THE NEW PEOPLE: EVOLUTION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Флешбэки » Catch me if you can


Catch me if you can

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Catch me if you can
http://citywarehouse.net/wp-content/uploads/2011/07/City-Warehouse-6.jpg
http://cardiology-club.com/wp-content/uploads/2017/02/Аренда-складских-помещений.jpg

Дата: ночь на 09 сентября 2014 года
Место: Склад, Портовый район
Участники: Rebecca Watson & Daniel L. Gallagher

Случайности не случайны. "Лига Равновесия" хорошо поработала над тем, чтобы представить Ребекку талантливой "одиночкой" - из той когорты сверхлюдей, где каждый из них "сам по себе", за опеку над которыми конкурирующие организации порой готовы перегрызть друг дружке горло. "Черный Альянс" всегда в поиске новой, свежей "крови" в свои ряды, и простая полицейская операция оборачивается тем самым судьбоносным знакомством Ребекки с Альянсом, пусть даже сама девушка еще не будет знать об этом до конца. По "легенде, она даже не знает о том, что она "не одна", и далеко не единственный человек со сверхспособностями в этом мире.

0

2

Вв
для примера, стандартная амуниция, полиция

https://politeka.net/wp-content/uploads/2017/04/beyonce-police-officer-05.jpg

Внешность: никакой косметики или макияжа (естественно), волосы подобраны, завязаны в хвост, ногти округлые, коротко остриженные.
Одежда и амуниция:  полицейский жетон, стандартная служебная форма (Бек же на дежурстве) и амуниция К-9 (для примера см. картинку выше).
С собой: пара служебных собак (Джой и Рой); автомобиль К-9 (с отделением для перевозки собак и необходимым минимумом ветеринарных препаратов, в багажнике - набор для дрессировки, поводки, шлейки, собачьи жилеты и т.д.), ультразвуковой свисток, переговорное устройство на плечевом ремне (плюс два - закрепленных на собачьих ошейниках), пистолет, пара запасных обойм к нему, полицейская палка (дубинка) с боковой рукояткой, немного наличных и мобильный - в бардачке автомобиля

- Так, по машинам, Носики! - крикнул Бартон, лукаво поглядывая в сторону Ребекки с ее собаками, полуторагодовалым, еще только перенимающим опыт, Джоем и, можно сказать, ветераном полицейских операций, шестилетним Роем.
На висках мужчины давно пробивалась седина, но он привычно утверждал, что седые волосы мужчину только красят, и неизменно хлопал в ладоши, когда кого-то подгонял. – Ну, быстро-быстро-быстро-быстро!
Девушка тут же поднялась, коротко свистнув своим овчаркам.
- Что-то случилось, Джордж?
- Всё как всегда, Бек. Поступил сигнал – проверить склад. Так что давай, без твоих носиков никак. Сегодня твое дежурство.
«Понятно». Уотсон коротко кивнула и через две минуты уже была в машине вместе с остальными. Эти сутки действительно дежурила она, препираться нет никакого смысла. Даже по той причине, что Джордж назвал ее «Носиком».
Бартон единственный, кто именовал ее по прозвищу в лицо, и единственный, кому Бекки это прощала. Во-первых, потому, что он называл «носиками» всю их маленькую слаженную команду, куда входила сама Бек и две ее великолепные овчарки. Во-вторых – Бек и Джордж испытывали друг к другу одинаково теплые чувства.
Для Бекки он вообще словно второй отец – наставник, лучший друг и старший брат в той области, где кровный отец, мистер Уотсон, никоим образом не мог ей чем-либо помочь. Папа просто не обладал должным опытом, и даже немного ревновал, когда для Бек нашелся такой опытный наставник.
Помнится, он подозревал дочь даже в романе с человеком-который-годится-ей-в-отцы, но посидев однажды с Джорджем в баре – успокоился. Ребекка понятия не имела о том, кто и кому что сказал, и какие именно аргументы Бартон подбирал, чтобы убедить ее отца, однако факт остался фактом. После попойки (и пары синяков, если ей не изменяет память), Джордж Бартон и Нил Уотсон стали едва ли не лучшими друзьями.
Отец перестал донимать Ребекку Бартоном по пустякам, а Джордж стал главным учителем Бекки во всем, что касается дрессировки собак. Кинолог по призванию, он с первых же шагов Уотсон в кинологическом центре обратил внимание на молодую, одаренную в своей области и способную девушку, которой так легко давалась дрессировка собак. Легко, конечно, по сравнению с остальными.
Негласная опека и наставничество вылились в особые, почти семейные отношения: эти двое почти всегда немного друг друга поддевали и подкалывали, но, случись что, прекрасно знали, что каждый из них, не задумываясь, прикроет задницу другому, если потребуется.
То же ощущение братства и крепких, товарищеских уз объединяло Ребекку с ее собаками. Она знала их как никто другой, понимала как никто другой и могла положиться на них, как никто другой, следя за тем, чтобы именно она – оставалась вожаком и доминантой «в стае».
- Джой, это твое первое серьезное задание в паре с Роем, - спокойно, но твердо, проговорила она, поглаживая обоих напарников в полутьме салона. – Не подведи его, -  едва заметно улыбнувшись, перевела взгляд на старшего пса. – А ты приглядывай за ним. Молодой еще, горячий, - потрепала собаку за ухом. – И вы оба, пожалуйста, не подведите меня.
- Брось, Бек. Скажи еще, что они твои разговоры понимают, - засмеялся один из парней в составе группы, услышав, видимо, переговоры по имеющемуся в машине устройству связи, на что Бек, закрыв отделение для перевозки собак, заняла водительское место и завела мотор, отвечая совершенно серьезно:
- Они понимают – решительно всё, Дэн, - правда, вести дальнейшие разговоры со своими собаками пока не стала, ограничившись тем, что посматривала на обоих в зеркало заднего вида. – Что будем искать-то, оружие или наркотики? - уточнила всё по тому же переговорнику.
- Черт его знает Бек, - отозвался командир группы через какое-то время.
- Понятно, - усмехнулась девушка. – Значит, снова по принципу «что найдем».
Такие неопределенные задания никогда особенно ее не радовали: мутные какие-то, странные, информации ноль, достоверных сведений тоже. Дай бог, чтобы не пристрелили никого в процессе операции, и чтобы что-нибудь нашли, конечно, тоже. Никому не хочется подрываться с места ради какой-то там «пустышки», однако исход никогда нельзя предугадать.
В этот раз Бекки кольнуло под ребрами не слишком приятное беспокойство. Ее автомобиль снизил скорость, когда едущая впереди машина оперативной группы вдруг сбросила газ и лениво перевалилась через «лежачего полицейского» при въезде на портовую территорию. Видимо, они уже почти приехали и находятся где-то совсем близко…
***
- Ну что, выходим? - улыбнувшись собакам, Бекки выбралась из машины и вдохнула полной грудью. Прохладный ночной воздух вобрал в себя едва ли не все возможные запахи порта. Овчарки принюхались и оживились, с удовольствием зацокав когтями по бетону, и всё равно неотрывно следили за Бек: что скажет? Что сделает? Какую команду отдаст?
- Место, - велела Уотсон, отходя в сторону на короткий инструктаж и осмотрелась. Действительно Порт. И действительно – тут никак не обойтись без собаки.
- Бек, мы обходим по периметру, зачищаем его. Дальше пускаем в дело твоих собак: ищем оружие, или наркотики. Ясно?
- Предельно, - коротко кивнула Уотсон, подзывая к себе овчарок: - Рой, Джой, ко мне.
Вышколенные псы мгновенно оказались рядом и послушно сели.
- Молодцы. Молодцы, - Бек охотно похвалила и погладила собак, закрепляя на их ошейниках небольшую необходимую аппаратуру – преимущественно переговорные устройства, чтобы можно было в любой момент дать команду на «возвращение» сюда, к этой самой машине, даже если вдруг потеряет их из виду. Порой провернуть такое намного проще, чем лезть в собачью шкуру (и безопаснее, конечно). – База. – Дав обнюхать машину и место, где они стояли, Ребекка несколько раз повторила это слово и придержала собак, дожидаясь сигнала.
Теперь, после небольшой проделанной подготовительной работы можно быть уверенной, что команда «На базу!» заставит собак вернуться именно в эту точку, в случае чего. Естественно, такого случая ей очень бы не хотелось.
Ребекка взглянула на часы: было около девяти вечера, но время тянулось чертовски медленно. Впрочем, она всегда не любила бездействовать и просто ждать, однако сейчас другого выхода ей попросту не оставляли. Работа в команде всегда означает разделение функций между боевыми единицами, и тут каждый обязан четко знать свое место и свои обязанности. Малейший сбой иной раз может обернуться катастрофой – а катастрофы допустить нельзя. Ребекка надела на шею ультразвуковой свисток и беззвучно села на землю, напряженно всматриваясь в темноту и прислушиваясь к ней, к тем звукам, которые оттуда раздавались. Что там, черт возьми, происходит? Что там в принципе должно происходить?

Отредактировано Rebecca Watson (2017-12-26 17:54:46)

+1

3

+

Внешний вид: темный не то водолазный, не то еще какой костюм непонятной темной расцветки из еще менее понятного материала. Причем "носки" к штанам пришиты, а так обуви как таковой нет.
В перспективе с собой, но по факту не очень: где-то в несвоей машине в каких-то кустах есть пакет с одеждой: синий пиджак, белая рубашка, синие джинсы. Там же рядом валяются черные кеды.

Дэниэл закидывает ногу на ногу и, брезгливо морщась, отодвигает на край стола чью-то кружку с недопитым эспрессо. Смотрит на часы, вздыхает. До назначенного времени еще семь минут, и вроде бы надо радоваться, что ты не опоздал, и все хорошо, но ожидание убивает.
    Еще утром неожиданно раздался звонок, в котором сообщили, что сегодня, де, у него “выход в свет”. В сопровождении старшего собрата, разумеется. Какого только не сообщили, так что Дэниэл просто надеялся, что его… напарник(?) располагает большей информацией, чем он сам.
    Минутная стрелка едва касается восьмерки, как из-за беленого угла появляется мужчина в черных поношенных джинсах и непонятного вида темной кофте. В темных волосах - редкие серебряные нити седины, в руках - сверток, мутно-зеленые глаза не выражают решительно ничего.
    Дэниэл вздрагивает и садится ровно, хмурится. Кажется, он видел этого мужчину пару раз, вроде бы он из сектора А, хотя  Дэниэл совсем не уверен.
- Привет, - бросает мужчина, голос у него на удивление приятный, мягкий баритон, и передает сверток, - твой костюм. Переодевайся и идем, лучше пошевелится.
    Дэниэл осторожно берет пакет в руки, встает, разворачивает, недоверчивая заглядывая внутрь пакета. Там лежит что-то непонятно темное, с какими-то непонятными вставками.
    - Спасибо, - кивает Дэниэл, и закрывает пакет, - и привет.
    Мужчина тоже кивает и подбородком указывает на кабинет за спиной Дэниэла. Дверь в него темная, а ручка ужасно захватанная, так и хочется ее протереть. Дэниэл оглядывается неловко, хватает пакет поудобнее и скрывается за этой дверью.
    Кабинет пуст, в нем почему-то отвратительно сильно пахнет табаком, а еще одна лампочка на потолке мигает, хотя все остальные горят ровно.
    Дэниэл разворачивает пакет и достает из него некое подобие комбинезона, чем-о очень похожее на костюм для дайвинга, правда материал какой-то совсем незнакомый. Шершавый и мягкий и словно резиновый одновременно, чуть теплый. Дэниэл морщит нос и нехотя вылезает сначала из пиджака, потом из другой одежды, тщательно складывает в стопочку, влезает в новый костюм - последние детище гениев лаборатории. Смотрит в полупрозрачное отражение в окне, а по впалым щекам начинает ползти ироничная ухмылка.
    Костюм неопределенного темного цвета, не самый приятный на ощупь, да еще и застегивается под самое горло. Дэниэл чувствует себя помещенным в скафандр - его “униформа” напоминает детские колготки, до противного неотвратимо переходящие в водолазку. Подошв нет, и, из интереса наступая на лежащий рядом провод, Дэниэл ощущает его стопой. Секундой позже, из того же интереса, чуть затаив дыхание, проходит через дверцу шкафа.
Проходит.
    Дэниэл выдыхает и собирает одежду в пакет, качая головой при воспоминании о том, сколько времени ушло на этот костюм. Помнится, он даже несколько раз кровь сдавал, и с пару десятков раз на биз проходил через что-нибудь. И даже пару синяков об электронное табло заработал.
    В коридор Дэниэл возвращается молча, но усмехается, закрывая за собой дверь кабинета:
    - Мне бы еще трусы поверх и плащ за спину.
    Мужчина оглядывает его и начинает смеятся, Дэниэл тоже, прижимая ладонь ко лбу, а пакет с вещами - к груди.
    - Это хоть работает все? - уточняет мужчина, в перерывах между приступами смеха.
    - Слава Богу да, - кивает Дэниэл, уже успокаиваясь.
    - Ну, тогда идем, - все еще посмеиваясь, неизвестный сует в руки Дэниэлу какую-то папку и направляется к выходу, - к слову. Допустим, что я Монро.
    “Мерилин”? - ехидно проносится в голове, но на деле же Дэнил просто бросает “Допустим” и открывает папку. Там пара фото - какой-то склад и пара человек.  И пара страниц текста. Дэниэл пробегает по нему глазами, иногда кивая.
    Оружие, подполье, чтобы полиция не узнала. Не то, чтобы Дэниэл был удивлен, но слова “успеть до появления полиции” не смотря на то, что полиция туда на самом-то деле не слишком собирается, если верить сказанному до этого, несколько тревожат. Он даже не обращает, в какую машину садится. Просто садится и все. Монро пристегивается, ухмыляется с водительского сиденья, называет салагой и резко трогается с места.
    Дэниэл даже жалеет, что не успел так быстро пристегнуться.
    - Твоя задача - поболтать с этими парнями и помочь нам перетащить кой-какое шмотье, - напутствует Монро, не отвлекаясь от дороги, - ты не думай, склад мы не выносим. Так, кой че забрать, делов-то.
    Дэниэл кивает, провожая взглядом неоновую выписку какого-то бара, которая почему-то в начинающейся ночи кажется совсем уж яркой. Он слушает Монро внимательно, и пытается рассмотреть все возможные варианты. Их много, так что подумать точно есть над чем.
    - Мы приехали, - Монро отстегивается и выходит из машины.
    Дэниэл выходит следом, и идет почти след в след. Машина оставлена далеко за пределами склада, едва ли не в каких-то кустах, и минут десять молчаливой ходьбы заставляют Дэниэла обернуться назад. Сердце в груди начинает стучать быстрее.
    - Держись за мной, - говорит Монро, заходя в какой-то ангар, словно выросший из-под земли.
    Дэниэл заходит, держится сзади, как и велели. Внутри ангара сумрачно, со всех сторон громоздится что-то: ящики, коробки. Дэниэл брезгливо оглядывается и по краю обходит какую-то непонятную черную лужу.
    - О, а вот и вы! - эмоционально раздается из дальнего угла.
    В снежно-белом свете лампы за столом сидят трое типов неприятной наружности, чуть дальше, между коробками, околачивается какая-то женщина. Дэниэл пробегает взглядом по мужчинам за столом. Косухи, из-под которых выглядывают футболки с, на взгляд Дэниэла, тинейджерскими надписями и рисунками, у одного - тату по самую шею, у еще одного сломан нос, третий же обладатель словно из камня высеченных черт. Красивый как Апполон и с выпендрежной  эмблемой анархии на футболке. Дэниэл кривится и облокачивается на какой-то контейнер и, внимательно вслушиваясь в разговор, переводит взгляд с одного говорящего на другого, лишь иногда переводя взгляд на женщину у коробок.
    Телефон звонит неожиданно, когда Монро с тем анархичным Апполоном почти бьют по рукам, все вздрагивают. Дэниэл напрягается, и, вопреки словам Монро держаться рядом, отходит, возвращается ко входу и чуть приоткрывает дверь. Кажется, там как-то подозрительно шумно.
    Бледнеет.
  - Ты! Какого черты ты ушел!? - между коробками на него несется Монро. Он тоже бледный, и до ужаса сильно сжимает телефон в руке, - планы меняются. Надо вытащить отсюда все по максимуму. Нас кто-то сдал.
    - Не успеваем, - качает головой Дэниэл и тянет дверь на себя, закрывая, - уже приехали.
    Монро чертыхается, понимая, что ситуация еще хуже, чем казалась. Подпольные торговцы оружием полубегом направляются к ним, Монро прижимает палец к губам и идет им навстречу:
    - Пути отхода есть?
    - Вот под тем контейнером
, - женщина указывает пальцем в самый дальний угол, - есть ход. Но контейнер тяжелый, привлечем лязгом внимание, времени будет мало.
    - Нет, если будем двигать не только этот, - Монро поднимает брови и внимательно смотрит на Дэнила.
    Он кивает и снова идет к выходу. Контрабандисты что-то пытаются кричать полушепотом, но Дэниэл их не слышит, он сворачивает в ближайшее ответвление и выходит на улицу сквозь стену ангара. Оглядывается, и бежит к ближайшему. Ныряет в него, бежит опять почти до выхода, а потом через стену и пару десятков метров - в другой. И останавливается, хватаясь рукой за коробку.
    Дверь пытается открыть полиция, негромко лает какая-то собака. Дэниэл перебегает на другую сторону и успевает юркнуть за стеллаж как раз в тот момент, когда двери распахиваются.
    Полиция заходит медленно, Дэниэл глубоко вздыхает и, упираясь плечом в контейнер, сдвигает его с места. Белесые лучи фонариков скользят совсем рядом, Дэниэл слышит приближающийся топот полицейских и стук собачьих когтей по бетонному полу. Ныряет в ближайший контейнер, замирает. Сердце стучит безбожно громко, и Дэниэл понимает, что его самую малость начинает потряхивать.

+1

4

Полицейская операция начинается как обычно, и вроде бы всё по плану, по четко отработанной схеме, которая в один прекрасный момент дает сбой и трещит по швам. Ребекка ждет сигнала от команды, придерживая за ошейники собак, и словно сама ощущает их нетерпение. Ее овчаркам нравится «работать». Для них это игра, в которой псы должны найти свою «цель» и подать сигнал. Они работали не на результат - им нравился сам процесс, и именно поэтому ее собаки – лучшее, что можно найти в кинологическом центре К-9.
Всё было бы проще, если бы сигнал поступил по конкретному ангару, но пока… пока что – увы – приходилось осматривать все, и драгоценное время уходило.
- Бек! – переговорное устройство на ее плече ожило и Бекки нажала кнопку.
- Прием.
- Ситуация сложнее, чем кажется. Ангаров несколько. Спускай своих собак, пусть нам покажут нужный. Всю территорию по периметру нам сейчас не оцепить.
- Принято. - Нажав кнопку еще раз, Бек отключила переговорное устройство и погладила собак. – Ну что, мальчики. За работу?
Прикрыв глаза, сосредоточилась на них и мягко коснулась сознания и воли сначала одного, потом другого, формулируя команды не столько словами, сколько образами. «Обход, Рой. Обход. Чуешь людей – голос. Чуешь оружие – голос. Чуешь наркотики – голос». Такой же набор обозначен для Джоя, после чего Ребекка поворачивает одного пса к крайнему правому ангару, другого – к крайнему левому, отстегивает карабины и коротко командует:
- Работаем. Вперед.
Всё, что нужно, они уже отрабатывали на площадке, и псы прекрасно знали, что делать со зданиями и в чем заключается «обход». Ребекка же перецепила оба поводка к своему поясу и двинулась вперед примерно посредине, так, чтобы не выпускать собак из «поля ощущений» и прислушиваться к своим четвероногим в пассивном режиме просто так, на всякий случай.
Крайний правый ангар ничем Роя не заинтересовал. Пес обежал здание вокруг, по периметру, принюхиваясь в поисках относительно свежих следов пребывания, однако, по его мнению, там не было ничего, что стоило бы его внимания. Крайний справа оказался совершенно пуст и необитаем.
Джою достался крайний левый с затаившимся Дэном внутри, и молодой, горячий пес здесь задержался. Несколько раз обежав ангар, он притормаживал у стен, через которые проходил сверхчеловек ровно в тех местах, где парень это делал, и не мог понять: если след свежий, куда делся человек? Подав голос, как и полагается служебной собаке, он сел на месте и стал ждать. Ребекка не могла проигнорировать такой сигнал.
- Крайний левый ангар, Бек. Крайний левый. Похоже, твой пес что-то нашел, - снова ожило переговорное устройство. Ребекка откликнулась коротким и емким: «Я иду!» - и менее, чем через полминуты, оказалась рядом со своей со своей собакой. Джой вёл себя странно. Сидел у стены и смотрел вверх.
- Похоже след. И видимо, совсем свежий, - проговорила в рацию. – Проверь на всякий случай сам ангар и крышу.
Ведь если есть след, нужно посмотреть, откуда он тянется и куда ведет.
- Принято, – отозвались теперь уже ей, и двери того самого ангара тяжело, со скрежетом, открылись. Замелькали яркие огни полицейских фонарей.
- Молодец, Джой. Молодец, - похвалив свою собаку, Ребекка показала на землю и дала другую команду. – След.
«Ты же можешь понять, откуда он тянется, мальчик?» Пес не заставил себя упрашивать дважды и бодро пошел носом по свежему следу ровно до… другой стены ангара? Бек озадачилась.
- Ну не сквозь стены же он ходит. – Чертыхнувшись про себя, услышала вдруг грохот и гром падающего контейнера из того самого ангара, от которого они как раз и отошли. – Ну-ка идем. Идем!
Свистнув псу, Уотсон быстро оказалась у открытых ворот и заглянула внутрь.
- Случилось что?
- Черт его знает, - ответил Дэн (а это оказался именно он) и выхватил из темноты лучом контейнер, вокруг которого всё ещё оседала пыль. – Ни с того, ни с сего, взял и свалился. Едва успели отскочить.
- Ну-ка, пусть Джой поработает. Возможно, тут есть гости.
Отодвинув напарника в сторону, Бек снова потрепала пса, указала внутрь темного ангара и коротко приказала:
- Джой. Искать.
Пес без лишних звуков растворился в темноте, принюхиваясь к здешнему воздуху, и меньше, чем через пару минут, зарычал, глядя куда-то вверх, где на первый взгляд не было совершенно ничего интересного. Кроме тех же контейнеров. Подойдя ближе, Ребекка приметила ржавую, отвесно вертикальную лестницу, по которой не смогла бы взобраться собака, и кивнула ребятам.
- Проверьте, что там, наверху. – Сама присела рядом с псом, возобновляя близкий контакт и пытаясь понять, что он чувствует и ощущает, что «видит», что говорят ему «запахи»…
Однако идиллия не продлилась долго. Не прошло и десятка секунд, как где-то на улице, на внешнем периметре залаял работающий Рой. Пес добрался до ангара с оружием, и уже по одному только характеру злобного, взрыкивающего лая Ребекка уже поняла, что он «что-то нашел».
- Рой. Рой что-то нашел, - Бек поднялась, теряя интерес к этому ангару в принципе. – Здесь пусто. Может, кто-то был, но скорее всего уже ушел через крышу. Крышу ведь не успели осмотреть?
Кроме того, в конце концов, контейнер мог упасть и сам, если стоял не очень прочно. Так бывает. Остается лишь радоваться, что никто не пострадал.
- Джой, рядом. – Прихватив пса таким образом с собой, Бек быстрым шагом направилась ко второму питомцу: более серьезному, более молчаливому, более «опытному». И потому ему было немного больше «веры» в процессе всех этих операций.
Несколько раз пес пытался обернуться, но «вожаку» перечить не посмел, и потому послушно трусил рядом с Уотсон, чуть приоткрыв пасть и словно «улыбаясь». Несмотря на казалось бы очевидный промах, он знал, что человека он «нашел». Точнее, его след. Странный. Прерывистый. Будто бы проходящий сквозь стены.
На пути у Роя такого препятствия не возникало, и потом «ветеран» полицейских операций справился со своей задачей на все что. Из глубины заинтересовавшего его ангара донесся вроде лязг и скрежет.
- Бек, отзови собак, - командовала здесь не она, но она и не собиралась – пока – кидать своих хвостатых напарников под пули.
- Рой, ко мне! Место. – Овчарка моментально замолчала, развернулась, подошла к хозяйке, цокая когтями по бетонным плитам, и села у ее ноги. Теперь могли работать остальные.
Группа полицейских оцепила ангар по периметру, взяв на прицел возможных входы и выходы, окна и двери. И «переговоры» снова взял на себя Дэн.
- Полиция Нью-Йорка. Вы окружены. Выходите с поднятыми руками, - ожил стандартными для такой ситуации фразами громкоговоритель. И Бек невольно подумалось, как было бы хорошо, если бы одной этой фразой их операции и заканчивались… Так нет же. Такое бывает исключительно в сказках и голубых с розовыми слониками мечтах. Действительность обычно намного более сурова и жестока.
Войти на склад им нужно в любом случае, а хорошие дела, как известно, никогда не делаются ночью. «Еще одно предупреждение – и снова вся надежда на моих собак… придется вновь пускать их в дело», - думала про себя девушка, пока еще отстраненно глядя на всё это действо и выискивая «слабину» - тот самый «проход», через который можно было бы запустить псов внутрь ангара на «разведку». Ведь это не форт нокс. У ангара должно быть хотя бы одно уязвимое место.
- Что с тобой? Ты почему нервничаешь? – отвлек Джой, зарычавший на в темноту как давеча в ангаре, и Бек снова опустилась рядом с ним. – Спокойнее, парень. Спокойнее. Стандартная операция, всё хорошо.
Пока хорошо. Но следом звучит уже второе китайское предупреждение. Еще немного, и штурмуют склад.
- Повторяю: полиция Нью-Йорка. Вы окружены. Выходите с поднятыми руками, или мы будем вынуждены применить силу.

0

5

Сердце стучит почти у горла, сердцебиение набатом отдает в ушах, почти оглушая. Полиция с собаками ходят рядом, Дэниэл слышит шаги, стук когтей по бетону и шипение раций. Он переминается с ноги на ногу, вздыхает и выходит из контейнера. Воровато озирается и затаивает дыхание.
- Полиция Нью-Йорка. Вы окружены. Выходите с поднятыми руками, - слышится из соседнего ангара, словно опускается занавес.
"Ублюдки"
Дэниэл вздрагивает, и опрометью бросается на звук, замирая и прижимаясь к стене, стоит из нее выйти. Вокруг бегают следы полицейских фонариков, и Дэниэл понимает, что еще чуть-чуть - и дверь склада слетит к чертям, и начнется перестрелка. Вдыхает, выдыхает и тенями бежит к окруженному ангару, по красивой дуге огибая полицию. Замирает на мгновение, смотрит прямо на собак и ждет, пока те посмотрят на него. Костюм черный и сливается с тенями, а полиция больше сосредоточена на дальнем ангаре, чем на том что только что прошла. Дэниэл подходит почти близко, одна из собак вскакивает, коротко лает, почти рвется с поводка, и Дэниэл снова кидается к окруженному ангару, вскакивая внутрь, почти освещенный светом почти двух фонарей.
- Я что-то видел, - летит в спину.
- Не сквозь стену же он прошел.
Дэниэл выпрямляется гордо и хмыкает, именно так и произошло, милый. Именно что через стену и прошел.
Он стоит между двумя стеллажами, заваленными какой-то непонятной электрикой. Поднимает бровь и осторожно тыкает пальцем в какой-то прибор. А ведь ему чертовски повезло: стеллажи придвинуты к стене вплотную, попытайся он войти десятью сантиметрами левее или правее - влепился бы в стену, и дай Боже, чтоб не лбом!
В ангаре аншлаг: все полушепотом ругаются, таскают коробки и стараются выглядеть собранными и невозмутимыми. У Монро на скуле алеет свежий синяк, а у “Апполона” рассечена к чертям бровь и кровь уже растрескавшимися потеками запеклась на лбу, виске и щеке. Дэниэл усмехается - подрались! - и тут же сообщает:
- Уходим, сейчас начнут.
Женщина вздрагивает, смотрит на его как на призрака, бормочет “какого черта?” и скрывается в лазе в полу. Монро смотрит на него хмуро, с беспокойством - на дверь, с сомнением  - на собравшуюся компанию, медленно но верно исчезающую в полу:
- Далеко не уйдем.
- Уйдем, - говорит какой-то мужчина со сломанным носом и смотрит внимательно на Дэниэла.
Дэниэл хмурится, смотрит на Монро, видит как тот кивает, направляясь к лазу, и чувствует острую боль в затылке. Делает пару шагов вперед, оборачивается и парирует удар и пропускает следующий:
- Уж прости, парень, ты просто подвернулся.
Голова болит чертовски, да и вцелом ощущение такое, словно Дэниэла сбил грузовик. Ну или как минимум почтовый фургон, потому что Дэниэл лежит на полу, а в глазах все двоится, троится и десятрится, плавает и крутится, и когда его подхватывают под локоть, усаживая, мир просто тонет во тьме.  А когда зрение возвращается, Дэниэл понимает, что смотрит почти в дуло пистолета, а вокруг стола, за котором сидел “Апполон” ни одной коробки, да и людей тоже нет уже. Даже полиция не зашла еще, только этот со сломанным носом и Дэниэл, которому, оказывается, успели связать руки.
- Только умоляю, не рыпайся, тебе все равно сейчас лучше, чем мне, - почти просит мужчина, рывком поднимает Дэниэла на ноги, почти тут же прижимая дуло к виску, и кричит полиции за дверями ангара, -  Черта с два я вам сдамся так просто!
Дэниэл закрывает глаза  дышит под счет, пытаясь понять, сможет ли он пулю сквозь мозг пропустить?  Ему почему-то не страшно. В крайнем случае этот парень прав: Дэниэлу лучше, чем ему. Дэниэл знает, где этот чертов ход, и чтобы попасть в него, ему не нужны ни ключи, ни пространство.   Лишь был бы момент.

+1

6

«Нервы у всех на взводе, даже у собак», - думает про себя Ребекка, уверенно и успокаивающе поглаживая пса, чтобы переключить его внимание. При штурме ей делать нечего, соваться под пули ни ей, ни ее команде высококвалифицированных «носиков» – не позволят. А вот когда откроют дверь – тогда и начнется ее с собаками настоящая работа. И Ребекка ждет, полностью соблюдая субординацию, отнюдь не ожидая того, что ситуация осложнится.
- Повторяю: выходите с поднятыми руками! – В третий раз звучит предупреждение, после которых и начинаются основные осложнения. Изнутри по-прежнему доносилось какое-то движение и приглушенные звуки голосов. Группа захвата передернула затворы оружия, готовясь к силовому проникновению на территорию.
«Штурмуем», - решает командир, поднося переговорное устройство к губам и почти давая команду к наступлению/захвату/зачистке объекта и неожиданно слышат голос:
- Черта с два я вам сдамся так просто!
Невербальная команда меняется: появляется знак снайперам занять места на соседних ангарах, чтобы разглядеть происходящее в оптику. 
- Сдавайтесь, вы окружены.
«Господи, ну до чего же туго до людей доходит», - думает тем временем изрядно заскучавшая Бек. – «Всё равно закончится всё одним и тем же. И все мы отлично понимаем, чем именно».
- У меня заложник. Я убью его!
Приглушенное ругательство. Бек редко матерится, но теперь… 
- Что там с периметром? Есть возможность запустить в ангар собаку? – Ее спокойным, уверенным, собранным голосом оживают переговорные устройства товарищей. Порой в работе она не узнаёт сама себя. 
Приказав Джою не двигаться с места, Ребекка забирает Роя на короткий поводок и подходит к переговорщику, коим одновременно является командир спецгруппы. 
- Держи его, - кивает на ангар. - И отвлекай. Я попробую поработать с Роем. 
Понимающий взгляд, и снова оживает переговорное устройство. На этот раз – её собственное. 
- Дальний край левой стены, есть выход вентиляции. Подойдет? 
- Идем, - откликается Бекки и трусцой направляется к дальней стене ангара вместе с псом. Он проходил особую подготовку. Она работает не только по розыску, следу и «носом». Он – «универсал», пригодный как к патрульной службе, так и к сложным операциям вроде этой. Он знает, как обезвредить человека с оружием… А если не знает он – поможет Бекки.
- Мы слушаем ваши условия, - раздается за ее спиной, и Ребекка ускоряет шаг: у них слишком мало времени на всё. В означенном месте ее ждет боец и – обещанная вентиляционная решетка. Высоковато, на уровне почти двух человеческих ростов, однако всегда можно приспособить лестницу. Или несколько досок… И прикидывая размеры… Здание промышленное, туда даже она при желании заползет на четвереньках, если вытащить решетку вместе с коробкой вентилятора. А вот что дальше?..
Она пока еще понятия не имеет. Лишь слушает переговоры о том, как снайпер с крыши соседнего ангара подтверждает наличие заложника. 
- Снимай, - коротко кивает, потому что знает, что нужно попробовать. – И по возможности бесшумно, - просит, в свою очередь, опускаясь на корточки рядом псом и настраиваясь на очень плотную работу с ним. Пытаясь без слов поговорить с псом  и объяснить, что нужно. 
Полицейские за ее спиной кооперируются, прикатывают откуда-то железную бочку, кладут сверху несколько деревянных досок и за несколько минут расчищают вход в вентиляционную систему. Бекки встает и «запускает» Роя. 
- Ап, - команда звучит больше для посторонних ушей. Овчарка без видимых усилий парой прыжков забирается наверх и начинает движение по вентиляционному проходу. И следом – рвется Бекки. После следующей ее фразы становится даже понятным, зачем: 
- Дай что-нибудь решетку – решетку снять с той стороны. – И скептически смотрит на его руку. – Да не снаряд же! Если там что-нибудь взорвется, убьют человека. Палку. Железный прут. Доску в конце концов!
Перехватив железный прут (подозрительно похожий на воровскую фомку, однако это уже детали) Ребекку подсаживают. Отдав бойцам приказ вернуться на позиции, девушка тоже оказывается в вентиляционной трубе, наверху, и какое-то время ползет по ней вслед за Роем. Проход им действительно преграждает решетка, привинченная уже с внутренней стороны ангара, но… Лишь бы располагалась она в нужном месте ангара и была бы хоть чем-то прикрыта. 
Часть трубы уходит направо, и Бек переключается на зрение своего пса. 
Через решетку в черно-белом свете виден стеллаж с какой-то электроникой. И звучат голоса. Точнее, пока что один голос. Судя по эху, преступник находится где-то недалеко. Выждав с десяток секунд, удалось увидеть даже его голову, маячившую где-то за стеллажом. По счастью, стеллаж и прочие вещи неплохо закрывали вентиляционную трубу от него… Это хорошо. Кроме того, он к ним стоит спиной, и Бек решает всё-таки рискнуть. 
- Внимание. Минутная готовность, - тихо передает своим, осторожно просовывая свое орудие между стеной и решеткой вентиляции. Как при этом Бек умудрилась развернуться – не до конца понятно ей самой. Однако чуть потеснив пса в проходе, Бек вытянула ногу, примеряясь, и в следующий момент со всей возможной силы двинула по ней, одновременно надавив весом на прут. 
Вентиляционная решетка с коротким криком раненой птицы падает за стеллажом за спиной преступника. А Бек… Бек снова переключается на свою собаку, и дело осложняется тем, что на этот раз она не видит его. «Вперед, Рой. Вперед. Осторожно. По верхней полке стеллажа. И тихо». Почувствовав, что проход свободен, выдавливает себя из вентиляционной трубы и спрыгивает вниз… оказываясь лицом к лицу с преступником и конечно же сразу поднимая руки.
- Спокойно, - говорит, стараясь оценить обстановку должным образом и не делать резких движений. – Я одна. 
«И вытащить оружие не успею». Она одна, а пес затаился наверху. И хочется надеяться, преступнику не хватит соображалки поднять голову вверх, чтобы его увидеть.

0


Вы здесь » THE NEW PEOPLE: EVOLUTION » Флешбэки » Catch me if you can


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC