо же было ляпнуть такое!".
До пункта назначения оставалось не так много, Рэй уже видел дом четы Уотсон, вернее выбрал самый красивый и решил, что это он. Подъезжать слишком близко не хотелось, но и высаживать девушку со всем ее багажом тоже. Импала перестроилась в нужный ряд, намереваясь свернуть в нужный переулок. С неба начинал падать снежок крупными хлопьями, создавая атмосферу праздника и красоты. Кэмпбэлл настолько погрузился в собственные размышления относительно праздника, что не сразу отреагировал на предложение Бекки. Мужчина глянул на нее серьезным взглядом, хотя Рэй и серьезность - понятия не совместимые - и немного помедлил. Что он мог ответить ей? Что предпочитает не праздновать его? Или, например, что Рождество - семейный праздник, а вся его семья погибла от рук Черного Альянса? А может, что он всю ночь будет пьянствовать, цеплять девочек по странным барам? Что из этого было более приемлемым вариантом, чтобы не шокировать Ребекку? И все же, как не пытайся, а ответить на предложение нужно было.
Кэмпбэлл припарковался неподалеку от нужного дома, оказалось, что с предположениями он не ошибся, дом Уотсон и правда был самым красивым и большим, по сравнению с остальными по улице. В нем чувствовалась мужская рука и женская забота. В окнах свет и, Рэю было видно, как перемещаются внутри люди - родители Бекки. Он старался отвести взгляд, но как-то не слишком получалось. В салоне Импалы воцарилась тишина, лишь с заднего сидения доносилось напряженное дыхание двух псов. Они тоже ждали решения, по-своему, но ждали.
Рэй удобнее ухватился за руль, машинально облизав нижнюю губу, впоследствии на пару секунд прикусив ее и взглянув на Бекки. Он не мог согласиться на столь щедрое предложение, пусть это будет проявлением эгоизма с его стороны, но Кэмпбэлл не мог позволить кому-либо тревожить воспоминания прошлого. Ребекка итак подняла ил со дна души своим появлением в его жизни, встречи с ее родителями он попросту не мог допустить, иначе все, что охотник так тщательно старался забыть, оставить позади, вновь нахлынет на него лавиной.
- Посиделки с родственниками? Пф, - он весело фыркнул, шутливо стукнув ладонью по рулевому колесу, отводя взгляд от девушки, - шутишь что ли? - Рэй еще раз облизал губы языком и немного поерзал на месте. - Мы с друзьями завалимся в одно местечко и... да, - мужчина кивнул в подтверждении своих слов, однако за всей его бровадой чувствовалось что-то еще, совсем противоположное выраженному веселью. Снова в салоне пауза. Рэй избегал взгляда с Ребеккой, но в какой-то момент все же посмотрел в ее глаза и улыбнулся. Провести рождественскую ночь в семье, где царит мир и веселье - охотник очень хотел бы, но не мог. Не позволял себе, не должен. Мужчина мысленно просил Бекки не уговаривать его, потому как боялся, что передумает и не очень хотел, чтобы она рассказала родителям о том, что его встретила. Не за чем.
- Пойдем помогу тебе вытащить вещи, - Кэмпбэлл выбрался наружу, вдыхая декабрьский воздух, - твои наверняка тебя уже заждались, - вновь уверенная ухмылка и почти детское веселье в глазах. Рэй отомкнул багажник, вытаскивая оттуда все, что принадлежало подруге детства, передавая вещи непосредственно ей в руки. - С наступающим Рождеством тебя, - охотник подмигнул, чтобы она не сердилась за отказ провести праздник вместе.

+1

7

«Вижу я, как ты не беспокоишься», - фыркнула про себя Бекки, но по этому поводу и на этот счет более ничего не сказала. Зачем? Если можно просто наслаждаться комфортной поездкой в теплой машине по городу, светящемуся разноцветными огнями, и разговаривать при этом о семье. Семья никогда не была для Ребекки пустым звуком, но с тех пор, как у нее появилось от родителей на одну тайну больше, она невольно отдалилась от родных. По счастью, ее сверхспособность не могла нанести вреда близким, но ее всё равно приходилось «таить». Таковы идеалы Лиги и такова плата за относительную безопасность родителей: Бек хорошо понимала, что их никоим образом нельзя вмешивать в свою «войну». Они ничего не должны знать ни о том, что их дочь «сверхчеловек», ни о том, что она шпионит в одной организации в пользу другой, иначе всем им не миновать беды. По этой же причине Ребекка удерживала себя от частых встреч с Рэем. Никто не должен знать, что он ее лучший друг, друг детства, с которым связана масса теплых детских и полу-детских воспоминаний – моментов, находящихся под грифом «совершенно секретно» для всех, кроме них. И чем дальше, тем приятнее девушке было осознавать, что ей есть, с кем их разделить.
- Он и сейчас стоял бы, если б мог, - со смехом отозвалась Бекки, представив себе этот процесс в красках – и около дверей своей квартирки. – Но девочка выросла, и теперь может дать сдачи совершенно самостоятельно, да к тому же у нее есть свой служебный пистолет и даже штатные телохранители в придачу. Кто к такой сунется? – продолжила шутку, в глубине души зная, что больше всего на свете ее отцу хотелось бы понянчить внуков вместе с матерью. «Кроме того, это моветон – доставать ружье на Рождество».
Место отца-телохранителя давно уже заняли овчарки, бдительно наблюдая за интонацией, жестами и разговорами, паче всего – за настроением Бекки. При малейшем признаке неудовольствия с ее стороны – они бы, конечно, не сговариваясь, показали зубы. Ухоженные здоровенные белые клыки, проверять остроту которых на себе мало кому хотелось. И всё потому, что они обожали ее и ревновали совершенно по-настоящему, особенно тщательно обнюхивая её вещи и её одежду в те дни, когда Ребекка возвращалась со встреч с Рэем. Так что… можно сказать, что их заочное знакомство состоялось уже давно. И оказавшись «лицом к лицу» они оценивали друг друга и тот факт, достоин ли каждый из них общества Бекки, тем более – на Рождество.
«Именно так. Я еду к родителям – отмечать Рождество, Рэй», - проговорила про себя Бекки его фразу. И кто его знает, по какой причине, но на мгновение стало так тоскливо, как будто выкачали радость и оставляли только пустоту. А ведь она ни разу не спросила Рэя о его семье. Знала только, что здесь, в Нью-Йорке, он один, но о том, что случилось с ними и что произошло (равно как и о причинах своего исчезновения в принципе) – Кэмпбэлл всегда или молчал или отшучивался. И Бекки просто поняла, что спрашивать – увы, но бесполезно.
Сейчас, в эту минуту, ей вдруг пришло в голову, что, возможно, его родителей не осталось в живых, а у подросшей красавицы-сестры – свой парень или даже уже своя семья, и ему неловко нагружать ее своим присутствием, и что придется отмечать этот праздник в одиночестве. Рождеству же категорически противопоказано одиночество. Уотсон даже своих собак забирает на «каникулы», давая возможность отдохнуть и поваляться в снегу вволю, помышковать на заднем двери и поохотиться за наглыми енотами, привычно атакающими задние дворы жилых домов любого из пригородов крупных американских городов. Нью-Йорк в этом плане не исключение. И всё-таки… Никто не должен быть один на Рождество.
То, как надолго Рэй вдруг замолчал, а потом разразился бравадой, лишь подтвердило догадки и укрепили Бек в правильности ее спонтанного решения. В отличие от Кэмпбэлла, Ребекка не шутила и предлагала совершенно серьёзно.
- Пьянки по барам? –девушка привыкла называть вещи своими именами. «В Рождество?»  – Не дури, Рэй.
Уотсон замолчала, ожидая словно витающее в воздухе продолжение разговора, но его… не последовало. Тут увы. По какой-то непонятной и загадочной причине Рэй категорически молчал и не хотел развивать эту тему, хотя… она бы поняла, если бы он захотел отмечать Рождество, например, со своей девушкой. Только девушки у него не было, она откуда-то это знала. Впрочем, если Рэй не хотел вдаваться в причины, этих причин из него не вытащишь даже под пытками. Это она тоже знала давно и на собственном опыте. Просто иногда кололо какое-то неприятное чувство оттого, что Кэмпбэлл не делился с ней своими «тайнами». «Ты тоже не до конца с ним откровенна, Бек. Поэтому молчи».
Взгляд сам собой вдруг выцепил знакомую дорогу. Выходит, они уже приехали? Так быстро?
- Вон тот дом, - сориентировавшись, указала Рэю нужный, и буквально через несколько минут автомобиль остановился. Не слишком близко, но и не слишком далеко.
- Ну, пойдем. – Нехотя выбравшись из теплой машины, Бек прежде всего потянулась и подошла к багажнику, не торопясь выпускать собак. В некоторых вещах она уставала спорить с Рэем, особенно, если его не переспорить, но приглашение решила повторить.
- Спасибо, что подвез, - приняв сумку с вещами из рук Кэмпбэлла, Бекки, не задумываясь, поставила ее в снег, чтобы не держать. Потому что разговор между ними еще не закончен. Да и у Рэя будет еще целый день, чтобы решить. – И тебя тоже с наступающим, - усмехнулась, натягивая на руки перчатки. «И зря думаешь, что так легко от меня отделался».Извини, что так все получилось, - конечно, она имела в виду скомканность встречи, - но если передумаешь, то приходи. Я буду ждать.
После этого, открыла дверь овчаркам, и те с собачьей радостью наперегонки покинули салон импалы, помчавшись осваивать выпавший недавно снег. Ребекка подхватила сумку и пошла вслед за ними, один раз всё же обернувшись на ходу:
- Приходи, слышишь? – крикнула в его сторону на прощание, помахала рукой и двинулась к дому окончательно. Через минуту на крыльце появится отец, они обнимутся, Бек примет ванну и проведет вечер с чашкой отцовского какао, добавив для вкуса маршмеллоу. Единственное лакомство, против которого Ребекка не могла устоять никогда и ни при каких обстоятельствах.

24 декабря, Сочельник
А утром закономерно наступил Сочельник, и Бек, как и положено примерной дочери, помогала родителям готовится к тихому семейному Рождеству, так и не обмолвившись о возможном госте, но постоянно думая о нем. «Брось, Бекки. Тебе просто хочется, чтобы Рэй пришел», - увещевала себя, убирая снег и помогая навести чистоту в комнатах дома. К ее удивлению, елка – большая и пушистая – уже оказалась наряженной, гирлянды – развешенными, и Бек в шутливой форме потребовала от родителей объяснений, как ей все это понимать.
- Должны же мы хоть чем-то заниматься, - шутя, отозвался на эти упрёки отец. – Иди лучше матери помоги. Кажется, она задумала на этот раз целого кабана на Рождество вместо традиционной курицы.
- Да ладно, пап? – Бек сделала вид, что очень удивилась. – Не знаешь, для кого? – шутливо улыбнулась.
- Ну, я так думаю, что для твоих прожорливых друзей, - подмигнул мужчина, намекая на собак.
- Они не едят столько, - рассмеялась Бекки, и бережно поцеловала отца в щеку. – Ладно. Пойду сдержу мамин азарт, иначе будет плохо. Ты отдохни пока, договорились? Не забывай, что у тебя сердце.
Нил Уотсон что-то пробурчал еще относительно того, что сыт напоминаниями жены, чтобы выслушивать еще и от дочери, и что он сам все лучше знает, однако улыбка в его глазах лучше всего говорила о том, насколько он счастлив видеть дома свою взрослую дочь, но Бек уже не слушала.
- Мама! Мама, тебе помочь? – Ребекка вероломно ворвалась в кухонное царство своей матери, на ходу перехватывая большое тяжелое блюдо с огромной уткой, нашпигованной яблоками и апельсинами. – Ого! И не стыдно тебе таскать тяжести, вместо того, чтобы позвать меня? – в шутку досталось и ей тоже. – Куда ставить-то? Давай, руководи!
И как ни сопротивлялась Анна Уотсон, пришлось взять дочь в оборот и допустить до помощи на кухне. Вдвоем всё делалось быстрей и веселей.
Хорошенько прогуляв собак, к вечеру, как полагается, накрыли праздничный стол. Расставив последние бокалы, Ребекка поднялась наверх, чтобы переодеться едва ли не в единственное платье в своем гардеробе: оно и у хранилось у родителей по единственной причине – надевалось по особым случаям. Отмечала праздники Ребекка только с ними, вот и подумала: зачем платье туда-сюда возить? Пусть уж хранится здесь, так всем удобнее и лучше. Входной звонок не нашел лучшего момента, как огласить прихожую мелодичной музыкой.
- Папа! Открой, пожалуйста, я переодеваюсь наверху! – крикнула Бек, начиная торопиться и чем быстрее ей хотелось сладить с платьем, тем больше она в нем запутывалась, но… Бекки не могла не торопиться. Потому это может быть только один человек. Только один, если, конечно, она не ошиблась.
Развернуться и просто уйти гостю в любом случае не позволят собаки: на территорию они впускали всех. Зато выпускали исключительно и в сопровождении хозяев.

Вв, 24 декабря - что-то подобное

http://www.gotceleb.com/wp-content/uploads/photos/cindy-sampson/private-eyes-photocall-at-monte-carlo-television-festival-2016-in-monaco/Cindy-Sampson:-Private-Eyes-Photocall--09.jpg

Отредактировано Rebecca Watson (2018-01-28 17:54:47)

+1

8

Она пыталась уговорить, это понятно, будь то дежурная вежливость или искреннее желание, особенно после того, как услышала чем именно будет заниматься друг детства в рождественскую ночь.  Пожалуй заманчивее предложения Кэмпбэлл еще не получал, однако соглашаться не собирался. Он подмигнул Ребекке и криво усмехнулся, бросая косой взгляд на ее животных. Даже они понимали праздничное настроение, когда повсюду вкусно пахнет, а в центре гостиной накрыт широкий стол, веселье и возбуждение передавалось псам и те радостно виляя хвостами двинули к дому. Рэй остался на месте, смотря вслед уходившей Уотсон, он совершенно не жалел о том, что отказался, потому что просто не представлял себя в кругу семьи и настоящего ужина, а не очередного бургера в, пропахшем потом и сигаретами, баре. Когда она отвернулась, охотник хлопнул крышкой багажного отделения и улыбка медленно сползла с губ. Он подошел к дверце с водительской стороны, погрузившись в салон и опустив руки на рулевое колесо. Несколько минут молчания и тишины действовали одуряюще, Рэй протянул уху к магнитофону и задвинул пальцем внутрь кассету, регулируя уровень громкости, лишь только после этого откинулся на спинку кресла и посмотрел на дом, на крыльце которого Бекки встречал мужчина. С такого расстояния видны были лишь общие черты лица, но даже этого хватало, чтобы понять, что мистер Уотсон немного изменился, с их последней встречи: на лице пролегли морщины, осанка уже не та, что раньше, да и мужской животик прибавился в нагрузку. Кэмпбэлл хмыкнул, отметив, что раньше он выглядел куда более грозно, чем сейчас. Нил Уотсон стал похож на среднестатистического деда, которому в пору нянчить внуков и спасть в кресле у камина, сжимая в руке какую-нибудь книгу.
Рэй поймал себя на мысли, что слишком долго пялится на Бекки и ее отца, но не мог не отметить счастливого выражения лица подруги детства. Как он мог вырывать любящую и заботливую дочь из родительского гнезда в злачную клоаку, в которой варится сам уже не первый год. Просто преступление какое-то! Мужчина усмехнулся, потянулся к ключам, заводя мотор черной Импалы, он даже не подумал, что Нил мог узнать шевроле и задаться ненужными вопросами, если бы не был сосредоточен на дочери.
- Это не для нас, да, детка? - негромко проговорил Кэмпбэлл, выводя машину на дорогу. Импала, рыча как грозный серьезный зверь, словно вторила своему хозяину, унося его прочь от несвойственной ленивой тишины спальных кварталов. Уже спустя несколько минут охотник привычно радовался жизни, позабыв о приглашении, по крайней мере так считая, напевая очередной мотив классического рока. Он не собирался предаваться унынию и бесполезным вздохам по прошлому и тому, чего у него нет, не видя в этом смысла, ведь гораздо проще смотреть в следующий день, проживая его на все сто процентов.  Ночь в самом разгаре, так почему бы не заработать немного денег. Будучи знатным шулером, выиграть пару сотен долларов не представлялось сложной задачей, гораздо труднее вести игру, когда на кону высокие ставки!
- Мне сегодня везет! - Задорно улыбаясь, Кэмпбэлл сгребал в свою сторону огромный куш, чем вызывал бессильную злобу со стороны окружавших его игроков. В покере, как и в любой другой азартной игре всегда стоило знать свой предел и не испытывать удачу, поэтому лучшим вариантом было забрать выигранные деньги и убраться куда-нибудь подальше отсюда, пока какой-нибудь глазастый зритель не заподозрил обман.
Нагло подмигнув рослым мужикам за круглым столом, он заталкивал купюры в карманы, одновременно поднимаясь.
- Ну прямо как рыцари, - рассмеялся Кэмпбэлл, осознав всю комичность ситуации, однако больше никто не разделял его веселья, - бывайте, мужики! - Бросил напоследок охотник, прежде чем развернуться и начать протискиваться сквозь толпу зевак. Рэй уже почти ушел, когда в спину прилетела короткое, но емкое:
- Эй, это не ты обронил? - В голосе говорившего не было ни намека на непонимание, напротив, сарказм и неприкрытая агрессия едва сдерживались. Кэмпбэлл остановился и в помещении, казалось, разом пропали все звуки, - я сказал, что ты обронил... это...- здоровенный амбал с пушистыми усами, положил на плечо Рэя ладонь, от веса которой у последнего едва не подогнулись колени. Рэй медленно повернулся, даже не подумав хоть как-то смягчить недовольство бывшего соигрока. В лицо буквально ткнули картой, кажется масть была черной, он не рассмотрел, потому что глаза нахально вперились в глаза амбала.
- Нет, - ответил Рэй, делая такое выражение лица, словно уже устал отвечать на дебильные вопросы. Очевидно это слегка разозлило мужика, вероятно ожидавшего чистосердечного признания и полного возврата всех денежных средств, но ударить первым он не успел. Прилетевший хук справа выбил его из равновесия и себя за одно. Кто-то из дам взвизгнул, толпа отступила подальше, все ждали массовой драки, однако массовая драка подразумевает совместный бой сразу нескольких людей друг против друга, а тут на лицо избиение. Из-за стола поднялись остальные бывшие игроки, ныне превратившиеся в боксеров и борцов, обступая Рэя с флангов так, что отступать было уже некуда.
- Прости, чувак, но ты сам это начал, - словно бы насмехаясь, бросил Рэй, стараясь не терять контроля положения. Кто-то сбоку решил, что сейчас вынырнет их темноты как Бэтмен и все будет кончено, однако охотник вовремя пригнулся и удар по прямой улетел в челюсть случайного зрителя.
Вот так, дамы и господа, и начинается массовая драка.
Переполох, визги и звон разбитой посуды приобретали колоссальную громкость, повсюду летали обломки мебели и чужих слюней, а выбитым зубам уже никто не вел счет. Во всей этой массе очень сложно остаться в стороне, поэтому в бой вступили даже дамы, чьи платья трещали по швам. Кэмпбэлл любил подобные развлечения, где как ни в драке можно от души помахать кулаками и сбросить напряжение и стресс. Без синяков и царапин сложно остаться, но куча денег в кармане и отличное настроение того стоили. Похоже это новый вид садомазохизма, только что выведенный Рэем Кэмпбэллом.
Загнав своего оппонента к барной стойке, он раз за разом окунал его плешивую голову в тазик с соусом, намереваясь дождаться того момента, когда ярость и сила бывшего картежника по иссякнет и лишь потом спокойно покинуть заведение, оставив побоище бушевать без себя.

24 декабря, Сочельник

Праздничное утро застало Кэмпбэлла в собственной автомастерской, где, по обыкновению, отсыпался охотник после ночных развлечений, если можно было так назвать прошедшие события. Шея затекла из-за неудобного расположения и голова немного гудела после обилия выпитого виски. Рэй нехотя поднялся со старенького кожаного диванчика еще до конца не проснувшись. Жутко хотелось пить, но кроме выдохшегося пива в жестяной банке ничего лучшего не обнаружилось. Охотник прикончил его, смял бутылку и кинул куда-то в дальний угол, где некогда стояла корзина для мусора, абсолютно не задумываясь о том, попал он в нее или нет. Тело требовало отдыха, поэтому мужчина решил выполнить это маленькое желание, упав обратно на диван и проспав там практически весь день.
Автомастерская стала для Кэмпбэлла небольшим убежищем, куда тот постоянно приносил все новые и новые вещи из квартиры. Уютный дом, нормальная кровать - все это было не для него, поэтому охотник отдавал предпочтение дешевым мотельным номерам и автомастерской, живя по принципу отшельника.
Продрав глаза ближе к шести вечера, он вдруг обнаружил, что усталость, скопившаяся за предыдущие пару дней попросту исчезла, мужчина был полон сил, трезв, но еще не до конца свеж, поэтому Рэй, первым делом, принял душ, переоделся в чистые вещи и только потом отправился на поиски пропитания. Надо сказать, что о предложении Бекки он порядком забыл. Купив небольшую пиццу и кофе, он позавтракал в небольшом кафе, совершенно не замечая рождественской суеты за окном.

24 декабря, 20:07 p.m.

Сбивчивые ритмы играющей музыки не позволяли услышать миловидную собеседницу напротив. Приходилось постоянно шептать ей на ухо, переводя разговор в более интимную часть развития отношений. Кто кого клеил уже не понятно, да и так ли это важно, если двое людей не прочь провести время вместе? Где-то на дне стакана плескались остатки виски, а кусок льда и вовсе растаял, разбавляя алкоголь до не слишком приятного пойла.
Рэй много шутил и улыбался, на ходу придумывая очередную байку про банковского служащего, решившего скоротать праздничный командировочный вечер за приятной компанией. И почему девушки так легко покупались на социальный статус? Или, быть может во всем виновата чудовищная харизма самого Кэмпбэлла? Разницы никакой нет, главное, что в конечном итоге все окончится тем, что они уйдут отсюда вместе, займутся сексом у него в номере, а потом разбегутся в разные стороны.
Она уже давно делала подобные намеки, поэтому в конечном счете Рэй пригласил девушку продолжить знакомство где-нибудь в другом месте. Она согласилась. Удивительно, насколько коротким бывает обычный день, ведь он едва только проснулся, а уже вновь оказался в постели, только теперь не один. Повсюду валялись вещи, словно в комнате произошел маленький взрыв. Девушка оказалась слишком эмоциональной, довольно громко издавая сладострастные звуки, впиваясь искусственными ногтями в кожу на спине охотника, и никому не было дела, чтобы задаваться вопросом: "А почему банкир живет в такой дыре?". Они оба прекрасно понимали допустимый уровень лжи, через который не стоит переходить, дабы не пошло все прахом. И только насладившись друг другом, уставшие, они лежали рядом. Девушка дремала, расположив одну руку на его груди, в то время как Рэй следил за перемещением мухи по потолку. Он вспомнил о приглашении Бекки так внезапно, хотя отчетливо понимал, что уже достаточно поздно и все же...
Охотник аккуратно снял с груди женскую руку, выскальзывая из-под одеяла. Вновь принял душ, натянул на себя свои вещи и покинул номер мотеля, даже ничего не сказав своей партнерше на прощание.
Меньше чем через час черная Импала тихо подкатила к знакомому дому, где в это время, должно быть отмечала Рождество его подруга детства вместе с родителями. Улицы уже дано опустели, никто не заметил, как из машины выбрался человек, придерживая что-то рукой и поспешил к парадной двери. Однако, прежде чем нажать на звонок, Рэй глубоко вздохнул, все еще не до конца убедив самого себя в правильности решения. Где-то в глубине дома раздался звонок и вскоре он услышит приближающиеся шаги, охотник завел руки за спину, ожидая.

+1

9

- Папа, кто там? Кто пришел? – Судорожно заканчивая переодевания, Бекки надеялась, что это пришел Рэй, и торопилась поскорее спуститься вниз. Отец не отвечал. Значит, скорее всего, вышел на заснеженный двор. Или это очередная шутка Кэмпбэлла: нажать на дверной звонок – и поскорее спрятаться, как в детстве. Правда, в детстве – в их дворе не было двух дрессированных овчарок, которые и голос подадут, и цапнут в случае чего. Последнее касалось исключительно подозрительных личностей вроде воров-домушников или людей с оружием, знакомых и незнакомых псам – которые могли представлять угрозу для Ребекки и ее «стаи». Семью, которую они тоже взялись оберегать хотя бы в те периоды, когда приезжали сюда, в ее дом, на «каникулы». Бекки сама их этому учила. Сама расставляла приоритеты и оценки в поведении, поэтому за рефлексы Джерри и Джой могла ручаться головой.
Когда она приехала домой с собакой в первый раз, родители немного побаивалась крепкого матерого служебного пса в самом расцвете сил, но потом привыкли. Собаки стали неотъемлемой части жизни Бек, а сама Бек – была неотъемлемой частью жизни своих родителей. После того, как псы продемонстрировали свои служебные навыки, обезвредив вора, который вытащил у мамы Бекки кошелек, Анна Уотсон и вовсе прониклась к ним симпатией, с гордостью заявляя соседям, что жизнь ее дочери – в надежных лапах.
Сейчас же эти самые лапы бегали, должно быть, где-то в районе первого этажа или же во дворе, сопровождая отца во время его короткой прогулки. Чем больше торопилась Бек в желании узнать поскорее о ее причинах, тем длительнее оказывался процесс ее переодевания.
- Да что же это такое, - сердилась на себя, продолжая кружить по комнате в натянутом на голову платье, куда никак не могла просунуть руки. Убив на это дело минут пять, наконец справилась, но взглянув на себя в зеркало, осознала, что в таком виде лучше не выходить. В таком только людей пугать можно, и то лучше на Хэллоуин.
Пришлось взять в руки расческу, нетерпеливо приводя в порядок собственные волосы, распущенные по плечам, и, раз такое дело, нанести легкий почти незаметный глазу макияж. Честное слово, если бы ждала не Рэя, не стала бы даже и прихорашиваться. Однако именно сегодня перед ним хотелось почему-то предстать при параде. Если не полном, то… хотя бы попытаться казаться чуть красивее, чем она есть на самом деле. Зачем ей это нужно, Ребекка пока еще не сознавала и сама, но временами ловила себя на желании прибить очередную девицу, когда (если) Рэй рассказывал о своих похождениях или она сама догадывалась о них.
Это было ново. Это было странно. Бекки пока еще не придавала этому большого значения, списывая всё на дружескую ревность: так или иначе, Кэмпбэлл занимал большое место в ее жизни и ей всегда нравилось в его компании. Тем неприятнее сознавать, что ее компанию он мог спокойно променять на общество любой другой женщины, хотя… возможно, Бекки слишком торопилась с выводами: девицы приходили и уходили, а она в жизни Рэя пока оставалась… чем могла невероятно гордиться, несмотря на бесконечные опасения снова по какой-нибудь невероятной и нелепой причине его потерять.
Закончив наконец с собой, Ребекка спустилась вниз, почти нос к носу сталкиваясь в дверях с отцом.
- Что случилось, папа? Кто пришел? – Бек бережно отряхнула снег с меховой отделки его куртки, пока сам мистер Уотсон вылезал из ботинок.
- Ерунда, Бекки. Кто-то в снегу застрял прямо напротив нашего дома. Пару миль до цели не доехал, надо бы подвезти. Анна! Анна! – зычный голос Нила Уотсона эхом отозвался в недрах дома.
- Что гремишь-погромыхиваешь? – бодро отозвалась мать Бекки, показываясь со стороны кухни и вытирая руки о передник. Она к ужину еще и не переодевалась даже, всегда делая это последней.
- Где ключи от моей машины? Там человеку помочь надо.
- Где же им быть? В верхнем ящике, как и всегда.
Бекки открыла верхний ящик и достала ключ.
- Может, давай я поеду? – в свою очередь предложила помочь.
- Я тебя, красавицу такую, из дома сегодня никуда не пущу, - рассмеялся Нил, забирая ключи и целуя дочку в обе щеки. – А то украдут еще, ищи тебя потом.
- Да кто украдет-то, папа!
- Кто надо, тот и украдет, - посмеиваясь, продолжил шутку мистер Уотсон. – А то я не видел, что тебя вчера кто-то домой подвозил. - До этой минуты Бек думала, что не умеет краснеть, однако же на деле оказалось всё иначе. - Не грусти. – тронул кончика носа дочери характерным жестом. – Выше нос. Я туда и обратно, в полчаса управлюсь. Ждите.
Хлопнула входная дверь, и Бек осталась наедине с матерью. Ну, а поскольку к ужину всё было готово…
- Пойдем-ка, я тебя к ужину принаряжу, - улыбнулась девушка. – Пока папы нет, глазки тебе подрисуем.
Нил, конечно, любил свою жену и так, и гордился ею по праву, но иногда ему всё-таки нужно напомнить, что его жена – по-прежнему очень красивая женщина, хотя бы и в возрасте.
Однако через полчаса Нил Уотсон не вернулся. Он добрался до дома только через пятьдесят минут, когда обе женщины начали уже волноваться.
- Не беда, чуть дальше оказалось, - отмахнулся он от их опеки и громогласно вопросил: - Ну-с, где наш рождественский ужин?

Несмотря на изрядную задержку, ужин всё-таки начался без Рэя, и это заставляло Бек грустить. Нет, она сидела с родителями, они прочитали молитву, радуясь наступающему Рождеству. Потом разговаривали и смеялись, когда завели игру «кто я?» Наклеив бумажки друг другу на лоб с именами героев из фильмов, и пытаясь их угадать. В разгар этого действа, когда Бееки уже почти перестала ждать, в их дверь и раздался очередной звонок. Удивленно переглянувшись между собой, Бек первая сорвалась с места:
- Я открою! – и скрылась в прихожей, где уже вовсю, виляя хвостами и подлаивая, обнюхивали дверь собаки. – Джой, Джер, место! – скомандовала Бек, чтобы собаки отошли от двери и не мешали открывать. Сердце отмерило целых три удара прежде, чем ее рука легла на ручку двери потянула на себя. Она боялась даже думать, что это не Рэй. Снова. Боялась обмануться – и не сразу поверила своим глазам.
- Привет, - улыбнулась, совершенно забыв, как должна выглядеть с табличкой «Меня зовут Коломбо» приклеенной на лоб. Не сказала ему ни слова, не спросила даже, почему опоздал, но поймав за рукав, буквально втянула в дом через порог, дружески обнимая. – Молодец, что пришел.
Она действительно его ждала и переживала, что совсем не придет.
- Кто там, Бекки? – через пару минут раздался голос мистера Уотсона.
- Это Рэй, папа, - отозвалась Бек, хлопоча вокруг гостя и подавая ему вешалку.
- Рэй? Какой Рэй? – было слышно, как он отодвинул стул и еще через несколько секунд оказался в проеме арки в холл.
- Рэй Кэмпбэлл, - конкретизировала Бекки, со счастливой улыбкой повернувшись в его сторону.
- Наш сосед из Портленда? – Нил Уотсон был удивлен. И более всего удивлялся сияющему лицу своей взрослой дочери. – Чудеса, - будь у него в руках трубка, пыхнул бы ею, а так… протянул руку в качестве приветствия, забыв о своей табличке «О.Ж. Грант» на лбу. – Прошу к ужину, мы же еще не весь съели? – подмигнув дочери, Нил обернулся в комнату. - Анна! Ставь еще тарелку, у нас гость!
Анна Уотсон оказалась в этой компании «Терминатором». В вечернем платье.

0


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Флешбэки » Twas the Episode Before Christmas


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC